Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первый суд по делу Алексея Сидорова. Новые проблемы мордовской прессы. В Узбекистане власти хотят закрыть "Интерньюс". Каково будущее у российского Интернета?


Сегодня в программе:
Первый суд по делу Алексея Сидорова: судебная ошибка или правовая коллизия? Новые проблемы мордовской прессы; В Узбекистане власти хотят закрыть "Интерньюс". Репортажи Сергея Хазова, Игоря Телина и Инеры Сафар. Каково будущее у российского Интернета? Комментарии Виктора Монахова.

Прежде, чем познакомить вас с материалами корреспондентов нашего Радио и комментарием эксперта, представлю вашему вниманию новый проект Центра экстремальной журналистики. Это новый раздел сайта "Фемида", а также новый бюллетень, который назван "Судебные успехи". Бюллетень выходит с июля этого года пока один раз в месяц. Раздел "Фемида" предлагает бесплатную юридическую консультацию для журналистов, столкнувшихся с судебным преследованием или другими проблемами, связанными с нарушениями их прав. Посетители могут заполнить запрос юристу или сообщить о своих проблемах в специальной анкете, заполнив ее на сайте. В другой рубрике "Фемиды" размещается блок юридических новостей, например, о законодательных инициативах или о судебных процессах с участием журналистов, то есть когда журналисты участвуют в процессах в качестве ответчиков или истцов по уголовным делам или гражданским искам. Там же размещаются комментарии различных специалистов.

Обычно правозащитные организации, изучающие ситуацию с положением свободы слова и печати, в основном фиксируют нарушения прав журналистов и прессы, а бюллетень "Судебные успехи" рассказывает о победах журналистов. Формально название бюллетеня звучит более строго: "Ежемесячный бюллетень позитивных решений и досудебного урегулирования конфликтов с участием журналистов и СМИ в России и странах СНГ". Обычно успешные для журналистов судебные процессы не становятся достоянием общественности. Это странное обстоятельство до сих пор склоняет общественное мнение к тому, что журналистов буквально гноят в судах и никакой защиты от преследований нет. Тем не менее, если выработать тактику защиты и стратегию поведения в суде, то можно и выигрывать. Вот несколько примеров из бюллетеня: в Ростове-на-Дону собственный корреспондент Радио Свобода Сергей Слепцов в судебном порядке отстоял свое право на получение информации. Основанием для обращения в суд стал запрет начальника инспекции по охране и эксплуатации памятников истории культуры Ростова Натальи Лапшиной на посещение корреспондентом заседания научно-экспертного совета по Ростовской области и отказ в предоставлении материалов обсуждения. Четвертого августа Московский городской суд подтвердил законность решения Савеловского суда столицы, который в начале июня отказал бывшему заместителю начальника милиции общественной безопасности ГУВД Московской области генерал-майору Владимиру Позняку в удовлетворении иска о защите чести и достоинства, поданного к "Российской газете" и журналисту Тимофею Борисову. Рассмотрев доводы кассационной жалобы генерала, Мосгорсуд отказал в ее удовлетворении. 16 августа Симановский суд Москвы оправдал журналиста Дмитрия Коровина, который обвинялся в клевете в связи с опубликованной им статьей о рынке пиратских компакт-дисков в России. Суд снял с Коровина вменяемое ему обвинение по статье 129 Уголовного кодекса Российской Федерации "Клевета, содержащаяся в средствах массовой информации", и отказался удовлетворить иск руководства завода "Руссабит" к Коровину.

9 сентября состоялось судебное заседание по уголовному делу в отношении журналиста дагестанского еженедельника "Новое Дело" Багуудина Узунаева. Журналист обвинялся по статьям 129 части третьей Уголовного кодекса Российской Федерации за распространение заведомо ложных, порочащих честь и достоинство и подрывающих деловую репутацию сведений. Прокурор в обвинительном заключении требовал для журналиста двух лет лишения свободы. Мировой судья Мудунова, рассматривающая дело, признала Узунаева невиновным.

Такие же материалы бюллетень содержит о судебных победах журналистов и в странах СНГ. Конечно, пока выигранные журналистами процессы и количество поданных судебных исков или доведенных до судов уголовных дел несоизмеримо разные. В год только в России подается в основном чиновниками от 5 до 8 тысяч исков о защите чести и достоинства, возбуждается в среднем до 30 уголовных дел. Подавляющее большинство судов журналисты пока проигрывают.

Вероятно, самым заметным событием в российской журналистике последних недель стало оправдательный приговор в судебном процессе над подозревавшимся в убийстве главного редактора газеты "Тольяттинское обозрение" Алексея Сидорова. Евгений Майненгер, рабочий одного из заводов Тольятти, был арестован вскоре после убийства журналиста, но неожиданно в его защиту выступили ряд правозащитных организаций, потратившие деньги на его защиту. Адвокаты первыми и сообщили о крупной победе и восстановлении справедливости. Автор многочисленных публикаций о результатах суда вызывает свое недоумение.

Сергей Хазов: 9 октября исполнился год со дня убийства главного редактора газеты "Тольяттинское обозрения" Алексея Сидорова. Незадолго до этого, 6 октября, суд Комсомольского района Тольятти вынес оправдательный приговор в отношении Евгения Майнегера, подозреваемого в убийстве Сидорова. Однако, по решению прокуратуры, расследование дела продлено до 17 мая 2005 года. Отметим, что совершенное в прошлом году убийство Алексея Сидорова - не единственное убийство журналиста в Тольятти. Начиная с 95 года, в городе от рук убийц погибли шесть журналистов. Самарская пресса, которая много писала о годовщине убийства Алексея Сидорова, не поскупилась на слова о том, как трудно работникам тольяттинских СМИ оставаться независимыми в городе, где почти везде процветает криминал и коррупция.

В редакции еженедельника "Тольяттинское обозрение" убеждены, что убийство Алексея Сидорова, как и убийство его предшественника - первого главного редактора газеты Валерия Иванова в апреле 2002 года - напрямую связано с их профессиональной деятельностью. Однако с этим мнением согласны далеко не все. Самарский публицист и политолог Валерий Павлюкевич называет убийство журналистов в Автограде трагедией тольяттинской журналистики. "Если в одном городе убивают подряд столько журналистов, то стоит задуматься, действительно ли это месть со стороны криминальных элементов? Правильнее говорить об обычной криминализации тольяттинских журналистов", - считает Валерий Павлюкевич.

Валерий Павлюкевич: Эти убийства несут в себе определенные загадки и загадки не только в заказчиках преступлений и их исполнителей. По всей вероятности, и Валерий Иванов, и Алексей Сидоров проявляли активность не только в разоблачении криминальных афер, но и сами стремились войти в бизнес. А в сегодняшней России такое вхождение - это небезопасно и часто заканчивается трагично. Склоняя голову перед памятью погибших, появляется мысль о том, что журналистика криминализуется. Это проявляется и в сливе компромата в интересах лидеров организованных преступных групп, и в разжигании информационных войн, плавно переходящих в кровавые разборки.

Сергей Хазов: Руководство Союза журналистов Самарской области отказалось прокомментировать положение дел, сложившееся сегодня в тольяттинских средствах массовой информации, равно как и ответить на вопрос: за что же могут убивать журналистов в Тольятти?

Олег Панфилов: С очередными проблемами сталкивается пресса Мордовии. Мы уже рассказывали о нелегкой судьбе самой крупной независимой зеты "Столица С", однако в Саранске началось преследование других изданий.

Игорь Телин: Коллективы двух еженедельников Мордовии не могут приступить к выполнению своих обязанностей. Руководство Главпочтамта Саранска, в чьем здании находились редакции, не пустило их в служебное помещение, объяснив это несоблюдением условий аренды. Но, по словам редактора газеты "Мордовия сегодня" Александра Фушина, редакция выполняет все условия аренды, срок договора о которой истекает только в конце года. Журналистам и техническим работникам был запрещен вход в помещение. Только сотрудникам "Сударыни" (это все женщины) разрешили взять личные вещи. При этом они отметили, что в помещении находились посторонние люди, работавшие у редакционных компьютеров. Аналогичная ситуация в соседнем помещении газеты "Мордовия сегодня". Журналисты заявили, что готовить материалы для очередных выпусков газет, которые печатаются в Пензенской области, будут дома. Но прошло уже две недели, и газеты пока так и не выходят. Вот как комментирует ситуацию публицист, сотрудничающий с несколькими газетами Мордовии, Сергей Леушев.

Сергей Леушев: В связи с этой ситуацией меня достаточно сильно беспокоит полное отсутствие корпоративной солидарности в журналистской среде. Получается так, что две газет в течение двух недель не выходят. Газеты с большими тиражами, пользующиеся среди населения достаточной популярностью. И ни одна другая газета об этом не обмолвилась ни словом. Получается, что эта ситуация очень хорошо сейчас играет на руку власти. Потому что можно закрыть любую газету, и никто даже слова не скажет, ни население, ни даже коллеги-журналисты.

Игорь Телин: Газета "Мордовия сегодня" одна из самых многотиражных по местным меркам, издается тиражом более 25 тысяч экземпляров. Она считается рупором местной оппозиции, с критикой экономической и социальной политики местных властей в ней выступают политики, кому доступ в контролируемые администрацией издания был закрыт. Вторая газета "Сударыня" - единственное в Мордовии издание для женщин.

Олег Панфилов: В Узбекистане за последние несколько месяцев произошло несколько событий, которые с полным основанием развития преследования независимых организаций. Именно так по желанию властей закрывался в Минске Фонд Сороса, а затем и некоммерческая организация "Интерньюс", которая призвана помогать в развитии независимого телевидения. Несколько месяцев назад в Минске прекратила работу известная организация IREX. Сейчас "Интерньюс" работает в большинстве стран СНГ, кроме Белоруссии и Туркмении. Под угрозой закрытия офис этой организации в Ташкенте. В чем причина такого отношения властей к независимой прессе? На этот вопрос пытается ответить Инера Сафар.

Инера Сафар: В Ташкенте решением суда на шесть месяцев приостановлена деятельность неправительственной некоммерческой городской организации "Интерньюс", которая в течение этого года придала огласке около 450 фактов нарушения прав журналистов и СМИ Узбекистана. Директор организации Халида Анарбаева расценивает это решение властей как стремление загнать в угол перед предстоящими выборами в парламент те организации в республике, которые стали поднимать, пусть даже нелицеприятно, многочисленные случаи давления на свободу слова. Основанием для приостановления деятельности "Интерньюс" послужили нарушения устава этой организации, которые были обнаружены в результате проверки вышестоящими органами юстиции в июне этого года. Проверка состоялась через четыре месяца после того, как был заморожен банковский счет этой и других зарегистрированных организации. Юристы "Интерньюс" уведомили банк о намерении подать на него в суд, однако, как считает Анарбаева, чтобы упредить эти действия была организована проверка, в ходе которой были выявлены незначительные недостатки, ставшие основанием для возбуждения судебного процесса и приостановления деятельности "Интерньюс".

В предстоящий вторник 26 октября в Ташкенте будет слушаться дело об "Интерньюс" в апелляционном суде. В апелляционной жалобе сказано о необоснованности суда в первой инстанции приостановить работу "Интерньюс", так как со стороны этой организации своевременно были устранены указанные Минюстом и управлением юстиции Ташкента недостатки в установленный ими срок. 26 декабря в республике состоятся парламентские выборы, освещение которых правительство, по всей видимости, намерено держать под контролем, перекрывая кислород прессе. Уже закрыты под разными предлогами несколько негосударственных областных теле- и радиостанций, сотрудничавших с "Интерньюс".

Олег Панфилов: Недавно в Москве завершила работу шестая Международная конференция "Право и Интернет". Я пригласил студию участника этой конференции, до 2000 года исполняющего обязанности председателя Судебной палаты по информационным спорам при Президенте Российской Федерации, кандидата юридических наук Виктора Монахова. Виктор Николаевич, шестая Международная конференция - это значит, что проблем, связанных с правовым урегулированием Интернета больше и больше, если вам уже шестой год есть о чем говорить, есть что обсуждать. Какие проблемы обсуждались на последней конференции?

Виктор Монахов: Действительно, шесть лет уже мы формируем блок проблем, которые занимают и юристов, и практиков самых разных направлений. Потому что Интернет - это среда жизни, не одно направление, не СМИ только, не торговля только, не бизнес только. И в первом ряду практически шесть лет стоят проблемы так называемой интеллектуальной собственности в Интернете, авторские права в Интернете. Другая проблема, которая была достаточно остра и актуальна в конце 90 годов, сейчас она утрачивает свою актуальность, - это проблема, как считать сайты. Можно их квалифицировать как СМИ или, наоборот, точку зрения была, кое в каких головах и по сей день осталась, что можно ли квалифицировать весь Интернет как некий СМИ. Соответственно, это не просто так, а ради чего это делается? Ради того, что можно получить дополнительный доход в бюджет государства и в карманы чиновников, которые сидят на регистрации. Второе - это то, что связано с контентом, что можно говорить в Интернете и распространять в Интернете, а чего нельзя. Это общий вывод или общий итог шестилетних посиделок, надо сказать, что круг участников постоянно растет. Последняя шестая, которая недавно закончилась, она включила в себя огромное количество желающих поучаствовать в обсуждении из наших братских стран СНГ, и страны Балтии были представлены в этот раз, казалось, совсем от нас отколовшиеся. Но многие проблемы идентичны.

Олег Панфилов: Мне, видимо, следовало сразу же спросить, в чем международность этой конференции. Вы уже сказали, что это в пределах бывшего Советского Союза, то есть все эти проблемы актуальны для стран СНГ. На самом деле, если посмотреть, по крайней мере, российскую прессу, российское информационное пространство, то телевидение и радио практически все контролируется государством. Существует некая газетная индустрия независимая и есть независимые газеты, которые несоизмеримо меньше по объему информации, поступаемой к населению. Наконец, Интернет, который на самом деле является абсолютно свободной территорией. Насколько эта свобода сейчас полезна для российского общества и журналистов и насколько она вредна? Вот эти проблемы правового регулирования обсуждались когда-нибудь?

Виктор Монахов: Да, безусловно. Во-первых, я поспорю или не соглашусь с тезисом, насчет абсолютной свободы. Ничего абсолютного в мире нет, и абсолютной свободы тоже нет. Была тогда в пору романтического становления новой среды обитания - Интернета, точка зрения, что давайте мы в виртуальном мире установим абсолютную свободу. Не удалось. На сегодняшний день суровые реалии, связанные с тем, что сейчас у всех на устах терроризм, и суровые реалии экономических императивов заставляют и в виртуальной среде устанавливать определенные правила поведения, по которым общий принцип мы, юристы в данном случае, причем в мировом контексте. Даже, несмотря на то, что реальные участники были ограничены на этой конференции странами СНГ, все равно на форуме, у нас есть свой сайт постоянно действующий, там самые разные со всего мира обсуждают эти проблемы. Мы ощущаем сегодня российские юристы, что называется, на острие проблемы. Несмотря на то, что отдельного закона, который бы регулировал Интернет, нет ни в одной стране мира, некоторые горячие головы у нас пытаются его установить. Но как только они осознают, что это действительно океан, как попробовать урегулировать эти отношения? Тем не менее, определенный принцип в этих отношениях существует. Он примерно такой: то, что в реальном мире является преступлением, то и в он-лайне должно являться преступлений. Это касается и расистских выражений, это касается компьютерных преступлений, есть уже и убийства с помощью Интернета. Другое дело, найти преступника и обезвредить, формула для оперативных работников, она в условиях виртуальной действительности многократно усложняется.

Олег Панфилов: Когда вы обсуждаете проблемы со своими коллегами из стран СНГ, наверняка, существует какая-то градация степени свободы или несвободы по странам СНГ. Да, нет законодательства, регулирующего Интернет, но зато есть очень сильное желание властей этот Интернет ограничивать или контролировать. Например, в Казахстане закрыты доступы к нескольким сайтам, которые называют оппозиционными, то же самое существует в Узбекистане. Про Туркменистан тут вообще говорить не стоит. Туркменские интернетчики - это совершенно неизвестные нам люди, и неизвестно, как развивается Интернет. Так вот, существует некая такая градация по странам СНГ, где более свободна, где менее свободна работа Интернета?

Виктор Монахов: Да, конечно, без сомнения, такая градация существует. Она, кстати, проявилась в том числе в подборе докладчиков. У нас каждый желающий может предложить свою тему сообщения, свой текст. Собирается профессиональное сито, которое отсеивает. И по такому профессиональному критерию на нашей секции, она называлась "Кибер СМИ. Проблемы регулирования", прошли в финал докладчики с Украины. Получается по тому, как они, Тарас Шевченко, молодой коллега наш, в "Интерньюс" в Киеве работает, например, они впереди нас с точки зрения регистрации. Они не регистрируют сайты вообще как средства массовой информации. Я в своем докладе рассказывал о том, что мы добились, как большое достижение, добились того, что регистрация, которая в Российской Федерации существует и уже примерно полторы тысячи сайтов зарегистрировано на сегодняшний день Мининформации в качестве СМИ, она добровольная. А украинские коллеги говорят: нет, мы считаем, что и добровольно не должно быть. Вопрос так и остался открытым. Узбекистан: было пять или шесть участников из Узбекистана, никто из них не захотел выступить и рассказать о том, как у них реально. В кулуарах они говорили о том, что власть прижимает, и мы, действительно, не знаем никакой сетевой свободы. Но выступить, с трибуны об этом сказать побоялись.

Олег Панфилов: Спасибо. Это уже более-менее выявляет какую-то картину. Последний вопрос, надеюсь на короткий ответ. Все-таки есть сейчас желание у власти, по крайней мере, российской, установить некий контроль за Интернетом?

Виктор Монахов: Безусловно, такое желание есть. По счастью, те люди, потому что власть - это всегда конкретные люди, те люди, которые на сегодняшний день пытаются эту идею осуществить, мягко говоря, недостаточно грамотны и в праве, и в технических составляющих. Поэтому, я думаю, пока у них ничего не получится.

XS
SM
MD
LG