Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эпидемия вируса острого респираторного синдрома


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют медицинский обозреватель Радио Свобода профессор Даниил Голубев и корреспондент РС в Италии Ирина Стоилова.

Андрей Шароградский: Практически каждый день приносит сообщения о новых жертвах так называемого острого респираторного синдрома, получившего распространение, в основном, в азиатских странах. О том, можно ли считать эту загадочную болезнь, которую еще называют атипичной пневмонией, угрозой, сходной по масштабам с той, которую представляет СПИД, я беседовал с профессором Даниилом Голубевым.

Господин Голубев, исходя из сообщений, касающихся распространения острого респираторного синдрома, можно уже с уверенностью говорить, что мы имеем дело с эпидемией мирового масштаба?

Даниил Голубев: В общем, да. По определению доктора Джулии Гербертинг, это директор CEC, центра по контролю за заболеваемостью в Атланте, это глобальная эпидемия, имеющая тенденцию к распространению. Слово "мировая" заменено словом "глобальная", а в сочетании со словом "эпидемия" это как раз то, о чем вы спрашиваете.

Андрей Шароградский: А скажите пожалуйста, насколько, с точки зрения врачей, велики темпы распространения вируса, насколько характерны способы переноса с континента на континент этого вируса?

Даниил Голубев: Каждое заболевание имеет свои пути распространения и свои темпы переноса. Тут у нас такие цифры: на 26-е марта в 14 странах зарегистрировано 1300 случаев с 50 смертельными исходами, 27-го уже 1408, 30 марта - более полутора тысяч, и умерло 54 человека. Темпы значительные, но они, конечно, не идут ни в какое сравнение с тем, что происходит при пандемиях гриппа, на которые, в общем, эта инфекция похожа. Там возникшие пандемии, в том же Гонконге, в том же Сингапуре, распространялись по миру в 1957-м и 1968-м году с куда большей скоростью и куда большим количеством патологических и тяжелых осложнений, включая смерти. Тем не менее, эти темпы внушают, конечно, тревогу, поэтому и выражение - "глобальная эпидемия, имеющая тенденцию к распространению".

Андрей Шароградский: Господин Голубев, ведь говорилось, что вирус обнаружен, он определен, выходит, уже скоро болезнь может стать излечимой?

Даниил Голубев: Во-первых, выделение вируса, идентификация вируса, даже абсолютно точная, окончательная, вовсе не означает, что с этим вирусом легко справиться. Позвольте напомнить, что вирус гриппа был выделен в 1933-м году, однако, с ним до сих пор продолжаются каждый год весьма неравные битвы, потому что ограничить эпидемии, не говоря уже о пандемиях, не удается. То же самое с возбудителем СПИДа - вируса иммунодефицита человека - он открыт в 1981-м году, в 1982-м, считайте, и до сих пор с ним идет сражение. Здесь же ситуация еще более непонятная. Поначалу казалось, что это разновидность гриппа, тем более, что Сингапур, Гонконг - это места, где по каким-то, для нас непонятным, причинам вызревают новые пандемические вирусы гриппа и периодически обрушиваются на человека. Поэтому первая мысль, которая приходит в голову специалисту, когда речь идет о Гонконге или Сингапуре, что это новый вирус гриппа. И даже было высказано предположение, что это атипичный вирус гриппа Б. Это не подтвердилось. Второе сообщение было из Гонконга и подтверждено в Германии - о том, что это парамиксовирус, который увидели при электронно-микроскопическом изучении. Это семейство вирусов, куда входит корь, свинка, парагриппозные вирусы, но и это не получило подтверждения. Последние сведения из центра по контролю за заболеваемостью в Атланте свидетельствуют о том, что это разновидность "ком ин колд", то есть, инфекционная простуда, которая вызывается риновирусами и короновирусами, но вот специалисты CЕC в Атланте говорят, что это разновидность короновирусов. Но от этого не легче. Это только говорит нам о принципиальных путях подхода к попыткам, я бы сказал, бороться с этими инфекциями, потому что против этих инфекций - и короновирусов, и риновирусов - нет ни вакцин, ни специфических, химиотерапевтических средств, по крайней мере, на сегодня. И их быстро не создать.

Андрей Шароградский: Господин Голубев, скажите, а насколько действенны традиционные методы профилактики вот такого рода заболеваний, скажем, изоляция людей, ношение масок?

Даниил Голубев: К сожалению, ничего кроме карантинизации и прекращения полетов, распространения людей вместе с инфекцией и ношения масок, чтобы предотвратить заражение одного человека от другого, сегодня, пожалуй, в отношении этих загадочных пневмоний придумать нельзя. Если говорить об эффективных методах профилактики, то это вакцинация, но для этого должна быть вакцина - ее нет. Или - активная химиопрофилактика, химиотерапия, но их мало, противовирусных препаратов, но они есть. Например, при герпетичесской инфекции эффективен ацикловир, при гриппе - ремантодин, ничего подобного в отношении короновирусов или риновирусов наука не знает, и поэтому остается только то, о чем вы говорите - это карантинизация, кстати сказать, тысячи людей находятся в карантине в Сингапуре и в Гонконге, и во Вьетнаме, уже тысячи, и уменьшение контактов между людьми. К счастью, это не очень заразная болезнь. Опять-таки, если сравнивать с гриппом, то летучесть вируса не идет ни в какое сравнение с тем, что здесь имеется, когда необходим персональный контакт больного со здоровым, поэтому маска, конечно, защищает, и прекращение контактов между людьми, или уменьшение контактов, является методом защиты. Скорее, тут заразительность такая, как при коклюше, когда нужно, извините за грубое выражение, переплюнуть инфект от одного человека, или от одного ребенка к другому, прямо, непосредственно, а так, по воздуху, они не летают. Все равно это инфекция, и рост инфекционной пораженности большой, и опасность велика.

Андрей Шароградский: И последний вопрос: может ли этот вирус быть делом рук человеческих?

Даниил Голубев: Маловероятно. Вот эти вот РНК-содержащие вирусы будем говорить так, и парамиксовирусы, и риновирусы, и короновирусы, во-первых, их очень трудно сделать. В своем естественном виде они недостаточно вирулентны. Ну, что такое для биологических террористов 54 смерти за несколько недель во всем мире - это не их масштабы. Поэтому - маловероятно. Хотя вот то обстоятельство, что инфекция явно родилась в провинции Гуандун в Китае, и началась там уже в ноябре месяце, и с тех пор они не давали никаких сведений о ее распространении, наводит на некие мысли о том – что, собственно говоря, тут было прятать? Но я думаю, что это все-таки не так, и человечество столкнулось просто с новым видом инфекционного агента, который пока еще является вещью в себе.

Андрей Шароградский: Одним из скончавшихся от острого респираторного синдрома стал лауреат Нобелевской премии, создатель международной организации "Врачи без границ" итальянский врач Карло Урбани. Урбани, который одним из первых обнаружил новый вирус, умер в минувшую субботу в Бангкоке. Слово нашему корреспонденту в Риме Ирине Стоиловой:

Ирина Стоилова: Карло Урбани стал первым в мире врачом, обнаружившим вирус атипичной пневмонии, которая лишила жизни уже десятки людей. Вот уже три года, как он работал во Вьетнаме в качестве эксперта Всемирной организации здравоохранения, и там впервые поставил диагноз синдрома острой респираторной инфекции у американского бизнесмена, помещенного в больницу в Ханое. До последнего момента Урбани работал над тем, чтобы ограничить распространение смертельно опасного вируса. После того, как у самого Урбани появились симптомы этой болезни, он был перемещен для лечения в Таиланд в надежде спасти его жизнь, что, однако, не удалось. 57-летний итальянский врач скончался в субботу в Бангкоке.

Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения отметил, что своевременное выявление доктором Урбани острого респираторного синдрома помогло начать широкие медицинские обследования по всему миру и выступить с глобальным предупреждением для медиков и правительств по поводу новой смертельной инфекции. По словам руководителя организации, благодаря доктору Урбани многие зараженные были изолированы вовремя и помещены в карантин, что замедлило распространение эпидемии.

Итальянский врач, сам ставший жертвой своего научного открытия, посвятил всю свою жизнь работе над помощью людям из более отсталых стран мира, еще в юности он участвовал в миссиях медицинской помощи странам Центральной Африки. После первых его успехов в области инфекционных заболеваний Карло Урбани отказался от предложения занять пост главного врача одной итальянской больницы со словами: "Я не бюрократ, я врач". Долгие годы он работал на международную организацию "Врачи без границ" и стал лауреатом Нобелевской премии мира в качестве председателя итальянского отделения организации. По рассказам итальянских газет, после вручения Нобелевской премии в 1999-м году вместо того, чтоб присутствовать на официальном ужине, Урбани предпочел участвовать в проходившей тогда в Осло демонстрации протеста перед посольством России по поводу войны в Чечне. Урбани всегда выступал в защиту страдающих и в своем последнем интервью он критиковал крупные фармацевтические фирмы Запада за то, что они сосредотачивают свое производство и исследования на удовлетворении спроса богатых клиентов больше, чем на производстве жизненно необходимых лекарств от болезней, от которых страдают люди третьего мира.

Похороны Карло Урбани состоятся на днях в его родном городе неподалеку от Анконы. Министр здравоохранения Италии называл Карло Урбани примером человека, пожертвовавшего себя во имя науки и любви к ближнему.

XS
SM
MD
LG