Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защитники прав животных срывают показ коллекции английского дизайнера


Программу ведет Андрей Шарый: принимают участие корреспонденты Радио Свободы Наталья Голицына, Семен Мирский и Игорь Померанцев.

Андрей Шарый: Завершающий день Лондонской недели моды ознаменовался в четверг очередной акцией международной организации «Люди за этическое обращение с животными» - сокращенно ПЕТА. Три активистки ПЕТА – одна американка и две англичанки – прорвались на помост во время демонстрации коллекции английского дизайнера Джульена Макдоналда, выкрикивая лозунги против использования им меха в своих работах. О ситуации вокруг моды на мех в Великобритании рассказывает НГ.

Наталья Голицына: Еще в середине 90-х годов казалось, что с использованием меха в британской индустрии моды покончено. Под агрессивным напором активистов из ПЕТЫ - «Фронта за освобождение животных», почти все меховые магазины в Лондоне попросту закрылось. Бойцы этого фронта устраивали шумные демонстрации у дверей меховых магазинов, распугивая покупателей. Доходило до хулиганских выходок, когда они набрасывались на дам, которые осмеливались выйти в шубах на улицу. Они же совершали ночные налеты на фермы, где выращивалась норка, поджигали и разрушали их.

Надо сказать, что старое английское «Общество защиты животных» не ведет себя столь агрессивно и не имеет ничего общего с основанной в Америке экстремистской «Петой». Кстати, деятельность британского «Фронта за освобождение животных» стала причиной того, что английский парламент серьезно рассматривал вопрос о внесении Фронта в список террористических организаций.

Каково же положение в Англии сейчас? Начало нового столетия ознаменовалось невиданным за последние двадцать лет ростом интереса к меху. На улицах Лондона давно не было такого количества женщин в шубах и дубленках. Только за 2001 год производство изделий из меха увеличилось в Британии на 35 процентов. Согласно статистике Британской ассоциации торговли мехом, сейчас более четырехсот модельеров используют мех в своих новых коллекциях. Только в этом году на международных показах моды зафиксировано более трехсот появлений моделей в изделиях из меха. Среди сторонников ношения натурального меха такие влиятельные в мире моды персоны, как живущая теперь в Лондоне Мадонна, актрисы и модели Дженифер Лопез, Найоми Кембелл, Кейт Мосс, Дидди. В то же время некоторые известные дизайнеры по-прежнему отказываются использовать мех в своих работах; среди них Стелла Маккартни, продолжающая семейную традицию, - её покойная мать Линда была активисткой борьбы за права животных. Анализируя ситуацию с возрождением моды на мех, британский историк моды Джудит Уотт отмечает, что новое поколение, ставшее свидетелем агрессивной борьбы против ношения меха, сейчас просто устало быть политически корректным и восстаёт против убеждений, которые навязывают ему радикалы. Это поколение, говорит она, хочет жить своим умом. Похоже, что очередная выходка активисток «Петы» на Лондонской неделе моды, была, как считают наблюдатели, всего лишь часть безнадёжных арьергардных боёв, которые продолжает вести эта становящаяся анахронизмом организация.

Андрей Шарый: Символов борьбы против жестокого обращения с животными, а также против использования мехов для производства одежды является французская актриса Бриджит Бардо, основавшая Фонд защиты животных - Фонд, имеющий собственные фирмы и лечебницы и действующий поистине в планетарном масштабе.

Семен Мирский: Во Франции, как и во всех странах цивилизованного мира, действует Общество охраны животных, но это общество с его сотнями филиалов и тысячами добровольцев не имеет даже малой доли того престижа, которым пользуется фонд, созданный Бриджит Бардо. Снявшись в последний раз в кино в 1973-м году, актриса бросила блистательную карьеру в неполных сорок лет и тридцать лет, прошедших с названной даты, без остатка посвятила борьбе за спасение животных. Методы, которыми пользуется Бриджит Бардо, далеко не всегда безупречны, ее аргументы спорны. Но при всем при том бесспорен факт, что ББ, как ее ласково называют французы, делает доброе дело. Вот выдержка из редакционной статьи Интернет-сайта Бриджит Бардо: "Меха опять в моде. Рысь, норка, выдра, лисица, куница, рысь, белка, но также кошачьи и собачьи шкурки. Элегантных дам уверяют в том, что они станут еще элегантнее, если будут носить меховые шубы, воротники с меховой опушкой, манжеты, шляпки, сумки и даже нижнее белье". Бриджит Бардо информирует элегантных дам, что для пошивки одного мехового манто необходимо 15 лисьих шкурок или 10 шкур рыси или 50 норковых шкурок, кому что нравится. А теперь Бриджит Бардо говорит о цене, которой покупаются такие шикарные манто, но речь идет о цене не в денежном выражении, а о страданиях, на которые обречены звери, с которых сдирают шкуру. Бюллетень Бриджит Бардо не скупится на жуткие детали, но ведь именно в этом и состоит ее цель: "Пушных зверей на звероводческих фермах, - пишет она, - убивают в специальных газовых камерах, газ поднимается снизу, и зверек пытается продлить свою жизнь на несколько секунд, держа голову над линией газа, постепенно поднимающегося вверх. Другой метод умерщвления животных с целью использования их меха – это электрошок. Разряд в одну тысячу вольт, когда один электрод втыкается зверьку в задний проход, а другой подключается к мордочке. И здесь тоже смерть мучительна, и вопреки тому, что может казаться, далеко не мгновенна. Есть и другие столь же жуткие детали. Не за горами март месяц, - пишет Бриджит Бардо, - в марте на севере Канады, в Норвегии и в России начинается сезон убийства морских котиков. Их убивают дубинами по голове. Там, где прошли убийцы, - пишет Бриджит Бардо, - лед превращается в кровавое месиво". Прекратим цитату из текста, вышедшего из-под пера знаменитой актрисы. Здесь и без того все ясно.

Андрей Шарый: Защитники прав животных на подиуме, где проходило модное дефиле в Лондоне, развернули плакаты с надписями "Мех убивает".

Игорь Померанцев: Каждый день в новостях мы слышим о замерзающих людях, видим посёлки и городки, лишённые тепла. О борцах с шубами и мехами в новостях тоже иногда говорят: чаще других телевидение снимает Бриджит Бардо. Она всегда прекрасна в своём благородном гневе, но мне при виде актрисы-активистки почему-то приходят в голову строки из песни Вертинского:

Последний раз я видел вас так близко,
В пролёты улиц вас умчал авто.
Мне снилось, что в притонах Сан-Франциско
Лиловый негр вам подавал манто.


Можно представить, как роскошно и артистично было это меховое манто в подсветке лиловой руки! Было бы человечество примерным и гуманным, не было бы ни самих манто, ни песен о них. Кому-то жалко животных. Мне их тоже жаль, особенно в зоопарке. Но ещё жальче мне любимых слов и строк, которых могло бы не появится. Я вспоминаю трогательную сцену из "Капитанской дочки", когда на Петрушу надевают заячий тулуп, а сверху лисью шубу. Ещё я вспоминаю начало мандельштамовского эссе "Шуба": "Хорошо мне в моей стариковской шубе, словно дом свой на себе носишь. Спросят – холодно ли сегодня на дворе, и не знаешь что ответить, может быть, холодно, а я почём знаю?". Может быть, всё-таки оставим Мандельштаму любимую шубу? Или вот совсем современные стихи:

А смех её,
шапка и шубка –
какой же орех:
так – скорлупка.


Не будет без этих "шапки и шубки", ни смеха, ни самих строк.

А ещё есть совсем архаичное, но такое тёплое, такое душевное:

"Муж с женою бранится, да под одну шубу ложится". Забери у этих самых мужа и жены шубу, так и будут браниться ночь напролёт. Нет, я всё понимаю. Речь идёт о серьёзнейшей проблеме. О человеческой жестокости, даже кровожадности. Заодно о вегетарианстве, о космонавте Лайке, о белой мыши, умершей от СПИДа. Я прямо спросил у коллег – среди нас есть - особенно среди наших коллег-женщин – люди со вкусом, с тонким чувством ткани, линии, фактуры, - так вот, я спросил их, как же быть с несчастными лисами, песцами, соболями и обольстительными шубками, полушубками, манто? Оказалось, и зверят жалко, и шубки хочется. Неразрешимая проблема. Может быть, и не стоит её разрешать?

XS
SM
MD
LG