Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Всемирный форум по проблеме воды, стихийных бедствий и изменения климата


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют: руководитель российской климатической программы Всемирного фонда дикой природы Алексей Кокорин, профессор университета Дюкесне в Питтсбурге Хайнц Махацке, президент Института Регулятивной Науки в городе Александрия Алан Могисси и корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Андрей Шароградский: 16 марта в Японии открывается третий Всемирный форум по проблеме воды. К этому форуму международный совет по проблемам воды выпустил специальный доклад о нарастающих в последние годы стихийных бедствиях, вызванных изменениями климата: это прежде всего наводнения и засухи, и, как следствие этого, голод и болезни. Одни ученые предупреждают, что человечество может столкнуться с еще большими опасностями, если не будут приняты меры по стабилизации климата и оздоровлению окружающей среды, а другие не видят достаточно убедительных доказательств ухудшения ситуации. Об этом с американскими экспертами беседует наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов:

Ян Рунов: Экономические потери из-за климатических изменений и наводнений выросли раз в 10 за последние 50 лет, говорится в сообщении для прессы Секретариата Третьего Всемирного Форума по проблемам воды. И далее: "Климатические изменения заметны по более интенсивным сезонам дождей, все более продолжительным засушливым периодам, более сильным штормам и повышению уровня моря. Но самыми заметными проявлениями изменения климата являются более катастрофические наводнения и засухи. С 1971-го по 1995-й годы наводнения отразились на жизни полутора миллиардов человек по всему миру. За этот период времени 318 тысяч человек погибли и 81 миллион человек лишились жилья". Проблема климата и воды - основные темы обсуждений на предстоящем Третьем Всемирном Форуме по проблемам воды. Ожидается, что на форум в японский город Киото съедутся до 10 тысяч представителей правительств, международных, общественных организаций, экспертов по проблемам промышленности, воды, климата. Форум продлится с 16 по 23 марта и станет кульминацией объявленного ООН "Международного Года Пресной воды" и "Всемирного Дня Воды 22 марта".

По поводу самого проведения Форума и проблем, предложенных для обсуждения, существуют разные мнения. Вот наиболее типичные.

Первым мы попросили высказаться профессора университета Дюкесне в Питтсбурге, штат Пеннсильвания, Хайнца Махацке.

Хайнц Махацке: На мой взгляд, судя по научным данным, собранным в разных странах мира многими учеными, мы, действительно, столкнулись с такой растущей проблемой как глобальное потепление. И вполне возможно наводнения и засухи, по крайней мере, отчасти вызваны глобальным потеплением. Можно допустить, что такие явления будут нарастать с годами. Но это предположения, а не научный факт.

Ян Рунов: Если такие явления имеют тенденцию к нарастанию, можно ли остановить или замедлить этот процесс путем ограничения человеческой деятельности, связанной с эмиссией промышленных газов?

Хайнц Махацке: Есть довольно серьезные показатели того, что углекислый газ и другие выбросы, ведущие к парниковому эффекту, продолжают расти. О причинах этого спорят, но высока вероятность того, что это связано с ростом населения на планете и, соответственно, с увеличением потребления энергии.

Ян Рунов: Это был Хайнц Махацке, профессор университета Дюкесне в Питтсбурге. А вот мнение Алана Могисси, президента Института Регулятивной Науки в городе Александрия, штат Вирджиния.

Алан Могисси: Главная тема - глобальное изменение климата. Идут споры и о природе этого изменения, и о причинах, одной из которых может быть глобальное потепеление. Но до установления истинных причин еще далеко. Если, действительно, глобальное потепеление стало причиной изменения климата на планете, то ученые согласны, что уровень воды в океане поднимется, что потенциально может привести к наводнениям в прибрежных районах. Но с другой стороны, есть страна Голландия, есть город Венеция, которые много сотен лет стоят на воде. С тем, что глобальное потепление может вызвать повышение уровня воды и наводнения, в научных кругах согласны. Проблема в том, что среди тех, кто говорит об изменении климата, есть люди честные, действительно озабоченные судьбами человечества, и есть люди, умеренно нагнетающие страх ради определенных политических и материальных выгод. Вот вам пример: Киотский протокол не привел ни к каким результатам, потому что некоторые страны, которые могли попросить фонды на борьбу с загрязнением среды, не участвовали в Киотском совещании. А это государства, в которых больше всего выбрасывается в атмосферу углекислый газ: Индия и Китай. Так что Киотский протокол - это не выдерживающий критики международный договор. Третий Международный Форум по проблемам воды, созываемый в Японии, тоже, на мой взгляд, имеет сомнительную научную основу. Будут обсуждаться проблемы, которых нет, но которые может быть возникнут через 30-40-50-60 лет. В подготовленных к Форуму документах упоминается, например, Бангладеш, которому грозят наводнения и связанные с этим болезни, обнищание, гибель людей. Но эта страна систематически переживает наводнения сотни лет. В этом нет ничего нового. И это не имеет отношения ни к потеплению климата, ни к другим его изменениям. Бангладеш не может утверждать, что раньше наводнений не было, а теперь они появились. У нас, к сожалению, нет данных, уходящих в далекое прошлое, чтобы статистически доказать нарастание таких стихийных бедствий как наводнения и засухи. Стоит ли огород городить, если мы совершенно не можем быть уверены сегодня в том, что бедствий станет больше через 100 лет, через 50 или 60.

Ян Рунов: Это был Алан Могисси, президент Института Регулятивной Науки в Александрии, штат Вирджиния. Тем временем организаторы Всемирного Форума в Киото говорят, что нарастание стихийных бедствий больше нельзя игнорировать. По мнению ряда экспертов в XXI веке гидрологический цикл сезона дождей будет сокращаться, с одновременной интенсификацией в некоторых районах, тогда как засухи будут становиться все продолжительнее и вызывать гибель урожаев, вымирание животных, голод. При этом в менее развитых странах, с плохо развитой инфраструктурой проблемы усугубляются тем, что приходится расчитывать на внешнюю, международную помощь, и восстановление экономики после стихийного бедствия требует более длительного времени. Большинство самых разрушительных наводнений зарегистрировано в Азии. Но, как показали прошлогодние наводнения в странах Центральной Европы, теперь никто не застрахован от стихии. Даже государства, расположенные в засушливых районах - Йемен, Египет и Тунис не защищены от наводнений. В случае повышения уровня воды в океане соленая вода начнёт вытеснять пресную воду, что приведет к сокращению запасов питьевой воды. Если к 2100-му году уровень в океане, как предсказывают некоторые ученые, поднимется на полметра, то под угрозой окажутся тихоокеанские острова, Нидерланды и Бангладеш, и такие крупнейшие города, как Токио, Лагос, Буэнос-Айрес и Нью-Йорк.

Андрей Шароградский: В нашей программе принимает участие Алексей Кокорин, руководитель российской климатической программы Всемирного фонда дикой природы. Алексей Олегович, некоторые эксперты, американские, прежде всего, как мы слышали, считают Киотский протокол фактически бессмысленным документом. Как вы считаете, следует ратифицировать Киотский протокол?

Алексей Кокорин: Я полагаю, и российские неправительственные организации полагают, что ратифицировать надо, потому что у нас нет фактически выбора, этот протокол, или какой-то другой в ближайшие 10 лет. Мы понимаем, что, конечно, протокол очень далек от идеала, но его несовершенство - фактически отражение всей системы международных отношений, и системы, если хотите, ООН, которую так быстро переделать и улучшить очень сложно. Вопрос стоит так: либо мы что-то делаем в течение 10 лет, либо мы ничего не делаем в течение 10 лет и готовим новый протокол. А можно вспомнить, что через 10 лет должен быть принят второй пакет обязательств по Киотскому протоколу, так вот и нужно делать их достаточно эффективными, чтобы все страны участвовали, естественно, посильно, вряд ли можно от Бангладеш требовать тех же усилий, как от США, Германии или Японии.

Андрей Шароградский: Алексей Олегович, климатологи указывают, что изменения в климате уже нанесли серьезный ущерб большой части населения планеты, это, конечно, не могло не затронуть Россию, какие примеры вы можете в связи с этим привести, и какие потрясения такого рода могут ожидать Россию в будущем?

Алексей Кокорин: Да, к сожалению, не оправдались надежды многих российских граждан, что потепление - это будет мягкое и приятное повышение температуры, прежде всего, в России это наводнения. В 2002-м году было невиданное наводнение в Ленске, затем было наводнение в Туве, затем на Северном Кавказе, фактически во всех горных районах количество сильных наводнений увеличилось. И тут уже в какой-то мере забываешь о том, в чем причина. Если мы видим явную тенденцию, что все больший и больший ущерб, мы должны от этого защищаться, мы должны принимать меры по адаптации к этому. И здесь нужно действовать, а не рассуждать о том, какова доля антропогенного влияния на климат, а насколько это естественные причины.

Андрей Шароградский: А что предлагает в связи с этим климатическая программа Всемирного фонда дикой природы?

Алексей Кокорин: Поскольку у нас фонд дикой природы, мы работаем, прежде всего, в заповедниках, то мы предлагаем по работе в заповедниках, те или иные меры по адаптации заповедного отдела, помощи экосистемам - приспособиться к изменившемуся климату. С другой стороны, мы понимаем, что глобальные усилия должны быть организованы соответствующим образом. Поэтому образовательная деятельность - чтобы объяснить, что такое Киотский протокол и почему он нужен сейчас. Через 10 лет, может, будет лучший протокол, и очень хорошо, но сейчас нужен этот - это тоже сфера деятельности работы климатической программы. И третье - это возобновимые источники энергии, даже в России есть масса возможностей экономически выгодного использования энергии, прежде всего, биомассы, отходов древесины, гидростанции, очень большой потенциал, который должным образом не используется. Что касается примеров - вы можете вспомнить, что в Ленске сильные наводнения были в 1906-м году, 1998-м и 2001-м году. И когда мы обратились к министру по чрезвычайным ситуациями Сергею Шойгу, он согласился, что изменения климата есть, есть записи, но, с другой стороны, к сожалению нет прогноза, и неизвестно, когда будет следующее катастрофическое наводнение в Ленске, в 2010-м году, или в 2040-м. Поэтому город был построен на том же само месте. Время покажет, насколько это было опрометчиво.

Андрей Шароградский: Алексей Олегович, а есть ли в России те, кто преднамеренно нагнетает страх в связи с глобальным потеплением, преследуя некие политические или экономические цели?

Алексей Кокорин: Я бы сказал, скорее наоборот. В России довольно много людей пытается, преследуя свои, часто эгоистические, цели говорить, что потепление будет именно как потепление, более теплый климат, что для России было бы хорошо, и поэтому Киотский протокол не нужен или вреден. Есть и голоса, с которыми трудно согласиться, говорят, что, скажем, Киотский протокол оттянет те или иные средства, скажем, от поддержки научных исследований в России. Что же, в принципе, такое действительно может быть, если мировое сообщество бросает силы и средства на одну проблему и решает ее с помощью Киотского протокола, при этом, конечно, не нужно забывать и обо всех остальных. Что же касается "нагнетания", я бы сказал, что в России, скорее, наша традиционная черта - гром не грянет, мужик не перекрестится. Судя по публикациям в российской прессе, мы больше увидим как бы самоуспокоительных публикаций - а может все это из-за изменения вращения Земли, или изменения излучения Солнца, либо это какие-то геологические процессы. Но это совершенно страусиная политика. Даже если, предположим, это не антропогенное, если мы видим, что более сильные наводнения случаются все чаще, переселить людей из зоны затопления все равно нужно сейчас.

XS
SM
MD
LG