Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американские спецслужбы сообщают о новой террористической угрозе; почему не удается уничтожить "Аль-Каиду"?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов, Ян Рунов и Мумин Шакиров.

Андрей Шарый: Правительство США заявило о вероятности крупных террористических актов на территории страны этим летом и осенью. С таким предупреждением к населению обратились министр юстиции Джон Эшкрофт и директор ФБР Роберт Мюллер. С подробностями из Вашингтона - Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Джон Эшкрофт сослался на заявления представителей "Аль-Каиды" о том, что теракты на территории США подготовлены на 90 процентов. По словам министра, надежные разведданные, полученные из многих источников, подтверждают высокую вероятность реальности этих угроз. Джон Эшкрофт подчеркнул, что теракты, скорее всего, будут приурочены к крупным мероприятиям - террористы рассчитывают повлиять на политический курс США, как это им уже удалось в Испании.

Джон Эшкрофт: Взрывы на мадридском вокзале убедили Усаму Бин Ладена и "Аль-Каиду" в эффективности их тактики. "Аль-Каида" могла прийти к убеждению в том, что масштабный теракт в Соединенных Штатах этим летом или осенью приведет к аналогичным результатам. Особенно привлекательными мишенями для "Аль-Каиды" могут стать некоторые приближающиеся события. Это, прежде всего, саммит Большой Восьмерки, который пройдет в штате Джорджия, съезд Демократической партии в Бостоне и Республиканской в Нью-Йорке.

Владимир Абаринов: На вопрос, не следует ли жителям указанных городов попросту уехать на время проведения съездов, министр юстиции ответил отрицательно. Директор ФБР сообщил, что власти принимают все необходимые меры для обеспечения безопасности. Роберт Мюллер огласил имена и приметы семи членов "Аль-Каиды", которые уже могут находиться на территории США, и обратился за помощью к населению.

Роберт Мюллер: Нам необходимо, чтобы люди, как в Соединенных Штатах, так - подчеркиваю – и за границей были начеку относительно этих семерых. Мы хотим знать, не попадались ли они вам на глаза, не скрываются ли они у кого-нибудь по соседству – если вам станет известно что-либо в этом роде, сообщите нам. А, кроме того, мы просим вас просто быть внимательными, проявлять бдительность, обращать внимание на любую подозрительную активность и сообщать в полицию или местное отделение ФБР.

Владимир Абаринов: Эшкрофт и Мюллер заявили, что в разведанных отсутствуют точные сведения о том, где, когда и каким образом могут быть осуществлены теракты. Поэтому поддержка общества может сыграть критически важную роль в их предотвращении.

Джон Эшкрофт: Вот уже 32 месяца, как на американской земле не было крупных терактов. Мы выигрываем войну с террором, но мы не должны забывать, что это война. Борьба с терроризмом – тяжелое занятие. Я верю, что американцы будут по-прежнему достойны этой задачи.

Владимир Абаринов: Саммит Большой Восьмерки пройдет 8-10 июня на острове Си-Айленд в Джорджии, национальный съезд демократов состоится в Бостоне 26-29 июля, съезд республиканцев в Нью-Йорке - с 29 августа по 2 сентября.

Андрей Шарый: Новая угроза терактов в США: реальность или козырь в предвыборной борьбе? На эту тему – Ян Рунов:

Ян Рунов: Директор ФБР заявил, что "Аль-Каида" на 90 процентов готова провести теракты на американской территории. Тем не менее, уровень тревоги в стране решено не поднимать. Главное внимание уделено охране таких потенциальных мишеней террористов, как Совещание "Большой Восьмерки" в Атланте, празднование Дня Независимости, съезды Демократической и Республиканской партий и президентские выборы. В то же время, некоторые оппоненты Джорджа Буша, в частности, независимый кандидат в президенты Ралф Нейдер, обвиняют Белый Дом в умышленном преувеличении террористической угрозы, дабы остановить падение рейтинга президента и набрать политические очки перед выборами.

Вот что думает об этом американский эксперт по проблемам международного терроризма и внутренней безопасности, директор организации "Ближневосточный форум" Дэниел Пайпс:

Дэниел Пайпс: Я думаю, это ситуация, которой невозможно управлять и которую невозможно предсказать. Никто не знает, где может произойти следующий террористический акт. Поэтому я лично просто не обращаю внимание на такие предупреждения ни в том, что касается моей жизни и жизни моей семьи, ни в том, что касается моей аналитической работы. Заниматься гаданиями – бесполезное занятие для исследователя. Намного полезнее – анализировать то, что происходило раньше и на основе этого определить не место возможного теракта, а методы действия террористов. Я не вижу большой пользы от того, что министр юстиции делает общее предупреждение о возможных терактах этим летом. С другой стороны, угроза, конечно, существует, и потому, надеюсь, механизмам самозащиты будет уделено самое большое внимание. И еще важно, чтобы правительство более конкретно и более честно говорило, кто наши враги.

Ян Рунов: Видимо, Министерство юстиции, Министерство внутренней безопасности, ФБР и другие правительственные институты понимают это, если опубликованы фотографии группы людей, подозреваемых в подготовке терактов на территории США?

Дэниел Пайпс: Почти все семь террористов, фотографии которых показаны по телевидению и опубликованы в газетах - известны уже много месяцев. Это не новые лица. Просто сейчас их выделили так, как не выделяли прежде.

Ян Рунов: Связаны ли новые предупреждения о надвигающихся терактах с избирательной компанией? Нет ли в этом нагнетания обстановки с тем, чтобы набрать политические очки перед выборами?

Дэниел Пайпс: Нет-нет, вовсе нет. Американское правительство во главе с президентом Бушем старается взять под контроль то, что контролю не поддается. Потому что никто понятия не имеет, где и когда террористы могут нанести удар.

Андрей Шарый: В России борьбу с терроризмом сегодня вели депутаты Государственной Думы. Они внесли поправки в закон по борьбе с терроризмом и выступили также за ограничение показа сцен насилия на российских телеэкранах. В Государственной Думе работал наш корреспондент Мумин Шакиров:

Мумин Шакиров: Поправки, внесенные в Уголовный кодекс в части усиления ответственности за терроризм, были приняты в нижней палате российского парламента практически без обсуждений. "За" проголосовали 402 депутата. Суть этих изменений объяснил спикер Госдумы Борис Грызлов. По его словам, нижняя планка уголовной ответственности за преступления террористического характера поднята с пяти до восьми лет лишения свободы. Предусмотрена новая мера наказания при отягчающих обстоятельствах - пожизненное заключение. Но первому вице-спикеру Государственной Думы Любови Слиске этого показалось мало, она предлагает лишать жизни террористов.

Любовь Слиска: Я высказывалась часто за смертную казнь. И, может быть, мораторий, который введен, может быть, когда-нибудь он будет отменен.

Мумин Шакиров: Иная точка зрения у депутата Госдумы, бывшего председателя ФСБ России Николая Ковалева. По его мнению, Россия должна придерживаться моратория на смертную казнь и соблюдать обещания, данные Совету Европы. Ну а в целом он положительно оценивает законопроект, принятый во втором чтении.

Николай Ковалев: Речь идет об усилении ответственности за причастность к террору. Это общемировая практика, по которой идут все страны мира. Конечно, чем жестче будут меры в отношении террористов и тех, кто им помогает и содействует, тем есть надежда, что те, кто причастен к этим терактам, понесут заслуженное наказание. Наказание должно быть суровым и тяжелым.

Мумин Шакиров: О терроризме и насилии говорили сегодня и на заседании профильного комитета Госдумы по информационной политике. Депутат нижней палаты, член фракции "Единая Россия" Валерий Гальченко в очередной раз предложил принять поправку в закон "О средствах массовой информации", запрещающую демонстрацию актов насилия на телевизионных каналах.

Валерий Гальченко: Основная идея этой поправки направлена на то, чтобы законодательно хотя бы, раз профессиональное сообщество само этим не занимается, как-то ограничивало от насилия на телевизионном экране и в прессе. Я демонстрировал некоторые фотографии в нашей прессе, например, в газете "Известия", это производило впечатление. Речь идет о том, что о терроризме говорить надо, показывать надо, но совсем не надо показывать оторванные уши, головы и смаковать эти темы. И трупы тоже не надо демонстрировать, потому что это влияет на общественную нравственность серьезно, а она и так разрушена.

Мумин Шакиров: Однако, депутата Валерия Гальченко ее подержали его коллеги, но решили вернуться к этому вопросу осенью этого года.

Валерий Гальченко: Первое: было сказано, что проблема есть насилия на телевизионном экране, а основная претензия ко мне была по поводу качества формулировок. Хорошо, говорю, вас не удовлетворяет этот законопроект? Давайте я сегодня сниму его, а завтра, тем не менее, мы проведем слушания по проблеме насилия, пригласим профессиональное сообщество, телевизионщиков, продюсеров, кого угодно, будем обсуждать эту тему. Сказали следующим образом: мы не будем принимать решение о проведении слушаний, но, тем не менее, берем на себя обязательство, что где-нибудь осенью обязательно проведем.

Мумин Шакиров: Депутат Валерий Гальченко является автором целого ряда законопроектов, направленных на усиление социальной ответственности телевидения. К примеру, он предлагает запретить в дневное время показ художественных фильмов, в которых демонстрируются способы подготовки и совершения убийства, а также дается положительная оценка людям, совершающим акты насилия над другими людьми. С почти аналогичными инициативами выходил председатель комитета Госдумы по информационной политике, известный в прошлом телеведущий Валерий Комиссаров. Но руководство "Единой России" пока не одобряет эти запретительные инициативы своих соратников. Пробные шары регулярно запускаются представителями прокремлевской фракции.

Андрей Шарый: В Германии, где развито правозащитное движение, где в силу исторических причин выработано повышенное чувство опасности в отношении противоправных действий, после событий 11 сентября было, тем не менее, принято немало поправок к законодательству, направленных на борьбу с международным терроризмом. Документы эти, однако, носят характер предупреждения возможных терактов и не относятся к сфере ужесточения наказаний. О состоянии дел по борьбе с терроризмом в Германии наш корреспондент в Берлине Юрий Векслер беседовал с известным немецким экспертом по проблеме безопасности Удо Ульфкоте.

Юрий Векслер: Господин Ульфкоте, существуют ли для немецких СМИ какие-либо ограничения в освещение процессов борьбы с терроризмом?

Удо Ульфкоте: Нет, у нас нет никаких ограничений для журналистов, за исключением одного - в Германии журналистам запрещено цитировать документы, находящиеся на рассмотрении в судебных процессах или в распоряжении полиции или прокуратуры, ведущих расследование. С другой стороны, в Германии журналисты, работающие в этой сфере, сами достаточно осторожны в обращении с исламистами. Причина этого частично в немецкой истории. Но такое заметно не только в журналистике, а и, например, в практике судов.

Юрий Векслер: Достаточно ли было, на ваш взгляд, ужесточено в своей антитеррористической направленности германское законодательство за последнее время?

Удо Ульфкоте: Был принят так называемый первый "антитеррор-пакет", затем еще один. Законы были ужесточены, но принятых мер явно недостаточно. Это видно на практике, в том, что подозреваемые в террористической деятельности Мзуди и Модаседек были оправданы судом. И эти люди, которые были на учебных сборах "Аль-Каиды" и разделяют радикальную идеологию Усамы Бин Ладена, могут свободно разъезжать по Германии, им ничего нельзя инкриминировать, чтобы осложнить их жизнь. Германия по-прежнему идеальное пространство для подозреваемых в терроризме. Им здесь пока, в сравнении со многими другими европейскими странами, скажем, с Францией, практически ничего не угрожает. Мы знаем, что в последних терактах 11 марта в Испании следы вели в Германию, но на эту тему немецкая общественность до сих пор не информирована в полной мере.

Юрий Векслер: Как обстоит в связи с этим дело сохранения правового государства?

Удо Ульфкоте: Чем больше принимается мер безопасности, тем более ограничиваются права. Уже узаконено использование биометрической информации, наблюдении при помощи телекамер, установка микрофонов, прослушивание телефонных разговоров и так далее. Мы, безусловно, на пути к отмене многих свобод. Но я сомневаюсь в том, должны ли мы вообще это делать. Нам трудно контролировать исламские группы силами спецслужб. Это не только наша проблема, но и американская, и русская, если говорить о чеченцах. Есть ведь и другой путь. Кроме того, методы, которые мы форсируем и усиливаем, есть путь привлечения мусульман, живущих в стране, поиск возможности обязать их быть помощниками в антитеррористической борьбе. Ведь то, что, например, было спланировано в Москве в "Норд-Осте" или в Мадриде или в Нью-Йорке, оно не происходит настолько изолированно, чтобы никто ничего не замечал. Меня ничто не может убедить в том, что о приготовлении теракта в "Норд-Осте" никто кроме участников группы не знал. Я уверен, что были такие жители Москвы, которые знали и молчали. То же самое и в Мадриде. Я не верю, что вблизи мест, где жили террористы, никто ничего не замечал. Мы должны мусульман, которые живут среди нас, перетягивать на нашу сторону и объяснять им, что это неприемлемо, если они, что-то замечая, смотрят в сторону или при возникших подозрениях не обращаются в соответствующие службы. Этого пока не происходит нигде в мире, ни в США, ни в России, ни в Германии, ни в Испании. Но это решаемая задача. Во всех странах нужно организовать непосредственно в мечетях связь с программами для желающих выйти из экстремистских групп. Эта работа должна осуществляться вместе с имамами и вместе с исламскими общественными организациями. Они могут бороться против терроризма вместе с нами. Без этого ограничения прав и свобод лишены смысла.

XS
SM
MD
LG