Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За что увольняют редакторов газет в Нижегородской области. В Клину не удалась акция протеста. В Азербайджане избиты журналисты. Газету "Чеченское общество" власти Ингушетии хотят зарыть


Сегодня в программе:
За что увольняют редакторов газет в Нижегородской области; Почему в подмосковном Клину не удалась акция протеста; В Азербайджане опять избиты журналисты; Газету "Чеченское общество" власти Ингушетии хотят зарыть, чтобы выборы в Чечне прошли успешно. Комментарии Тимура Алиева.

За прошедшее с прошлой передачи время исследовательский холдинг "Ромир Мониторинг" представил очередной отчет, согласно которому более 70% населения России и более 40% российских журналистов выступают за введение в стране цензуры. Эти данные 27 июля на пресс-конференции в Москве представил генеральный директор этой социологической службы Андрей Милехин. В частности, на вопрос - нужна ли цензура в средствах массово информации? - 32% опрошенных ответили - обязательно нужна, 39% опрошенных решили, что цензура скорее нужна. Среди журналистов эти данные составили, соответственно, 6% и 35%. Андрей Милехин пояснил, что это обобщенные данные регулярных репрезентативных опросов полторы тысячи человек за 2003 и начало 2004 года. А данные по журналистам были получены в результате анкетирования участников всероссийского форума журналистов "Вся Россия 2004", организованного Союзом журналистов России. Всего было опрошено 255 журналистов со всей страны.

Андрей Милехин привел и некоторые другие сравнительные результаты опросов населения и журналистов, в частности, с тем, что в России прессе предоставлена полная свобода слова, согласны 49% населения, а не согласны 42%. Среди журналистов с этим мнением согласны 21% опрошенных, и не видят этой свободы 79. Любопытные данные в отношении безопасности профессии. 9% опрошенных журналистов называют свои занятия опасной профессией, 62% скорее согласны с этим утверждением. В свою очередь 20% респондентов-журналистов считают, что заниматься журналистикой скорее безопасно, и еще 4% опрошенных считают свою профессию абсолютно безопасной.

Напоминаю, что исследование среди журналистов "Ромир Мониторинг" проводил во время всероссийского форума журналистов "Вся Россия 2004", проведенного недавно Союзом журналистов России в Дагомысе. Возможно, что опрошенные журналисты являются своеобразным профессиональным срезом, представляют все категории этой профессии, и тех, кто работает в районках на две-три тысячи рублей в месяц, и тех, кто трудятся в относительно богатых изданиях и позволяют себе купить путевку на участие в журналистском форуме. Однако, на мой взгляд, это исследование грешит одним недостатком: журналистов не спросили, в чем заключается опасность профессии. Я бы спросил, например, о том, с каким количеством законов, регламентирующих деятельность журналистов, сами журналисты знакомы? Как часто им приходится пользоваться услугами адвокатов или консультациями юристов? Или такой, кажется, очень важный вопрос: если на вас подадут в суд, вы сразу обратитесь в правозащитную организацию или все-таки попытаетесь разобраться в предъявленном вам иске? Было бы также интересно сопоставить отчеты на подобные вопросы о том, что такое свобода слова. В общих чертах ясно, что понимают свободу слова журналисты и читатели или телезрители, то есть потребители информации по-разному. Потребителю кажется, что выбор газет - это и есть свобода слова, хочешь, покупаешь "СПИД-Инфо", хочешь "Московский комсомолец". Журналистам сложнее. Журналисты относятся к свободе как к возможности написать или сказать все, что в данный момент захотел сказать или написать.

Но если подходить к этой проблеме серьезнее, то совпадение мнений может быть только тогда, когда при произнесении сочетания "свобода слова" будет подразумеваться не только искрометный талант журналиста или способность читать по 20 газет в день, а подразумеваться закон или законы, если они регламентируют эту самую свободу слова.

Однако, если у российских журналистов пока еще есть возможность самосовершенствоваться, у коллег в Приднестровье продолжается застой творчества. Вот какое сообщение я получил из Тирасполя от службы рассылки сайта под названием "Лента ПМР". ПМР - это Приднестровская Молдавская республика, непризнанная никем территория, называющая себя государством. В конце июля там случился конфликт между руководством Приднестровья и властями Молдавии. В Приднестровье решили закрыть школы с молдавским языком обучения, точнее румынским, поскольку это одно и то же. В ответ началась информационная война, называющая то, что уже несколько месяцев ведется между Южной Осетией и центральной властью Грузии. Что такое информационная война, жители России знают с 94 года, когда началась первая чеченская война. Но приднестровские пропагандисты ведут эту войну не столь изыскано как Ястржембский или генерал Шабалкин, в Тирасполе просто используют язык 50-летней давности. Вот послушайте заголовок-сообщение: "Депутаты Приднестровского парламента Радченко и Тираспольского горсовета Бучацкий разоблачены как сексоты спецслужб Молдовы. Сенсационные документы были обнародованы на "круглом столе" в редакции газеты "Приднестровье". Согласно им, арестованный по личному распоряжению президента Воронина журналист-правозащитник Матушенко был сдан своим палачам приднестровскими депутатами Радченко и Бучацким. Данные лица напрямую через своих сторонников следили за Матушенко и в день его поездки в Кишинев к больной матери сообщили об этом спецслужбам Молдовы. И ранее Радченко и Бучацкий фигурировали в независимых средствах массовой информации как агенты влияния Кишинева. К сожалению, все оказалось гораздо сложнее и хуже: эти лица контактируют именно со спецслужбами враждебного государства". Под враждебным государством подразумевается Кишинев. Далее читать и смешно, и грустно.

Возвращаемся к проблемам российских журналистов. За последние 12-15 лет в российской прессе произошло довольно заметное разделение газет на несколько категорий. Во-первых, независимая от государства пресса, во-вторых, государственная, и ее становится все больше. Но есть газеты благополучные, столичные или губернаторские, для которых и бюджетное финансирование, и похвала от высшего чиновника - лучшая награда. А есть самая распространенная категория российских газет, которых тьма, несколько десятков тысяч - это районки, маленькие еженедельные, а часто ежемесячные газеты, по большей части форматом в лист писчей бумаги. Всегда считалось, что районные газеты самые беззубые. Но недавно в Нижегородской области произошло внезапное увольнение редакторов двух районных газет.

Олег Родин: В Нижегородской области произошло внезапное увольнение редакторов двух районных газет "Сосновский вестник" и "Знамя победы" Татьяны Якимовой и Тамары Петуниной. Как пояснили уволенные, их в последние три года губернаторства Геннадия Ходырева буквально принуждали публиковать в прессе только позитивные материалы о деятельности областной администрации.

"Приехал в район Олег Сухонин, начальник отдела и мне вручили приказ об увольнении. Аргументировали так: Сухонин говорил, что очень мало печатаем материалов областной администрации. Сказал, что в газете один негатив. 29 лет проработала в редакции, в сентябре этого года будет. Можно было бы по-другому. Но то, что я мало даю материалов со стороны областной администрации - неприятно все это. По-другому надо считаться".

На поддержку районных газет в бюджете области выделяется ежегодно порядка 20 миллионов рублей, поэтому провинциальная пресса оказалась в жесткой зависимости от региональной власти. Депутат областного законодательного собрания Александр Бочкарев считает, что накануне новых губернаторских выборов среди зависящих от областной организации средств массовой информации началась форменная зачистка.

Александр Бочкарев: Началась зачистка. Оставить своих главных редакторов, которые присягнут на верность. Естественно, им будут обещаны разнообразные премиальные фонды, все будет обещаться, потому что идет подготовка к губернаторским выборам. И на сегодня этот медиа-холдинг будет формироваться.

Олег Родин: Отношение губернатора с прессой начинались с двухнедельной паузы после церемонии инаугурации, а сейчас встали почти на путь конфликта.

Геннадий Ходырев: Я в последнее время не выступаю. Потому что я сейчас перед вами распинаюсь 40 минут, или переврут большая часть из вас или вообще ничего не покажут.

Олег Родин: Видимо, исполнительная власть все менее считается с прессой, хотя средства массовой информации все еще продолжают называть четвертой властью.

Олег Панфилов: То была история двух государственных районных газет в Нижегородской области. А несколько независимых районных газет в Московской области в городе Клин решили провести акцию протеста, протестуя, как они заявили, против действий главы местной администрации. Что из этого получилось - расскажет Вера Володина.

Вера Володина: Результат голодовки проявился в эту среду. На заседание депутатов народного совета журналистов не допустили. Похоже, не дождутся они ответов на свои запросы и ни с чем останутся требования прекратить провокации в адрес журналистов. Впрочем, в пресс-службе администрации Клинского района участников голодовки называют журналистами с приставкой "так называемые". Разумеется, власти признают тех, кто их критикует, кто пишет об обманутых земельных пайщиках, о бедных бюджетниках, которым перед выборами пообещали льготное жилье, но после потребовали новых взносов. А еще эти так называемые журналисты в запросах спрашивают районного главу Александра Постригане, почему тот просит прокуратуру закрыть дело о растрате бюджетных средств местными чиновниками. История борьбы оппозиционной журналистики с властями Клинского района, прежде всего, связана с именем Юрия Самсонова. Сегодня он депутат районного совета и учредитель газеты "Новости Клина" и информационных сайтов "Клин.Эко" и "Клин. Инфо". Последний был закрыт судебным постановлением пару месяцев назад. Тем не менее, на сайте "Клин.Эко" еще можно прочесть все то, о чем никогда не напишут муниципальные издания. На все вопросы о голодовке журналистов в районной администрации отвечают в три слова - политические амбиции Самсонова. На тот же вопрос ответ Юрию звучит так:

Юрий Самсонов: Мне журналистика в сто раз ближе, чем политика, но я и туда, и туда лезу, потому что у нас больше некому этим заниматься. Мы объявили конкурс: молодежь, кто там есть, пожалуйста, идите в политику, только рассчитывайте работать честно, порядочно, и политика чтобы для вас была профессией, а не способом урвать кусок, продав интересы избирателей при первой возможности. Желающих придти урвать кусок навалом, а чтобы работать на перспективу, таких желающих гораздо меньше тех, кто сейчас готов пройти и получить от администрации что-либо и забыть про свои обещания.

Вера Володина: Чем бы ни занимались издания, учрежденные Юрием Самсоновым, политикой или журналистикой, но без них у клинских граждан достоверной информации было бы меньше.

Олег Панфилов: Наш третий сюжет из Азербайджана. В последние недели там произошло несколько серьезных конфликтов. Были избиты два журналиста и их коллеги готовы опять выйти на митинг. 4 августа международная правозащитная организация "Хьюман Райтс Уотч" распространила пресс-релиз, в котором, в частности, говорится: "Правительство Азербайджана должно принять немедленные меры к тому, чтобы прекратить ухудшение ситуации со свободой печати, которая наблюдается после президентских выборов в октябре прошлого года".

Ялчин Таир-Оглу: Главный редактор оппозиционной газеты "Баку Хабас" Айдын Гулиев был похищен вблизи своего дома, когда собирался сесть в собственную машину. Похитители, накинувшие на голову журналистов мешок, потащили его к своему автомобилю, где лентой залепили ему рот и связали руки. Затем руководителя оппозиционного издания долго били и подвергали пыткам. По словам Гулиева, похитители мало говорили, но из их слов стало ясно, что журналиста наказывают якобы из-за неуважения к исламской религии и служению христианству. Они также сказали, что если Гулиев не вернется на путь истинный, он и его семья будут уничтожены. Однако, по мнению пострадавшего, попытка придать случившемуся религиозную окраску - абсурд, так он никогда не давал повода для подобных обвинений. Айдын Гулиев считает, что похитители, таким образом, пытались скрыть истинные мотивы нападения. Главный редактор газеты "Баку Хабар" утверждает, что заказчикам этого нападения не по душе его профессиональная и политическая деятельность в рядах оппозиции.

Не успел затихнуть шум вокруг этого инцидента, как в центре Баку средь бела дня было совершено нападение на другого журналиста. Двое неизвестных разбили голову сотруднику еженедельного журнала "Монитор" Эйнуле Фатуллаеву, нанеся удар тупым предметом. Удар оказался настолько сильным, что инцидент расценивается как попытка физического уничтожения журналиста. Эйнула Фатуллаев считает, что поводом для подобной расправы могли послужить его последние статьи, где он изложил свою версию событий вокруг кончины бывшего президента Азербайджана Гейдара Алиева. По обоим фактам нападения возбуждено уголовное дело. Однако азербайджанские журналисты намерены потребовать от руководства страны более действенных мер по обеспечению безопасности представителей средств массовой информации. Объединение редакторов Азербайджана, состоящее из руководителей ведущих газет страны, приняло решение о созыве специального форума под девизом "Азербайджанская пресса в опасности". Ожидается, что в работе форума, намеченного на 15 августа, примут участие активисты журналистских и правозащитных организаций, а также представители широких слоев населения. Объединение редакторов также направило обращение к президенту страны Ильхаму Алиеву, где до сведения главы государства доводятся факты угрозы прессе и просьба по обеспечению безопасности журналистов.

Олег Панфилов: В городе Назрань столице Ингушетии выходит газета "Чеченское общество". Нельзя сказать, что это такая редкость, в Назрани несколько лет выходила другая чеченская газета "Грузинский рабочий". Но если рабочее издание со старыми традициями, газете больше 70 лет, то название "Чеченское общество" у современных чиновников уже должно вызывать излишнее любопытство: какое это у чеченцев может быть общество без разрешения из Кремля или, по крайней мере, какого-нибудь генерала? Тем не менее, газета выходила достаточно регулярно, несмотря на явное нежелание властей свыкаться с ее существованием. Наш гость - Тимур Алиев, основатель и главный редактор газеты "Чеченское общество". Он с нами по телефону из Назрани.

Тимур, "Новая газета" 5 августа опубликовала статью, в которой приводятся факты преследования газеты. Расскажите, что происходит?

Тимур Алиев: 27 июля я, главный редактор газеты "Чеченское общество" Тимур Алиев, был вызван в МВД Ингушетии. На мое имя была выписана повестка, в которой было сказано, что на основании статьи 11 закона "О милиции" вам необходимо явиться в УБОП МВД к старшему оперуполномоченному подполковнику милиции. На следующий день, повестка была выписана на 9 часов утра. Она, кстати, была прислана после проведения нескольких проверок документов нашей редакции. На следующий день я явился в МВД, меня спросили, на каком основании мы выпускаем антигосударственную газету. Достав из папки фотографию, которая была сделана во время встречи президента Ингушетии Мурата Зязикова с чеченскими правозащитниками, на которой в один кадр с Зязиковым попал и я, я сказал, что мы если бы делали такую газету, то сидели бы в газете, и у нас не было бы такой фотографии. После внимательного просмотра фото меня назвали другом Зязикова, поменяли тон беседы на более доверительный. Но милиционеров интересовали принесенные с собой документы газеты нашей, наличие счетов в банке. Посмотрев документы, свидетельство о регистрации, которая выдана была в Чечне, у меня спросили: здесь написана территория распространения - Чечня, почему же распространяется в Ингушетии? Я сказал, что мы распространяемся в Чечне, в Ингушетии печатаемся, все по закону. Потом спрашивали, где счет в банке, я объяснял, что его нет. А как же вы работаете, кто вам дает деньги? Я объясняю, что мы издаемся на мои личные средства. Откуда деньги? Я объясняю, что получаю в качестве гонорара за свои статьи в различных газетах, в том числе в российских газетах. На вопрос, зачем это все нужно, я им объясняю, что хочу, чтобы в республике была нормальная газета, которая бы сообщала своим читателям объективные факты. Под этот доверительный тон милиционер записывал мои слова. Потом появляется другой, повторяется снова наша беседа, снова демонстрируется фото с Зязиковым. А потом достаются ксерокопии наших последних номеров. Передо мной перелистываются страницы и показывают статью об убийстве Тимура Хамбулатова, который был арестован, его пытали в тюрьме, и там же он умер. Этот материал со слов его матери записала Наталья Эстимирова, она работает в правозащитном центре "Мемориал". Откуда такие данные? Они все запротоколированы, полностью документальное подтверждение имеется. Не надо такие статьи печатать, их молодежь прочитает и пойдет воевать. Видимо, говорят, ни одна российская газета не захотела печатать подобную статью, пришли к вам. Я им объясняю: да нет, это я заказывал статью. На эту же тему вышла статья и в "Новой газете", к примеру.

Олег Панфилов: Тимур, я должен напомнить, что проблем у вашей газеты было достаточно. Вашу газету не хотели распространять в аэропорту Магас, в столице Ингушетии, вашу газету не хотели тиражировать, когда газета хотела публиковать сатирический фотоколлаж на президента Путина. И, вероятно, что основным поводом последних репрессий в отношении вашей газеты стала акция "Премия войны". В качестве победителей этой премии названы Борис Ельцин и Джохар Дудаев. Вы согласны с этим предположением?

Тимур Алиев: Очень может быть. Потому что мы очень много нареканий получили с разных сторон за эту премию. Мы пытались быть объективными. Те голоса, которые нам поступали, мы объективно занесли, подсчитали. Мы не играли на руки ни одной стороне, ни другой. Если учитывать, что у нас победили в итоге Ельцин и Дудаев, а лауреатами стали с российской стороны Путин и Леонтьев, а с чеченской стороны Басаев и Кадыров, то, понятно, что очень многие оказались недовольными этой премией. Я понимаю, что все те негативные замечания, который в наш адрес поступили, они были легко объяснимы. Их авторов волновало не восстановление исторической правды, а из политико-конъюнктурных соображений. Возможно, нужна была какая-то критика в адрес своих оппонентов. То есть победи в нашем конкурсе соответствующие люди, подобных высказываний, может быть, и не было бы, возможно, не было каких-то проблем у нашей газеты.

Олег Панфилов: Тимур, скажите, судя по настроению людей, с которыми вы разговаривали в МВД Ингушетии, они действительно хотят закрыть газету или пока еще это можно расценивать как угрозы?

Тимур Алиев: Там было четко сказано, что нам поступило письмо, письмо сверху, никакие конкретные люди не назывались, но было сказано, что письмо сверху, а к ним это письмо поступило от руководства Чечни. И четко было сказано - прекратить деятельность, как антигосударственную. Антигосударственной нашу деятельность не назовешь, просто мы пишем о разных проблемах в республике, в том числе нарушения прав человека, в том числе и со стороны властей.

XS
SM
MD
LG