Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансирование науки и образования – забастовка французских ученых, проблемы их британских и российских коллег


Программу ведет Кирилл Кобрин. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Наталья Голицына, Семен Мирский и Александр Костинский.

Кирилл Кобрин: Во Франции продолжается забастовка ученых и работников научных заведений, протестующих против недостаточного, с их точки зрения, государственного финансирования. Это событие сначала привлекло внимание журналистов, но уже через несколько дней интерес к акции ученых значительно упал. Между тем, эти события вновь ставят вопросы государственного финансирования образования и науки, и особенно способов и путей такого финансирования. Сначала послушаем репортаж парижского корреспондента Радио Свобода Семена Мирского:

Семен Мирский: "Спасем науку" - этот необычный лозунг можно видеть сегодня написанным метровыми буквами на транспарантах, растянутых вдоль фасадов парижских домов и зданий многих городов провинции. Судьба научных учреждений Франции, финансирования научных лабораторий и институтов, действующих в этой стране, никогда еще не являлись предметом столь пристального внимания и столь неконвенциональных акций протеста, как в последние дни и недели. Кульминационным пунктом выступлений в поддержку увеличения научных бюджетов стал коллективный и демонстративный уход в отставку 9 марта начальника лаборатории и сотрудников научно-исследовательских институтов страны. Причин для этого шага много, но главная причина все-таки одна: в науку, - предупреждают французские ученые, - вкладывается слишком мало средств, и если ситуация не изменится, то научно-исследовательской работе в этой стране грозит неминуемый застой, а утечка мозгов, главным образом в США, может обернуться настоящей национальный катастрофой.

Но действительно ли все так плохо в области финансирования научно-исследовательской работы во Франции, владеющей таким мощным храмом науки, каким по идее является знаменитый CNRS - Национальный центр научных исследований, в котором работает 26 тысяч человек, бюджет которого в текущем году превышает 2 миллиарда евро, в котором ежегодно проходят научную стажировку 5 тысяч исследователей из 50 стран мира. На бумаге все это выглядит весьма импозантно. Министр научных исследований, известная космонавтка Клоди Эньере, чье министерство финансирует и курирует упомянутый CNRS, премьер-министр Рафаррен, а сейчас и сам президент Ширак, выступивший в среду со специальным заявлением о мерах по улучшению ситуации в области научных исследований, убеждают коллективы ученых, а заодно и общественность, что они работают, не покладая рук, для того, чтобы французская наука не потеряла свое достойное место. Жан-Пьер Рафаррен заявил во вторник, что к 2010-му году на долю науки будет ежегодно выделяться не менее 3 процентов суммы общенационального продукта.

Ученые со своей стороны говорят, что речь идет о капле в море, что без коренного исследования роли и места научных исследований в жизни страны, без выделения средств, позволяющих науке в этой стране не топтаться на месте, а идти вперед, они не прекратят своих акций протеста. Самое примечательное то, что в этом широком движении участвуют не только низы, не только рядовые члены научного истеблишмента Франции, но в еще большей степени ученые верхнего эшелона. Тот факт, что порожденный акциями протеста национальный инициативный комитет по разработке предложений в области научных исследований возглавили президент и вице-президент французской Академии наук профессора Этьен Эмиль Болье и Эдуар Брезен, и последние заявления Клоди Эньере, Жана-Пьера Рафаррена и президента Ширака укрепили ученых в их уверенности в том, что избранный ими путь протеста уже начал приносить плоды.

Кирилл Кобрин: А в Великобритании недавно был принят крайне непопулярный закон о повышении платы за обучение в университетах. В то же время, в представленном вчера бюджете страны предполагается сократить 40 тысяч госслужащих, с тем, чтобы освободившиеся средства направить на развитие школ и больниц. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына:

Наталья Голицына: Обещание улучшить систему британского образования, в частности университетского, явилось одной из причин победы лейбористской партии на парламентских выборах. Это пункт записан в ее предвыборной программе, и премьер-министр лично курирует это направление. Финансирование и реформа образования давно стали излюбленным объектом критики со стороны оппозиционной консервативной партии. Именно поэтому в только что объявленном государственном бюджете на будущий финансовый год столь много внимания было отведено образованию. В своем изложении бюджетного плана министр финансов Великобритании Гордон Браун объявил, что государственное финансирование образования на будущий учебный год повышается на 3,6 процента. В 2007-м году оно составит 77 миллиардов фунтов (в нынешнем году 59 миллиардов). Сейчас Великобритания тратит на образование 5,6 процента своего внутреннего валового продукта. В Англии на каждого ученика и студента затрачивается в среднем 4500 фунтов в год. И, тем не менее, британские университеты жалуются на недофинансирование их учебных и исследовательских программ. Английским университетам, по их подсчетам, на покрытие всех расходов не хватает 8,7 миллиардов фунтов в год. Руководство большинства университетов критикует недавний закон о повышении платы за обучение до 3000 тысяч фунтов в год, начиная с 2006-го года, полагая, что эта мера способна принести в университетские бюджеты не более 7-8 процентов необходимых им средств.

Повышение платы за обучение в университетах вызвало бурные дебаты в парламенте и кризис в лейбористской партии - более 150 парламентариев от правящей партии выступили против этой меры. Однако правительству удалось продавить в палате общин свой законопроект, согласившись, правда, пойти на некоторые уступки. По новому закону, малоимущие студенты (если годовой доход их семей не превышает 10 тысяч фунтов) будут освобождаться от платы за обучение. Кроме того, студенты смогут учиться в долг, с тем, чтобы возвратить долги университету после окончания учебы; выплата долга начнется с момента, когда зарплата бывшего студента достигнет 15-ти тысяч фунтов в год. Одна из проблем университетского образования – продолжающийся уже десять лет спор между так называемыми старыми и новыми университетами. Дело в том, что после 1992-го года большинство политехникумов и институтов было переименовано в университеты, и преподавательские оклады в новых университетах значительно ниже зарплаты их коллег в Оксфорде и Кембридже. В феврале этого года один из профсоюзов работников высшей школы призвал своих членов к проведению однодневной забастовки, в которой приняли участие около 40 тысяч преподавателей и исследователей.

Кирилл Кобрин: В России ситуация с государственным финансированием образования и науки остается крайне тяжелой. В то же время, Госдума приняла в первом чтении законопроект, запрещающий бюджетным образовательным учреждениям пользоваться банковскими кредитами. С подробностями корреспондент Радио Свобода Александр Костинский:

Александр Костинский: Законопроект Государственной Думы, когда он станет законом, фактически запрещает образовательным учреждениям брать кредиты. Законодатели считают это решение сугубо техническим согласованием. Но запрет на кредиты, например, серьезно затронет проведение олимпиад и других школьных мероприятий. Вот мнение Григория Кондакова, заместителя директора филиала дворца детского и юношеского научно-технического творчества на Воробьевых горах, преподавателя спецкурсов математики лицея "Вторая школа" и гимназии 1543 города Москвы.

Григорий Кондаков: Образовательные учреждения, которые проводят различные мероприятия, конференции, олимпиады, и так далее, для них это, конечно, затруднит очень сильно работу, потому что очень часто для них государственное финансирование приходит значительно позже проведения мероприятия. И одна из возможностей сделать мероприятие, нормально его провести - взять кредит и вернуть его, когда деньги придут из бюджета. Дело в том, что бюджет требует, чтобы акты по мероприятию и все прочее были сданы до того, как получено финансирование. То есть, это сейчас государственный подход. К сожалению, очень часто сначала мы проводим мероприятие, а потом получаем средства за его проведение. Как обходить эту ситуацию, как продолжать работать в таких условиях – не очень понятно.

Александр Костинский: А насколько это задевает общую деятельность школ по их финансированию, это относится к основным проблемам школы, или нет?

Григорий Кондаков: Я думаю, что это не самая главная проблема с точки зрения финансирования школ, как мне кажется, гораздо более существенно то, что касается оплаты учителей. У нас очень снизились уровень и качество образования, нам много где не хватает учителей, просто потому, что зарплаты учителей отстают очень сильно от зарплат других сотрудников, работников, и поэтому молодежь, в частности, практически не идет работать в школу, это исключение. У нас очень постарел возраст учителей, и есть гораздо более важные проблемы, надо просто поднять престиж профессии, повысить зарплаты учителям.

Александр Костинский: А возможно ли в нынешней экономической ситуации их повысить? Какие есть пути, механизмы, какие могли бы экономические механизмы предложить те же законодатели?

Григорий Кондаков: Либо эту проблему решает государство, и тогда оно само диктует условия, по которым это делается, либо государство просит помочь тех же родителей, которые с помощью общественных организаций, через муниципальные образования, могли бы влиять на фонд зарплаты труда, и можно перестраивать школу в этом направлении, более активно используя родительские средства. Но пока мы заявляем, что у нас образование абсолютно бесплатное, мы, к сожалению, должны мириться с тем, что его качество будет падать.

Александр Костинский: Вы говорите, что хорошему учителю надо платить, и если родители не против, допустим, собирать какие-то деньги и платить за урок больше, чтобы привести хорошего преподавателя, то греха нет, но, как я понимаю, нет механизмов легальной оплаты такого учителя?

Григорий Кондаков: Я, по крайней мере, не знаю, как бы этот механизм мог работать в рамках просто государственного финансирования школы, для этого нужно создавать все-таки новые модели. Так или иначе, иногда привлекаются негосударственные фонды, которые помогают школам, но это не происходит в рамках основной модели финансирования школ.

XS
SM
MD
LG