Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

После выборов в Иране


Программу ведет Андрей Шарый. Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов беседовал с американскими экспертами Эли Краковски и Дианой Ахмад.

Андрей Шарый: В Иране прошли парламентские выборы, итоги которых были вполне предсказуемы. Но как будут развиваться события дальше? Возможны ли реформы в системе правления? Как теперь США будут строить свою политику в отношении Ирана? Об этом с американскими экспертами беседует наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов:

Ян Рунов: Вот мнение недавно побывавшего в Иране научного сотрудника Американского совета по иностранным делам, бывшего советника Министерства Обороны США Эли Краковски:

Эли Краковски: Если мы говорим об американской политике в отношении Ирана, как в ближайшей, так и в долгосрочной перспективе, то можно сказать, что многое будет зависеть от внутренних процессов в Иране. Другое дело, что на эти процессы может быть оказано какое-то влияние извне. То, как проходили парламентские выборы, вообще нельзя назвать выборами в демократическом смысле этого слова. Если демократия, как известно, невозможна без выборов, то Иран попытался показать, что выборы возможны без демократии. Часть населения внутри Ирана и страдающие наивностью либеральные круги Запада напрасно рассчитывали на так называемых иранских "реформаторов". На самом деле, это не оппозиция и не реформаторы, а члены того же внутреннего круга правящей верхушки Ирана. И то, что некоторые из нас принимают за борьбу между реформаторами и консерваторами, на самом деле, борьба за власть внутри властных структур. Я не вижу такой уж большой разницы между верховным лидером аятоллой Хаменеи и президентом Хаттами, который вновь показал, что не пойдет против системы. Да и нет у него для этого достаточной силы.

И все же надежда на перемены есть. Может сыграть роль как внешнее давление – со стороны США, которые к тому же находятся по обе стороны границы Ирана – и в Афганистане, и в Ираке, так и внутреннее. Но иранское руководство, осознавая растущее недовольство населения, пытается справится с этим не конструктивным путем, а путем подавления недовольства, уничтожения критиков режима и соперников, разжигания ненависти к так называемым "внешним и внутренним врагам". Но такими методами правящая верхушка все больше изолирует себя от своего же народа и этим вносит вклад в дестабилизацию положения. Загнанное внутрь недовольство в конце концов взорвется и приведет, в лучшем случае к бескровной, а в худшем - к кровавой революции и свержению режима. Такова ситуация в Иране, какой я ее вижу.

Американская политика в отношении Ирана должна учитывать возможность такого развития событий. Надо учитывать также, что иранское руководство, дабы удержаться у власти, пойдет на нагнетание обстановки на границах с соседними странами, на дестабилизацию в Ираке и в Афганистане, и даже на прямую интервенцию в эти страны. Уже есть сообщения о том, что иранский венный персонал проникает на афганскую территорию и помогает в переправке наркотиков. К этому надо прибавить, что иранское руководство по-прежнему рассматривает ядерный арсенал как главную гарантию существования режима. Так что Иран будет продолжать так или иначе создавать собственное ядерное оружие и одновременно будет продолжать поддерживать террористические организации, такие как "Хезболла", "Исламский Джихад" и другие. Таким образом, Иран остается сейчас главным препятствием на пути к стабильности на Ближнем Востоке. И это прекрасно видят в Вашингтоне.

Конечно, сейчас не может идти речь о применении силы против иранского режима. Но если Тегеран будет придерживаться нынешнего курса, то я бы не исключил возможность столкновения с Ираном в обозримом будущем. Мы, конечно, видим желание Соединенных Штатов найти выход из положения путем переговоров и мирных инициатив. Но ситуация в Иране после выборов слишком запутанная, неясная, становящаяся все хуже.

Ян Рунов: Это был Эли Краковски, американский эксперт по проблемам Ближнего Востока. А вот мнение президента Института "Минарет Свободы" в Бетезде, штат Мериленд, профессора Дианы Ахмад:

Диана Ахмад: Мы еще не можем ничего сказать о результатах выборов, да важнее здесь не результаты, а условия, в которых проходили выборы. А условия показывают, что система не может считаться законной, потому что существенная часть электората не приняла участия в выборах. Это приведёт к еще большему расколу между клерикальным правительством и секулярным движением. Соединённые Штаты оказались в трудном положении, так как хотелось бы сотрудничать с Тегераном (или хотя бы добиться нейтрализации Тегерана) в процессах перестройки Ирака и Афганистана. Тем временем иранское руководство продолжает рисовать США как главного врага исламского мира, главного врага иранского суверенитета, а отсюда следует, что критики режима – пособники врага. Но я опасаюсь, что любое усиление давления на Иран со стороны США будет контрпродуктивным. Вместо стимулирования хотя каких-то реформ, резкие шаги Вашингтона могут помочь режиму дискредитировать сторонников реформ. Я рассчитываю на постепенный рост внутреннего сопротивления в Иране, на гражданское неповиновение правительству, которое может привести к мирной революции.

XS
SM
MD
LG