Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Загадочная история предотвращения крупного теракта в Москве


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Саленков и Дмитрий Казнин.

Кирилл Кобрин: Главная тема этого часа нашей программы – произошедшая в выходные загадочная история предотвращения крупного теракта – так, по крайней мере, утверждают правоохранительные органы и спецслужбы - теракта в Москве.

Напомню, в ночь с пятницы на субботу в Спиридоньевском переулке была обнаружена машина, начиненная взрывчаткой. По этому адресу ее доставил бывший военный-подводник Александр Пуманэ. На допросе он признался, что работал по «заказу» неких выходцев с Кавказа, и, в конечном итоге, должен был перегнать автомобиль к Бородинской панораме. После допроса Пуманэ скоропостижно умер. Как выяснилось – от побоев. Подробно об этой истории рассказывает мой коллега Михаил Саленков.3 Машину, за рулем которой находился Александр Пуманэ, сотрудники милиции остановили в пятницу примерно в половине второго ночи. По словам милиционеров, у него не оказалось водительских прав, к тому же Пуманэ был в состоянии наркотического опьянения. В его машине «ВАЗ-2105» были обнаружены 200-граммовая тротиловая шашка и две осколочные мины направленного действия «МОН-50». Одна такая мина привела к гибели 49 человек на военном параде в Каспийске 9 мая 2002 года. Взрывные устройства были соединены проводами и выведены на пульт дистанционного управления в салоне. Однако, как позже выяснили взрывотехники, в системе отсутствовало питание, поэтому она была относительно безопасна.

На допросе Александр Пуманэ признался, что неизвестный человек славянской внешности попросил его перегнать в район Кутузовского проспекта три машины и припарковать их у Бородинской панорамы, рядом с правительственной трассой. За это ему было обещано вознаграждение – 1 тысяча долларов. Все три автомобиля были обнаружены и проверены. Взрывчатка оказалась только в одном – «ВАЗ-2105», в котором ехал Пуманэ.

По версии источника из правоохранительных органов, слова которого приводит газета «Коммерсант», «не исключено, что Пуманэ - террорист-одиночка, готовивший взрыв кортежа кого-то из первых лиц государства. Мотив есть: в 38 лет отставной подводник остался с кучей профессиональных заболеваний и маленькой пенсией».

Сегодня о личности санкт-петербуржца Александра Пуманэ известно уже довольно много. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Дмитрий Казнин.

Дмитрий Казнин: Офицер-подводник Александр Пуманэ жил в последние годы в Пушкине, под Петербургом. Он принадлежал к семье потомственных военных моряков. Как рассказал директор Петербургского клуба моряков-подводников Игорь Курдин, Александр Пуманэ в клубе не состоял, однако его знали многие члены клуба.

Игорь Курдин: В 1989 году он окончил Высшее военно-морское училище имени Кирова в городе Баку. Там же преподавал его отец. И с 1989 по 1999 год, то есть в течение 10 лет, он проходил службу на атомных подводных крейсерах Северного флота, в частности, в 13-ой дивизии. Начал он молодым лейтенантом на подводной лодке «К-18» «Карелия», и затем уже стал штурманом на подводной лодке «К-114» «Тула». Участвовал в нескольких дальних походах. В общем-то, был достаточно толковым офицером, по отзывам сослуживцев. В 1999 году уволился в запас, переехал сюда, в Петербург. С тех пор о нем мало кто что знает, потому что связей со своими бывшими сослуживцами он особо не поддерживал, в клубе у нас не появлялся. По некоторым слухам, он ушел в бизнес. К нам в клуб после этих сообщений пришел человек, который знал его с самого детства, тоже капитан 1-го ранга в отставке Игорь Владимирович, и он сказал, что «Саша не мог этого сделать, я его знаю, это какое-то недоразумение».

Дмитрий Казнин: Одна из родственниц Александра Пуманэ заявила агентству «Интерфакс»: «Мы уверены, что Александра подставили. Не мог потомственный офицер связаться с террористами. Он очень остро переживал события в Беслане, носил в «Красный Крест» вещи для пострадавших. А его без решения суда уже признали виновным в страшном преступлении». «Мы уверены, что его убили специально, чтобы было сложнее установить истину», - сказала агентству «Интерфакс» родственница Александр Пуманэ.

Михаил Саленков: После допроса, как сообщалось официально, Александр Пуманэ почувствовал себя плохо, и был доставлен в Институт имени Склифосовского, где, якобы, скончался от острой сердечной недостаточности. Однако вскоре стало известно, что смерть задержанного наступила в результате тяжких телесных повреждений – об этом говорится в медицинском заключении. По предварительным данным Московской прокуратуры, которая начала расследование этого дела, Пуманэ был избит в следственном изоляторе. У него обнаружена обширная гематома головного мозга, множественные ушибы мягких тканей спины и живота, переломы челюсти и основания черепа.

Правозащитник Борис Пантелеев, который занимается исследованием такого рода случаев, говорит, что чаще всего дела о превышении должностных полномочий, проще говоря, пыток, вообще не доходят до суда.

Борис Пантелеев: Это, к сожалению, характерная картинка не только для милиции, но и для тюрем. Менталитет, он, к сожалению, везде одинаковый, и у милиционеров, у многих представителей пенитенциарной системы. Естественно, и те, и другие очень и очень недовольны, когда факты произвола и беспредела выходят наружу, стараются это максимально как-то заретушировать. Такие вещи происходят. Это ж не первый уже случай, когда, например, запихивают в КПЗ человека, его избивают, а потом милиционеры, оправдываясь, пытаются говорить: он избил себя сам. Тут много причин. Это и всеобщее ожесточение, которое сейчас, это и низкий культурный уровень, это и недостаточный общественный контроль за ними.

Михаил Саленков: Какую ответственность могут понести те люди, чья причастность к этому избиению будет доказана?

Борис Пантелеев: На них распространяется Уголовный кодекс, как и на любого гражданина, должен во всяком случае распространяться. Но, к сожалению, практика такова, что до суда... даже если дело возбуждается, до суда дело, как правило, не доходит, его по тем или иным причинам закрывают.

Например, в Челябинской области после волнений в челябинских колониях нам был дан официальный ответ прокуратуры о том, что возбуждены уголовные дела по фактам нарушений прав этих заключенных, и в этом же ответе было сказано, что никаких нарушений прав заключенных не найдено проведенной проверкой.

Ну, или, например, начальник Оперативного отдела, у нас был такой в Санкт-Петербурге, одного из следственных изоляторов для малолеток Джанишвили, он был привлечен к ответственности за растление малолетних, а потом дело закрыли. А он после этого стал ходить в следственный изолятор уже в качестве адвоката.

Михаил Саленков: А как вы думаете, какие-то механизмы борьбы с пытками существуют?

Борис Пантелеев: Тут комплекс мер должен быть. Во-первых, естественно, закон об общественном контроле за местами принудительного содержания, который в Государственной Думе уже шестой год пылится, и до сих пор его принять не могут. Авторы, по-моему, Карапетян и Борщев. Кстати говоря, Борщева, который сейчас является председателем общественного совета при ГУИНе, так вот, уж его, казалось бы, в первую очередь должны брать во всякого рода инспекционные поездки, которые, так сказать, выезжают в «горячие точки» так называемые. Но даже его не берут туда, не приглашают. Кроме принятия этого закона, естественно, в комплекс мер должно входить и повышение зарплаты сотрудникам, и более четкая кадровая политика при приеме на работу. Ведь, как правило, берут абы кого.

Михаил Саленков: Скажите, вот родственники Александр Пуманэ, который погиб в результате такого жестокого с ним обращения, они могут обратиться в суд, и чего они там могут добиться?

Борис Пантелеев: Надо обратиться. Обратиться у нас может любой гражданин. И родственники, которым я выражаю, конечно, свои соболезнования, они тоже могут обратиться. Другое дело, какие перспективы будут этого дела, судебные перспективы. На мой взгляд, они не очень высокие. Но это не значит, что не нужно ничего делать. Пытаться надо обязательно.

Михаил Саленков: Напомним, что прокуратура квалифицировала действия Александра Пуманэ по 1-ой части 222-ой статьи Уголовного кодекса «Незаконное хранение и перевозка взрывчатых веществ». О ходе расследования ничего не сообщается.

XS
SM
MD
LG