Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Демонстрация телеканалом "Аль-Джазира" интервью с Бин Ладеном и Яндарбиевым

  • Сергей Данилочкин

Сергей Данилочкин и Елена Рыковцева беседуют с корреспондентом телеканала "Аль-Джазира" Акрамом Хазамом и востоковедом Владимиром Кедровым.

Сергей Данилочкин: Вчера вечером катарский телеканал "Аль-Джазира" передал в эфир послание, приписываемое Бин Ладену. Голос на пленке, полученной телекомпанией, принадлежит Усаме Бин Ладену - заключили международные эксперты и официальные лица в Вашингтоне. Американец Джордж Майкл, который работал с прежними записями Бин Ладена, заявил Би-би-си, что на пленке действительно записано обращение самого Бин Ладена - он готов подтвердить это под присягой. В обращении лидер международных террористов угрожает всем союзникам США и приветствует недавние теракты на острове Бали, в Йемене, Кувейте и захват заложников в Москве. В Московской студии Радио Свобода находятся корреспондент телеканала "Аль-Джазира" Акрам Хазам, специалист-востоковед Владимир Кедров и моя коллега Елена Рыковцева. Первый вопрос уважаемому Акраму - знаете ли вы, каким образом эта пленка попала в вашу телекомпанию? Была ли у ваших коллег уверенность в подлинности записи? И еще - не смутили ли их, по сути, открытые угрозы Усамы Бин Ладена продолжать террористические нападения?

Акрам Хазам: Первое - я лично не знаю, как попала та пленка в нашу редакцию, в штаб-квартиру в Катаре, и они сами это не сообщили, и не будут сообщать, потому что это, как мы всегда говорим, секрет фирмы. Что касается второго вопроса, то и редакция, и я самолично, когда услышали - это стопроцентно голос Усамы Бин Ладена. Третье, что касается того, что дать возможность прямого эфира для террориста, как вы говорите - я еще раз повторяю, что мы занимаемся здесь журналистикой, а не политикой. Для США он террорист, или для России это террорист - они имеют право, но мы тоже имеем право показать, и дать возможность говорить. Наоборот, это будет лучше для спецслужб – узнать, какие планы у Усамы Бин Ладена.

Сергей Данилочкин: Я бы хотел обратиться к Владимиру Кедрову, специалисту-востоковеду, Владимир, каково ваше мнение о целях подобных выступлений Усамы Бин Ладена или других лидеров террористических организаций? Мне кажется, есть какой-то план, когда они после длительного периода молчания вновь привлекают к себе внимание.

Владимир Кедров: Мне кажется, что Бин Ладен - фигура в значительной степени для нас непонятная, противоречивая. в настоящее время он является не столько лидером некой организации, которая называется "Аль-Каида," сколько пиар-деятелем всех международных террористических организаций. Мне кажется, что такого рода выступления Бин Ладена после крупных акций, проведенных его сторонниками в тех или иных странах, являются лучшим проявлением его искусства пиарщика. Потому что, как мне представляется, цель всех террористических акций, которые проводятся в тех или иных частях нашей планеты исламскими террористами - я думаю, цели как бы две, на мой взгляд. Я не думаю, что эти люди столь наивны, чтобы пытаться таким образом нарушить сложившийся мировой порядок. Мне кажется, главная цель - внести страх в сердца и умы западного сообщества. Они нанесли болевую точку. Для западного мира очень чувствительны людские потери. И именно, используя боль европейцев, американцев и других представителей западного мира, которую наносят им теракты, влекущие за собой большое количество жертв, они их используют. Может, это кощунственно сказать, но используют достаточно умело. Другая цель, мне кажется, заключается в том, что каждый такой акт привлекает к числу сторонников Бин Ладена или в лагерь исламских террористов большое количество молодежи, которые видят, что эти акции приносят успех. И отсюда еще возникает другое течение. Люди в арабском, исламском мире, которые видят, что деятельности террористов приносит такие "успехи", оговорюсь, это, конечно, кощунственно говорить, но это действительно так, они начинают поддерживать, проникаются уверенностью в том, что это дело справедливо и может победить. В принципе, мне кажется, терроризм нашел то средство противостояния западному миру, которое мусульманский мир долго не мог найти.

Елена Рыковцева: Я хотела бы сказать, что сегодня в эфире "Аль-Джазиры" прозвучало не менее сенсационное интервью с Зелимханом Яндарбиевым, обращение Усамы Бин Ладена несколько заслонило его, но, тем не менее, интервью прозвучало, и взял его собственный корреспондент телекомпании в Москве Акрам Хазам, который находится сейчас в нашей студии. И что любопытно - накануне в программе Вести недели государственного канала было сказано так: "Катарский министр иностранных дел Ахмед Бен Абдалла Аль Махмуд заявил, что власти его страны рассматривают варианты депортации Зелимхана Яндарбиева. Примечательно, что одного из лидеров экстремистов собираются выдать по запросу Генпрокуратуры России. Яндарбиев уже давно обосновался в Катаре и жил там, абсолютно не скрываясь. Но, похоже, власти Катара на этот раз настроены серьезно. Во всяком случае, по нашим данным, спутниковый информационный канал "Аль-Джазира", штаб-квартира которого также расположена в эмирате, недавно принял решение не показывать в своем эфире интервью с Яндарбиевым". Однако, все оказалось не так, интервью вышло в эфир. Дело в том, что для российских журналистов это интервью сенсационное в том смысле, что они лишены возможности впрямую цитировать людей, которых называют террористами. Поэтому я бы хотела вас спросить о подробностях этого разговора.

Акрам Хазам: Вы знаете, я, когда взял интервью у Яндарбиева, у меня были две цели. Первая: на самом деле причастен ли он к этой операции, которая была в Москве недавно? Второе - знал ли Аслан Масхадов об этой операции? На мой взгляд, Яндарбиев был в курсе этой акции, которая была в Москве.

Елена Рыковцева: Как он объяснял свой телефонный разговор с Мовсаром Бараевым?

Акрам Хазам: Сначала он убегал от этого вопроса, не ответил, а потом, когда я провоцировал его, и говорю - а как у вас есть телефон этого Бараева, который находился в театре - прозвучала такая фраза из его уст, что "я все знаю, что происходит в Чечне и что может произойти". То есть, все-таки подтекстом можно предположить, что он на самом деле был в курсе того, что происходит. Но он категорически, и, на мой взгляд, здесь, кажется, он прав, что Аслан Масхадов не был в курсе этой операции, но самая главная ошибка Масхадова, это уже мои слова, не его, что он занял выжидательную позицию. То есть, если вдруг Путин идет на уступки, значит, может Масхадов объявить, что, на самом деле, он организовал эту акцию и заставил Путина пойти на уступки. Но этого не вышло, и он осудил эту акцию. Но, по словам Яндарбиева, Масхадов, на самом деле, не в курсе абсолютно.

Елена Рыковцева: И ваша личная точка зрения состоит в том же - Масхадов не в курсе?

Акрам Хазам: Да. Я на следующий день после захвата театра имел телефонный разговор с Закаевым. И он говорил: "Клянусь, мы не знаем, кто эти люди, поехали в Москву". На самом деле, если Закаев так говорит, почему я должен думать, что он врет, тем более, что он сразу осудил, между прочим, в отличие от Масхадова. Поэтому кажется, что и Закаев, Масхадов, они, на самом деле, не в курсе того, что произошло. Здесь я хочу сказать насчет такого момента: самое главное в Чечне сейчас, от чего рождаются именно эти люди, типа таких, которые приехали в Москву - кто-то потерял отца, кто-то потерял брата, там идут, на самом деле, нарушения прав человека со стороны федералов, и это очень помогает в рождении этих людей. Следующий момент, о котором говорил мой оппонент - феномен Бин Ладена сейчас очень распространен в Чечне, и это очень опасно. Если власть в России не сделает усилия для улучшения жизни в Чечне, мы можем ждать от этих людей чего угодно, в самой Чечне или в Москве.

Елена Рыковцева: Подтвердил ли Яндарбиев роль Шамиля Басаева во всей этой истории с заложниками?

Акрам Хазам: Да. Он говорил, что Шамиль Басаев от и до знал, что происходит - насчет этой операции.

Елена Рыковцева: Что думает Яндарбиев о возможности мирных переговоров?

Акрам Хазам: Он, между прочим, категорически против, то есть, в отличие от Закаева, допустим, который, на мой взгляд очень умеренный, Яндарбиев категорически против переговоров с Путиным или другими руководителями в России. На мой взгляд, это, на самом деле, фигура, с которой нельзя сидеть за столом переговоров, поскольку он очень грубый, агрессивный и так далее.

Елена Рыковцева: Угрожал ли он новыми террористическими акциями в России?

Акрам Хазам: Не сказал, но, во всяком случае, сказал, что такие акции будут, не только в Москве, но и будут, и будут, и будут.

Елена Рыковцева: Акрам, несколько лет назад, в 1999-м году, в "Московских новостях" вышла статья, она называлась: "Лесин-тур против Масхадов-тура", - речь шла о том, что и Министерство печати, то есть, государство, и Масхадов возят разными способами в Чечню иностранных журналистов, и стараются показать им ту Чечню, которую, они считают, должны увидеть иностранные корреспонденты. Не было ли в последнее время попыток со стороны Масхадова, или со стороны Кремля создать такую же группу и привести ее в Чечню?

Акрам Хазам: Недавно нам сообщили, что 17-го числа через аппарат Ястржембского состоится первая поездка туда. Но я вам заранее скажу, что это будет смешно. Потому что рядом или вокруг каждого журналиста 4-5 офицеров ФСБ, КГБ, я не знаю, разные, и, естественно, для журналиста это абсолютно неприемлемо. Мы не можем работать. Мы попробовали два года назад тоже через аппарат Ястржембского. И там ужас был. Естественно. любой чеченец боялся, когда вокруг меня там офицеры.

Елена Рыковцева: К вам не подступиться.

Акрам Хазам: Естественно. И, естественно, мы не можем дать объективную информацию, то же самое, что сделали раньше Масхадов или Басаев, или другие. Тоже пригласили... Или, допустим, я был у Хаттаба в 1997-м году. Я, естественно, не мог объективно, свободно осветить то, что я видел, потому что могли они на месте расстрелять меня, понимаете. То же самое сейчас происходит со стороны России. Это очень против России, потому что, если то, что мы видим по телевидению, эти репортажи, которые говорят, что в Чечне все прекрасно, хорошо, школы начали работать, больницы работают – вранье, настоящее вранье, и это против самого Путина, против политики Кремля.

Елена Рыковцева: Акрам, мне совсем недавно рассказали одну историю, связанную с вашим имеем: сразу же после освобождения заложников была программа Владимира Познера "Времена", был выпуск, который идет на орбиту, этот выпуск идет в прямом эфире, и следующий выпуск, который традиционно идет в записи - шел на Москву. Мне сказали, что часть вашего выступления была вырезана для показа на Москву. Что вы сказали такого, что пришлось вырезать сотрудникам телекомпании, изготовителям этой программы?

Акрам Хазам: К сожалению, уважаемый господин Познер, не знаю, он сам резал то, что было в эфире, или сверху было указание убрать, значит, был следующий момент, он меня спрашивал, имеете ли вы право показать террористов на вашей телекомпании, я ему еще раз говорю, что мы журналисты, мы не вмешиваемся в политику. И я ему сказал, что, в отличие от вас мы никогда не показываем тела Бараева рядом с бутылкой с коньяком, это смешно было. Второй момент, что они показывали Масхадова, якобы, он поддержал эту акцию. И я ему сказал, что эта запись была три месяца назад после объединительного съезда с Басаевым, тогда у Масхадова была эта запись, где он сказал: "Да, мы будем проводить диверсионные акции против федералов внутри Чечни". Вот что они вырезали из программы "Время".

Елена Рыковцева: Теперь мы будем знать, что именно они вырезают, и еще такой вопрос: вообще как складываются отношения вашего бюро с государственными каналами, звонили ли вам, обращаются, интересуются ли вашей работой, просят ли пленки?

Акрам Хазам: Вы знаете, у нас постоянно просят, звонят, естественно, на счет пленки, насчет выступления Бин Ладена, интервью с Яндарбиевым и так далее. Но я слышал много вопросов о том, звонили ли спецслужбы - никто мне не звонил, никто меня не проверял, работаем свободно и спокойно.

Елена Рыковцева: То есть, наверное, спецслужбы просто смотрят вас по телевидению?

Акрам Хазам: Естественно, и записывают, потому что мы вещаем через Москву, и не только наши передачи, все передачи иностранных журналистов записываются здесь в ФСБ или в специальных органах.

Елена Рыковцева: Акрам, недавно в Кувейте было закрыто представительство вашей телекомпании, якобы, за необъективность, тенденциозность. Вы не боитесь, что такая же участь ждет ваше бюро в Москве?

Акрам Хазам: У меня такой боязни нет. Я не боюсь, на самом деле, поскольку, пока, и слава Богу, работа иностранных журналистов, пока, я еще раз повторяю, нормальная и свободная, но не дай Бог, чтобы они пошли на такую глупость, какая была в Кувейте или Иордании. И тогда, извините, закрывайте тему демократии вообще в России или свободы слова.

XS
SM
MD
LG