Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская пресса отмечает свое 300-летие. Первые дни января пополнили список погибших журналистов. Итоги года прошедшего: сколько раз и кто нападал на журналистов?


Сегодня в программе:

- Российская пресса отмечает свое 300-летие.
- Первые дни января пополнили список погибших журналистов.
- Итоги года прошедшего: сколько раз и кто нападал на журналистов?
- Как проходят расследования, и почему нет результатов?

Олег Панфилов: Начало нового года ознаменовалось выходом статьи московского корреспондента британской газеты "Файнэншл Таймс" Эндрю Джака, названной "Страх и намеки Кремля превращают журналистов в верных пуделей Путина". Пудели - это такие собачки. Казалось бы, западные журналисты часто пишут о проблемах западной прессы, но Эндрю Джак сравнил нынешнюю ситуацию с той, которая существовала еще 15 лет назад, в советское время. Помните, сколько эфирного времени выделялось программе "Время", которая транслировалась по всем трем телеканалам центрального телевидения и показывала дорогого Леонида Ильича? Советские традиции, как отмечает британский журналист, возвращаются, и общенациональные государственные каналы - первый и второй - уделяют большое внимание и много времени тому, как президент Путин катается на лыжах, беседует с согражданами, в общем, правит страной. "Российские средства массовой информации стали более злыми и критичными, чем во времена коммунизма. Но развитию свободной журналистики мешают указания Кремля и рефлексы репортеров, - пишет Эндрю Джак. - Это препятствует созданию демократической системы западного типа. Просто удивительно, как быстро были забыты достижения ельцинской эпохи", - цитирует британский журналист своего российского коллегу. Уже в первые дни нового года было объявлено, что российские журналисты в начале января планируют обсудить и подписать антитеррористическую конвенцию. Прошло время, и пока об этой конвенции не вспоминают. Вообще в прессе впервые дни года информацию о проблемах можно разделить на две группы. В первой обильно цитировались чиновники различного ранга, отмечавшие достижения на поприще информирования населения, иногда напоминая, что нынешняя российская власть стремится к созданию единого информационного пространства (на другом, на прошлом языке это называлось пропагандой). Другая группа оценивала ситуацию более критически. Например, такой заголовок "Год вранья. Эпидемия вранья охватила Россию". Или такой: "Лесть имею. В Татарстане кропотливо создается культ Шаймиева". Конечно, это о Минтимере Шариповиче, о котором говорят: "Гениальность нашего президента состоит в неразрывности трех его качеств: мудрости, таланта и трудолюбия".

7-го января произошло еще одно событие, которое напрямую не связано с российской прессой, но ставит российские власти в крайне неудобное положение. Речь идет о задержании в аэропорту "Шереметьево-2" и последующем выдворении из России известного немецкого журналиста Гюнтера Валльраффа. Он приехал в группе немецких политиков для поездки в Чечню по приглашению главы этой республики Ахмада Кадырова. Причины выдворения не объяснили, но позднее пограничники заявили, что Валльрафф не указал при получении визы реальные цели посещения Чечни, он, якобы, будет заниматься журналистской деятельностью. В связи с этим возникает несколько вопросов: как можно обвинять человека в том, что он еще не совершил? Во-вторых, если пограничники обвиняют журналиста, то они когда-нибудь вообще открывали закон "О средствах массовой информации", чтобы узнать, что в России журналистом является "лицо, занимающееся редактированием, созданием, сбором и подготовкой сообщений и материалов". На территории России любой иностранец подпадает под действие российского законодательства, наконец, в России президент Путин объявил диктатуру закона. История с Гюнтером Валльраффом не новая для понимания того, что происходит с российскими властями, которые третий год возводят железный занавес для иностранных журналистов. Год назад в нашей программе уже рассказывалось о большой группе журналистов из Чехии, Венгрии, Германии, Франции, США, Латвии, которым не выдают визы только на основании того, что они работали в Чечне на той первой чеченской войне. Полагаю, что такую ситуацию можно назвать своеобразной цензурой. Многие немецкие газеты, комментировавшие историю с Гюнтером Валльраффом, публиковали статьи, чей смысл сводился к одному - Россия пытается скрыть преступления на Кавказе.

Приведу еще один пример того как представители власти относятся к журналистам. Этот случай напрямую не подпадает под категорию нападения на журналистов, но хорошо показывает, что человека, наделенного властными полномочиями, минует ответственность за преследования репортера. Два месяца назад (5-го ноября 2002-го года) известный фотожурналист Василий Дьячков сделал снимок панорамы Нового Арбата в Москве, к нему сразу же подошел сержант дорожной милиции, который потребовал разрешения на съемку. Его, сержанта, не смутило даже предъявленное удостоверение журналиста, он потребовал паспорт, с паспортом и исчез. Спустя день Василий Дьячков написал жалобу в прокуратуру на противоправные действия сержанта, как оказалось, сотрудника первого управления правительственных трасс. Ответ из прокуратуры удивил: сержант, оказывается, был прав. После долгих ожиданий и переписки паспорт журналисту вернули только в начале января. Эта история показательна и потому, что Василий Дьячков намерен бороться, и в прокуратуру Москвы направлена еще одна жалоба. На этом фоне российские журналисты подошли к юбилейной дате - 300-летию российской прессы. Но если внимательно посмотреть газеты, не только московские, но прежде всего региональные, то заметно разочарование. Смена дат - с 5-го мая на 13-е января - мало что принесла журналистам. Удивительно, но больше всего юбилей отмечали не журналисты, а чиновники, вдруг решившие дать оценку работе журналистов, подписав огромное количество грамот и раздаривая ценные подарки. В Москве это сделали все силовые министры, а в каждом субъекте федерации президенты, губернаторы и мэры. Так они проявили единение с прессой, но сколько в их столах лежат исковых заявлений или жалоб в прокуратуру, предстоит нам узнать уже в течение этого года.

Между тем, прежде чем рассказать об итогах прошедшего года, придется сообщить, что уже в первые дни года наступившего были убиты три журналиста, все трое - в Москве. Восьмого января найдено тело Марьи Андреевой, советника пресс-службы аппарата партии "Яблоко". И в тот же день тело интернет-журналиста Владимира Сухомлина, его забили битами сотрудники милиции. 10-го января тремя выстрелами из пистолета убит спортивный комментатор государственного телеканала "Россия" Юрий Тишков. И хотя еще предстоит расследовать, связана ли гибель трех журналистов с их профессиональной деятельностью, начало года, всего-то за три дня, открыл список убитых журналистов.

Сегодня мы подведем итог прошедшего года только по одной из категорий нарушения прав журналистов. В последнем выпуске программы года прошедшего мы рассказали вам о случаях убийств журналистов, связанных с исполнением ими профессиональных обязанностей. По данным Центра экстремальной журналистики, только в России нападений на журналистов было более ста. Но примерно половина из этих случаев не связана с профессиональной деятельностью. Точно так же как и убийства, случаи нападения на журналистов почти не раскрываются, их расследование проводится из рук вон плохо, а правоохранительные органы обычно называют какие угодно причины, кроме профессиональных.

О том, как расследуются случаи нападения на журналистов в России и странах СНГ, рассказывают корреспонденты Радио Свобода. Наш первый репортаж о том, как было совершено нападение на Магомеда Тикеева, журналиста и нынешнего депутата Государственной думы от Карачаево-Черкессии. Его судьба в данном случае показательна еще и тем, что он журналист и одновременно политик.

Светлана Зайцева: Минувший год для журналистов Карачаево-Черкессии, кроме всего прочего, памятен покушением на бывшего редактора газеты "Горские ведомости", ныне "Жизнь", депутата Госдумы Российской Федерации Магомеда Тикеева. Произошло оно около 10-ти часов вечера 26-го августа, когда Тикеев и помощник депутата Алим Саров возвращались в село из Черкесска после работы над очередным выпуском газеты. На подъезде к дому, где живет Тикеев, машину, на которой ехали депутат и его помощник, обогнала белая "шестерка" без опознавательных номеров. Из нее выскочили трое неизвестных в камуфляжной форме в масках и с оружием. Приняв их за работников милиции, Тикеев попытался объяснить, что он депутат Госдумы и, вероятно, произошла какая-то ошибка. В ответ нападавшие набросились на него и его помощника и стали избивать железными прутьями по голове. Защищая товарища, Саров отвлек внимание нападавших на себя, и Тикееву удалось вырваться, забежать к себе во двор и позвать помощь. Тем временем, Саров, видимо, сорвал маску с кого-то из нападавших и, скорее всего, узнал его, свидетелей в таких случаях не оставляют. 40-летнего Алима Сарова преступники прошили автоматной очередью, от полученных ранений он скончался на месте. Тикееву была оказана медицинская помощь, и вскоре он уже приступил к работе. Преступники до сих пор не найдены, а значит, нет ответа на вопрос: связано покушение с журналистской или политической деятельностью Магомеда Тикеева, являющегося лидером местного "Единства". Кстати, это второе покушение на Тикеева. Первое произошло осенью 2000-го года за день до регистрации его кандидатом в депутаты Госдумы. Как и в прошлом году, журналиста тогда били по голове.

Олег Панфилов: Второй репортаж из Екатеринбурга, эта история всколыхнула журналистов в августе прошлого года, когда милиционеры, охраняющие консульство США, применили силу в отношении съемочной группы телекомпании "Студия 41".

Евгения Назарец: 3-го августа 2002-го года в субботу съемочная бригада екатеринбургской телекомпании "Студия 41" отправилась снимать митинг скинхедов у здания, в котором располагаются консульства США, Великобритании и Чехии. Журналист Инна Осипова и оператор Евгений Лапидус готовили материал об агрессивных неформалах, но подверглись нападению с другой стороны. По словам самой Инны Осиповой, один из охранников дипломатического представительства в резкой форме потребовал прекратить съемки, мотивируя это тем, что здесь запретная зона. Несколько охранников отобрали у журналистов мобильные телефоны, силой заперли в помещение консульства США, при этом была повреждена видеокамера. На место происшествия прибыли представители УВД Екатеринбурга и заместитель начальника ГУВД области. В их присутствии охранники заявили, что сами подверглись нападению со стороны журналистов. Между тем Инна Осипова получила травмы, что было зарегистрировано при медицинском освидетельствовании. Кассету, на которую оператор Евгений Лапидус заснял действия службы охраны, изъяли под предлогом приобщения к вещественным доказательствам. Все эти события стали поводом для обращения телекомпании "Студия 41" в прокуратуру. Расследование начала прокуратура Ленинского района Екатеринбурга. За пять месяцев следствия удалось установить, что консульства в день нападения на съемочную бригаду 3-го августа 2002-го года находились под опекой специального отдела охраны дипломатических представительств ГУВД Свердловской области. В отношении сотрудников охраны, применивших силу к журналистам, была проведена служебная проверка, и они были привлечены к дисциплинарной ответственности. В декабре прошлого года представители телекомпании "Студия 41" очередной раз поинтересовались ходом расследования, следователь сообщил, что дело отправлено на доследование.

Олег Панфилов: Третья история произошла в Калининграде, где 16-го июля прошлого года совершено нападение на автора программы "Сити" телеканала "Дюны". Сразу же после нападения он рассказал о тяжбе, которая длилась некоторое время с одним из чиновников областной администрации.

Оксана Мойтакова: Дело о нападении на калининградского журналиста Олега Альтовского так и не сдвинулось с мертвой точки. 16-го июля на журналиста Олега Альтовского напали у подъезда собственного дома, когда он возвращался из редакции. Двое неизвестных подкрались к журналисту сзади и ударили его по голове тяжелым предметом. Затем потерявшего сознание Олега били исключительно по лицу. Злоумышленников интересовали его документы - журналистское удостоверение, аккредитация в областную думу и обладминистрацию, печать и бумаги фонда "Зона закона". Альтовский находился в больнице 10 дней. Журналиста Олега Альтовского в Калининграде знают как автора и ведущего телепрограммы "Сити", несколько лет она поочередно выходила в эфир на всех местных телеканалах, рассказывала о неформальной жизни города. Основной упор в своих материалах журналист делает на борьбе с распространением наркотиков. Как рассказал корреспонденту Радио Свобода сам журналист, сотрудник правоохранительных органов пришел к нему в больницу после нападения. Милиционер сразу сказал, что такие дела не раскрываются, и они ничего заводить не будут. "Их даже не заинтересовало, что, собственно, я показывал до этого в программе "Сити", - сказал Альтовский, - точно так же как в конце 90-х". Тогда три года назад на журналиста напали в подъезде, избили, отобрали видеокамеру, угрожали добраться до беременной жены. Альтовскому пришлось просить друзей охранять ее, и она два месяца ходила с сопровождающими. Дело тогда просто закрыли.

Олег Панфилов: В странах СНГ по-прежнему опасными (в этой категории нарушений прав журналистов) остаются Украина, Грузия и Азербайджан. Произошел случай нападения на журналиста и в Узбекистане, в городе Андижан на востоке республики. Там 21-го июня нападению подвергся корреспондент британского Института по освещению войны и мира и сотрудник узбекского Интерньюса Закиржон Ибрагимов.

Инера Сафар: В конце июня прошлого года в Андижанском районе Андижанской области на узбекского тележурналиста Закирджона Ибрагимова, работающего в международной организации Интерньюс, средь бела дня было совершено нападение неизвестным лицом. В результате журналист получил тяжелые повреждения головы и лица. Как утверждает Ибрагимов, тем, кто избил его, был напарник, который находился в позиции наблюдателя. После телесных повреждений журналист на некоторое время лишился памяти и не мог вспомнить, что с ним произошло. Однако нашлись свидетели, запомнившие не только этих людей в лицо, но и номер их машины. Вскоре их нашли, и тот, кто травмировал журналиста, был привлечен к уголовной ответственности. Ибрагимов предполагает, что факт нападения и избиения связан с его профессиональной деятельностью. Незадолго до этого он сделал сюжет о том, как власти района отняли у фермеров свыше двухсот гектаров земли под урожай хлопчатника. У фермеров эта земля была единственным источником дохода, на которой они выращивали рис. Этот сюжет прошел по всем частным телеканалам центрально-азиатских государств, кроме Узбекистана и Туркменистана. Однако, как сообщил адвокат потерпевшего, об этом в материалах дела не было сказано ни слова. До вынесения приговора Ибрагимов примирился с обидчиком, который выплатил ему компенсацию. Как считает адвокат журналиста, суд вынес виновному мягкий приговор, один год лишения свободы.

Олег Панфилов: Азербайджан по количеству нападений на журналистов занимает одно из ведущих мест в СНГ. Обычно журналистов избивают во время разгона оппозиционных митингов, но то, что произошло в Баку 22-го июня прошлого года, выходит за рамки представлений того, как власть борется с журналистами. В тот день фотокорреспондента ведущего независимого агентства Алихана Керимова избил начальник районного управления полиции Назим Нагиев.

Ялчин Таир-Оглу: Инцидент, ставший одним из самых громких скандалов прошлого года, имевших место между представителями властей и прессы, произошел 22-го июня. В этот день тысячи бакинцев вышли на улицы города отпраздновать победу сборной Турции, одолевшей команду Сенегала на чемпионате мира по футболу. Толпа болельщиков направилась в сторону площади Свободы, являющейся главной площадью азербайджанской столицы. Согласно закону, здесь проводятся только государственные мероприятия, любых других акций на центральной площади города власти опасаются. Неслучайно, что стихийное скопление болельщиков на площади Свободы создало проблемы для стражей порядка. Именно здесь начальник управления полиции Сабаильского района города Баку Назим Нагиев ударил фотокорреспондента агентства "Туран" Керимова в момент, когда тот выполнял свой профессиональный долг. Начиная со следующего дня, данный инцидент оказался в центре внимания азербайджанской прессы. Керимов и руководство агентства "Туран" обратились в прокуратуру с соответствующим заявлением. Коллеги пострадавшего фотографа, находившиеся рядом во время инцидента, дали соответствующие показания. Нагиев же, отвергая обвинения в свой адрес, заявил, что Керимов искусственно раздувает скандал вокруг себя, желая прославиться. Керимова подержали журналистские организации страны, были проведены пикеты с требованием наказания разбушевавшегося начальника полиции. Однако никаких наказаний не последовало. Следователь известил Керимова о закрытии дела из-за отсутствия состава преступления. Обосновывал же он данное решение тем, что не было своевременного обращения в судмедэкспертизу, которая могла бы засвидетельствовать наличие полученных ушибов.

Олег Панфилов: Вернемся в Россию. В заключение мне придется сказать банальные слова о том, что надежды на лучшее отношение к журналистам нет. Журналисты были и, к сожалению, будут объектом ненависти со стороны тех, про кого журналисты рассказывают нелицеприятную правду. И расследования о нападениях, как видим, не проводится. Власти, прежде всего российский министр печати Михаил Лесин, настойчиво убеждают российское общество, что проблем со свободой слова нет. Министр никогда не уточняет, чьего слова. Пресса так и не смогла освободиться от государева ока, власти постарались дискредитировать существующий закон "О средствах массовой информации", разобщить журналистское сообщество, создав альтернативные организации, изобретая новые способы давления на прессу и приручения ее. В Сибирском федеральном округе по инициативе власти пытаются создать на уровне региона общественную палату по информационным спорам. Генеральная прокуратура неустанно обещает раскрыть старые преступления против журналистов, а губернаторы и мэры активно возбуждают уголовные дела и судятся с местными журналистами, закрываются газеты, радиостанции, интернет-сайты и телекомпании. По-прежнему, по оценкам международных организаций, Россия остается опасной для журналистов страной. Ну как еще назвать чудовищное отношение нижегородских властей, спокойно наблюдавших как на телеканале ННТВ за 2002-й год 15 раз отменялся показ программы Валентины Бузмаковой "Политическая кухня"? Или настойчивую традицию посещения редакций и преследования журналистов сотрудниками ФСБ? А как вам закрытие редакции по решению санэпидстанции из-за того, что температура воздуха в помещениях на два градуса выше установленных норм? Жители Валдая, например, умрут со смеху, узнав, что в России действуют температурные нормы.

Конечно, все не так просто в отношениях российской прессы и власти. По-моему, прав декан факультета журналистики МГУ Ясен Николаевич Засурский, сказавший в канун праздника: "Сегодня проходит не только испытание соревнованием с властью, сколько испытание свободой. Есть свобода и свобода. Свобода оказалась очень суровым экзаменатором. Кажется, свобода есть, ума не надо. Оказывается, свобода требует ответственности и понимания интересов аудитории".

Почему же мы опять лишены возможности говорить с властью на равных? Видимо, двенадцати лет, когда власть пыталась быть свободной, недостаточно, чтобы воспринимать поздравления не как чиновничьи мероприятия, а как благодарность за честную и необходимую для общества (а не для начальников) работу.

XS
SM
MD
LG