Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Вильнюсе начался судебный процесс над французским рок-музыкантом Бертраном Канта, обвиняемом в убийстве актрисы Мари Третиньян


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ирина Петерс и Дмитрий Савицкий и литовский публицист Пранас Моркус.

Дмитрий Волчек: 16 марта в Вильнюсе начался судебный процесс над французским рок-музыкантом Бертраном Канта, обвиняемом в убийстве актрисы Мари Третиньян. В зале присутствуют родственники погибшей и обвиняемого, множество репортеров, в первую очередь французских, а интересы сторон защищают сильнейшие адвокаты Литвы и Франции.

Ирина Петерс: На стороне семьи Третиньян выступает настоящий тяжеловес французской адвокатуры Жорж Киежман, адвокат Миттерана и его личный друг. Вес такой фигуры плюс авторитет клана Третиньян не позволяют усомниться в жестком решении суда относительно окончательного приговора Бертрану Канта, для поддержки которого в Вильнюс приехали не только его жена Кристина и дети, но и в полном составе музыканты группы Noir Desir, солистом которой был Канта.

Напомню хронологию драматичных событий июля прошлого года. Тогда известная французская актриса Мари Третиньян получила смертельное ранение во время ссоры на почве ревности с Бертраном Канта в одной из вильнюсских гостиниц и умерла в результате полученных тяжелых травм головы в Париже первого августа, не приходя в сознание. В рапорте экспертов отмечается: причиной смертельных ран являются 19 ударов, в основном в голову. Сам Канта, содержащийся все это время в вильнюсской тюрьме, никогда не отрицал своей вины в гибели актрисы, однако утверждает, что это не было предумышленным убийством. В его организме было установлено наличие алкоголя, однако не превышающего норму, позволяющую в Литве садиться за руль автомобиля.

Мари Третиньян, дочь легендарного французского актера Жана-Луи Третиньяна снималась в телесериале "Колетт", режиссером которого была ее мать Надин Третиньян.

Итак, после слушания свидетелей, прокурор Владимир Сергеев, обвинив Канта в непредумышленном убийстве, а также неоказании помощи раненой Мари, предложил срок наказания в 9 лет. Государственный обвинитель не стал предлагать максимальный срок - 15 лет, указав на смягчающие обстоятельства: Канта признал свою вину, ранее не был судим, не имел проблем с психикой, раскаивается в содеянном, упомянул он и о большой известности музыканта во Франции.

Речь матери погибшей Надин Третиньян произвела на публику большое эмоциональное впечатление. Срывающимся голосом она говорила, что не верит в раскаяние Канта. "Если бы в нем присутствовала жалость, - сказала она, - он бы остановился после первого же удара и позвал на помощь. По его вине теперь двое его детей стали детьми убийцы, а четверо детей Мари свою мать не увидят уже никогда. Я каждый день, - подчеркнула Надин Третиньян, - думаю о тех женщинах, которые, быть может, в эту минуту умирают от ударов мужчин. Я говорю от имени всех женщин мира: ни один дикий зверь не убивает себе подобного", - так закончила свое выступление в вильнюсском суде Надин Третиньян.

Защитник обвиняемого адвокат Папиртис утверждал следующее: "Суд не то место, где должна совершиться месть. Жажда мести не доводит до добра. Суть трагедии в том, что отношения бурно выясняли два человека с южным темпераментом, к тому же люди неординарные. Бертран Канта действительно ревнив, но он не хотел намеренно убивать любимую женщину, ради которой оставил семью и детей", - сказал адвокат Папиртис. Кстати, если адвокаты обвиняемого добьются смягчения, то он будет осужден за лишение жизни по неосторожности. За это законом предусмотрено лишение свободы на срок до четырех лет.

Теперь о выступлении адвокатов семьи Третиньян. Казимирас Матека заявил: "Несмотря на заявления подсудимого, что это несчастный случай, материалы дела свидетельствуют о том, что Мари была убита косвенно-умышленно. Разве у нормального образованного мужчины может возобладать на всем дикая ревность?" - риторически вопрошал у присутствующих Матека. Адвокаты семьи Третиньян возмущаются тем, что подсудимый вместо того, чтобы в свое время вызывать "скорую помощь" для избитой подруги, имел наглость звонить ее бывшему мужу и выяснять отношения. Кстати, все три супруга Мари Третиньян сидят в зале вильнюсского суда рядом. "Такое поведение - это трусость, прикрытие своей вины. А тот удар, который Бертран Канта нанес Мари по лицу с такой силой, что сломал лицевую кость, я бы сравнил с контрольным выстрелом", - так закончил свою речь Кизимирас Матека.

Комментарии публициста Пранаса Моркуса, он сравнивает проявление бурных, но искренних страстей французской драмы с лицемерием политиков, замешенных в скандале с литовском президентском.

Пранас Моркус: На вильнюсском, если шире - литовском поле, суд на Бертраном Канта кажется игрушечным. Все просто и ясно: убийца сознается в содеянном, кается, просит прощения у родных и близких его жертвы. Мать убитой отвергает эту мольбу, она продолжает жить ненавистью к виновнику, как бы ни был приговор, она подаст апелляцию и будет требовать более высокой меры наказания. Большую часть времени, прошедшего с той роковой ночи, заняли обмены посланиями между литовским и французским правосудием, да время на переводы. В зале сидят отцы детей погибшей актрисы, все как один похожи на того, кого судят. Для французов интересно и то, что драма развернулась в экзотической восточной стране. Ее действующие лица - знаменитости, отсюда и раздуваемый вопрос: как же там было на самом деле? Зачем им это знать? Для нас Бертран Канта симпатичен тем, что говорит правду, не изворачивается, очевидно также, что он страдает. Мы не избалованы такими людьми. Длящаяся полгода наша попытка освободиться от отрицающего реальность президента подвергла нас мучительному испытанию: день за днем видеть на экране лица лгущих, изворачивающихся, бесчестных людей.

Ирина Петерс: Французских репортеров в Вильнюсе нынче много как никогда. А каков интерес к процессу в самой Франции?

Дмитрий Савицкий: Тема Мари Третиньян и Бертрана Канта идет в самом начале информационных программ. Мнение публики - тех, кто сидит в кафе и обсуждает этот процесс, что семья Третиньян выиграет, что Канта будет осужден на 15 лет. Это трагедия современных любовников, как ее можно расследовать? Люди из кругов кинематографических говорят, что они оба пили, оба принимали наркотики. Все, что во Франции хорошее, все, что держится на культуре и в традиции - это большая семья. Вот это все исчезло. Семьи отделились, произошла атомизация семьи. Семья расщепилась на маленькие пары и уже не было того, что могло их держать вместе, склеивать, они стали быстрее распадаться. Распавшись, она создает энергию неустойчивости колоссальную.

А другое дело - это нравы нашего киномира, это игра в звезды, вседозволенность, свободные связи, к сожалению. Человеческий интерес во всех странах проявляется к таким семейным драмам. Каждый человек переносит на себя возможности преступлений по страсти, страх наказания в человеке играет, неравная борьба между кланом Капулетти и Монтеки. Конечно, внимание в большей степени сосредоточено на госпоже Третиньян, которая заявила, что 15 лет - это было бы лучше, сказав, что если это любовь, любовь не убивает. Понятно эмоционально, но исторически, культурно, как мы знаем, неоправданно, потому что именно любовь часто убивает. Эрос и Танатос они находятся абсолютно рядом.

Ирина Петерс: Итак, разбирательство "преступления страсти" перешло в главную стадию. Суд рассматривает все "за" и "против". Приговор Бертрану Канта будет объявлен 29-30 марта. Однако суть трагедии ясна всем и горька. История Бертрана и Мари, их любовная лодка разбилась о страсть, которая часто бывает губительна. Современный человек, с легкостью отказываясь от ценностей семейных уз, порой демонстративно меняя их на легкие отношения, становится заложником собственной ревности, которую отменить невозможно. И чем сильнее эта страсть, тем страшнее бывает плата за нее.

XS
SM
MD
LG