Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Тольятти убит еще один редактор газеты "Тольяттинского обозрения". Почему закрыта телекомпания "ГИС-ТВ" в Североуральске


Сегодня в программе:
В Тольятти убит еще один редактор газеты "Тольяттинского обозрения" В чем причины гибели журналистов в России? Комментарии обозревателя "Еженедельного журнала" Владимира Воронова. Почему закрыта телекомпания "ГИС-ТВ" в Североуральске. Брянские журналисты испытали на себе новые предвыборные поправки в закон "О средствах массовой информации".

Сегодняшнюю программу мы вынуждены открывать сюжетом об очередном убийстве журналиста. 9 октября в Тольятти несколькими ударами заточкой был убит главный ректор газеты "Тольяттинское обозрение" Алексей Сидоров. Как объявлено, расследование преступления лично контролирует министр внутренних дел Борис Грызлов. 19-го октября глава МВД заявил, что "убийца журналиста арестован и дает признательные показания". Тем временем убийство главного редактора грозит обернуться скандалом между журналистами и сотрудниками прокуратуры. Из Самары сообщает Сергей Хазов.

Сергей Хазов: Убийство Алексея Сидорова лишний раз доказало закрытость российских силовых структур, считают самарские журналисты. 10 дней, прошедших со дня убийства до задержания предполагаемого преступника, работники самарских средств массовой информации не знали, что сообщать зрителям и читателям. Какую информацию, предоставленную управлением внутренних дел, прокуратурой Самарской области или Генеральной прокуратурой считать правдивой? 16-го октября для участи я в расследовании убийства журналиста в Самару прилетел зам. Генпрокурора Владимир Колесников. На его пресс-конференцию в областную прокуратуру был допущены только журналисты государственного телеканала "Самара" - рассказала руководитель Поволжского управления по делам печати Светлана Жданова.

Светлана Жданова: Я считаю, проявлением крайнего совершенно безобразия и непрофессионализма прокуратуры и организаторов пресс-конференции, я не знаю, кто ее организовывал. Средства массовой информации добивались разговора с Колесниковым, зная, что он там. Всем было отказано по разным причинам, и интервью состоялось, почему-то это назвали пресс-конференцией, только с государственным телеканалом.

Сергей Хазов: Несмотря на прозвучавшие из уст министра внутренних дел России Бориса Грызлова заявления о раскрытии убийства Алексея Сидорова, самарские журналисты намерены в ближайшее время провести собственное независимое расследование причин гибели своего коллеги, рассказал Александр Гелис.

Александр Гелис: Событие ужасное, событие, как говорится, из ряда вон. Если даже порождается сие бытовухой, профессиональная деятельность в той или иной мере все равно сказывается. Рыцари пера, к числу которых принадлежал Алексей Сидоров, не желают жить с оглядкой, руководствоваться философией "как бы чего не вышло" известного чеховского героя. Если смелая принципиальная критика в нынешних газетах - явление редкое, то смельчаки, которые на нее отваживаются, становятся персоной нон-гранта.

Сергей Хазов: Мнение коллеги разделяет и генеральный директор информационного агентства "Ваш выбор. Самара" Александр Барышев.

Александр Барышев: Существует система убийств работников СМИ в течение нескольких лет. И не нужно нам говорить о том, что это случайность. Это не бытовое убийство, ни в коем случае, я убежден, что это связано с профессиональной деятельностью такой достаточно оппозиционной газеты по отношению к криминалу. И глупо пытаться делать посыл для общественности, что нет проблем, что это бытовое убийство.

Сергей Хазов: Всего за последние пять лет в городе Тольятти было убито шесть журналистов.

Олег Панфилов: Прокомментировать ситуацию с убийством Алексея Сидорова я пригласил в нашу студию известного журналиста-расследователя, обозревателя "Еженедельного журнала" Владимира Воронова. Владимир, ко всему прочему вы уроженец Самары, поэтому, как представляется, неплохо знакомы с тем, что происходит в Тольятти. Как вы полагаете, связано ли убийство второго главного редактора "Тольяттинского обозрения" с его профессиональной деятельностью?

Владимир Воронов: Может быть и связано. Только давайте разберемся, какой именно профессиональной деятельностью занимался Сидоров. Может быть, это связано с его дилерской деятельностью? Ведь вместе с Валерием Ивановым, предшествующим редактором "Тольяттинского обозрения", Сидоров являлся совладельцем весьма немаленькой дилерской фирмы. По крайней мере, как следует из его же письма в редакцию, тогда я еще работал в еженедельнике "Собеседник", я писал на тему, связанную с убийством Иванова, и мы получили письмо от Сидорова, где сообщалось, что, помимо прочего, Иванов являлся совладельцем дилерской фирмы, квота которой составляла 150 машин в месяц. Несложно подсчитать, что это уже многомиллионный оборот и чистой прибыли где-то тоже под миллион в год. Может быть, они являлись не реальными владельцами этой фирмы, а прикрывали конкретную, я бы сказал, фигуру, но это неважно. Почему-то никто из моих коллег не пишет о дилерской деятельности Иванова и Сидорова. Помимо прочего они являлись владельцами достаточно объемного холдинга. Там был другой еще совладелец, имя которого называлось, но, тем не менее, у меня есть документ, в котором Сидоров сам называет себя владельцем холдинга, в который входили еще и рекламное издание, еженедельник, ежедневная газета. Плюс третья сфера деятельности - это туристический бизнес. Он, , как следует из документа, вместе с Валерием Ивановым являлся совладельцем туристической фирмы. Как мы можем понять, деньги, вокруг которых то ли они крутились, то ли вокруг них эти деньги крутились, были очень немалые. И увязывать гибель этих людей только с профессиональной деятельность в сфере журналистики, на мой взгляд, пока нет веских оснований.

Олег Панфилов: Судя по публикациям, которые появились в московской прессе и в самарской прессе, прежде всего, сейчас основные обвинения журналистов и правозащитников звучат в адрес заместителя Генерального прокурора, как известно, совсем в недавнем прошлом крупного милицейского чиновника господина Колесникова. Так вот само оружие убийства, те факты, о которых вы говорили, свидетельствуют о том, что, возможно, деятельность и Сидорова, и Иванова была связана с какими-то криминальными структурами. Но тогда почему господин Колесников и другие сотрудники прокуратуры не говорят о каком-то вмешательстве или невмешательстве сотрудников правоохранительных органов в деятельность самого Сидорова или связанную с его убийством?

Владимир Воронов: Я полагаю, что господин Колесников, конечно, обладает всей полнотой доступной информации, в том числе и, видимо, агентурными какими-то материалами, и прекрасно понимает, что фигура Иванова не столь однозначна, как и фигура Сидорова. Но, видимо, не желает выносить белье на обозрение, прекрасно понимая, что проблему расследования это не решит (все равно расследуются не на газетных страницах такие вещи), а вызовет только вал критики в адрес Генеральной прокуратуры. В какой-то степени, может быть, поначалу подыграл в одну сторону, в другую.

Что касается орудия убийства. Я бы не сказал, что это не железный почерк, почерк можно и подделать. С точки зрения умышленного заказного убийства там есть зияющие провалы, и есть факты, которые работают на версию, высказанную Колесниковым уже позже. Но тот факт, что связи покойных редакторов, редакторов (я бы сказал, по совместительству) с криминальными структурами области - не является секретом для самарских журналистов. Не является секретом и для правоохранительных органов.

На прошлой неделе была очень неплохая статья в "Известиях", где в общем-то открытым текстом сказано о сильных и в какой-то степени деловых связях покойного Иванова с "братвой". Даже сказано, что Иванов, может быть, даже выполнял роль пресс-центра бандитского, скорее всего, этого не желая, но факт остается фактом.

Олег Панфилов: Наш следующий сюжет о продолжающейся предвыборной кампании, а, точнее, о том, в какой ситуации оказалась российская пресса в связи с поправками в действующий закон "О средствах массовой информации", ограничивающий работу журналистов. 13 октября Конституционный суд России начал проверку на соответствие Конституции страны ряда положений федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Поводом для рассмотрения дела стали направленные в Конституционный суд в течение этого года четыре запроса. Первым в начале этого года свой запрос направил в суд главный редактор газеты "Светлогория" Калининградской области Константин Рожков. В апреле к нему присоединился обозреватель газеты "Время МН". Константин Катанян. Третий запрос поступил от группы депутатов Госдумы, 104 человека, в середине сентября, а четвертый в конце сентября от заместителя главного редактора радиостанции "Эхо Москвы" Сергея Бутмана.

26-го сентября суд на организационном заседании объединил их в одно дело и вынес на рассмотрение пленума. 14-го октября Конституционный суд заслушал заключительные речи участников процесса, позиции заявителей не претерпели изменений. Они вновь заявили, что считают ряд положений закона неконституционными, ограничивающими свободу слова, свободу выражения мнений и убеждений, а также право граждан свободно получать, передавать и распространять информацию. Представитель Госдумы Валерий Гребенников несколько смягчил позицию. Накануне он заявил, что "Госдума и Совет Федерации не вышли за пределы Конституции, утвердив этот закон". Не подвергая сомнению прежнее заявление, Гребенников, тем не менее, признал, что существует проблема в толковании норм закона. "Проблема возникла не из-за того, что закон плохой, она возникает в правоприменении и толковании норм закона, и это не основание для того, чтобы объявлять его неконституционным". О необходимости дать толкование таким содержащимся в законе понятиям как "информирование избирателей" и "предвыборная агитация" говорили накануне представитель президента в Конституционном суде Михаил Митяков и представитель правительства в суде Михаил Борщевский. Их позиция на второй день слушаний также не претерпела изменения. Решение суда ожидается до 7 ноября, до начала агитационной кампании в средствах массовой информации.

Одновременно различные политики, прежде всего так называемые центристы, которых проще называют "партия власти", продолжают комментировать целесообразность обращения в Конституционный суд. Первый заместитель председателя Госдумы, член высшего совета партии "Единая Россия" Любовь Слиска считает, что представителям СМИ не стоило оспаривать в суде поправки к закону "Об основных гарантиях избирательных прав граждан" в части, касающейся освещения в средствах массовой информации избирательной кампании. Она сказала: "Ограничения должны быть. Это не цензура - это определенные ограничения ведения разнузданной избирательной кампании". Схожего мнения придерживается и председатель депутаткой группы "Регионы России", заместитель секретаря генерального совета партии "Единая Россия" Олег Морозов: "Давайте попробуем применять этот закон - посмотрим. Если он вырастет в какую-то систему, тотальную систему гонений на СМИ, я буду первый, кто будет говорить о том, что этот закон нужно отменить или заменить в каких-то формулировках".

На минувшей неделе Центр экстремальной журналистики отметил резкое увеличение потока информации о жалобах на СМИ, якобы нарушающих правила ведения агитационной деятельности. Напомним, что агитационная кампания по выборам в депутаты Госдумы может начаться в прессе не раньше 7 ноября.

В избирательные комиссии Иркутской области поступают первые жалобы на нарушения избирательного законодательства.

Руководство новосибирской избирательной комиссии Сибирского окружного территориального управления Минпечати подвело итоги первого месяца работы по жалобам на незаконную агитацию в средствах массовой информации. Из 22 жалоб на незаконную агитацию, рассмотренных областной комиссией в период с 3 сентября по 3 октября, обоснованными признаны лишь шесть.

14 октября на заседании Тверской областной избирательной комиссии была рассмотрена первая в нынешней избирательной кампании жалоба на средства массовой информации. Представитель компартии России Владимир Полишко обратил внимание комиссии на то, что статья "Хочу во все места сразу" в газете "Тверское время" содержит признаки агитации против кандидата, депутата Государственной Думы Татьяны Астраханкиной.

Рабочая комиссия по информационным спорам курганской областной избирательной комиссии обсудила претензии к городской газете "Курган и курганцы". В суд Центрального района Челябинска из областной избирательной комиссии поступил протокол об административном правонарушении, совершенным газетой "Вечерний Челябинск".

13 октября состоялось заседание избирательной комиссии Архангельской области. Одним из вопросов, рассмотренном на заседании, была жалоба Вадима Баранова на публикацию в газете "Жизнь. Архангельск". Это только часть конфликтов, зафиксированных Центром экстремальной журналистики за предыдущую неделю. Об одном из первых, достаточно нашумевшем конфликте в Брянской области рассказывает корреспондент Радио Свобода Наталья Сафонова.

Наталья Сафонова: В конце сентября Брянская областная избирательная комиссия вынесла письменное предупреждение трем брянским газетам, заподозрив их в нарушении нового Закона о выборах депутатов Госдумы. "Брянский перекресток" и "Брянские факты" опубликовали результаты социологических опросов, а в "Деснице" уже после обнародования списка "Яблока" появилась интервью одного из лидеров партии Игоря Артемьева. Санкции со стороны облизбиркома вызвали большой резонанс не только на Брянщине.

Министр печати Михаил Лесин и председатель Центральной избирательной комиссии Александр Вешняков сделали специальные заявления, осуждающие позицию брянского облизбиркома. Михаил Лесин исходил из того, что "действия облизбиркома должны быть направлены не на то, чтобы отслеживать шаг влево, шаг вправо, а на то, чтобы создавать атмосферу, когда журналисты вместе с избирателями могут обсуждать и кандидатов, и выборы". "Уже сейчас, - говорится в заявлении Михаила Лесина, - многие СМИ напуганы и боятся публиковать любые, хоть какие-нибудь острые материалы на предвыборную тему. Они не могут выполнять свою миссию". Председатель Центризбиркома Александр Вешняков усмотрел в действиях брянского облизбиркома нарушения закона - превышение полномочий. Выступая на выставке, посвященной 300-летию российской прессы, он заявил: "Избирательная комиссия не имеет право выносить письменное предупреждение по единичным случаям, необходимо было отследить эту ситуацию по нескольким номерам этих газет и составить обоснованный иск в суд, который бы и вынес это предупреждение". Казалось, что брянская избирательная комиссия должна бы прислушаться, если не к мнению Михаила Лесина, то хотя бы к аргументам Александра Вешнякова. Внешне так и произошло. 9 октября состоялось еще одно заседание избиркома, и вновь речь шла о газетах. "Брянский рабочий" опубликовал материал, в котором можно усмотреть негатив на "Единую Россию", а новозыбковская районная газета "Маяк" информацию о том, что один из претендентов на думское кресло подарил библиотеке книги, что можно расценить как предвыборную агитацию. Члены облизбиркома пришли к выводу, что нарушения были, но решили не выносить предупреждение, как в предыдущем случае, а ограничиться более мягкой формулировкой, обратить внимание главных редакторов газет-нарушителей. И многие журналисты посчитали такое решение прямым следствием критики. Однако торопиться с такими выводами, видимо, вряд ли стоит. Когда один из членов избирательной комиссии Марк Хазанов предложил как-то отреагировать на заявления Михаила Лесина и Александра Вешнякова, снять с предупреждение с "Брянских фактов", "Десницы" и "Брянского перекрестка", то получил отпор со стороны председателя облизбиркома Виктора Гончаренко и большинства членов комиссии. Так что на Брянщине сложилась ситуация, когда за одно и то же нарушение разные газеты получают разные наказания. А если учесть, что "Брянские факты" и "Брянский перекресток" - оппозиционные нынешней власти газеты, а "Брянский рабочий" и новозыбковский "Маяк" лояльные, то избирком вольно или невольно начинает выступать в роли игрока, а не контролера, причем, в силу возложенных на него полномочий, сильного игрока.

Олег Панфилов: В конце сентября в Североуральске, горняцком городе Свердловской области, начались акции протеста местных шахтеров. После съемок сюжета о массовой забастовке была закрыта местная студия телевидения "ГТС-ТВ". Как сообщил руководитель Уралпрофцентра Сергей Беляев, после попытки местных журналистов освещать события на СУБРе, мэр Североуральска Иван Абдин поддержал заявление о закрытии телекомпании, которая 12 лет назад была учреждена местным госсоветом. Градоначальник наложил арест на камеры и студийное оборудование. Скорее всего, причиной репрессий на журналистов стали кадры о шеститысячной акции протеста шахтеров, снятые телекомпанией и показанные всеми центральными телеканалами. Администрация не хотела, чтобы о забастовке говорили на федеральном уровне. Теперь в Североуральске осталась только она телекомпания "Весна", которая учреждена руководством рудника, так же как и несколько местных газет, где бастующих только ругают. Сами шахтеры готовы защищать журналистов и собираются устроить еще одну акцию протеста. Свои требования горняки уже передали в администрацию. С подробностями этого конфликта Светлана Толмачева из Екатеринбурга.

Светлана Толмачева: Первого октября около пяти тысяч горняков приостановили работу, требуя повышения зарплаты. Главный редактор "ГИС-ТВ" Георгий Беляев по просьбе коллег из Екатеринбурга отправился к бастующим, чтобы снять репортаж. По словам Георгия Беляева, одно из крупнейших российских акционерных общество "СОАЛ -Холдинг", которому принадлежит североуральский бокситовый рудник, контролирует все местные средства массовой информации, независимую позицию сохраняла только городская информационная студия телевидения "ГИС- ТВ", поэтому коллеги из Екатеринбурга обратились за материалом о забастовке именно к Беляеву.

Георгий Беляев: Я съемки производил по заказу дирекции информационных программ "Вести". Больше кроме нас никто не мог снимать. Мы взяли цифровую камеру, я поехал на эту шахту, провел съемку. На другой день у нас отобрали видеокамеру. И до сих пор у нас на руках нет ни акта об изъятии видеокамеры, ни самой видеокамеры.

Светлана Толмачева: Через 9 дней забастовка закончилась, шахтеры добились повышения зарплаты, а Беляев слег в больницу - из-за всех переживаний подскочило давление. Отсутствие видеокамеры никак не отразилось на работе трех штатных сотрудников "ГИС-ТВ", в эфир они не выходят с июня, так как закончилась лицензия на право вещания. Комитет по управлению имуществом Североуральска, который является учредителем, несколько месяцев содержал студию, пока главный редактор пытался решить вопрос об эфире. Как заявила пресс-секретарь городской администрации Людмила Вахрушева, решение о ликвидации "ГИС-ТВ" было принято до забастовки.

Людмила Вахрушева: Как факт ликвидация уже состоялась, издано постановление, "ГИС-ТВ" было закрыто до забастовки - первого октября, а журналисты были предупреждены заранее. Повод был - отсутствие лицензии. А снимали уже не на своей камере. По правилам, имущество переходит в ликвидационную комиссию, поэтому и комиссия, собственно, это сделала. Об ущемлении свободы слова в данном случае речи не идет. Если бы они работали, если бы они выходили в эфир, им бы запретили снимать, тогда можно было бы расценивать это так.

Светлана Толмачева: Георгий Беляев считает, что, изъяв видеокамеру и ликвидировав "ГИС-ТВ", администрация города препятствует его журналисткой деятельности. Как посягательство на свободу слова расценивает действия чиновников и председатель свердловского отделения Союза журналистов Дмитрий Полянин.

Дмитрий Полянин: Мы готовы предоставить юридическую защиту главному редактору "ГИС-ТВ". После того, как прошла череда скандалов, связанных с НТВ, ТВ-6, на местах стали считать, что пресса должна быть так же управляема, как и Москва управляет прессой центральной, так и они стали управлять местной прессой.

Светлана Толмачева: Георгий Беляев работает на "ГИС-ТВ" 12 лет, с момента основания студии. Он надеется, что сможет отстоять свою независимость и добьется права на эфир.

Олег Панфилов: Трудно сказать, чем разрешится этот конфликт, но представляется, что положения доктрины информационной безопасности претворяются в жизнь. Чиновники, судя по всему, под информационной безопасностью подразумевают исключительно цензуру и применение административного ресурса.

XS
SM
MD
LG