Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Закариаса Муссауи


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспонденты Радио Свобода в США Владимир Абаринов и Ян Рунов, который беседовал с научным сотрудником исследовательского Фонда "Heritage", специалистом по юридическим вопросам Тоддом Гациано.

Андрей Шароградский: Гражданин Франции Закариас Муссауи, находящийся под стражей в Соединенных Штатах по обвинению в терроризме, заявил суду, что он член "Аль-Кайды" и готов дать показания о заговоре 11 сентября. Однако суд не принял его признание виновности и дал ему еще неделю на размышления. О юридической коллизии, с которой столкнулось американское правосудие, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Марокканец французского гражданства Закариас Муссауи обвиняется в том, что он был 20-м членом группы, совершившей террористические акты 11 сентября прошлого года. Следствие утверждает, что он не принял участие в атаке только потому, что был арестован тремя неделями раньше.

Дело Муссауи оказалось весьма сложным, прежде всего благодаря непредсказуемому и экстравагантному поведению обвиняемого. Муссауи отказался от услуг положенных ему по закону адвокатов, заявив, что хочет защищать себя сам. После того, как психиатры заключили, что обвиняемый в своем уме, судья Леони Бринкема приняла решение согласиться с этим требованием. На первом судебном заседании, когда, согласно процедуре, обвиняемый должен ответить на вопрос, признает ли он себя виновным, Муссауи отказался дать какой бы то ни было ответ. На втором, состоявшемся в июне, заявил, что не оспаривает обвинения, что равносильно признанию виновности. Федеральные прокуроры дважды изменяли текст обвинительного заключения. Сам Муссауи усиленно изучал юридические справочники и написал более 70 заявлений в суд, в которых утверждал, что правительство США - соучастник заговора 11 сентября. По его словам, агенты ФБР начали слежку за угонщиками задолго до атаки и ничего не сделали для того, чтобы остановить ее. Вместе с тем Муссауи заявлял, что сам он в заговоре не участвовал, хотя и называет себя приверженцем Усамы Бин Ладена.

Заседание, состоявшееся в четверг, еще более запутало дело. Муссауи сделал то, чего ни при каких обстоятельствах не рекомендуют своим клиентам профессиональные адвокаты. Он заявил, что признает себя виновным и, желая спасти свою жизнь, намерен дать показания. "Я располагаю определенной информацией об 11-м сентября и знаю точно, кто это сделал", - сказал Муссауи.

Судья Бринкема, однако, отнеслась с осторожностью к заявлению обвиняемого. Обвиняемые, которым угрожает смертный приговор, почти никогда не признают себя виновными в начале процесса. Это случается лишь в том случае, если обвинение и защита заключили досудебную сделку - признание вины и обещание сотрудничать со следствием в обмен на отказ от тех пунктов обвинения, которые предусматривают смертную казнь. В случае Муссауи никаких переговоров не велось, Муссауи не заявлял, что хочет вступить в такие переговоры. Согласно процедуре, суд должен теперь перейти к заключительной фазе процесса - вынесению вердикта жюри присяжных и приговора. В итоге судья решила дать Муссауи еще неделю на размышления о последствиях его признания. Обвиняемый слушал разъяснения судьи невнимательно и ответил, что у него было достаточно времени для размышлений, и своего решения он не изменит.

Неожиданный шаг Муссауи застал врасплох прокуроров министерства юстиции США. Они пока отказываются комментировать заявление обвиняемого. Вполне очевидно, что американские власти хотят получить от него признательные показания. Однако непонятно, собирается ли Муссауи говорить правду или будет настаивать на своей версии соучастия ФБР в атаке 11 сентября. В этом случае предмета для сделки не существует. Возможно, Муссауи рассчитывает просто использовать суд для обличительных речей. С другой стороны, признания виновности недостаточно для вынесения вердикта - вердикт и приговор должны выноситься на основании доказательств, имеющихся в обвинительном заключении. Этих доказательств прокурорам может и не хватить. Исход дела Муссауи, таким образом, остается непредсказуемым.

Андрей Шароградский: Закариас Муссауи раньше категорически отрицал свою вину и часто менял показания. Итак, какова же в американском правосудии процедура признания, какие послабления может получить обвиняемый и при каких условиях. Речь ведь идет о человеке, которому грозит смертная казнь. Об этом с американским экспертом беседовал наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов:

Ян Рунов: Свое мнение о деле Закариаса Муссауи высказывает научный сотрудник исследовательского Фонда "Heritage", специалист по юридическим вопросам Тодд Гациано:

Тодд Гациано: Чтобы юридически признать себя виновным, вовсе недостаточно просто сказать: "Хорошо. Я хочу, чтобы суд закончился и готов понести наказание за преступление, которое я не совершал". В США признание себя виновным, как, думаю, и во многих других цивилизованных странах, становится юридическим актом только в том случае, если обвиняемый действительно виновен. Наше общество не хочет наказывать невиновного, но взявшего на себя вину под давлением обстоятельств или в состоянии стресса. Совершение подсудимым преступления должно быть доказано либо обвинением, либо самим обвиняемым. А самооговор тоже является преступлением. Муссауи уже не первый раз признает себя виновным. Первый раз он заявил, что признает себя виновным, хотя он не виновен. И суд не принял такое признание. Тогда Муссауи изменил показания и объявил себя невиновным. Создалось впечатление, что он пробует разные варианты. Теперь он заявил: "Да, я виновен в том, что знал о подготовке терактов, знал группу, знал, кто в ней участвовал, и что они собираются сделать. И я присягал на верность "Аль-Каиде". И останусь верен присяге". Что ж, это уже ближе к признанию себя виновным. Суд предложил Мусауи неделю подумать над своим признанием. И если он и через неделю повторит свое признание, то он должен взять на себя вину за конкретные действия, в которых его обвиняют. Наконец, нам пока не ясно, какие послабления он может получить при этом? Если он не договорится о сотрудничестве с правосудием, то даже после признания себя виновным он все равно может быть приговорен к смертной казни. Часто преступники признают себя виновными в обмен на смягчение приговора. Но с Муссауи не тот случай. И здесь нет параллели с делом Джона Уокера Линда, запутавшегося 21-летнего американца. Муссауи - зрелый, убежденный фанатик, опытный террорист. Он, конечно, мог бы быть полезен, если бы согласился сотрудничать с американскими властями и выдать всю полезную нам информацию, какой он располагает. Только в этом случае смертная казнь может быть заменена длительным сроком заключения. Но вчера он заявил: "Я верен Аль-Каиде". Это означает, что он не будет сотрудничать с Соединенными Штатами, не будет помогать нам, он признает себя виновным только, чтобы избежать смерти. Думаю, что пока у него одна перспектива - смертельная инъекция. Но это зависит от присяжных. Им решать.

XS
SM
MD
LG