Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правительство прекратило финансирование программы по стратегии борьбы с терроризмом и экстремизмом


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров.

Кирилл Кобрин: Правительство России приняло решение о прекращении финансирования с начала следующего года федеральной целевой программы под названием "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе". Руководители программы и правозащитники недоумевают и усматривают за этим очередной политический заказ. Над темой работал корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров.

Карен Агамиров: Эта программа была утверждена правительством и подписана президентом Путиным еще три года назад. В соответствии с ней были предложены свыше 140 обучающих и тренинговых программ, проведены социологические исследования в 53 регионах России, получена надежная статистика состояния уровня агрессии и готовности к толерантному поведению, как в целом по стране, так и в регионах, и в различных сегментах общественного сознания. И именно сейчас, когда разработчики программы вышли на качественно новый уровень в своих исследованиях, правительство прекращает ее финансирование. А так все хорошо начиналось. Председатель совета директоров Независимого института коммуникативистики, президент фонда "Комиссия по свободе доступа к информации" Иосиф Дзелашинский вспоминает...

Иосиф Дзелашинский: Государство принятием этой программы как бы говорило: мы тоже с вами. Возникало, может быть, не очень эффективно, не очень открыто, но тем не менее ощущение социального партнерства в сфере толерантных отношений. Общественные организации с энтузиазмом пытаются вносить свой вклад, а бизнес финансирует кое-какие проекты, государство обеспечило научную поддержку в лице финансирования программы "Толерантность" и хотя бы легализовало свое участие в виде принятия программы. На сегодняшний день мы видим, что из этого неравноправного альянса государство ушло, оно заявило всем, что "мы этим не занимаемся". Понятно, возникает вопрос: почему не занимаемся и кому выгодно этим не заниматься? Выгодно прекращение программы "Толерантность" различным экстремистским группировкам в России, их очень много. Достаточно сказать, что мы имеем примерно 430 печатных периодических изданий, открыто проповедующих национальную, межконфессиональную и прочую рознь, мы имеем сотни сайтов в интернете, открыто проповедующих межконфессиональную, расовую, социальную и всякую прочую рознь. Мы имеем достаточно большое количество политических деятелей, которые тоже спекулируют на проблеме обиженности тех или других этносов и социальных групп. Короче, экстремисты, естественно, заинтересованы в том, чтобы провалить или, по крайней мере, рассорить участников этого альянса.

Карен Агамиров: Кому же еще выгодно низвержение государственной программы толерантности? По мнению Дзелашинского.

Иосиф Дзелашинский: Это силовые структуры. Поскольку, как вы понимаете, по мере понижения агрессивности в самых разных измерениях у силовиков уменьшается поле деятельности.

Карен Агамиров: Иосиф Дзелашинский предупредил...

Иосиф Дзелашинский: Если мы не поднимем общественный статус этой проблемы, если мы не попытаемся предъявить сообществу, гражданам, стране понимание того, что экстремизм - это не проблема кучки террористов, а это состояние общественного духа, то мы опять же скатимся к тому, с чего и начиналась эта программа.

Карен Агамиров: Председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева остановилась на нравственной стороне проблемы.

Людмила Алексеева: Нравственная - даже как-то сильно сказано, я бы сказала - об отсутствии порядочности при принятии этого решения, вот так вот, наверное, было бы точнее. Дело в том, что в течение нескольких лет идет в нашей стране программа против ксенофобии, за повышение толерантности в нашем обществе, которую финансируют зарубежные фонды, вот те самые, про которые так недоброжелательно высказался наш президент в Федеральном послании, что они якобы против интересов России действуют. Так вот, может быть, это против интересов России повышать уровень толерантности, снижать уровень насилия, но, по-моему, из неангажированных людей только сумасшедший так скажет. Так вот, когда зарубежные фонды тратят в нашей стране миллионы и миллионы не рублей, а своей, гораздо более весомой валюты на то, чтобы каким-то образом унять кошмарный взрыв ксенофобии, который происходит в нашей стране и пугает весь мир, поскольку такие вещи выплескиваются через границы, естественно, отменять эту программу - это как?

Карен Агамиров: Если власть задумалась вдруг об экономии...

Людмила Алексеева: Мы сэкономим на программе по толерантности... Вот знаете, это не мое определение, оно по другому поводу было высказано, по поводу уничтожения компании "ЮКОС", это сравнение годится и в данном случае при уничтожении программы "Толерантность": когда какому-то хозяйчику нужно крышку на подпол, кусочек дерева, чтобы закрыть подпол, он выпиливает этот кусочек из крышки дорогого рояля. Вот примерно то же самое. Мы закрываем программу по толерантности в стране, где взрыв ксенофобии.

Карен Агамиров: Научный руководитель программы "Толерантность" Александр Асмолов с неподдельной грустью об уничтожаемом детище...

Александр Асмолов: Это первая гуманистическая, не путайте со словом "гуманитарная", программа России. Это программа не гуманитарной помощи, а программа, которая в широком смысле слова становится основой гуманизма, диалога, миролюбия и веротерпимости. Это первая в России идеологическая программа, других таких программ не было. Это также первая программа, где вопросы воспитания подрастающего поколения в духе миролюбия, веротерпимости, толерантности ставятся, как центральные вопросы. И это, на этом делаю особый акцент, первая программа по социальной стратегии борьбы с терроризмом и экстремизмом.

Карен Агамиров: А ведь надо помнить...

Александр Асмолов: В нашей стране восприятие жестокости, агрессии... Многими подростками жесткость, агрессия воспринимается как норма. Вдумайтесь в эти слова. Воспринять жестокость, конфликт, агрессию, ненависть к другому человеку, потому что у него другой цвет кожи, другая форма носа, другая нация, другой, делаю акцент, уровень доходов, все это основа для того, чтобы создать среду для ненависти.

Карен Агамиров: Да и за другими примерами далеко ходить не надо...

Александр Асмолов: Если бы вы сегодня прошлись и посмотрели не экспертным, а просто нормальным взглядом на то, что происходит у многих банков и касс, вы бы увидели, как летит рейтинг доверия к государству, подчеркиваю, не к банку "Альфа", не к Банку Москвы, не к "ГУТА-банку", а летит доверие к государству. Если есть толерантность, есть шанс, что мы не станем толпой. Если есть толерантность, есть шанс, что мы не одичаем полностью.

Карен Агамиров: Похоже, этого шанса больше нет.

XS
SM
MD
LG