Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как могут защитить себя журналисты? Почему власти хотят уничтожить телекомпанию "Телекон"? Есть ли будущее у журналистского профсоюза России?


Сегодня в программе:
Как могут защитить себя журналисты? Почему власти хотят уничтожить телекомпанию "Телекон"? Газету "Эрзян мастор" обвиняют в национализме. Есть ли будущее у журналистского профсоюза России? Комментарии Леонида Речицкого.

Сегодняшняя наша программа полностью посвящена одной теме - насколько российские журналисты могут защитить свои права. На самом деле речь может идти о двух категориях прав журналистов - политических и трудовых. О политических правах журналистов мы довольно часто рассказываем в своей программе, особенно о цензуре, преследованиях журналистов за свои публикации, лишении аккредитаций и прочее. Мы мало говорили о защите трудовых прав. Сегодня в нашей студии находится Генеральный секретарь профессионального союза журналистов России Леонид Речицкий, который согласился прокомментировать репортажи корреспондентов Радио Свобода, а также рассказать о деятельности профсоюза.

Но прежде хочу обратить ваше внимание на события, начавшиеся 26-го января: в Париже бастуют сотрудники государственного "Радио Франс". Как и в предыдущие дни в эфире радиостанции "Франс инфо", радио "Франс интернасиональ" и других вместо информационных выпусков и репортажей звучит музыка, время от времени диктор объявляет о продолжающейся забастовке и приносит извинения слушателям за причиненные неудобства. По данным межпрофсоюзного комитета, который выступил инициатором забастовки, акцию поддерживает абсолютное большинство журналистов и технических работников. Профсоюзы объявили, что намерены проводить бессрочную забастовку вплоть до удовлетворения их требований.

Семен Мирский: Нынешняя всеобщая забастовка журналистов французского радио, самая жесткая в истории Пятой республики, проходит под лозунгом "молчание в эфире" и вполне адекватна этому лозунгу, ибо бастуют не только широковещательные информационные каналы "Франс инфо" и "Франс интер", но также "Франс мьюзик", "Франс кутюр" и 42 региональных радиостанции. В среду 11 февраля к забастовке присоединился также коллектив журналистов радио "Франс интернасиональ".

Радиожурналисты требуют, что бы их заработная плата и социальные льготы были приравнены к условиям работы журналистов общественных каналов французского телевидения. Дирекция "Радио Франс" и правительство пока отказываются выполнить требования бастующих, разводя в ответ руками и говоря - нет, мол, денег. Специфика забастовки радиожурналистов заключается не только в ее беспрецедентном размахе (более 70% бастующих), но также в факте на сей день беспрецедентного единства, царящего среди шести организаций, участвующих в этом движении. Здесь необходимо пояснение: решение о забастовке в принципе принимается каждой из профсоюзных организаций самостоятельно, а к моменту начала забастовки создается общий межпрофсоюзный комитет, координирующий орган, в который каждый из бастующих профсоюзов направляет своих представителей. Но чаще всего бывает так, что после нескольких дней или недель забастовки среди отдельных профсоюзов, несмотря на координирующий орган, возникают разногласия, и тогда-то работодатели начинают играть на этих разногласиях, и забастовка потихоньку угасает. На сей раз среди полдюжины профсоюзов, в которую входят журналисты французского радио, несмотря на все политические различия, трещин что-то не видно, и межпрофсоюзный комитет представляется этаким монолитом. Второй, достаточно нетипичный момент, заключается в том, что названный комитет подал в суд на дирекцию "Радио Франс", и суть судебного иска заключается в следующем: профсоюзы журналистов обвиняют дирекцию в нерадивой растрате бюджета, подкрепив это утверждение целым рядом документов. Этот нестандартный шаг профсоюзного руководства на данном этапе себя оправдал, ибо суд согласился рассмотреть дело. Слушание состоится 23-го марта.

Олег Панфилов: К репортажу Семена Мирского я должен еще добавить, что, хотя "Радио Франс" называется государственным, на самом деле оно контролируется наблюдательным советом, и тем отличается, наверное, от радио "Россия". Но вернемся в Россию, где журналисты иногда вспоминают о своих правах, но зачастую не знают, как их отстаивать. Наш первый репортаж из Свердловской области. Второго февраля в результате, как официально заявили власти, несчастного случая, была лишена эфира телекомпания "Телекон", выступавшая с критикой действующей администрации города и лично мэра Николая Диденко. Руководство телекомпании обратилось в правоохранительные органы с требованием провести расследование и установить точные причины повреждения трансляционного кабеля. 10 февраля коллектив телекомпании обратился с открытым письмом к президенту Путину.

Светлана Толмачева: Частная телекомпания "Телекон" работает в Нижнем Тагиле уже 14 лет, столько же лет на своем посту находится и нынешний мэр Нижнего Тагила Николай Диденко. Контрольным пакетом акций "Телекона" владеют сотрудники телекомпании, а потому запретить появление критических материалов, особенно в период местных выборов, чиновники не в силах. По словам руководителя компании Алексея Скоморохова, сегодняшние проблемы "Телекона" связаны с тем, что глава города, победив очередной раз на городских выборах, решил покончить с единственным оппозиционным средством массовой информации.

Алексей Скоморохов: Мы получили письмо от вновь избранного главы города о необходимости освободить помещение, которое мы занимаем уже 14 лет. Материалы об этих событиях мы продолжаем снимать, но не имеем возможности выпустить их в эфир, невзирая на наличие трех лицензий вещательных, двух лицензий связных. Потому что самым варварским способом приостановлено наше вещание: кабель, который проходит от здания администрации к передающему центру, расположенному в силу исторических обстоятельств там же, был перерезан, резервная линия тоже выведена из строя. В результате, со второго февраля по сегодняшний день в эфире Нижнего Тагила и еще 10 городов севера Свердловской области с общей численностью потенциальной аудитории 850 тысяч зрителей, нет наших программ.

Светлана Толмачева: Уведомление о том, что с первого января 2004-го года истекает срок аренды помещения, где размещается "Телекон", руководство компании получило задолго до наступления нового года, но все попытки продлить договор оказались тщетны. Переехать в другое здание журналисты не могут в силу технических и материальных причин. В пресс-службе городской администрации Нижнего Тагила заявляют, что "Телекон" всего-навсего не хочет покидать незаконно занятые площади, и ни о каком гонении на СМИ речи нет. Однако председатель правления свердловского областного отделения "Медиа-Союза" Олег Ракович дает однозначную оценку отключению независимого телеканала накануне выборов в палату представителей Законодательного собрания Свердловской области.

Олег Ракович: Нарушается конституционное право на свободу получения и распространения информации - раз, нарушается Закон "О средствах массовой информации" - два, и нарушается Закон "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации" - три. Вот эти три закона, в том числе и конституционная норма, они перевешивают спор хозяйствующих субъектов.

Светлана Толмачева: Среди сотрудников "Телекона" нет ни одного члена Союза журналистов, тем не менее, свердловский творческий союз пообещал тагильчанам юридическую поддержку, если те подадут в суд на городскую администрацию. По мнению руководителя "Телекона" Алексея Сокоморохова, отстоять интересы журналистов в такой ситуации не может ни один союз, ни творческий и не профессиональный.

Алексей Скоморохов: На сегодня весь наш коллектив единый профсоюз. Мы все вместе предпринимаем усилия, которые пока не дают никаких результатов.

Светлана Толмачева: Журналисты "Телекона" зарегистрировали в облизбиркоме инициативную группу по проведению референдума, чтобы истинные владельцы муниципального имущества - жители Нижнего Тагила, разрешили спор между телекомпанией и мэрией, высказавшись за или против продления договора аренды.

Олег Панфилов: Второй конфликт произошел в Мордовии. Прокуратура республики заявила, что имеет претензии к газете "Эрзян мастор", которая, по мнению той же прокуратуры, в своих публикациях разжигает межнациональную вражду.

Игорь Телин: Пожалуй, ни одно печатное издание Мордовии не встречает такого активного неприятия со стороны местных властей, как издающаяся в Саранске республиканским общественным фондом газета "Эрзян мастор". Едва ли не нормой стали отказы журналистам газеты в аккредитации в органах республиканской и местной власти, им трудно попасть на пресс-конференции и официальные мероприятия, проводимые администрацией республики. Рассказывает главный редактор "Эрзян мастор" Евгений Четвергов.

Евгений Четвергов: Аккредитация у нас, хорошие связи налажены с Госсобранием, они нам дают аккредитацию и имеем доступ на сессию Государственного собрания, что же касается других сфер, то туда доступ запрещен. Проводят различные мероприятия, как по линии Союза журналистов, так и по линии правительства, главы республики, на эти мероприятия нас не приглашают, не извещают и узнаем только со стороны. Поэтому доступ к информации, то, что там говорится, очень затруднен, а хотелось бы побывать там. Да и если узнаем, туда зайти, придти на это мероприятие весьма сложно, поэтому мы как бы на отшибе остаемся.

Игорь Телин: По словам Евгения Четвергова, не очень хорошо складываются отношения газеты и с Союзом журналистов Мордовии.

Евгений Четвергов: Этот союз полностью подчинен властям республики и пляшет под ту дудку, которая играет со стороны властей. Я имел счастье вступить в этот Союз, к сожалению, меня не допустили, нашли разные причины, хотя практически я опубликовывался во всех газетах Мордовии. Тогда я был нормальный, а вот когда стал вступать в Союз журналистов, то выяснилось, что у меня язык никуда не годится.

Игорь Телин: Евгений Четвергов прав - республиканский Союз журналистов тесно связан с властными структурами региона, а его председатель Лидия Снегирева является к тому же высокопоставленным сотрудником аппарата Государственного собрания Мордовии. По словам редактора газеты "Эрзян мастор", журналистскому сообществу республики не хватает по-настоящему профессионального союза, который реально мог бы отстаивать интересы журналистов вне зависимости от того, в каком средстве массовой информации они работают.

Евгений Четвергов: К сожалению, в Мордовии пока нет таких профсоюзов. Есть так называемые карманные профсоюзы, которые тоже пляшут под ту же дудку. И было бы очень хорошо, если бы такие профсоюзы были созданы, были организованы у нас в Мордовии. Конечно, они помогли бы, если бы они были по-настоящему независимыми, они бы защитили наши интересы.

Игорь Телин: И в завершение небольшая справка: общественно-политическая газета "Эрзян мастор" официально зарегистрирована, издается с сентября 1994-го года, сейчас выходит тиражом три с половиной тысячи экземпляров. Несмотря на не высокий тираж, распространяется не только в Мордовии, но и в соседних республиках и областях, где компактно проживает мордовско-эрзянское население. Газета издается на двух языках - русском и эрзянском.

Олег Панфилов: Еще одно сообщение из Норильска, где 11 февраля представитель администрации Норильска Виктор Махотин задержал выход тиража газеты "Красноярский комсомолец в Норильске". Формальным поводом для своих действий чиновник, отвечающий в администрации за работу со средствами массовой информации, выдвинул прекращение оплаты популярной газетой своего тиража. С сегодняшнего дня издание будет печататься в типографии городской газеты только после просмотра материалов Виктором Махотиным. Однако, как заявил главный редактор издания Игорь Костиков, все финансовые документы находятся в полном порядке. Местные обозреватели считают, что реальной причиной запрета администрацией Норильска на печатание "Красноярского комсомольца" являются критические публикации газеты в адрес администрации.

Конечно, и последний репортаж из Саранска, и сообщение из Норильска в меньшей степени относятся к трудовым правам. Однако правовое положение журналистов, равно как их юридическая безграмотность часто не позволяют разделить эти конфликты. Связаны ли они с правом на достойную работу, чем обычно занимаются профсоюзы, или с политическими правами, прежде всего с правом на распространение информации?

Итак, в нашей студии Леонид Речицкий - Генеральный секретарь профессионального союза журналистов России. Прежде всего, Леонид Анатольевич, что вы скажете о событиях, рассказанных нашими корреспондентами?

Леонид Речицкий: Я бы прежде всего позавидовал нашим коллегам из Франции, позавидовал солидарности - 70 процентов журналистов принимают участие в забастовке! Вы знаете, в России на сегодняшний день такая солидарность невозможна. С сожалением, с горечью об этом говорю, констатирую, но мы все разобщены, разобраны по цехам. То ли в этом виновата власть, скорее всего, мы сами. Мы разбежались по гильдиям, по союзам, и нет единой организации, мощной организации, которая бы сегодня действительно собрала, как говорится, в кулак все эти конфликты и разрешала бы их, опираясь на право, на законодательство.

Правовая база в России есть для разрешения правовым путем этих проблем, как политических, так и трудовых, социальных. Вы правильно заметили, что, к сожалению, журналисты безграмотны не только в профессиональном смысле, но и в юридическом смысле. Кто из наших коллег достаточно хорошо знает Закон "О средствах массовой информации"? Кто из них хорошо знает Закон "О профессиональных союзах"? Кто из них, когда подписывает трудовой контракт, познакомился со своими правами и обязанности в Трудовом кодексе Российской Федерации? Много писали коллеги об этом, ругали этот кодекс, но это база и хорошая база для того, чтобы урегулировать отношения между журналистом и работодателем. Но мы сегодня все, видимо, по нашей старой традиции, надеемся на "авось", как сложится, так и сложится.

Олег Панфилов: Леонид Антонович, не показалось ли вам в выступлении руководителя телекомпании "Телекон", когда он говорил о том, что весь коллектив - это единый профсоюз, некоторое непонимание того, что на самом деле представляет из себя профсоюз? Можете ли вы сказать о том, когда возникла ваша организация, как она действует и сколько членов?

Леонид Речицкий: Те репортажи, которые мне довелось услышать, там нет наших ни первичных организаций, ни территориальных организаций. У нас есть территориальные организации сегодня в Алтайском крае, в Курской области, в республике Удмуртия, есть хорошая организация в городе Боровичи. Тем, где есть энтузиасты, кто понимает, что сегодня недостаточно политических заявлений для отстаивания своих прав, если не сказать больше, что сегодня роль профсоюзов значительно выше, чем простых общественных организаций. Самое главное, есть законодательная база для этого.

Наш профсоюз был создан в 98-м году, учредительный съезд прошел. Социальное положение, вы отмечали его и коллеги отмечали в своих репортажах, оно, собственно, бедственное. Я вам последний факт приведу: сегодня 7 месяцев журналисты районных и городских газет Тульской области не получают зарплаты. В Туле нет профсоюза, есть первичная организация на ГТРК "Тула", очень хороший там секретарь первичной, борется с администрацией, отстаивает права, но в целом территориальной организации нет. Ссылки, как и в государственной телекомпании "Франс", что нет средств - это разговор в пользу бедных. Можно приводить много примеров, что не получают, бюджет пуст, казна пустая, но вы используете наш труд, платите за него. И здесь профсоюз как раз и помогает вести переговоры. Тот же коллективный договор - это основной механизм для защиты достойной оплаты труда в соответствие с твоей квалификацией, с твоим опытом. К сожалению, здесь представитель компании "Телекон" немножко слукавил, не могут общественные организации выступать в роли профсоюза. Это красивое слово, что весь их коллектив - это профсоюз.

Олег Панфилов: Ваши члены - это в основном представители государственных средств массовой информации или есть и независимые? Потому что, как мне представляется, у независимых средств массовой информации сейчас одна проблема - это восстановление политических прав, то есть право на свободу слова, право на свободу выражения. Я знаю, что многие руководители независимых средств массовой информации не воспринимают профсоюз как защитника только потому, что в независимых средствах массовой информации главное слово всегда имеет собственник, а не коллектив. Так все-таки нынешняя профсоюзная организация журналистов России - это в основном государственные средства массовой информации или есть все-таки независимые?

Леонид Речицкий: Есть журналисты из независимых средств массовой информации, но это, как правило, отдельные журналисты. Первичные организации в "Независимой газете", которая не принадлежит государству, у нас таких нет. Потому что против создания профсоюзов выступают работодатели, владельцы. Здесь, с моей точки зрения, тоже непонимание сути профсоюза. Это разделение труда, если хотите, разделение управления средствами массовой информации. Профсоюз занимается защитой социальных прав, работодатель занимается защитой политических свобод журналистов. И здесь он может в достижении этой цели - в защите политических свобод, опираться на профсоюз, он может даже записать эти вопросы в договор.

Олег Панфилов: На моей памяти единственная забастовка журналистов была, кажется, несколько лет назад на ВГТРК, когда журналисты протестовали против, на их взгляд, незаконного массового увольнения сотрудников этой государственной телерадиокомпании. Возвращаясь к первому репортажу Семена Мирского, скажите, пожалуйста, журналисты в России способны на какое-то активное противодействие незаконным действиям власти?

Леонид Речицкий: По закону способны, а по сути своей они психологически не готовы к таким действиям. Посмотрите, ведь никто не поддержал. Я почему вам сказал, что 70 процентов журналистов Франции включились в забастовку, поддержали забастовку по всей стране. А у нас? Была забастовка. Какая забастовка? Пикеты. Это неправильно назвать забастовкой, это пикеты, организованные нашим профсоюзом, профсоюзом работников телевидения и соцпрофом. Сотни полторы набралось журналистов, и все. Вот солидарность французских коллег и наша солидарность. Мы не готовы еще к борьбе. Мы воспринимаем профсоюз по-старинке, как в советское время, это социально-бытовое дело. И, кстати, многие приходят ко мне в профсоюз и спрашивают: а путевочку дадите? Я говорю, что есть специальные фонды для этого. Нет, мы как раз прежде всего юридическая защита, определение социально-правового статуса журналиста, защита социальных прав, трудовых прав - вот на что сегодня профсоюз и нацелен. Трудностей много, не скрываю, очень много трудностей. Но самое главное, это должен быть многочисленный профсоюз. И к вашему ответу на вопрос, сколько - около пяти тысяч на сегодня членов профсоюза.

XS
SM
MD
LG