Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Гуантанамо готовятся к проведению судов над пленными талибами


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов и Ян Рунов – он беседовал с американским директором международной правозащитной организации "Human Rights Watch" Джэми Феллнер.

Андрей Шарый: Командование американской военной базы в заливе Гуантанамо на Кубе готовится к проведению судов над пленными талибами и к исполнению приговоров. Газета "Нью-Йорк Таймс" и другие американские издания опубликовали выдержки из интервью с бывшими заключенными. 32 афганца и три пакистанца были освобождены и по прибытии домой рассказали об условиях содержания и причинах попыток самоубийства. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: В настоящее время на кубинской базе Вооруженных Сил США содержится 680 пленников из 42 стран, в том числе из России. Американское правительство отказалось признать за ними статус военнопленных, чьи права защищены соответствующей Женевской конвенцией. Ни одному из них пока не предъявлено никаких формальных обвинений, им отказано в услугах адвоката. Для этих людей юристы администрации придумали термин "захваченные на поле боя". Они считаются бойцами незаконных вооруженных формирований.

Тем не менее, благодаря давлению международных гуманитарных организаций и американских правозащитников, Пентагон допустил к узникам представителей Международного комитета Красного Креста и согласился с рядом его требований. Однако судить бывших талибов администрация собирается по особой, упрощенной процедуре.

Президент Буш еще в ноябре 2001-го года подписал приказ, санкционирующий создание военных комиссий, или военных трибуналов, для исполнения правосудия в отношении террористов. В годы Второй мировой войны именно так судили в Америке немецких диверсантов. В прошлом месяце Пентагон издал наконец регламент военной комиссии и назначил ее членов. Полковник Фредерик Борч назначен главным обвинителем, полковник Уилл Ган - главным защитником. В инструкции Пентагона перечислены 18 военных и 8 уголовных преступлений, на которые распространяется юрисдикция трибунала.

Тем временем, на базе в заливе Гуантанамо, где содержатся пленники, начались работы по оборудованию зала суда, тюрьмы, а также помещения для исполнения смертных приговоров, если таковые будут вынесены. Судить пленников решено за пределами Соединенных Штатов по одной простой причине: на территории США на них будут в полной мере распространяться гарантии американской Конституции независимо от их гражданства, а это создаст обвинению значительные процессуальные трудности. Недавно федеральный окружной суд в Вашингтоне, рассмотрев иск правозащитников, постановил, что на территорию базы на Кубе конституционные гарантии не распространяются. Это судебное решение Министерство юстиции США считает своей большой победой.

В соответствии с процедурой, разработанной Пентагоном, в судебную коллегию войдут от трех до семи офицеров, которые будут одновременно исполнять функции и судей, и жюри присяжных. Приговоры будут выноситься простым большинством голосов, и лишь решение о смертной казни должно быть принято единогласно. Обвиняемый имеет право на гражданского защитника, однако оплачивать его услуги должен из собственного кармана. Предусмотрен целый ряд ограничений для защиты и послаблений - для обвинения. Вынесенный приговор утверждает президент или министр обороны. Это решение обжалованию не подлежит. Все ремонтные и строительные работы на кубинской базе будут закончены в следующем месяце.

Андрей Шарый: Прокомментировать ситуацию в американской тюрьме Гуантанамо и позицию американского правосудия по этому поводу, а также положение заключенных, наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов попросил американского директора международной правозащитной организации "Human Rights Watch" Джэми Феллнер:

Джэми Феллнер: Да, мы внесли немалый вклад в эти публикации, отражающие информацию, которой мы располагаем о положении заключенных в тюрьме Гуантанамо. Хотя никаких жалоб от заключенных на применение пыток или любого физического насилия мы не получили, тем не менее, попытки самоубийств были, и причина их в долгой неопределённости и в страхе заключенных за свою судьбу. Многие месяцами они содержались в очень тесной одиночной камере площадью 2х2,5м. Без общения, без занятий, наедине со своими мыслями. Отсюда глубокая депрессия и желание покончить собой. Так что газеты верно пишут об этом.

Ян Рунов: Такие условия заключения типичны для американских тюрем или это особый случай?

Джэми Феллнер: Соединенные Штаты, к сожалению, практикуют такие условия заключения. Примерно, 5% заключенных по долгу остаются в одиночных камерах. Дело в Гуантанамо осложнялось тем, что даже через стены там невозможно было переговариваться. Изоляция была полная. А те, кто могли, казалось, общаться, говорили на разных языках и не понимали друг друга. Это была типичная тюрьма строгого режима для особо опасных преступников, стремящихся к побегу. Но сам факт того, что многих из них в конце концов отпустили, говорит, что они не представляли особой опасности, а кого-то вообще можно было и не арестовывать.

Ян Рунов: Бывшим талибам или членам террористических организаций в тюрьмах на родине - в Афганистане или Пакистане - было бы легче, чем в американской тюрьме?

Джэми Феллнер: Насколько я знаю о тюрьмах в этих странах, физически условия там хуже. В том, что касается и санитарных условий, питания, медицинского присмотра. Намного хуже. Но надо понимать, что там заключенных посещали бы члены семьи, там был бы какой-то контакт с внешним миром, тюремщики говорили бы с ними на одном языке, их, может быть, судили бы... Но, повторяю, в том, что касается физических условий, я подозреваю, в Гуантанамо лучше.

XS
SM
MD
LG