Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба с терроризмом и Конституция США


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспонденты Радио Свобода в США Владимир Абаринов и Юрий Жигалкин.

Андрей Шароградский: Нарушает ли президент Буш Конституцию? Дискуссия на эту тему приобретает в США все более острый характер. Вопрос не имеет однозначного ответа, считает газета "Вашингтон Пост". Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Американские правозащитники не первый день говорят о том, что жертвой борьбы с террором может оказаться американская демократия. Защищая свою свободу от террористов, Соединенные Штаты урезают права собственных граждан. Как справиться с внешним врагом, не нанося ущерб демократическим ценностям? Вопрос этот так же стар, как и сама американская Конституция, пишет журналист газеты "Вашингтон Пост" Чарльз Лэйн.Как происходит всегда во время национального кризиса, после 11 сентября взоры американцев обратились к верховному главнокомандующему. И президент Буш ответил на эти ожидания энергичными и зачастую единолично принятыми решениями, пишет Чарльз Лэйн. Не советуясь с Конгрессом и не обращаясь за одобрением к судебной власти, Буш ввел военные трибуналы для террористов, заключил под стражу на неопределенный срок двух граждан США, объявив их "участниками враждебным вооруженных формирований" и сделал секретными суды по делам о депортации подозреваемых в терроризме.

Когда первоначальный шок от террористической атаки прошел, правозащитники, члены Конгресса, пресса и судебные власти начали критиковать действия Буша, продолжает автор "Вашингтон Пост". Президента обвинили в присвоении полномочий, которые отнюдь не принадлежат ему по Конституции, а также в нарушении гражданских свобод. Возможно, самый жесткий отпор администрация получила недавно в виде решения федерального апелляционного суда в Огайо, который постановил, что закрытые судебные слушания о депортации находятся "в полном противоречии с общественным устройством, созданным отцами-основателями" США. В итоге администрация оказалась не только в состоянии войны с терроризмом, но и в центре дебатов о демократических ценностях, которые, по-видимому, достигнут Верховного Суда.

Готового решения не существует, считает Чарльз Лэйн. Отцы-основатели создали в лице трех ветвей власти систему сдержек и противовесов. Однако они также видели необходимость сильной президентской власти как главного защитника национальной безопасности. Некоторые действия администрации Буша - такие, как военная операция в Афганистане или право на прослушивание телефонных разговоров подозреваемых в терроризме - получили одобрение Конгресса. Другие - такие, как отказ узникам военной базы в заливе Гуантанамо в праве на справедливое судебное разбирательство - оспорены в судебном порядке. Администрация Буша, кажется, предпочитает действовать по собственному усмотрению, пишет американский журналист Чарльз Лэйн. Опросы показывают, что американское общество не разделяет опасений правозащитников. Только 11 процентов опрошенных заявили, что Буш заходит слишком далеко в ограничении гражданских свобод, 50 процентов считают это правильным, а 25 процентов - что Буш зашел недостаточно далеко.

Андрей Шароградский: Переступает ли администрация Джорджа Буша в войне с террором если не букву, то дух законов, гарантирующих неприкосновенность личных прав и свобод жителей Соединенных Штатов? Лучшие правоведы страны включились в дискуссию, которая, как предполагают многие, не даст ясного ответа на эти вопросы, оставив последнее мнение по конкретным делам за судами, возможно, Верховным судом. Слово - нашему нью-йоркскому корреспонденту Юрию Жигалкину:

Юрий Жигалкин: Пока большинство юристов согласны, судя по всему, лишь в одном: предприняв чрезвычайные меры в борьбе с терроризмом и даже покусившись на определенные права задержанных, администрация Джорджа Буша действует в согласии с духом американской Конституции. В тысяча семьсот восемьдесят восьмом году один из отцов-основателей страны и авторов Конституции Александр Гамильтон, обосновывая широкие права, отводимые в ней исполнительной власти, писал: "Энергия исполнительной ветви власти - основное условие в создании работоспособного правительства. Это необходимое условие для защиты страны от внешних атак". Среди достоинств, производных сильного правительства, Гамильтон упомянул решительность, энергичность, секретность и оперативность принятия решений.

В минуту кризисов предшественники Джорджа Буша зачастую прибегали к мерам, которые ограничивали права тысяч людей. Последний пример - интернирование президентом Рузвельтом десятков тысяч американцев японского происхождения во время Второй мировой войны. В таком контексте задержание нескольких сотен членов "Аль- Кайды" и Талибана на военной базе в Гуантанамо и запрет на оказание им юридической помощи, за что сильно критикуется администрация Буша, выглядит не такой уж экстремальной мерой, кстати, американский суд встал на сторону администрации в этом случае.

Естественно, за полвека, прошедшие со времени, когда президент был вынужден в последний раз прибегнуть к ограничению прав американцев, понятие неприкосновенности личных свобод, еще больше укрепилось и в общественном сознании, и в юридической практике. И администрация президента Буша была вынуждена, по сути, уступить в вопросе об учреждении секретных трибуналов для суда над пленными, трибуналов, которым придавалось право вынесения смертных приговоров. Пока эти суды не рассматривали ни одного дела, в единственном эпизоде привлечения к ответственности потенциального террориста - французского гражданина Закариаса Муссауи - министерство юстиции решило действовать общепринятым путем - через уголовный суд, где наверняка будут соблюдены все права обвиняемого.

Не исключено, что сложным испытанием для администрации станут дела двух американцев Ясира Хамди и Хосе Падийи, которые были арестованы по подозрению в причастности к "Аль-Кайде" и содержатся сейчас под арестом на американских военных кораблях. Президент Буш своим указом отнес их к числу вражеских солдат и в этом качестве они лишены права на юридическую помощь и рассмотрение их дел в суде. Пока один из судов поддержал решение президента, но исключено, что это дело дойдет до Верховного суда. А, как говорят специалисты, Верховный суд страны по традиции в минуту кризисов склонен больше прислушиваться к аргументам исполнительной власти.

Словом, чем обернется противостояние правозащитников и администрации, в то время, как и те и другие считают, что законы на их стороне, предсказать невозможно. Но, как сказал в интервью "Вашингтон пост" федеральный судья из Чикаго Ричард Познер, самое важное соображение - то, что понятие гражданских свобод - гибко, и оно уступает под давлением серьезной опасности.

XS
SM
MD
LG