Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первая в мире вакцина против СПИДа не обеспечивает стопроцентной защиты


Ведет программу Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ольга Беклемищева, Дмитрий Волчек беседует с сотрудником Института иммунологии Министерства здравоохранения России Игорем Федоровичем, Юрий Жигалкин беседует с профессором медицины Даниилом Голубевым.

Андрей Шарый: Конечная фаза клинических испытаний первой в мире вакцины против СПИДа, которые в течение четырех лет проводила калифорнийская биотехническая компания "ВаксГен", показала, что новая вакцина не обеспечивает стопроцентной защиты человеческого организма от ВИЧ-инфекции. При этом наибольшую эффективность новый препарат показал в контрольной группе чернокожих испытуемых, где было зафиксировано всего 13 случаев ВИЧ-инфицирования, при этом 78 добровольцев избежали заражения.

Ольга Беклемищева: С 1981-го года, когда был описан синдром приобретенного иммунодефицита, заразилось ВИЧ около 60 миллионов человек, и около 20-ти миллионов уже умерли. С 84-го года, когда был вирус, идут интенсивные поиски защиты от этого смертельного заболевания по двум направлениям – ищут лекарство и ищут вакцину, средство, предупреждающее болезнь. Лекарство, химическое средство защиты, не позволяющее вылечить ВИЧ, но продлевающее жизнь больного на годы, а иногда и на десятилетия, было найдено довольно быстро, им оказался "Азидотемидин" и его модификации. К сожалению, это лекарство чрезвычайно токсично для других органов и систем организма, поэтому такие большие надежды врачи возлагают на ожидаемую вакцину. В настоящее время более 30-ти стран, включая Америку, Россию, Таиланд, заявили о клинических и доклинических испытаниях своих вакцин. Одна из них – вакцина "Эдвакс" компании "ВаксГен" США, завершила свои клинические испытания. Результат неутешительный. Можно говорить о частичной эффективности данной вакцины для лиц, зараженных штаммами А и С вируса, это в основном афро-американцы и другие этнические меньшинства Северной Америки. Для пациентов, пораженных штаммом В данного вируса, то есть европейцев, эффективность вакцины оказалась низка. К сожалению, вирус иммунодефицита человека очень быстро мутирует, имеет много подвидов и относится к группе ретро-вирусов, имеющих обыкновение встраиваться в геном человека. Отсюда понятна крайняя сложность и принципиальная новизна стоящей перед человечеством задачи. В России Институт иммунологии Минздрава Российской Федерации объявил о создании своей вакцины, но переход к клиническим испытанием, как всегда, сдерживается отсутствием средств на поиск и оплату добровольцев. Как было сказано на последнем международном конгрессе по ВИЧ-СПИД США, к настоящему моменту химическими препаратами от СПИДА вылечено меньше одного человека, защищено от СПИДА вакцинами меньше одного человека.

Андрей Шарый: Следует ли оценивать итоги работы американских ученых как фиаско или же это свидетельство того, что полноценная вакцина может быть создана в ближайшее время? На этот вопрос нашего нью-йоркского корреспондента Юрия Жигалкина отвечает профессор медицины Даниил Голубев.

Даниил Голубев: Принцип, на котором эта вакцина работает или должна работать, абсолютно традиционный. Речь идет о том, чтобы ввести в организм человека, лишенного и вируса иммунодефицита на момент начала исследвоания, и антител к этому вирусу, ввести антиген, в данном случае генно-инженерно полученный белок так называемый JP-120, компонент вируса иммунодефицита, и заставить под влиянием этого введения иммунную систему организма продуцировать антитела, специфичные к этому белку. Имеется в виду, и это, видимо, так и получилось, что эти тела нарабатываются в организме после такой вакцинации в достаточной концентрации, чтобы в том случае, когда человек подвергнется инфицированию, реальному инфицированию вирусом, эти антитела вышли бы на передний план и нейтрализовали вирусные частицы, не дав им внедриться в клетки иммунной системы, то есть не инфицировать организм. Показана принципиальная возможность такого рода так называемой субъединичной вакцины, состоящей лишь из одного белкового компонента, аналогичному вирусному поверхностному антигену. Группа, которую они защитили, небольшая, статистическая выборка невелика, необходимы следующие, дополняющие во всех направлениях этой проблемы исследования и, тем не менее, защита, повторяю, части людей, но достоверная защита, была продемонстрирована.

Юрий Жигалкин: Тем не менее, что это означает с практической точки зрения? К примеру, можно ли сказать, что отныне мы находимся на недалеком расстоянии от вакцины?

Даниил Голубев: дело в том, что этот факт продемонстрирован на реальных людях, живущих в реальных условиях повышенного риска заражения. И то обстоятельство, что их удалось защитить на протяжении трех лет от потенциальной угрозы вирусного инфицирования, он заслуживает, как минимум, интереса и продолжения работы в этом направлении. Но сказать, что мы приблизились к финальному успеху, конечно, рано.

Юрий Жигалкин: А как вы объясняете самый сенсационный вывод этих испытаний – почти полное бездействие вакцины в европеоидной группе испытуемых и значительные результаты в группе афро-американцев и других этнических меньшинств?

Даниил Голубев: Я не могу ответить на этот вопрос и, думаю, что никто не может ответить. Потому что такой очевидной причины столь существенных различий, которые в этой работе были показаны, никто из авторов не видит, и я не вижу. Но я хотел бы обратить внимание на то обстоятельство, что существует совершенно очевидное различие в чувствительности отдельных категорий расовых людей к инфекционному вирусу. Ведь не секрет, что чувствительность африканцев намного превосходит чувствительность, скажем, белых людей. И не в этом ли лежит причина иной реакции организма на введение вакационного препарата? Во всяком случае, продукция антител на этот антиген JP-120 была более активной у афро-американцев, чем у белых, и это, конечно, основа того, что они защищены лучше. К сожалению, выборка малая, относительно малое число наблюдений, требует только одного – продолжение этих исследований.

Андрей Шарый: Работы над созданием вакцины против СПИДа ведутся и в России. Дмитрий Волчек беседовал с сотрудником Института иммунологии Министерства здравоохранения России Игорем Федоровичем.

Дмитрий Волчек: Я хотел бы утонить, Игорь Георгиевич, ваша вакцина уже готова в принципе, она проходит какие-то испытания на людях непосредственно?

Игорь Федорович: Мы сделали ее, представили в фармкомитет наш, контрольный Институт вакцины и сыворотки испытали, и теперь мы получили испытывать ее на людях.

Дмитрий Волчек: Наш корреспондент сказала, что проблемы с финансированием у тех экспериментов. Действительно это самое главное?

Игорь Федорович: Для первой фазы испытаний, которую мы собираемся проводить, финансирования, которое у нас есть, нам хватит, а что же касается испытаний уже окончательных, тут дело упирается в такую вещь, что надо создавать так называемую когорту, что делают западные специалисты. Что это такое? Формируется группа лиц большого риска заразиться, порядка тысячи человек или даже несколько тысяч, делятся на две части. Одну часть иммунизируют, вторую нет и обе части тщательно изучают в течение лет. И тогда, как было сказано, статистически удается выяснить, что одна группа защищенная, скажем, в ней случаи заражения не встречаются или встречаются значительно редко, а в группе незащищенной эти случаи заболеваний встречаются чаще. Но чтобы получить такой результат, нужно эти два контингента пасти в течение лет, это категории высокого риска, то есть маргиналы. Если они обычных людей сформировать эти когорты, то это будет не тысяча, а сотни тысяч людей, что мало реально обследовать. Наркоманы, проститутки – такого рода товарищи. Поэтому это требует больших вложений в чисто организационную медицинскую рутинную работу.

Дмитрий Волчек: Специалистов, как мы слышали, приводят в замешательство данные, полученные американскими специалистами, то, что их вакцина действует на представителей разных рас по-разному. У вас есть какие-то версии, почему так происходит?

Игорь Федорович: Вы знаете, я думаю, что в предыдущем выступлении правильно сказано, что эта выборка пока еще достаточно мала. СПИД он характерен тем, что тут имеет место мифотворчество, когда начинается что-то новое разрабатываться. Возникает рабочая гипотеза среди специалистов, которая начинает распространяться среди неспециалистов и из-за малой статистической выборки создается мифы, которые потом опровергаются. Были соображения, что желтая раса не чувствительна к СПИДу вообще, то, что действительно чернокожие более чувствительны генетически. Вроде так это показано. Найдены некие генетические отличия, рецепторы так называемые, их отсутствие очень полезно для того, чтобы быть устойчивым к этому заболеванию, чтобы это заболевание текло более медленно. То есть эти различия показаны и в принципе не являются чем-то поразительным. Но они пока что не абсолютны в плане защиты каких-то популяций, отдельные люди более защищены, но они еще не знают об этом.

XS
SM
MD
LG