Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько опасны для Тони Блэра обвинения в том, что британские спецслужбы прослушивали разговоры чиновников ООН?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Нью-Йорке - Ян Рунов, он беседовал с вице-президентом исследовательской организации "Freedom House" Арчем Паддингтоном, и в Лондоне - Наталья Голицына, она беседовала с дипломатическим редактором газеты "Таймс" Майклом Биньоном.

Андрей Шарый: Бывший глава международных инспекторов ООН в Ираке Ричард Батлер заявил, что телефоны в его офисе в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке прослушивались. В интервью австралийской радиостанции Батлер сказал, что знал о слежке, которую, по его словам, вели агенты четырех государств-членов Совета Безопасности ООН. Американская телекомпания АВС сообщила, что прослушивались также телефоны другого руководителя экспертов ООН - Ханса Бликса. Таким образом, в пятницу получила стремительное развитие история, которая началась в четверг, когда бывший британский министр Клэр Шорт заявила о том, что премьер-министр Великобритании Тони Блэр пытался отвлечь внимание общественности от незаконных действий специальных служб, которые накануне начала войны в Ираке прослушивали телефонные разговоры высокопоставленных политиков ООН. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов:

Ян Рунов: Представитель ООН Фрэд Экхардт заявил, что шпионские операции против Генерального Секретаря подрывают саму конфиденциальную природу мировой дипломатии и являются нарушением, по крайней мере, трех статей международного законодательства. Эти операции, если они действительно имели место, должны быть прекращены, сказал Экхардт. На практику слежки, прослушивания телефонных разговоров жаловались бывший Генеральный Секретарь ООН Бутрос Бутрос Гали, бывший инспектор ООН Ричард Батлер и бывший глава Комиссии ООН по вооружениям в Ираке Ханс Бликс. С одной стороны, хорошо известно, что дипломатия и шпионаж всегда шли рядом, но с другой, скандал получил такую огласку, что какие-то последствия могут быть. Какие? Будет ли проведено расследование? Полетят ли чьи-то головы? Вот что думает об этом вице-президент нью-йоркской исследовательской организации "Freedom House" Арч Паддингтон:

Арч Паддингтон: Во-первых, я полагаю, что никто не будет наказан, во-вторых, даже не будет названо имя человека из спецслужб, ответственного за шпионаж в ООН. Руководство ООН не потребует официального расследования дела, даже будет против этого. И американские законодатели, американские политики не будут настаивать на расследовании. Потому что сейчас в США идет расследование случая, когда было разглашено имя женщины-сотрудницы ЦРУ, и этим ее жизнь была подвергнута опасности. Причем утечка информации произошла из администрации президента Буша. Расследованием занимается специально назначенный прокурор. Политики не хотят повторения такого случая. Так что ни США, ни ООН, ни Великобритания не заинтересованы в расследовании дела о слежке за Кофи Аннаном. Заинтересована в этом только пресса. Единственным результатом скандала будет то, что если действительно был факт установления подслушивающих устройств и другие формы шпионажа в штаб-квартире ООН, то эта практика будет остановлена.

Ян Рунов: А что имеется ввиду под словом "шпионаж"?

Арч Паддингтон: Некоторые считают то, что произошло с Кофи Аннаном и то, что бывший член правительства Великобритании Клэр Шорт видела записи его разговоров - не следствием прослушивания, а следствием рапорта одного из участников разговора. Это мог быть сотрудник ООН или гость, записавший разговор и затем передавший запись британским официальным лицам. Или дипломат, который официально служит в ООН, но который пишет донесения правительству своей страны. Это, возможно, неправильно, неэтично, но такова практика, и это не обязательно шпионаж.

Ян Рунов: Расскажите подробнее, почему именно ООН против расследования?

Арч Паддингтон: ООН не склонна предпринимать шаги, которые могут вызвать раздражение у важных членов организации, особенно у постоянных членов Совета Безопасности - США, России, Англии и так далее - без общей поддержки которых организация не сможет функционировать. Такая политика относится к любым программам ООН. Например, Комиссия по правам человека старается на занимать слишком жесткую позицию в отношении таких нарушителей прав человека, как Китай или Россия с ее делами в Чечне. Вот почему Комиссия ООН по правам человека так ничего и не сделала в отношении Чечни.

Андрей Шарый: Премьер-министр Великобритании Тони Блэр назвал заявление своей бывшей коллеги по кабинету министров Клэр Шорт в высшей степени безответственным. Он пообещал даже рассмотреть вопрос о перспективах ее пребывания в парламенте в качестве депутата от Лейбористской партии. Ситуацию комментирует дипломатический редактор газеты "Таймс" Майкл Биньон – с ним беседовала Наталья Голицына:

Наталья Голицына: Господин Биньон, насколько, на ваш взгляд, можно доверять утверждениям Клэр Шорт о подслушивании британской разведкой телефонных разговоров Кофи Аннана?

Майкл Биньон: Сказав это, Шорт нарушила правительственные нормы об использовании информации разведки, независимо от того, соответствует ли это действительности. В связи с тем, что дело касается действий разведки, правительство не может ни подтвердить, ни отрицать правдивость ее заявлений. Все это заставляет людей думать, что Шорт говорит правду, и что британская разведка действительно прослушивала офис Кофи Аннана. Однако есть большое различие между прослушиванием телефонных разговоров с помощью установки внутренних подслушивающих устройств - что, естественно, должно было сопровождаться вторжением в его кабинет - и прослушиванием с помощью спутникового электронного оборудования, что нельзя назвать незаконным, а лишь неэтичным. Вопрос в том, насколько великие державы правы, используя спутниковую разведку для подслушивания частных разговоров.

Наталья Голицына: Кого вы конкретно подразумеваете под великими державами?

Майкл Биньон: По сути дела этим занимаются, если могут, все великие державы в ООН. В прошлом было много случаев, когда этим занимались русские. Возможно, они и сейчас этим занимаются. Этим занимаются французы и китайцы - по сути дела, все, у кого есть технические возможности для прослушивания телефонов или с помощью "жучков", или посредством спутникового оборудования. В связи с тем, что ООН - одно из учреждений международной дипломатии, все его члены очень заинтересованы в том, чтобы узнать, что намерена сказать противоположная сторона.

Наталья Голицына: В какой мере сообщение Клэр Шорт может повредить Тони Блэру и британской разведке?

Майкл Биньон: Не думаю, что это особенно повредит Тони Блэру, потому что многие понимают, что Клэр Шорт поступила довольно наивно, морально осудив явление, с которым она была знакома на протяжении многих лет. Если она всегда это осуждала, почему в таком случае она оставалась в правительстве? Почему в качестве министра Шорт использовала предоставленную ей разведывательную информацию, если подозревала, что она получена с помощью спутникового прослушивания? В конце концов, в этом и состоит работа разведки. Разведка не может делать свою работу, читая старые выпуски "Таймс". В этом все дело. И было бы нелепо и наивно думать, что разведка должна поступать иначе. Несомненно, этот скандал невыгоден Блэру, поскольку он наносит вред его политическому имиджу - ведь он не может ни подтвердить, ни опровергнуть обвинения Клэр Шорт. Все это неблагоприятно и для репутации разведки, потому что создает впечатление, что она использует незаконные методы. Очевидно, что многие подобные этой истории порождают у людей подозрение ко всему, что связано со сбором разведываельной информации.

Наталья Голицына: Господин Биньон, как, на ваш взгляд, скажется этот скандал на отношениях Великобритании с ООН?

Майкл Биньон: Думаю, что между ними возникнет определенное напряжение. ООН почувствовала себя уязвленной и в какой-то мере оскорбленной. Руководство ООН потребует опровержения, которое Британия не может себе позволить, поскольку нет ни подтверждения, ни отрицания этих обвинений. Поэтому и невозможно получить объяснений того, как и почему это стало возможным, если все это, конечно, имело место. Думаю, что это не очень удивило Кофи Аннана: он знал, что все в ООН стремятся узнать подробности его разговоров. Этим отношениям будет вряд ли будет нанесен особый урон. Кофи Аннан – человек открытый и искренний, и у него очень хорошие личные отношения с Тони Блэром. Так что мне не кажется, что отношения между Британией и ООН оказались под угрозой. Однако определенное чувство разочарования в ООН неизбежно.

XS
SM
MD
LG