Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги 2002 года


Андрей Шарый: В последней информационной программе 2002 года мы попробуем подвести итоги минувших 12 месяцев. Что запомнилось, что было главным, что определяло тенденции, что оказалось важным – в политике, экономике, культуре, спорте и просто в жизни.Трагедия Норд-ОстаВесть о клонировании ребенкаНаводнения в Центральной Европе и на юге РоссииКатастрофа танкера ПрестижСерийный убийца в ВашингтонеЧемпионат мира по футболуГибель Александра Лебедя и съемочной группы Сергея Бодрова-младшегоПокушение на туркменбаши НиязоваПобеда России в теннисном Кубке ДэвисаПринятие решения о расширении Европейского Союза

- вот десять событий уходящего года, которые из сегодняшней или уже вчерашней истории человечества я выбрал совершенно произвольно.

Политика – то, с чего почти всегда начинаются информационные программы во всем мире. Политику никто не любят, но все от нее зависят. За 12 минувших месяцев политики в России стало меньше, а порядка больше, курс на строительство управляемой демократии стал магистральным, популярность Владимира Путина побила все рекорды. Ироничный взгляд на 2002-й – политический обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Президент Всея Руси по-царски возвысился над политической сценой, конкурентам Владимира Путина выход на поле власти просто воспрещен. 85% одобряют в целом труды президента Путина, хотя доверяют ему чуть больше половины. Президентская администрация плотно утрамбована ветеранами госбезопасности, но воля Кремля едина лишь на кавказском направлении. На вершинах власти новые старые питерские расталкивают ветеранов ельцинской Семьи, у каждого клана свои олигархи. Региональные битвы идут с переменным успехом. Страна видала и победу "Норильского никеля" над "Русским алюминием" в Красноярске, и триумф ветеранов Старой площади над питерскими в боях за калмыцкий налоговый офшор, везде узрела шемякин суд. Страшный суд 2002-го: руливший Колымой, словно поместьем, Валентин Цветков стал первым в России убитым 21-го века губернатором. Русскому двойнику Хью Лонга мэру Юрию Лужкову ничто не грозит, он может грезить переброской рек, а вот Владимир Яковлев в результате декабрьских выборов в Петербурге солидарно кремлевскими планами приговорен завершать свой последний губернаторский срок. Верховную власть предвыборно тянет подморозить Россию, замерли муниципальная верховная реформа, преобразование жилкомхоза и энергетики, стал общим местом термин "путинский застой", мечта "Единой России". СПС и "Яблоко" завершают предвыборные брачные танцы, компартия потеряла Геннадия Селезнева и проиграла кампанию за референдум. Борис Березовский, как новый Герцен, под свой "колокол" мести Путину зовет новых левых, либерал-патриотов и прохановцев. После стыдной комедии генерала Трошева стало ясно – и армии, и России не хватает погибшего миротворца Александра Лебедя. Декабрьский телеспектакль "общение президента с доставленным под его очи народом" только оттеняет трагизм 2002-го - сход ледника, смерчи, наводнения, автокатастрофы и, главное, опять потерянное на нефтяной дозе время. Возможно, путинская Россия и стала богаче, но жизнь ее народа не стала веселее.

Андрей Шарый: Главным событием 2002-года в России очень многие считают захват заложников в театральном центре на Дубровке. Я и сам так считаю, хотя событию этому даю другое определение: в октябре 2002-го года чеченская война пришла в Москву, преступление террористов встряхнуло Россию, но кремлевскую власть не заставило опомниться, не вызвало чувства милосердия к собственному российскому народу – напротив, вызвало желание добить и уничтожить. Десятки, если не сотни, российских солдат гибнут в Чечне, а в армию рекрутируют облавами. Командир танкового полка, убивший чеченскую девушку, Юрий Буданов, признан невменяемым и избежал тюрьмы. 2002 год на Северном Кавказе – это еще и теракт в Каспийске, и совсем недавний взрыв дома правительства в Грозном, и падение вертолета под Ханкалой. Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Минувший год, прошедший под знаком Владимира Путина, отличен от предыдущих таких же тем, что российскому президенту, кажется, наконец удалось заразить своей верой, если не в эффективность, то, по крайней мере, неизбежность применения силовых методов на Кавказе даже и тех, кто до сей поры крайне скептически оценивал шансы русского оружия на победу в чеченском кровопролитии. Переломным моментом оказался "Норд-Ост", когда события, получившие в России по не вполне ясным причинам название "освобождение заложников", продемонстрировали, что президент не желает, не намерен и, вполне возможно, не способен рассматривать иные кроме силового варианты в урегулировании конфликта в Чечне и никакая кровь его не остановит. Нет необходимости ломать себе голову, чтобы понять очевидное: штурм Дома культуры на Дубровке предпринимался с одной только целью – продемонстрировать, что российская власть ни при каких обстоятельствах не сойдет с избранного пути, кто бы ни выступал в качестве ее оппонента – террористы, либералы или легко увлекающаяся поверхностными идеями мира чернь, явный негативизм которой первобытным бульоном пузырится в социологических опросах. Все события, последовавшие сразу после так называемого освобождения, а в реальности военной операции, абсолютно уровнявшего в праве на смерть террориста и его жертву, наглядно показали, что о жизни заложников никто не думал, не это было главной задачей. В самом деле, массовой гибели захваченных людей удалось избежать в силу одного только обстоятельства – террористы оказались не готовы или не собирались вовсе приводить в действия взрывные устройства, хотя могли сделать это и в самое последнее мгновенье. Что лежало в основе плана операции? Расчет на гуманность террористов, предположение, что они откажутся от своих кровавых намерений? Вряд ли. В те трагические дни все без исключения были уверены, что дом культуры захвачен бандой фанатиков, которые в критический момент недрогнувшей рукой замкнут провода детонаторов. Можно долго обсуждать детали, но никуда не уклониться от одной простой истины – ничто не могло помешать людям Бараева привести в действие взрывные устройства в момент штурма, и только чудо спасло тысячу, включая штурмующих, человек от гибели. Власть пошла на смертельный в буквальном смысле этого слова риск и, кажется, выиграла. Большинство заложников выжило, правда, не благодаря штурму, а только вопреки ему. Но в этом и явило себя благоволение небес, отведших неминуемую смерть сотен заложников. Благоволение это в человека или в нынешней власти – вопрос, ответ на который даст будущее. По итогам нынешнего года российский президент может быть уверен, что отныне ничто не поколеблет уверенность его соотечественников в том, что он готов довести умиротворение Чечни до самого последнего конца. Дубровка окончательно поставила точку в диалоге, который последовательно вели с Владимиром Путиным правозащитники, иностранцы, террористы, собственные граждане, как умершие, так и выжившие, он оставался непреклонен.

Андрей Шарый: Российская экономика в 2002-м году на фоне общемирового спада развивалась достаточно успешно - ее рост составил более четырех процентов. Однако, без проведения кардинальных реформ более впечатляющих результатов правительству достичь не удастся. Уровень жизни российского народа наконец-то превысил докризисные показатели четырехлетней давности – это, похоже, и есть главное экономическое событие уходящего года. О главных достижениях и неудачах властей в уходящем году рассказывает Иван Трефилов.

Иван Трефилов: Власти страны рапортуют, что реальные, то есть с поправкой на инфляцию, доходы населения к концу декабря увеличились на девять процентов по сравнению с прошлогодними результатами. Еще один верный индикатор благосостояния страны – объем розничной торговли – также внушает оптимизм. За год он вырос более чем на десять процентов.

Успехи российских властей в 2002-м году отметило и мировое экономическое сообщество. Страну исключили из черного списка государств, которые недостаточно борются с отмыванием преступных капиталов. Кроме того, Соединенные Штаты Америки, а также Европейский союз официально признали Россию страной с рыночной экономикой. Впрочем, особых выгод национальной промышленности эти достижения пока не принесли, так как практику проведения антидемпинговых расследований на Западе никто отменять не собирается.

Но реверансы правительств ведущих государств мира в адрес российских властей – это, скорее, явление политическое. Более требовательные эксперты утверждают, что в 2002-м году экономика страны двигалась вперед скорее по инерции, а системные реформы вообще пребывают в застое. По сути, за год правительству удалось добиться принятия лишь одного принципиально важного закона - он вводит в свободный оборот землю сельскохозяйственного назначения. Другие планы кабинета, осуществление которых могло бы резко улучшить инвестиционный климат в стране, слишком медленно оформляются в нормативные акты. Практически остановилась реформа банковского сектора, коммунального хозяйства и административного аппарата, погрязла в бесконечных согласованиях программа реструктуризации естественных монополий.

Впрочем, пассивность российских властей вполне закономерна. В 2002-м году государственная казна получила достаточно много денег и они, похоже, отбили у правительства последние желания добиваться каких-либо структурных изменений. В основном богатство России пополнялось за счет продажи нефти. Ее добыча в уходящем году выросла почти на девять процентов, а по объемам экспорта этого сырья страна вышла на второе место в мире после Саудовской Аравии.

Андрей Шарый: По данным Международной Ассоциации журналистов Россия в 2002-м году возглавила "черный список стран, наиболее опасных для работы журналистов. 13% репортеров, упомянутых в мартирологе 2002-го года, погибли именно в России. О журналистах, прессе и власти – Анна Качкаева.

Анна Качкаева:2002-й год начинался с неприятностей: январской ночью отключили "ТВ-6". К концу года судебный пристав отменил свое прежнее решение, но судьба "ТВ-6" не изменилась. После конкурса на шестую кнопку на частоте вещает трехслойный юридический гибрид под названием "Медиа-социум", созданный путем сложного политико-экономического скрещивания. Уникальный журналистский коллектив и присмиревшие олигархи, испытав крепкие объятия правителей и государственных чиновников, задушены не были, но выводы сделали. К середине года настал черед медиа-отрасли разговаривать друг с другом и всем вместе с властью. Власть диалог поощряла, отрасль не противилась. Индустрию, как сейчас принято говорить, размял российско-американский диалог в области предпринимательства СМИ, который плавно перетек в общероссийскую конференцию, на нее впервые за десять лет собрались пятьсот руководителей средств массовой информации со всей страны. Вроде бы всерьез заговорили об уходе государства с рынка и необходимости реформ, выработали даже рекомендации. Советское слово" отрасль" заменило слово "индустрия". Был создан Индустриальный комитет, в который вошли руководители крупнейших изданий, телекомпаний, радиостанций, преимущественно московских. Правительственные и кремлевские наставники настойчиво подгоняли и ускоряли процесс самоорганизации. К лету повеяло новым законом "О средствах массовой информации". И тут грянул "Норд-Ост", менеджеры отошли за кулисы, а на авансцену вновь вышли журналисты, рисковавшие, ошибавшиеся, но выполнившие свой долг. Замаячили поправки к законам "О средствах массовой информации" и "О терроризме", медиа-сообщество, состоящее из конкурентов, сильно вздрогнуло, скрипя зубами, объединилось и попросило вето. Президент выдал прессе индульгенцию, журналистов, правда, публично высек в присутствии их же начальников, а некоторым не в меру любопытным иностранцам даже пообещал обрезание. К концу уходящего года выяснилось, что у свободолюбия в России новое лицо – это амбициозный 40-летний менеджер, который еще не стал владельцем, но имеет опыт, связи, влияние и желание владеть.

Андрей Шарый: Новый год – единственный на свете праздник, который отмечают все почти при любых обстоятельствах и во всех странах мира без исключения. "Где и как вы собираетесь встречать Новый год?" – с таким вопросом обратилась за несколько дней до праздника к прохожим на улицах Москвы наш корреспондент Мария Персанова.

Мария Персанова: Где и как вы собираетесь встречать Новый год?

Женщина: Дома, в семейном кругу, а что будет - что от пенсии останется, то и купим. Пирожков напечем каких-нибудь.

Мужчина: Хотелось бы встретить в Доме кино. Я - член Союза кинематографистов, если не получится по деньгам, то дома, а где же еще - застолье.

Женщина: Новый год - мой самый любимый праздник. Обычно я его встречаю дома, всей семьей. Я люблю традиции, традиция моей семьи - ровно в 12 часов начать, не провожаем старый год, за стол садимся обязательно, даже если нет никаких гостей, одеться все-таки обязательно, елка натуральная, конечно, не всегда натуральная, но елочка обязательно. В основном, смотрим обязательно телевизор, пока уже не заснем.

Мужчина: Дома, наверное. Как обычно - поздравляем с Новым годом, иногда стихи читаю, если что.

Женщина: Я с семьей дома буду отмечать Новый год. посидим за столом, покушаем, подарки, естественно, подарят, посидим, поедим, уже там устанем, и все.

Женщина: Дома, с семьей. Обычно приходят друзья, приходят родственники, сидим, разговариваем, немножечко смотрим телевизор. Веселимся, давно не виделись, повидались, порадовались. Подарки, естественно, без них Новый год - не Новый год.

Мужчина: Дома, с мамой, с братьями, сестрами, сидим, выпиваем шампанское, веселимся, музыку слушаем. После того, как Новый год с мамой справим, пойдем куда-нибудь веселиться с друзьями, может, на дачу поедем, по-разному.

Женщина: У друзей, такая традиция у нас. Это мои близкие друзья, как обычно, там такой дом своеобразный. хозяин дома на инвалидной коляске, поэтому особенно ничего не придумаешь. Ну как - застолье, веселье, близкие друзья, общение, подарки, само собой.

Мужчина: Вот, еще не знаю, до Нового года еще надо дожить. Соберемся с друзьями где-то не дома, обычно так и встречаем, застолье, с песнями и плясками, и подарки.

Мария Персанова: Где и как вы собираетесь встречать Новый год?

Женщина: На даче, со своими родными, своими замечательными детьми. Обычно дома, но в этом году такая небольшая компания, и я очень рада, что буду среди внуков, у своего сына, праздник такой семейный. У нас елка будет живая, она растет около дома, будет хоровод, и будем танцевать.

Мужчина: Дома. Вскипятим чай, заварим и попьем чайку.

Мария Персанова: А шампанское?

Мужчина: Да что вы, нет денег на шампанское.

Женщина: С сыном, дома, как приготовим все кушать, украсив квартиру, чтобы в таком новогоднем наряде была, еще в гости знакомые придут, и будем дома. У нас такая маленькая есть блестящая елка, такая искусственная.

Мужчина: Дома. Елка и застолье. Нет, сейчас, в последние годы не живая, искусственная.

Женщина: Дома. Весело, настроение хорошее, шампанское на столе, в основном, телевизор, хорошие программы, общение, конечно, с родственниками, с друзьями. Елка бывает обязательно, только искусственная.

Мужчина: Дома. Елка, гости, выпивка и веселье, танцуем, поем обязательно, под гитару.

Женщина: Вы знаете, в последнее время уже дома. Мне 71 год, смотрим передачи, иногда нас они радуют, иногда нет, по телевизору, я имею в виду, раньше мы ходили и к нам приходили люди, и мы ходили, и в рестораны... Но это все было раньше. А сейчас уже дома. Но неплохо тоже. Мы часов в 7-8 поедим хорошо так, сын к нам приходит, поздравляет нас, а когда уже около 12 - у нас шампанское, торт, мороженое хорошее какое-нибудь, фрукты.

Мужчина: В кругу семьи. Дочки убегают на свои встречи, была жена, сейчас она умерла, ну, приглашу родственников провести приятный вечер. Общение, конечно, прежде всего. Раньше танцевали, сейчас уже немножко не тот возраст.

Мария Персанова: Так прохожие на улицах российской столицы ответили на вопрос: где и как вы собираетесь встречать Новый год?

Андрей Шарый: Для Соединенных Штатов Америки в политическом, да и в экономическом отношении, 2002-й год стал в буквальном смысле слова продолжением предыдущего, 2001 года. Трагедия 11 сентября надолго продиктовала логику действий администрации Джорджа Буша, да и, пожалуй, развития всей страны тоже. На эту тему – Александр Генис.

Александр Генис: 2002-й год Америка провела в тени 2001-го. Война, объявленная ей 11 сентября террором, так и ли иначе отразилась на жизни страны, вынуждая ее приспособиться к долгой, кровавой и тяжелой борьбе. Главной, хотя далеко не единственной ее целью, президент Буш считает разоружение Ирака. Выбор именно этого противника не всем кажется бесспорным, но американский президент, как и его самый верный союзник – английский премьер Блэр - судит о будущем по прошлому. Они твердо помнят, что даже Гитлера можно было вовремя остановить, этому помешал естественный пацифизм, присущий всякой демократии страх крови, своей и чужой.

Вынужденная выбирать меньшее из зол, Америка ищет гуманного компромисса, позволяющего добиваться победы не любой ценой. В этом ей помогает прогресс. Стремясь сократить потери, в том числе и в стане противника, Пентагон создал новое поколение оружия, целую армию роботов. Среди орудий автоматической войны - вертолеты, подводные лодки и машины с дистанционным управлением, устройства для ведения патрульной службы, микросамолеты-разведчики размером с ладонь, следящие за полем боя с высоты. Технической эволюцией руководит дух времени. Если атомная бомба, главный аргумент в споре сверхдержав, разит правых и виноватых, то новое оружие обладает высочайшей избирательностью. Беда в том, что в нынешней войне одни сражаются с врагом, а другие - с кем попало, не отличая солдат от детей и женщин. С одной стороны - оружие без человека, с другой - человек как оружие, причем единственное.

Занятая вестями с фронта, и настоящего, и будущего, Америка чуть не пропустила новость, которая может означать начало другой эволюции, уже не технической, а человеческой. Неподтвержденная весть о рождении анонимной американкой первого ребенка-клона – девочки с многозначительным именем Ева, свидетельствует: генетическая революция выходит из под контроля, с непредсказуемыми для Homo Sapiens последствиями. Еще тревожнее то, что в безумный альянс с наукой вступила эксцентрическая секта раэльянцев, обещающая человеку бессмертие. Так, обживая столь недавно начавшийся XXI век, мы убеждаемся в том, как непохожи его угрозы на те, к которым нас приучил век ХХ.

Андрей Шарый: Для Европы 2002-й год оказался скорее годом знаков, чем событий – если говорить патетически, даже, может быть, годом знамений. Первым таким значение стало введение наличного евро – тому уже 12 месяцев. Когда-нибудь, и довольно скоро, Европейский Союз станет третьей по величине в мире державой с населением 450 миллионов человек. Решение о расширении ЕС, которое, как считают многие, способно неузнаваемо преобразовать Старый Свет, принято меньше месяца назад. О наступающем звездном часе Европы и об изменении ее – вспомним Мандельштама – таинственной карты – наш корреспондент во Франции Семен Мирский.

Семен Мирский: Объединенная Европа символически шагнула из 2002-го года прямо в 2004-й. В этом очевидном парадоксе есть доля истины: на европейском саммите в Копенгагене, состоявшемся 4-го декабря, был дан зеленый свет вступлению в Европейский Союз десяти новых стран. В переводе на язык цифр это означает, что к первому мая 2004-го года объединенная Европа будет насчитывать 450 миллионов граждан и станет третьей по численности населения державой в мире после Китая и Индии.

"Великим днем для Германии и для Европы" назвал успех саммита канцлер Шредер. Как писал в своем сообщении из Копенгагена корреспондент агентства "Франс-Пресс": "Лидеры стран Евросоюза будто решили состязаться друг с другом в лирических восторгах по поводу успеха саммита". Президент Франции Ширак сказал, что "он растроган до глубины души решением о приеме десяти новых стран". Британский премьер Тони Блэр назвал решение "звездным часом Европы", а его датский коллега Расмуссен говорил о Европе, "расправившей свои крылья под знаком свободы, процветания и мира".

Но, отвлекаясь от восторга, можно все-таки согласиться с том, что принятие в ряды Европейского Союза десяти новых стран с общим населением в 75 миллионов человек это, несомненно, событие экстраординарное, в котором ощутимо дыхание истории, как в провидческих строках стихотворения "Европа" Осипа Мандельштама.

"Европа цезарей! С тех пор как в Бонапарта
Гусиное перо направил Меттерних,
Впервые за сто лет и на глазах моих
Меняется таинственная карта!"

Андрей Шарый: 2002-й год оказался не слишком удачным для Содружества Независимых государств. В отношениях между республиками бывшего Советского Союза обнаружились новые разногласия и противоречия. Да по-другому и быть не может: объективно говоря, трудно считать союзниками нынешнюю Россию и, к примеру, Туркменистан, страну с диктаторским правлением, страну с открытым культом личности, где по надуманным обвинениям к пожизненному сроку тюремного заключения приговаривают оппозиционных политиков. У микрофона - Виталий Портников:

Виталий Портников: О том, что Содружество независимых государств вот-вот перестанет существовать или уже, на самом деле, как реально действующая организация – перестало – говорят, кажется, каждый год после создания СНГ, но в этом году Содружество действительно существовало. Существовало, однако, не как организация союзников, а как организация оппонентов или даже противников.

Вспомним только некоторые конфликты из истории этого года, из истории отношений бывших советских республик. Российско-грузинские отношения, напряженные и переходящие в обмен не только заявлениями, но и силовыми ударами со стороны России по грузинской территории. Российско-белорусский конфликт - строительство союзного государства обернулось острой перепалкой, в ходе которой президент Беларуси Александр Лукашенко сравнил своего российского коллегу Владимира Путина ни с кем иным, как с Иосифом Сталиным. Конфликт между Туркменией и Узбекистаном - Туркмения объявила, что посол соседней страны причастен к подготовке государственного переворота и даже покушения на президента Туркмении Сапармурата Ниязова. Посол покинул Ашхабад буквально за несколько дней но Нового года.

Это, разумеется, отнюдь не все конфликты на постсоветском пространстве. Это те, что добавились к уже существовавшим и до сих пор не урегулированным, таким, например, как нерешенная ситуация с Абхазией, или нерешенная ситуация с Приднестровьем. Стало ясно, что единственный реальный рычаг воздействия на бывшие советские республики со стороны России - это отнюдь не экономика, а нестабильность власти в этих самых бывших советских республиках, поэтому неплохо складывались российско-украинские отношения, однако, стало ясно, что как только Украина преодолеет нынешний кризис власти, отношения между Москвой и Киевом вновь будут оставлять желать лучшего. А следующий год будет годом Казахстана, и наблюдатели уже привычно говорят, что, вероятно, в связи с этим можно ожидать кризиса власти в этой, соседней с Россией стране.

Андрей Шарый: Какое событие 2001-го года было для вас самым примечательным? Корреспонденту Александру дДядину отвечают прохожие на улицах Петербурга.

Мужчина: Сход ледников, потому что мне нравится Сергей Бодров, как актер. Естественно люди, которые там были, совершенно ни в чем не виноваты, просто так погибли. Ну, конечно, еще там в Москве захват заложников, это само собой, но мне, конечно, ближе была потеря Бодрова.

Школьница: Затопило школу в этом году, сегодня, а так у нас много хорошего. Мы хорошо закончили две четверти, меня это радует. И лето было хорошее, я отдыхала везде, где только можно. Хорошо кончилось с "Норд-Остом". Все очень переживали, но все нормально кончилось, не как всегда, как в хорошей сказке, можно сказать, а больше ничего хорошего не было.

Мужчина: У меня, например, случилась беда в этом году. Я развелся с женой. У меня такое событие нехорошее. На этом фоне ничего хорошего уже быть не может. Надеемся, что в новом году все будет хорошо.

Женщина: Я вообще-то уезжаю, это мои последние дни здесь, в России. Но не потому, что мне здесь плохо, а по другим обстоятельствам. Ничего плохого не было в моей семье, я так скажу. Все мы работаем, я прожила нормально этого год, дай Бог, чтобы следующий был не хуже.

Мужчина: В Москве - Дубровка. А все остальное спокойно. Да, все нормально, я бы хотел, чтобы президента переизбрали, и все.

Школьница: У меня в этом году родился брат. Ему сейчас 6 месяцев, дальше - я закончила более-менее школу, шестой класс, самое главное, что меня перевели в седьмой, много чего хорошего.

Мужчина: К сожалению, захват мюзикла "Норд-Ост". На самом деле, яркое и очень трагичное событие. А что касается личной жизни – то, что нет ярких, это далеко не плохо, это значит, что яркие события могут быть, как хорошие, так и плохие. А вообще в жизни все ровно, хорошо, все нормально.

Женщина: Когда обычно садишься 31-го числа за стол и начинаешь все вспоминать, конечно, радостно, зачем же вспоминать плохое, это совсем ни к чему. В целом - прогресс какой-то наблюдается, за этот год что-то прибавилось хорошее, в личной жизни и в профессиональной, сама динамика уже радует.

Мужчина: Меня уже ничего сейчас не поражает, не удивляет, событий столько много всяких, особенно негативных. Времени много провожу в сельской местности. Жизнь есть, которая более-менее еще обеспеченная - это вот по большим городам, а там очень трудно, вот это запоминается, к сожалению.

Александр Дядин: Скажите, какое событие 2002-го года было для вас самым примечательным?

Женщина: У меня родилась внучка. Самая хорошая новость. От нее ждем, конечно, чтобы она росла здоровой, умницей, послушной, всех благ ей!

Мужчина: А никакое. Ничего яркого, такого, что могло бы запомниться, в положительном плане. Плохое как-то не запоминается, ничего такого положительного я пока не нашел. Обыденность, а такого, что могло бы поддержать - пока безнадега, не совсем уж тотальная, но все равно это серое. Лето придет, солнышко выглянет, там можно будет подумать.

Женщина: Обычный год был, ничего особенного не произошло. В принципе, нормальный год был, следующий, думаю, лучше будет.

Студент: Больше всего рад, что "Спартак" не на первом месте. В учебе - поступление в университет.

Женщина: В стране - конечно, последние события с "Норд-Остом". Нет, еще вот потрясение от Олимпиады - начало года, зимняя. А в жизни – вообще, каждый год замечательный, потому что я вот в этой школе работаю, каждый год дети новые, радости какие-то и печали, все чередой проходит, что-то запоминается. Наверное, что теракт в конце года - если бы он в начале года был, то сейчас бы уже немножечко в осадок ушел. А так вот сегодня узнала, что ученик наш один в школе очень серьезно болен. Вот, на сегодняшний день это потрясение.

Мужчина: Афганистан - война, кровь. Афганистан, Чечня, основные такие вехи в этом году.

Женщина: События могут быть разные, но ведь очень главное - психологический настрой населения в стране. Вот, например, по телевизору начинают появляться позитивные такие передачи без агрессии, без надавливания. Уже нет такой агрессии, как была раньше. Раньше было - ездишь в автобусе, в поезде - и митинги. Сейчас все-таки этого совсем не стало. Я из оптимистов. Я верю, что Россия будет сильной, богатой и влиятельной страной.

Александр Дядин: Так петербуржцы отвечали на вопрос: какое событие 2001-го года было для вас самым примечательным?

Андрей Шарый: почти 13 тысяч писем пришло в минувшем году на Интернет-сайт русской службы Радио Свобода. Вот как наши слушатели и наши Интернет-корреспонденты отвечали на вопрос: "Чем вам запомнился 2002-й год?". У микрофона с обзором Интернет-почты - Татьяна Ткачук.

Татьяна Ткачук: Как бы ни хотелось сказать, что уходящий год порадовал слушателей "Свободы" светлыми и радостными событиями, но это было бы неправдой. Почти все, кто написал нам, на первое место среди запомнившихся в 2002-м году событий поставили трагедию с "Норд-Остом". Правда, видят это теракт люди по-разному, и выводы делают тоже разные. "Именно эти события показали то, что чеченский кризис зашел в тупик", – пишет Павел Викторов, "шоком года" называет случившееся на Дубровке слушатель, подписавшийся почему-то Тетя Мотя.

О вопиющей неспособности российских спецслужб предвидеть и предотвращать подобные трагедии пишет Олег Соболев из Петербурга, автора этого письма с "Норд-Остом" связывает много личного. Это его любимый с детства роман, к тому же, роль Вальки Жукова в детстве играет племянник нашего слушателя. О том, что теракт стал демонстрацией бесчеловечности российских властей, в самых разных формах, вплоть до короткого обвинения "бойня заложников", пишут почти все слушатели "Свободы". Правда, один из них вдруг спохватывается: "Народ, вопрос-то о событиях года, а не о газе на Дубровке", - и добавляет с сожалением: "Создается впечатление, что не будь этого захвата, год вообще бы прошел так, что вспомнить было бы нечего".

Но вспомнить все же есть о чем, и в письмах пунктиром прорисовываются календарные месяцы 2002-го года, зимняя Олимпиада и скандалы с российскими фигуристами и лыжниками, чемпионат мира по футболу, принесший болельщикам горечь от поражений и стыд за сборную России, многочисленные авиакатастрофы и природные бедствия, гибель съемочной группы Сергея Бодрова. "Положительным в этом году можно, пожалуй, назвать вскрытие истинной сущности явлений и действующих лиц, - пишет Андрей, - стало хотя бы ясно, где талиб, а где нормальный человек, кто стремится к демократии в России, а кто мечтает о железных Феликсах и повороте вспять, не только рек, но и времени". Но реки, как и время в обратную сторону не движутся. И если мир, политики и природа в уходящем году не предоставили нам поводов быть счастливыми, то это означает лишь одно: резервы для хорошего настроения стоит искать в себе, своей семье, среде друзей и близких. Дочка в школу пошла - написал нам Влад о самом запомнившемся ему событии года, и это единственное письмо, которое вызвало у меня улыбку.

Андрей Шарый: Победа сборной России в теннисном кубке Дэвиса стала самой громкой национальной спортивной победой минувшего года. Многое другое – чемпионаты мира по футболу и баскетболу, зимняя Олимпиада – проиграны. Более ста лет назад писатель и публицист Влас Дорошевич придумал словечко "патриотарство" – так называл он квасной патриотизм. Как считает автор и ведущий программы "Прессинг" Валерий Винокуров, в нынешней России квасной патриотизм на спортивной почве перерос в патриотическую истерию.

Валерий Винокуров: Аналитика и проблематика, эти корни спортивного журналистского древа, которые особенно необходимо орошать в годы крупнейших форумов, олимпиад и футбольных чемпионатов мира, в России засохли. Их сменило патриотарство, как более 100 лет назад называл Влас Дорошевич квасной патриотизм, ныне, увы, развившийся в патриотическую истерию.

Чиновникам, с небескорыстной помощью карманных журналистов, выгодно переводить стрелки с собственных провалов на мнимые заговоры соперников. Далеко отставшая от лидеров олимпийская команда России, к концу года даже уменьшившая свой и без того небогатый урожай медалей после проигрыша в суде Лазутиной и Даниловой, была умело уведена из-под критики воплями о вручении второй золотой медали канадским фигуристам и неправедном, якобы, допинг-контроле, хотя, между прочим, Михаилу Иванову перепало золото, отобранное у Мюллега. Очень умело увели от анализа и футбольную сборную, провалившуюся в Японии, быстренько сменив ее тренера, словно бы только он развалил все футбольное хозяйство. А коль скоро о главных неудачах выгодно было забыть, естественно, мгновенно ушли в тень проигравшие все в мире и Европе пловцы и гимнасты, баскетболисты и тяжелоатлеты, хоккеисты и гандболисты.

Дабы не говорить о массе поражений в футбольных еврокубках, в качестве щита выставлен "Локомотив", а неумение от отсутствия практики вести глубокий анализ, привело к тому, что даже редкие успехи вроде первой победы волейбольной сборной в мировой лиге озабоченные борьбой с мельницами патриотары не замечают. Но ведь и им хочется покричать не только "против", но и "за". Когда новая футбольная сборная выиграла в Москве у ирландцев, победу сравнили не с какой-нибудь иной спортивной, а. ни более, ни менее, как с кутузовским Бородиным. К празднованию выигрыша Кубка Дэвиса был привлечен президент страны, а депутатов Госдумы, дабы выделили деньги, теперь уверяют в неминуемой командной победе в Афинах на Олимпиаде-2004. Но кто из патриотаров, поднимая бокалы, вспомнит о миллионе долларов, выброшенном на обещание провести чемпионат Европы по футболу, не имея стадионов, аэропортов и гостиниц.

Андрей Шарый: Итоги театрального года подводит Марина Тимашева:

Марина Тимашева: Начну с самого мрачного. Впервые за всю историю своего существования слово " театр" стало ассоциироваться со словами "терроризм" и "захват заложников". Никто из моих коллег- критиков не отважится в ближайшие годы пошутить словами Хармса "Театр закрывается, нас всех тошнит". И никто из педагогов театральных Вузов не начнет занятия своей любимой фразой: "Любите ли вы театр? Так придите и умрите в нем".

Все остальные профессиональные проблемы невесомы в сравнении с реальной человеческой трагедией, разыгравшейся в театральном центре на Дубровке. Но они есть. Самая важная - проблема репертуара. Театральные афиши по-прежнему опираются на классику, и когда режиссера приглашают на постановку, первое, что он слышит: "Только не "Вишневый сад". Отсюда попытка главных театральных сцен найти хорошие современные пьесы. Если не считать пьесы "Облом- off", написанной и поставленной самим драматургом Михаилом Угаровым, старания тщетны. Даже хуже: они приводят к появлению однотипных сочинений, рисующих всю жизнь, весь мир, всех людей дерьмом и написанных языком, который услышишь не во всякой подворотне. Выполненные в соответствии с новым социальным заказом, они могут претендовать на титул " актуальной" драматургии. По аналогии с так называемыми "актуальными художниками", которые режут в галереях живых баранов и испражняются под полотнами великих мастеров. Все это совершенно не ново для театра ( в 60-е годы продвинутые театры Европы рвали головы курицам), и уж тем более не ново в сравнении с рок и панк-культурой ( вспомните Оззи Осборна, поедающего летучую мышь, и других героев, резавших себе на сцене вены).

Вторая серьезнейшая проблема современного театра - нежелание молодых режиссеров возглавлять театры. Куда проще и удобнее ездить из города в город и за короткое время, но приличное вознаграждение, ставить разные пьесы с разными актерами. Эта ситуация грозит уничтожить модель российского репертуарного театра - театра-дома, театра- коллектива единомышленников. Добавьте сюда еще и то, что в театр приходит новое поколение продюсеров. Им ничего не стоит одной рукой предлагать Большому театру оперу на текст Владимира Сорокина, а другой - Патриарху Всея Руси Алексию Второму Пасхальный музыкальный фестиваль. В погоне за модой, кстати, Большой театр признает своими солистами и звездами Николая Баскова и Анастасию Волочкову.

Несмотря на все вышесказанное, театр по сей день остается своего рода культурным заповедником. Его по-прежнему возглавляют режиссеры-лидеры: Петр Фоменко, Лев Додин, Марк Захаров, Юрий Любимов, Анатолий Васильев. За ними идут Сергей Женовач и Григорий Козлов, Анатолий Праудин и Григорий Дитятковский. И уже совсем молодые - Нина Чусова и Миндаугас Карбаускис, Андрей Прикотенко - ставят спектакли на главных сценах страны. По-прежнему сильна российская провинция: Казань и Ярославль, Новосибирск и Омск, Якутск и Самара - каждый год представлены в номинациях на национальную премию "Золотая маска". В поисках хороших режиссеров столичные театры объявили сезон охоты на мастеров из Грузии, Эстонии, Литвы. Один за другим спектакли выпускают на московских сценах Роберт Стуруа и Римас Туминас, и вот уже подписан контракт на работу в Москве с самим Эймунтасом Некрошюсом. Он будет ставить, да-да, не смейтесь, "Вишневый сад". Что до выдающихся театральных художников и артистов - сколько не придумай премий, на всех не хватит. А для того, чтобы был театр - говорил Немирович-Данченко, и его слов время не отменило - нужно два актера и коврик.

Андрей Шарый: Вот короткий список фильмов-лауреатов 2002-го года: больше всего Оскаров получила картины "Игры разума" Рона Ховарда про безумного гения-математика, лучшим неанглоязычным фильмом признан в США фильм боснийца Даниса Тановича "Ничья земля". На фестивале в Каннах победил Роман Полански с фильмом "Пианист", в Москве - Александр Рогожкин с фильмом "Кукушка". Русским кандидатом на Оскар 2003-го года стал Андрей Михалков-Кончаловский с картиной "Дом Дураков". Свои итоги кино-года подводит Андрей Плахов:

Андрей Плахов: Разговоры о кризисе кино, которых было очень много в связи со столетием кинематографа и вообще за последнее время, абсолютно не оправдались. Наоборот, в этом году мы ощущаем подъем, отчасти и в американском, и, несомненно, в азиатском кино, конечно, в кино европейском. Я считаю, что такие режиссеры, как Франсуа Озон, который снял фильм "Восемь женщин", Педро Альмодовар - картина "Поговори с ней", и Аки Каурисмяки - замечательный финский режиссер с его фильмом "Человек без прошлого" - просто сделали, может, лучшие картины в своем творчестве. А это как раз те режиссеры, которые определяют сегодняшнюю ситуацию в европейском кино.

Что касается кино российского, то и оно, несмотря на многочисленные проблемы, сопутствующие его развитию, все-таки достигло определенных результатов интересных в этом году, и, прежде всего, следует назвать, может быть, две или три картины. Прежде всего, "Кукушка" Александра Рогожкина, это тоже режиссер, которого можно рассматривать в контексте европейском и мировом, очень серьезный и очень интересный, и картина "Кукушка" - одна из лучших его работ. Наконец, фильм Киры Муратовой "Чеховские мотивы", и еще два или три фильма, в частности, фильм Андрея Кончаловского "Дом Дураков", фильм Алексея Балабанова "Война" - это все фильмы, имеющие и безусловные профессиональные достижения, и вызвавшие большой общественный интерес.

К сожалению, приходится говорить и о печальных итогах года в российском кино. Это, несомненно, потеря такого замечательного актера и режиссера, как Сергей Бодров-младший, который был очень важен для всего пейзажа нового российского кино.

Как положительное можно отметить достаточно большое количество режиссерских дебютов в российском кинематографе в этом году, а если вернуться в сторону мирового кино, то я бы назвал такую интересную тенденцию, как обращение современного кинематографа к прошлому, создание ретро-мелодрам, ретро-комедий и ретро-мюзиклов, возрождение старых жанров.

Андрей Шарый: В историю русской изящной словесности 2002-й год войдет не как год громких литературных открытий, а как год громких судебных процессов над российскими писателями. Так считает моя коллега Елена Фанайлова:

Елена Фанайлова: Если 1999-й год был годом черного пиара в политической жизни России, то 2002-й - год черного пиара в русской литературе. Победили агрессивные маркетинговые стратегии. Главные скандалы года связаны с именем издателя Александра Иванова - в его издательстве "Ад Маргинем" вышел плохо написанный, зато полный имперского пафоса роман "Господин Гексоген" Александра Проханова. Ему присуждается премия "Национальный бестселлер". Иванов издает и находящегося под судом по обвинению в терроризме Эдуарда Лимонова, чья "Книга воды" получает премию Андрея Белого, и скандальные романы "Голубое сало" и "Лед" Владимира Сорокина. Против Сорокина по инициативе околопрезидентского молодежного движения "Идущие вместе" возбуждается уголовное дело по обвинению в порнографии. Дело Сорокина становится маркером общественных настроений. И литературные либералы, и литературные консерваторы вынуждены играть по европейским правилам и защищать писателя от государства, оговаривая отдельно, что проза Сорокина никому не нравится.

Жюри самой влиятельной российской премии - Большого Букера - включает роман Сорокина "Лед" в шорт-лист с формулировкой: "Единственный способ выразить протест против травли писателя". Впрочем, мрачная постутопия Сорокина вовсе не выглядит инородным телом в том устрашающем шорт-листе Букера, который сформирован председателем жюри Владимиром Маканиным. Прежде всего, это список устаревших моделей мышления.

Критики трактуют победу агрессивного маркетинга на литературном рынке как утрату русской литературой ее гуманитарных принципов. Между тем, издательства сами сворачивают сильные интеллектуальные проекты, способные противостоять литературному мусору, такие, как серия "Оригинал" в издательстве "Олма".

В этом году публикуются и две настоящие книги: проза классиков андерграунда, московского и питерского, издательство "ОГИ" выпускает книгу Павла Улитина "Разговор о рыбе", а "Новое литературное обозрение" - "Заметки о чаепитии и землетрясениях" Леона Богданова. И - впервые в практике российского книжного бизнеса - к нему проявляет интерес директор Франкфуртской книжной ярмарки. Он дает пресс-конференцию на ноябрьской ярмарке интеллектуальной литературы, поскольку в следующем году Россия будет специальным гостем Франкфурта.

Андрей Шарый: Корреспондент Радио Свобода Дарья Здравомыслова предложила уральцам ответить на вопрос: чего вы ждете от нового, 2003-го года?

Мужчина: Жду тепла солнца, хорошей погоды, хорошего состояния здоровья своим родным, близким, успехов и счастья.

Женщина: Ничего хорошего, в общем-то. Что пенсионеру можно ждать хорошего? Я считаю, что ничего абсолютно. Ждать я не буду ничего, потому что я знаю, что это нереально.

Мужчина: Здоровья. Сейчас вот в санаторий еду, так что здоровья, только и все.

Женщина: Ой, чтобы побольше прибавили пенсию немножко, чтобы детям хорошо моим жилось, и вообще, хочу, чтобы все люди тоже пожили получше этот год.

Мужчина: Счастья, чего еще человек может ждать от Нового года? И для меня, и для ребенка, и для жены. Что еще нужно, кроме счастья? Все остальное само по себе приложится.

Женщина: Работу найти хорошую, чтобы жить лучше. Сейчас я не работаю, пока ищу работу.

Мужчина: Поменьше проблем и, конечно, новых хороших ожиданий в Новом году. Чтобы поменьше депрессий было, усталости, и побольше терпения.

Женщина: Стабильности, потому что, видите, нас бросает то вверх, то вниз, пенсию чуть-чуть поднимут, а квартплату очень сильно. Поэтому вот эта вот неуверенность, вот в советское время все же лучше было. Мы работали, стабильно получали, мы знали, что у нас работа будет, а сейчас особенно молодежь мне так жаль, они с высшим образованием и не могут ничего найти.

Мужчина: Я в этом году институт заканчиваю. Надеюсь, у меня все получится. Найду работу хорошую, надеюсь, что все будет хорошо, у нашей семьи все будет отлично, а то мы маленько поругались.

Женщина: Чтобы люди жить стали лучше, счастливее, чтобы добрее друг к другу были, человечнее, чтобы у всех все прекрасно было.

Мужчина: Ничего хорошего. А чего ждать можно? Коммунальные услуги поднялись, электроэнергия и коммунальные услуги, все это - ну куда это годится? Пенсии мизерные, продукты дорожают - на что жить нам, пенсионерам.

Дарья Здравомыслова: Чего вы ждете от нового, 2003-го года?

Женщина: От нового года мы ждем, чтобы пенсионерам подняли пенсии, чтобы они могли платить за квартиру и по минимуму хотя бы проживали, чтобы платили за питание и все, чтобы они хорошо питались, самое главное. А молодым мы желаем счастья, здоровья, любви и, самое главное - чтобы денег было, конечно, чтобы молодых девушек водили в кино и покупали им что-то.

Мужчина: Я думаю, перемен в жизни, хорошо заработать, купить квартиру.

Женщина: Материального положения улучшенного и каких-то продвижений в карьере. Ну, кроме того, я думаю, что не ухудшится никаким образом ситуация в семье, все будет хорошо, и вообще, все будет замечательно.

Мужчина: Счастья и здоровья. Главное - здоровья. Я уже пенсионер, только здоровье надо, у меня все есть, внучка есть, квартира есть, ну, что надо - у меня все есть. Только здоровье.

Женщина: Ничего хорошего. Нет, скорее, нет, чем да. На работе проблемы, в общем-то, дома тоже не без этого, я не думаю, что они решатся в 2003-м году.

Мужчина: Радости в жизни, любви, любви хочу, нету ее в России, просто ее не осталось, все деньги, деньги, а хочется просто любовь.

Женщина: Наверное, чтобы к учителям лицом повернулось наше правительство, потому что они о повышении говорят, а на самом деле ничего не повышают, а учителя живут на мизерную зарплату. Так жить просто нельзя. Учителям - нельзя, ну, другим людям тоже нельзя, но учителям тем более, потому что они новое поколение учат, а это очень важно.

Мужчина: Да, чтобы еще лучше было. И так хорошо, еще чтобы лучше было, чтобы любви больше было, счастья больше было. Да, все будет, все будет.

Дарья Здравомыслова: Так жители Екатеринбурга отвечали на вопрос: чего вы ждете от нового, 2003-го года?

Андрей Шарый: 2002 год – это последний год в обозримом будущем, когда человечество могло позволить себе роскошь жить в плену нумерологических символов. Роскошь, замечу, длилась долго: в 1999 году знамением считались три девятки подряд, потом с упоением праздновали ненастоящий миллeниум, потом наступило наконец подлинное третье тысячелетие. Позади еще один год черной магии, симметричный 2002 год – в наименовании которого двойки охраняют нули. Очевидно, теперь жизнь наша станет спокойной и изменится к лучшему. Давайте в это верить хотя бы в Новогоднюю ночь.

XS
SM
MD
LG