Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власть вновь вспомнила журналистов, чтобы расширить единое информационное пространство. В Тюменской области арестован главный редактор газеты. Проблемы прессы Подмосковья и Брянской области


Сегодня в программе:

- Власть вновь вспомнила журналистов, чтобы расширить единое информационное пространство.
- В Тюменской области арестован главный редактор газеты. За хранение наркотиков или за профессиональную деятельность?
- Проблемы прессы Подмосковья и Брянской области. Комментарии президента правозащитного фонда Комиссия по свободе доступа к информации профессора Иосифа Дзялошинского.


Олег Панфилов: Сегодняшнюю программу начну с истории, случившейся в Ноябрьске Тюменской области. Там был арестован по подозрению в распространении наркотиков главный редактор газеты "Вольный город" Алексей Кунгуров. Машину, в которой ехал Кунгуров, остановила милиция, при обыске в его кармане обнаружили наркотик. Как сообщили коллеги задержанного, неизвестный позвонил в редакцию и предложил Кунгурову видеокассету с якобы отснятым материалом о связи местной милиции с наркомафией. Звонивший предлагал дополнительные материалы по теме. Кунгуров отправился на встречу один. Кунгуров полагает, что наркотики ему подбросили в одежду в ресторане "Мечта", где проходила встреча. Когда Кунгуров вместе с "доброжелателем" ехал просматривать кассету, машину остановили милиционеры.

Алекс Немиров: Три недели Кунгурова продержали в изоляторе временного содержания, сейчас он находится в тюменском СИЗО, а после 12-го апреля для проведения следственных действий вновь будет этапирован в Ноябрьск. Сам Кунгуров обвинение в причастности к наркоторговле отрицает. Поскольку встретиться с ним пока невозможно, через его адвоката Александра Занько удалось установить картину задержания.

Редактор газеты "Вольный город" Алексей Кунгуров получил информацию от наркомана Геннадия Фролова о якобы имеющейся видеозаписи, подтверждающей связь ноябрьских обноновцев и наркомафии. Переговоры о просмотре компромата велись в ресторане "Мечта", затем по дороге в видеосалон дорогу перегородила белая "Нива" с оперативниками отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В карманах у Кунгурова обнаружили пакетик с гашишем, следы наркотиков на руках и меченую пятисотенную купюру. Адвокат передает слова Кунгурова о том, что из карманов изъяли также сотовый телефон и диктофон, там были записаны вопросы журналиста к своему собеседнику о том, как распространяются наркотики в городе, какие наркотики продаются, по каким ценам, каким образом происходит оплата услуг ОБНОНа. Но к уголовному делу эта запись, доказывающая, что интересы Кунгурова к наркоторговле лежат совсем в другой плоскости, не приобщена. До этого инцидента в шестом номере "Вольного города" вышел его материал о связях милиции Ноябрьска с наркоторговцами. Неудивительно, что после таких разоблачений у редактора газеты "Вольный город" возникали проблемы с властями. У меня сохранилась запись с интервью с Алексеем Кунгуровым, сделанным после выхода в свет первого номера независимой ноябрьской газеты со скандалом в сфере ЖКХ.

Алексей Кунгуров: Милиции было дано поручение выловить на дороге или на железной дороге, или на автотрассе машину с тиражом и арестовать тираж. Часть тиража нам удалось мелкими партиями в город провезти, но десять тысяч у нас милиция изъяла, без каких бы то ни было оснований, сказали, что выполняют приказ мэра.

Алекс Немиров: По мнению силовых структур, мартовский арест Кунгурова не связан с его статьей в газете. Как сказала мне специалист по связям с общественностью Ноябрьского ГУВД Юлиана Дашевская, честь мундира милиция собирается отстаивать в суде. Не так давно с Алексеем Кунгуровым судился мэр Ноябрьска Юрий Линк. В феврале суд Центрального округа Тюмени удовлетворил его иск к газете "Вольный город", которая из номера в номер публиковала статьи, компрометирующие городские власти накануне выборов главы города.

Олег Панфилов: За прошедшие две недели конфликтных событий в прессе было достаточно много. Расскажу о некоторых из них, прежде всего о том, как представители власти продолжают формировать информационное пространство, которое они называют единым. 8-го апреля в Москве состоялся "круглый стол" на тему "Повышение социальной ответственности телевидения", в котором приняли депутаты Государственной думы и деятели культуры, а инициировала круглый стол Народная партия. По мнению организаторов мероприятия, проблемы современного российского телевидения заключаются в чудовищном переносе акцентов в сетке вещания в сторону развлекательных, зачастую низкопробных программ. Особое внимание в ходе обсуждения было уделено аспектам нравственного воспитания подрастающего поколения. По мнению депутата Гальченко, самое прискорбное следствие влияния современного телевидения на детей заключается в том, что оно толкает их на конфликт с законом. Для изменения сложившейся ситуации народопартийцы предложили следующее: законодательно ограничить свободу телевидения в формировании сетки вещания, как это делается в подавляющем большинстве стран, где запрещена трансляция по общедоступным телеканалам порнографических и сексуальных фильмов. Первое. Ввести общественный контроль, то есть возложить контролирующие и разрешительные функции на общественные советы, как в Австрии. Второе. Использовать такие меры как самоограничение, то есть дать возможность вещателю самому определять, пригоден ли фильм или программа для семейного просмотра, и в какое время, как в Великобритании. Третье. Для спасения производства национальных фильмов и оздоровления нравственно-духовного климата на телевидении депутатами от Народной партии внесены на рассмотрение Госдумы три законопроекта. Единственное, что забыли отметить инициаторы "круглого стола", это то, что ни в Австрии, ни в Великобритании нет государственного телевидения, оно общественное.

С 28-го по 30-е марта в Новосибирске проходило заседание координационного совета первого межрегионального форума "Дни прессы в Сибири" совместно с межрегиональной ассоциацией "Сибирское соглашение", в котором приняли участие представители средств массовой информации и пресс-служб регионов Сибирского федерального округа. Форум организован под эгидой полномочного представителя президента в Сибирском федеральном округе Леонида Драчевского, а также Союза журналистов России и при участии различных общественных журналистских организаций Сибири. Научно-практическую конференцию "Единое информационное пространство России" намечено провести в поселке Дивеево Нижегородской области. Цель конференции, организуемой при содействии областной организации Союза журналистов России - "консолидация профессионалов, работающих в едином информационном пространстве области". В ней примут участие не только журналисты, но и представители пресс-служб предприятий, банков области, силовых структур, студентов области, где готовят специалистов по связям с общественностью.

Теперь о конфликтах. Первого апреля рабочий день сотрудников информационной программы "Панорама" в Челябинске начался с обыска. По заявлению первого вице-губернатора Андрея Косилова, против тележурналистов было возбуждено уголовное дело, результатом которого и стал обыск в редакции "Панорамы". Первому вице-губернатору не понравился сюжет, показанный осенью прошлого года в одном из выпусков программы, который назывался "Мебель вашей мечты". Чиновник посчитал себя оклеветанным и оскорбленным, после чего подал заявление в городское УВД. Однако сначала уголовное дело правоохранительные органы возбуждать отказались, но после повторного обращения с самых верхов машина закрутилась. На допрос к дознавателю были вызваны автор сюжета Артем Пасынков, ведущая программы Елена Лебедева и редактор "Панорамы" Наталья Мартыненко. Обыск в редакции информационной программы по странному стечению обстоятельств был проведен в День Дурака, первого апреля. Вечером того же первого апреля, когда редактор тюменской газеты "Монитор" Александр Безделов подъехал к своему дому, к нему подошел рослый молодой человек и нанес несколько ударов по лицу. О причинах нападения пока ничего неизвестно.

Поздно вечером второго апреля в центре Волгограда группа военнослужащих избила оператора и журналиста местной телерадиокомпании "Т-34". Съемочная группа проводила ночные съемки у Вечного огня на Аллее Героев, неожиданно к ним подошли четверо подвыпивших военнослужащих, потребовали у оператора отдать кассету. Завязалась словесная перепалка, перешедшая в драку, хулиганы разбили телекамеру и мобильный телефон корреспондента.

Напоследок о цензуре. Министр по атомной энергии Александр Румянцев второго и третьего апреля находился с визитом в закрытом городе Озерске Челябинской области, где расположено единственное в России ядероперерабатывающее предприятие "Маяк". Второго апреля министр дал пресс-конференцию. Пресс-служба "Маяка" заранее составила списки журналистов, которым было дозволено посетить пресс-конференцию. Их попросили предоставить в пресс-службу ядерного предприятия список вопросов для министра, а затем указали, какие из этих вопросов задавать можно, а какие нельзя.

Два репортажа наших корреспондентов посвящены региональной прессе, Брянской и Подмосковной. Первый материал из Брянска, где сотрудники восьми редакций Брянской области: четыре газеты, одна ФМ-радиостанция и три собкора центральных СМИ обратились в прокуратуру и областную думу с просьбой рассмотреть ситуацию, сложившуюся из-за систематического нарушения закона "О средствах массовой информации" областной администрацией.

Анастасия Саматорова: Областная администрация четко поделила средства массовой информации на угодные и неугодные. Угодные - это финансируемый из бюджета области "Брянский рабочий", фактически подконтрольно губернатору, и ВГТРК "Брянск", которая частично финансируется из местной казны. Журналисты лояльно настроенных к местной власти СМИ присутствуют на планерках у губернатора, их зовут на все пресс-конференции, они сопровождают знаменитых гостей Брянщины. Журналисты неугодных СМИ вынуждены получать информацию о том или ином событии из неофициальных источников. Есть журналисты, которым сотрудникам пресс-службы запрещено пускать в здание администрации, это представители брянских оппозиционных газет "Брянское время", "Брянский перекресток", радиостанции "Чистые ключи".

Все обращения журналистов с предложением ввести систему аккредитации при исполнительном органе власти попросту игнорируются. Бывший начальник информационно-аналитического отдела администрации Александр Глод объяснял отсутствие положения очень просто: "А мне лень его разрабатывать". Начальник пресс-службы администрации Наталья Ракицкая уверена, что права журналистов не нарушаются, так как существует практика аккредитации журналистов перед каждым мероприятием, проводящимся в администрации. Однако только пресс-служба решает, кого на них допускать, а кого нет. Например, на прошлой неделе во время визита министра МЧС Сергея Шойгу в Брянск представители ряда СМИ не были допущены на его пресс-конференцию. Не были извещены журналисты и о встрече губернатора области с первым замминистра МПС Владимиром Якуниным, он также приезжал в Брянск на прошлой неделе. В этот же день в администрации области первый заместитель губернатора Валерий Родоманов провел пресс-конференцию, отвечая на вопросы журналистов об итогах работы за первый квартал. На ней также присутствовали только представители государственных СМИ. Ради справедливости надо отметить, что областная администрация не пытается оказывать административное давление на журналистов независимых СМИ (за исключением сокрытия информации), не предпринимая других противозаконных действий. Хуже в этом отношении приходится тем журналистам, которые работают в подконтрольных и зависимых от местной власти средствах массовой информации. Шаг вправо или влево от объявленной коммунистом-губернатором генеральной линии партии будет стоить им места. Сейчас гайки закручиваются туже, впереди выборы в Госдуму и в местные органы власти. Но и журналисты не намерены сдаваться. Они обратились к главному прокурору области и к депутатам областной думы с просьбой оценить конфликтную ситуацию, возникшую между средствами массовой информации и исполнительной властью.

Олег Панфилов: Второй материал подготовила Вера Володина.

О подмосковной прессе почти ничего неизвестно, слава и тиражи московских изданий затмевают районную прессу Московской области, где, как оказывается, практически нет независимых изданий.

Вера Володина: Степень свободы печати в Подмосковье можно оценить таким фактом, свежий номер газеты "Долгие пруды" в Долгопрудном вышел с историей о депутате Климовского городского совета Лопарева. Он добивался отмены Климовского незаконного положения о праве на торговлю, ущемлявшего предпринимателей, но городской совет и городская прокуратура молчали два года. Областная прокуратура, спустя это время, предписала-таки горсовету отменить это положение. И все это время климовские средства массовой информации из страха перед властью не давали даже депутату возможности обратиться к горожанам.

Стоит пояснить, что упоминаемые города расположены не по соседству. Газет администраций подмосковных городов около 70-ти, если власти не нравится политика газеты, а давлению редакция сопротивляется, ее лишают денег либо помещений. Именно так поступили с выходившими с первых лет перестройки "Троицким вариантом" в Троицке и газеты "Совет" в Серпухове. Из пяти сотен подмосковных газет более трех сотен - частные, и они наиболее популярны, ведь круг их интересов выходит за рамки совещаний и заседаний администрации. Но невысокий тираж в небольших городах не дает им финансовой независимости, поэтому такие редакции делают порой ставку на учредителя, как правило, претендующего на посты в муниципальной власти. Критические публикации в таких газетах появляются часто, и перед каждыми выборами на эти газеты оказывают давление. Так, например, в Сергиевом Посаде это постоянно происходит с газетой "Зеркало". Власти мешают ее распространению, а коллеги из муниципальной газеты "Вперед" активно реагируют почти на каждую критическую публикацию в "Зеркале", обличая уже обличителей. В лучшем положении находится газета, расширяющая территорию обслуживания, как, например, газета "По Ярославке", для проживающих вдоль Ярославского шоссе, от Мытищ до Сергиева Посада. Но такие газеты ценят спокойный бизнес, и журналистские расследования в них редкость. Собственного телевидения Подмосковье не имеет с тех пор, как совершена была (в последние дни губернаторства Анатолия Тяжлова) сделка, по которой акции телеканала "Московия", принадлежавшего области, были проданы, проданы очень дешево. Но отстоять свои права в суде нынешнему правительству не удалось. Теперь на "Московии" выходит по будням только 15-минутрный выпуск новостей. 66 муниципальных телекомпаний обычно ретранслируют каналы ТНТ или СТС. Власти поддерживают их охотно и небескорыстно. А областное правительство недавно одобрило проект объединения всех муниципальных телестудий мультимедийной сетью в единый канал. Главную студию собираются разместить прямо в здании областного правительства на Старой площади. Для создания телевидения перестраивают и государственную радиокомпанию "Подмосковье". Сначала поменяли название радиовещательная на телерадиовещательная, а потом уволили председателя компании Александра Тогильцева, которому министр печати Московский области Алексей Барковский заявил: "К вашей работе у властей претензий нет, но на этом посту нам нужен свой человек". Причина спешных перемен, скорее всего, выборы губернатора Московской области, до них осталось меньше года.

Олег Панфилов: Независимый Институт коммуникативистики, государственная некоммерческая организация, основными целями деятельности которой является изучение гуманитарных аспектов развития информационных средств и систем, характеры, формы, результаты их воздействия на общественную жизнь, содействие развитию эффективных технологий журналистики, рекламы, PR и других форм социальной коммуникации. Здесь происходит обучение журналистов, рекламистов, специалистов по связям с общественностью, учителей, лекторов и так далее современным технологиям коммуникации.

Нашим сегодняшним экспертом выступает председатель Совета директоров этого института профессор Иосиф Дзялошинский, которого я в начале программы представил как президента правозащитного фонда Комиссия по свободе доступа к информации. Иосиф Михайлович, прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию в российской прессе.

Иосиф Дзялошинский: Я думаю, что многие из конфликтов, о которых вы говорили, являются проявлением некоего глубокого внутреннего противоречия, которое сейчас кристаллизует все отношения в рамках российских масс-медиа. Это противоречие между старой социальной ролью прессы как вдохновителя, организатора, воспитателя и выразителя роли правящих классов и групп, и новой ролью прессы как медиа-бизнеса, который существует для того, чтобы дать возможность владельцам медиа зарабатывать деньги и реализовывать собственные цели. Поскольку медиа в целом и средства массовой информации как часть медиа-системы не полностью ушли из одной системы и еще не вошли в новую систему, они находятся в этом промежуточном состоянии, когда каждый считает, что он прав. Когда депутат рассматривает телевидение как инструмент воспитания, он, конечно, плохо понимает ситуацию современных медиа. Но, с другой стороны, он помнит, что в советские времена средства массовой информации были воспитателями, да организатором, пропагандистом, кем-то там еще. А владелец телекомпании знает, что его главная задача привлечь как можно большее количество зрителей, а зритель, нравится это депутату или не нравится, любит смотреть то, что, по мнению депутата, смотреть ему не надо.

Я грешен, в 93-94-м году публиковал всякие статьи на предмет того, что России необходимо нечто, что мы тогда по недоразумению называли единым информационным пространством. Но мы тогда исходили из того, что единое информационное пространство - это ситуация, при которой каждый гражданин страны, где бы он ни находился, будет иметь возможность получить любую информацию, где бы она ни производилась. Нынешние благодетели российских медиа хотят сделать совершенно другое, они хотят сделать так, чтобы они, властители даже не дум, а властители чего-то, имели возможность с помощью этих масс-медиа в любую точку посылать свои команды. Вот эта борьба между желанием управлять медиа и нежеланием средств массовой информации подчиняться, является главной причиной всех конфликтов.

Олег Панфилов: Ваша деятельность как исследователя прессы начиналась с создания правозащитного фонда Комиссия по свободе доступа к информации. Как вы думаете, проблема доступа к информации до сих пор актуальна для российских журналистов?

Иосиф Дзялошинский: Дело в том, что в 93-м году я и несколько моих учеников с факультета журналистики создавали сначала институт. И мы назвали - Институт гуманитарных коммуникаций. И у нас была такая голубая идея, сделать так, чтобы российские средства массовой информации были честными, партнерскими, давали хорошую информацию, мы даже знали, как это сделать. Потом мы поняли, что что-то неладно в Датском королевстве, что благие пожелания как-то так не воплощались. А в 95-м году, когда Россия приступила к уничтожению Чечни, так это назовем, мы вдруг почувствовали, что в относительно благополучной сфере, связанной с возможностью для журналиста получать информацию, возникли тромбы. И мы вдруг выяснили, что единственный закон, который помогает журналисту получать информацию, это закон "О средствах массовой информации", а все остальные законы работают против журналистов. А когда поинтересовались темой, как в России граждане могут получать информацию, мы вообще схватились за голову, за уши и все другие места, потому что оказалось, что если у журналистов еще есть какая-то возможность получать информацию, то у граждан вообще нет никакой возможности. Если журналистам еще как-то объясняют, секрет или еще чего-то, то гражданам вообще ничего не объясняют: "Нет, и пошел отсюда!". Мы разработали три варианта закона доступа к информации, все три благополучно были отвергнуты. Сейчас, слава Богу, правительство под влиянием, видимо, каких-то своих интересов выдвинуло свой проект закона. Он называется закон "О предоставлении информации о деятельности органов власти и местного самоуправления". То есть они хотят сделать закон, который позволял бы гражданам знать, чем занимается власть и то только исполнительная. Спасибо и на этом. Хотя, конечно, дальше надо было сделать закон о доступе к некоторым сферам бизнеса, хорошо бы знать, чем занимаются банки, которые нас грабят. Нам нужна информация о доступе к политическим организациям: "Откуда, ребята, деньги у вас?". Тоже интересно, кто финансирует. Закон о доступе к общественным организациям, что тоже не помешало бы. Короче, я чувствую, что нам лет на 15-20 хватит забот в связи с созданием условий, при которых каждый гражданин страны сможет получать ту информацию, которая его почему-то интересует, и никому он не будет обязан отвечать, зачем она ему нужна.

Олег Панфилов: Иосиф Михайлович, журналисты знают об этой проблеме, но ничего не делают. Почему?

Иосиф Дзялошинский: Дело в том, что журналисты сопротивляются опрозрачниванию власти и всех других социальных сфер. В условиях, когда будет сформирована система, когда гражданин может сам напрямую получать нужную информацию, многие журналисты, мягко скажем, окажутся, если не без работы, то, по крайней мере, потеряют многое в собственных глазах и в глазах аудитории. Потому что большая часть деятельности современного российского журналиста заключается в том, что он где-то получает информацию, которую должны давать просто так. В случае, когда будет создана система непосредственно получения информации населением, грубо говоря, как в Англии, в Америке, в прочих странах, когда все, что касается правительства, граждане узнают без всяких масс-медиа, а масс-медиа занимается тем, что копает туда, куда просто так не залезешь. Так вот, в этих условиях российские журналисты покажут полную свою дисквалифицированность и полное неумение работать с информацией. Во время Гражданского форума был "круглый стол", дискуссия, где я выступал, у меня было два оппонента, министр печати и информации Лесин и господин Любимов. Лесин сильно недоумевал и возмущался, как это так, все кому ни лень будут знать о том, какие записки он отсылает своим замам. Когда я пытался сказать, что речь идет не о записках, а о документах, которые варятся в недрах Министерства, и я как гражданин имею право это знать, на меня посмотрели как на сумасшедшего. А Любимов напрямую сказал, что есть две касты в стране, это каста журналистов и каста чиновников. Вот они должны между собой договариваться, кому чего сообщать. Вот этот уровень понимания проблемы людьми, которые должны быть для нас прозрачны, потому что мы, граждане страны, нанимаем их для того, чтобы они наводили порядок в нашем доме. Какие у них могут быть секреты от нас? Но им в голову даже не приходит.

XS
SM
MD
LG