Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ульяновске создали собственное Министерство правды. Проблемы прессы Чувашии. СМИ и Интернет


Сегодня в программе:
В Ульяновске создали собственное Министерство правды. Проблемы прессы Чувашии. Петербург перед вторым туром выборов губернатора. Есть повод, чтобы сказать о проблемах прессы. СМИ и Интернет. Комментарии доктора юридических наук Виктора Монахова.

Начну нашу программу с сообщения о том, что 17-го сентября редакция газеты "Зеркало СП" из подмосковного города Сергиев Посад завершила акцию голодовки. Начиная с 11 августа, она длилась 37 дней. Для журналиста Владимира Пестерева голодовка длилась ровно месяц. Он намеревался продолжить ее и дальше, но коллективом редакции было принято решение более не подвергать опасности жизни своих сотрудников. В пресс-релизе редакции газеты от 16 сентября отмечается, что "мы рассчитывали этой акцией привлечь внимание общественности не только района, но и страны к беззаконию. И, как нам кажется, первой цели своей мы достигли. Практически все средства массовой информации проявили не только чисто профессиональный интерес к нам, но и человеческую солидарность". Редакция получила многочисленные письма от простых читателей, земляков, жителей разных регионов России и мира. Однако редакция отмечает, что ей "не удалось достучаться до совести и гражданской ответственности местных властей".

Обычно в нашей программе мы рассказываем о нарушениях прав журналистов и о конфликтах прессы и власти. Иногда журналисты пытаются сопротивляться, проводят различные акции, обращая внимание общественности и властей на свои проблемы. Не всегда эти акции помогают, но в данном случае речь может идти не о кардинальных изменениях, а хотя бы о попытках привлечь внимание вполне законным способом, используя конституционное право на проведение акции протеста.

За прошедшую неделю было совершено нападение на пятерых журналистов в Новочеркасске и Екатеринбурге. В ночь на 15 сентября четверо вооруженных мужчин совершили нападение на петербургскую телестудию "Зебра Продакшен". Тележурналист, режиссер Павел Гладнев, возглавляющий студию, уверен, что нападение вызвано его тесным сотрудничеством с предвыборным штабом одного из кандидатов в губернаторы Ленинградской области.

19-го сентября в 11 часов утра на пороге редакции Интернет-газеты "Грани.ру" появились сотрудники прокуратуры. Начальник следственной группы Алексей Галкин предъявил главному редактору "Грани.ру" Владимиру Корсунскому постановление за подписью старшего прокурора Чеченской республики Асуева. Оказалось, что следователи пришли в редакцию с конкретной целью - изъять электронное письмо с обращением работников правоохранительных органов Чечни, захваченных боевиками в заложники, а также установить точный электронный адрес отправителя послания. Удивительно, но никто из прокурорских сотрудников не обращался в редакцию Интернет-издания с просьбой предоставить им интересующие материалы заранее, а пришли сразу с обыском.

Чувашия считалась и продолжает считаться оплотом демократических преобразований. Во многом такое мнение определяется харизмой личности президента республики Николая Федорова, демократа первой волны, члена команды младореформаторов начала 90-х. Но, как говорили древние, времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. О современном положении дел в журналистике Чувашии рассказывает корреспондент Радио Свобода в Чебоксарах Дмитрий Лишнев.

Дмитрий Лишнев: Человеку, прибывшему в Чувашию со стороны, вряд ли покажется, что здесь ограничена свобода прессы. Издаются и повсюду распространяются газеты и журналы, как республиканские, так и общероссийские. В эфире, заглушая друг друга, вещают развлекательные ФМ-радиостанции, есть даже негосударственная телекомпания холдинг "Местное телевидение", вещающее на двух частотных каналах. Однако на самом деле ситуация не столь благостна, как может показаться неискушенному наблюдателю. К работе в средствах массовой информации, во многом подконтрольных властям, допускаются только лояльные журналисты. Говорит Алексей Кряжинов, бывший главный редактор "Московского комсомольца в Чебоксарах", главной редактор ныне прекратившей существование оппозиционной газеты "Выбор Чувашии".

Алексей Кряжинов: Вот недавно было такое телевизионное шоу - есть ли свобода слова у нас в Чувашии. И там руководитель администрации президента Наталья Володина говорит: "Я каждый раз твержу, говорю главным редакторам: почему вы все время пишете о президенте? Это ему не нравится". Но, вы знаете, редакторы у нас такие непослушные, я удивляюсь, почему он до сих пор сидят в своих креслах, они же все равно пишут о президенте. Из номера в номер. Я даже в одной газете насчитал шесть фотографий президента.

Дмитрий Лишнев: Непослушание чувашских редакторов, славословящих президента, как показывает практика, ненаказуемо. Совсем иной оборот принимает дело, если газета позволяет себе критические высказывания в адрес власть предержащих. Тогда в ход пускаются все властные рычаги воздействия. Сначала, как правило, крупнейший в республике распространитель печатной продукции акционерное общество "Чувашпечать", правопреемник "Союзпечати", отказывается принимать опальное печатное издание на реализацию. Следует заметить, что официально во главе совета директоров "Чувашпечати" стоит глава администрации президента Чувашии Наталья Володина. Если ей этой меры воздействия недостаточна, то под любым благовидным предлогом газете отказывают в оказании типографских услуг, то есть попросту перестают печатать. Понятно, что все типографии республики, как хозяйствующие субъекты, серьезно зависят от властей, и осложнять свою работу сотрудничеством с опальными клиентами не станут. Дальше - больше. В оппозиционном издании вдруг замечают, что рекламодатели стали обходить редакцию стороной, а в приватных беседах они поясняют, что вынуждены так поступать под давлением властей. Своя рубашка, в конце концов, ближе к телу. Ну, а когда мер административно-финансового воздействия на оппозиционную прессу у властей уже недостаточно, в ход без стеснения идет грубая сила. Рассказывает Алексей Кряжинов.

Алексей Кряжинов: Вынуждены печататься в Нижнем Новгороде, хотя нас перехватывали по дороге. И погони были, это я сам лично испытал, милицейская погоня по улицам Нижнего Новгорода для того, чтобы забрать нашу газету. Это было очень интересно, между прочим.

Дмитрий Лишнев: Ну, а коллеги, что продолжают работать в чебоксарских газетах, в минуты откровения повторяют то же, что поведал Алексей Кряжинов, и рассказывают много нового. Однако говорить под запись, в микрофон отказываются напрочь - боятся потерять работу.

Олег Панфилов: Вернемся к проблемам прессы в предвыборных кампаниях. Накануне выборов ульяновская областная власть озаботилась тем, как поставить под полный контроль и без того зависимые газеты и обратить себе на службу политологическую науку. Для этого в администрации придумали создать особый департамент, который в Ульяновске уже окрестили Министерством правды.

Сергей Гогин: В администрации Ульяновской области создается департамент информационной политики. В него войдут три ранее юридически самостоятельные, хотя и бюджетные структуры, которые теперь ликвидированы. Это областное Управление по делам печати, которое было соучредителем районных газет и обеспечивало их бюджетным финансированием, Центр политологии и духовной культуры, он занимался политической аналитикой и социологическими опросами, и так называемый Объединенный корреспондентский пункт, который размещал в центральных средствах массовой информации материалы, имеющие целью создать положительный имидж области. Как выяснилось, вследствие реорганизации, теперь все районные газеты в срочном порядке должны пройти перерегистрацию и единственным их учредителем будет областная администрация. Хотя официальная причина создания департамента - оптимизация бюджетных расходов, но в Ульяновске мало кто сомневается, что главная причина - предстоящие выборы в Госдуму и Законодательное собрание области. Председатель регионального отделения партии "Яблоко" Анатолий Нечаев считает, что в "районках" и раньше не было никакой полемики по серьезным вопросам, теперь же они теряют последние остатки призрачной самостоятельности.

Анатолий Нечаев: Делается все под выборы с тем, чтобы держать под контролем как средства информации, которые в городе находятся, так и в районах. В районах и так редактор без ведома главы администрации или, тем более, администрации области, не может шага шагнуть, сейчас это будет еще жестче и использовано в выборах, как это делает сейчас такой незаметный пиар. Будут рассказывать об одном из директоров заводов, какой он хороший, или об одном из председателей колхозов, и мы не удивимся, что председатель колхоза или руководитель будет стоять в списке "Единой России".

Сергей Гогин: Департамент информационной политики, очевидно, призван выполнять функции идеологического ядра областной администрации. Идеологическая функция и ее бюджетное обеспечение сольются в единой структуре. Исполняющий обязанности начальника департамента Владимир Дюжий пока воздерживается от официальных комментариев. Зато депутат областного Законодательного собрания Татьяна Сергеева сравнивает новую структуру с Министерством правды из знаменитого романа Оруэлла.

Татьяна Сергеева: Почему ассоциация вот такая возникла? Потому что и у нас такая точно монополия. Если департамент информационной политики создается при администрации области без права юридического лица, то, значит, финансируется исключительно их смет расходов администрации области. И администрация области становится единственным хозяином всех средств массовой информации. Ну чем не Министерство правды?

Сергей Гогин: Администрация области сделала еще один сильный ход: она присоединила все районные типографии к областной типографии "Печатный двор" на правах филиалов. Получилось разветвленное государственное унитарное предприятие. Теперь чиновники могут смело рапортовать губернатору области генералу Шаманову: область к выборам готова!

Олег Панфилов: Следующий наш сюжет о Петербурге. Там назначен второй тур по выборам губернатора города. О том, как работала пресса и с какими проблемами сталкивались журналисты, я спрашиваю эксперта Центра экстремальной журналистики, главного редактора петербургского выпуска "Новой газеты" Николая Донского.

Николай Донской: Журналисты сталкивались с теми же проблемами, с которыми мы сталкивались на предыдущих выборах во время выборов депутатов Госдумы в декабре прошлого года, с ограничениями на свободу слова, которые связаны с новым выборным законодательством. Поскольку ситуация такова, что комментировать в период предвыборной кампании журналисты не имеют права, а публиковаться могут только те материалы, которые оплачены самими кандидатами, получается, что говорить правду и доносить до граждан объективную информацию мы не можем. Публиковать вранье, если называть вещи своими именами, мы можем. Еще одна колоссальная сложность - это то, что этот закон, как показывает опыт, конечно, применяется в первую очередь к неугодным средствам массовой информации. Те же средства массовой информации, которые пропагандируют линию государства, как правило, не испытывают никаких затруднений. И опыт первого тура выборов в Санкт-Петербурге показал это в полной мере. Достаточно был посмотреть программы государственного телевидения, где едва ли не половину сюжетов составляли отчеты о деятельности Валентины Ивановны Матвиенко, которая, между прочим, в этот момент официально находилась в отпуске, что требует закон. Тем не менее, много сюжетов, в которых мало того, что показывалась сама кандидат № 1, ей желали успеха на выборах высокопоставленные чиновники, министры российского правительства, сам президент. Причем в удовлетворении тех исков, которые впоследствии были поданы рядом кандидатов в депутаты и одним из депутатов Госдумы, исков с требованием принять меры по поводу демонстрации таких телесюжетов, суд отказал. Была дана формулировка, что нарушения законодательства в данном случае не обнаружено. Вывод очевиден: в том случае, когда речь идет об использовании государственного административного ресурса, закон не работает. А в том случае, когда закон нужно применить выборочно и прицельно ударить по тем средствам массовой информации, которые неугодны, закон очень удобен и может быть использован.

Олег Панфилов: Николай, скажите, что сейчас происходит в петербургской прессе перед вторым туром?

Николай Донской: Сейчас возникла некая пауза в предвыборной агитации, поскольку идет осмысление итогов первого тура. И, в общем-то, вся петербургская пресса в течение этих нескольких дней посвящена анализу состоявшегося первого тура. Надо сказать, что он был в некотором роде неожидан для многих аналитиков. В частности, большинство социологов, во всяком случае, тех социологов, которые обслуживают интересы государственной власти, предсказывали безусловную победу Валентины Матвиенко. Но этого не произошло, она не набрала требуемые по закону более 50% голосов, которые позволили бы ей пройти в губернаторы без второго тура. Процент голосов был около 49%, по официальным данным. Кроме того, одним из удивлений этого тура выборов было также то, что было очень большое число протестного голосования и очень низкий процент явки. Все это свидетельствует о том, что граждане выразили свое негативное отношение к той массированной пропагандистской кампании, которая была развернута кандидатом, поддерживаемым Кремлем.

Олег Панфилов: Николай, еще несколько лет назад петербургская пресса ничем не выделялась и, несмотря на то, что Петербург назывался и называется северной столицей, петербургская пресса достаточно сильно отставала от московской. Как вы думаете, эта ситуация с предвыборной кампанией каким-то образом оживит отношение журналистов к своим проблемам?

Николай Донской: Боюсь, что об этом говорить вряд ли имеет смысл. Дело в том, что как раз накануне выборов петербургской прессе были очень сильно закручены гайки именно с тем, чтобы пресса в период выборов не распространяла неугодные мнения. Поэтому в данный момент практически вся основная петербургская пресса за исключением отдельных газет, а телевидение вообще полностью, подчинена господствующей государственной идеологии. И, к сожалению, говорить о какой-то свободе, о каком-то взлете нынешней петербургской прессы, по-моему, не приходится.

Олег Панфилов: Я этот вопрос задаю, имея в первую очередь создание журналистской организации "Петербургская линия" и очень активную деятельность сайта "Лениздат", который стал опубликовать очень много материалов, связанных с нарушениями прав журналистов, с проблемами журналистов, в первую очередь в предвыборную кампанию.

Николай Донской: На самом деле в период закручивания гаек на петербургском телевидении, когда были зачищены основные городские телеканалы и оттуда были уволены авторы ряда программ, было создано неформальное объединение "Петербургская линия", которое стало издавать свою газету. Газета эта стала заметным явлением. Об этом можно говорить хотя бы по тому огромному количеству критики в адрес этой газеты, в адрес этого журналистского объединения, которые раздаются со страниц и с телеэкранов.

Олег Панфилов: Насколько дней назад Фондом Защиты гласности издана книга "СМИ и Интернет". Автор и составитель этой книги - доктор юридических наук, профессор Виктор Монахов у нас в студии. Виктор Николаевич, Интернет в России остается наиболее свободным информационным пространством, тогда зачем эта книга?

Виктор Монахов: Мне представляется, что есть две такие оси, или кита, или черепахи, на которых строится общественная жизнь, - это собственность и информация. И все время происходит борьба вокруг этих двух составляющих - передел собственности, захват заводов, споры хозяйствующих субъектов вокруг телевидения и так далее. Мне представляется, что СМИ и Интернет являются на сегодняшний день острием поля битвы за свободу массовой информации. Именно из этого тезиса возникал идея издать эту книгу.

Олег Панфилов: Но самой этой битвы мы пока не видим. Правда, Интернет в России развивается не очень быстро, и, по последним данным, примерно 11-12% населения России пользуются Интернетом, поэтому особо власть не предъявляет каких-либо претензий владельцам Интернет-сайтов. Хотя, нужно сказать, что в Интернете помимо того, что можно публиковать все, есть и то, что публиковать запрещено законом. Я имею в виду фашистские сайты, порнография, сайты содержащие педофилию и так далее.

Виктор Монахов: Тезис, который вы высказали - "в Интернете можно публиковать все", сами же опровергли, что, с другой стороны, есть ограничения. Это действительно так. Романтичное представления господина Берлоу, его тезис о том, что не ходите сюда, в виртуальное пространство, мы здесь люди свободные и никого сюда не пустим. На самом деле сейчас уже большинство стран мира осознало, что регулировать общественные отношения в виртуальной среде в той или иной степени необходимо. Наше российское законодательство, тоже эту потребность осознало, последние новации в избирательном законодательстве уже упоминают Интернет. Другое дело, насколько квалифицировано, насколько продумано это упоминание. А насчет битвы не соглашусь. Битва идет, она вспыхивает, дает некоторые всполохи. Вот Питер, мой родной город, например, дал очень хорошие на этот счет примеры даже в этих жестки условиях суметь высказывать свою точку зрения. Я имею в виду газету "Петербургская линия".

Олег Панфилов: Но законодательно сейчас Интернет в России никак не регулируется. Какие-то сайты добровольно получают лицензию, регистрируются в Министерстве печати. Другие считают, что это совсем не нужно делать и работают свободно в этом виртуальном пространстве. Как вы думаете, есть ли перспективы правового урегулирования деятельности Интернет-сайтов, и как может этот процесс происходить сейчас, когда мы видим - власть пытается отобрать ту незначительную свободу у печатной и у электронной прессы? Как будет относиться власть к законодательным инициативам, связанным с Интернетом?

Виктор Монахов: Я не представитель власти и затрудняюсь за нее сказать. Такие инициативы были, и довольно много. В этой книге читатели обнаружат примерно 10-15 проектов, может сам оценить их качество. Пока ни один из них не прошел даже стадии обсуждения в первом чтении. Это неудивительно. В мировом контексте, если взять, то тоже удачных решений на этом поле практически нет. Был знаменитый закон, который подписал Клинтон электронной подписью, это 96-й год, и там несколько составляющих, в частности, о непристойностях в Интернете. Он уже через судебные иски в Соединенных Штатах отменен. Поскольку благая цель - обеспечить, чтобы дети не ходили гулять по порносайтам, но одновременно это создает проблемы для более взрослых, для которых это уже вполне иной раз лекарственное средство. И вот как это разграничить, пока законодателям даже американским не удалось.

Олег Панфилов: Это перспектива, это будущее возможного правового урегулирования Интернета, но уже сейчас мы имеем несколько фактов юридического преследования за деятельность Интернет-сайтов. Скажите, какова перспектива какого-то правового урегулирования? Насколько существует реальная светлая перспектива деятельности Интернета или все-таки в России все будет происходить так медленно и так долго, как и во всем другом?

Виктор Монахов: Мне представляется, что - да, вряд ли Интернет будет иметь в этом смысле какое-то большое отличие. Стоит говорить о правовом регулировании, имея в виду, что это более широкая категория, чем законодательная. Вторая составляющая права - это судебное разрешение споров. И вот на этом поле надо играть. Сегодня мы получили известие, что Конституционный суд принял к рассмотрению поправки, связанные с ограничением свободы массовой информации во время избирательной кампании. Там тоже есть своя составляющая применительно к Интернету. Тот сайт, который зарегистрировался как СМИ, это пока свобода усмотрения тех, кто владеет этим сайтом, вот для них - да, правовой режим в отношении СМИ значим и для них. Но если мы с вами как граждане просто свой сайт создаем и не регистрируем, то на нем не лежит уже тех ограничений, которые имеют отношение только к средствам массовой информации. Это поле, которое, на мой взгляд, очень сильную роль будет играть во время предстоящих выборов в Государственную Думу и Президента.

XS
SM
MD
LG