Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский журналист подал жалобу в Международный суд в Страсбург. Союз журналистов России предложил кандидатам в депутаты поддержку


Сегодня в программе:
Российский журналист подал жалобу в Международный суд в Страсбург; Союз журналистов России предложил кандидатам в депутаты поддержку; Организация "Петербургская линия" - объединение журналистов или попытка сопротивляться власти; Последствия отмены Конституционным судом поправок в закон о выборах. Комментарии одного из руководителей "Петербургской линии" Натальи Уховой.

"31-го октября в Пермь приезжал президент Путин. О предстоящем визите главы государства ряд негосударственных средств массовой информации, в том числе газета "Жизнь. Пермь" узнали еще в начале недели. Журналисты издания обратились в пресс-службу губернатора Пермской области с просьбой внести их в список аккредитованных на встречу c президентом корреспондентов, однако сотрудники пресс-службы заявили, что слышат о приезде впервые и попросили перезвонить на следующий день. Два дня официальные органы всячески отрицали информацию о приезде Путина, а затем, наконец, сообщили, что он приедет. Но при этом сотрудником пресс-службы Борисом Майоровым по телефону было высказано устное требование "ни в коем случае не публиковать в газете информацию об этом". В вышедшем на следующий день номере газеты появилась заметка следующего содержания: "По неофициальной информации, в Пермь в конце этой недели собирается приехать президент Путин. Целей визита у главы государства может быть сразу несколько: референдум по образованию Пермского края, предстоящие выборы и создание в Перми центра "Двигатели строения" и, по некоторым данным, Путин намеревается посетить также и Кудомыр, пока программа приезда президента держится в секрете". На следующий день на звонок корреспондента с вопросом о том, внесена ли газета "Жизнь" в список аккредитованных изданий, все тот же сотрудник пресс-службы Борис Майоров впрямую заявил журналистке, что издание вычеркнуто из этого списка за то, что опубликовало заметку, тем самым нарушив государственную тайну. Ответ чиновника был записан на диктофон. При этом сотрудник пресс-службы сослался на то, что это решение представителей пресс-службы президента Владимира Путина. Главный редактор газеты Ольга Сафрошенко перезвонила в Москву в пресс-службу президента с вопросом, кто занимается формированием списков аккредитованных журналистов при выезде президента в регионы. Ответ: все эти вопросы решаются местными пресс-службами. Следующий звонок журналистов был адресован главе пресс-службы губернатора Пермской области Юрию Верхоланцеву, тот вновь повторил, что решение приняла пресс-служба президента, а в ответ на слова редактора о том, что журналисты проверили эту информацию в Москве, рассердился и вновь повторил слова о том, что газета нарушила государственную тайну. На основании подобного же абсурдного обвинения не были допущены на встречу с президентом корреспонденты радио "Альфа" и еще некоторых изданий".

Я прочитал письмо главного редактора газеты Ольги Сафрошенко, присланное в Центр экстремальной журналистики.

Сегодняшнюю программу можно назвать попыткой рассказать о том, как российские журналисты находят возможность сопротивляться, противостоять власти, когда они - журналисты - сталкиваются с откровенной глупостью, но чаще - с чиновничьим давлением. По большой части это сопротивление трудно назвать активным, но иногда журналисты добиваются успехов.

В нашей программе принимает участие Наталья Ухова, один из лидеров организации "Петербургская линия".

Почти два года назад в Ставрополе случился скандал: газета "Новый гражданский мир" опубликовала статью, в которой критике подвергся губернатор Ставропольского края Черногоров. В ответ по заявлению губернатора было возбуждено уголовное дело, а главный редактор газеты Василий Красуля был осужден на один год лишения свободы условно. Главное в этой истории - журналист начал бороться, и Страсбургский суд по правам человека принял к рассмотрению его жалобу.

Лада Леденева: В январе прошлого года в газете "Новый гражданский мир" была опубликована заметка "Черногоров подбирается к Ставрополю". Автор публикации в жесткой форме обвинял губернатора Ставропольского края в некомпетентности и нажиме на депутатов Ставропольской Городской думы, которые внесли некоторые поправки в Устав города, благодаря чему выборы мэра были отменены. Черногоров посчитал себя оскорбленным и подал жалобу на имя начальника управления внутренних дел края с требованием возбудить уголовное дело. В результате, после полугодового расследования началось судебное разбирательство, которое завершилось обвинительным приговором - один год лишения свободы условно по статье 129 Уголовного кодекса России "за клевету". После того как коллегия краевого суда рассмотрела кассационную жалобу и оставила в силе приговор районного суда, журналист и его адвокат продолжили борьбу, они подготовили обращение в Европейский суд по правам человека. По словам Василия Красули, помимо своих прав он пытается отстоять право на свободу слова всех независимых журналистов края. Ведь на сегодняшний день по сравнению с ситуацией десятилетней давности власти всех уровней инициируют судебные разбирательства за каждое непонравившееся им слово. Говорит Василий Красуля.

Василий Красуля: Последние года два они как-то осмелели, стали уже на мелочи, на каждый чих кидаться, выставлять свои иски, обижаться, на то, что раньше спокойно проходило. Журналисты иногда бывают в словах резки, на мой взгляд, ничего криминального в этом нет. Просто несравнимо с тем, что было лет десять назад.

Лада Леденева: Согласно регламенту работы Европейского суда, председатель судейской палаты, которой предстоит заниматься делом, в порядке предварительного рассмотрения направил обращение в правительство России. Сегодня правительство должно ответить на вопрос: имелись ли основания для уголовного преследования журналиста?

Василий Красуля: Хотелось бы, конечно, чтобы это было положительное решение, оно, конечно, может морально поддержать многих журналистов. Потому что многие смирились с тем, что нельзя голову поднять, что надо прислушиваться, как в старые "добрые" времена, и вообще не иметь своей позиции, и поэтому это, конечно, будет серьезная моральная поддержка. Некоторым журналистам это нужно, чтобы они поверили, что все-таки еще не все потеряно, и какая-то свобода слова у нас есть.

Лада Леденева: Письменный ответ должен быть направлен в Страсбург не позднее 13 февраля 2004-го года. После того, как заявитель и его адвокат ознакомятся с позицией правительства России и сделают свои замечания, суд начнет рассмотрение дела по существу.

Олег Панфилов: Другая необычная форма сопротивления предложена 11 ноября Союзом журналистов России. На пресс-конференции в Доме журналистов был представлен текст журналистского наказа кандидатам в депутаты Государственной Думы. Наказ состоит из 11 пунктов-предложений кандидатам, которые в случае избрания депутатами должны будут готовы поддержать законодательные инициативы, те инициативы, которые призваны создать условия для свободы слова в России. В наказе говорится, что "журналистское сообщество поддержит на предстоящих выборах тех кандидатов, которые согласятся выполнить изложенные условия". С текстом наказа можно ознакомиться на сайте Центра экстремальной журналистики.

Мой вопрос к участнику программы Наталье Уховой: Наталья Александровна, вероятно новая журналистская инициатива связана с недавним конфликтом, когда группа журналистов и депутатов Государственной Думы обратилась в Конституционный суд с просьбой отменить те поправки в закон, которые нарушали конституционное право прессы на объективное освещение предвыборных кампаний. Как вы думаете, воспримут ли политики предложение журналистов?

Наталья Ухова: Мне сложно сказать за политиков, но я бы им советовала принять непременно. Потому что, все-таки, мне кажется, все большая и большая часть избирателей реагирует на отношение политиков к свободе слова, к независимости прессы. Я боюсь только одного, что избиратели будут обмануты, потому что возможности демагогии просто безграничны.

Олег Панфилов: Наталья Александровна, вы в недавнем прошлом работали в государственной телерадиокомпании "Петербург" и уволились после смены руководства ГТРК. В июле этого года была создана организация "Петербургская линия", объединившая нескольких популярных журналистов. Еженедельник "Дело" опубликовал тогда статью, в которой есть такие строки: "Отказавшись от обслуживания интересов отдельных политических сил и, тем более, от запросов на выдвижение конкретных кандидатов, "Петербургская линия" могла бы объединить многих людей, имеющих доступ к средствам массовой информации, и тем самым частично компенсировать утрату свободы слова на ведущих телеканалах". Расскажите подробнее, чем занимается "Петербургская линия".

Наталья Ухова: "Петербургская линия" активно выступала, пик ее деятельности приходится на лето. Она образовалась в самом начале лета после тотальной чистки, которая произошла на основных телевизионных каналах Петербурга и в ряде газет. Было понятно: отшумело громкое 300-летие Петербурга, и в Москве приступили к выполнению сценария по смене власти в Петербурге. Естественно, началось все с телевидения. Федеральные руководители из РТР пришли на петербургское телевидение и радио и, соответственно, стала выстраиваться вся вертикаль. Был уволены или ушли журналисты, закрыты программы, в некоторых газетах начались запреты на публикации. И те, кто ушел, они образовали "Петербургскую линию" с целью как бы некоего прорыва информационной блокады, что, мне кажется, им и удалось сделать. Все лето работа была действительно очень активной, выходила газета, мы проводили "круглые столы". Что касается закона, о котором вы упомянули, "Об основных гарантиях избирательных прав граждан", то "Петербургская линия" активно критиковала и выступала против этого закона. В газете был придуман модуль и логотип, такие забавные и, как мне кажется, острые картинки, сатирические подписи, газеты выходили с белыми пятнами, чтобы обозначить невозможность нормального, объективного рассказа о кандидатах в губернаторы. Большой "круглый стол", в петербургском Доме журналистов проходил, куда приезжал и Михаил Мельников из Центра экстремальной журналистики, и Виктор Монахов, и масса народа из Москвы и Петербурга говорили, писали, публиковали. Мне кажется, наш маленький вклад в это полезное дело тоже произошел. Что касается послевыборной деятельности "Петербургской линии", сейчас у нас, я бы сказала, кабинетный период обдумывания и подготовки к следующему этапу. Газета пока не выходит, потому что мы ищем деньги. Правда, возможно через две недели они будут, газета будет восстановлена. А пока мы строим планы. Люди, входящие в состав совета "Петербургской линии", все востребованы, все заняты, все печатаются и имеют возможность выражать свое мнение. Ну, а что касается тех, кто поддерживает "Линию", не членов совета, а просто обыкновенных людей, не только журналистов, журналистов тоже, но и просто представителей петербургской интеллигенции, то они звонят, пишут по электронной почте, спрашивают, когда будет входить газета, когда мы будем проводить общие какие-то собрания. Поэтому сейчас пока у нас "инкубаторский" период.

Олег Панфилов: Когда несколько недель назад мы с вами встречались в Петербурге, вы мне рассказывали о том, что "Петербургская линия" - это необычная организация. Инициаторами создания этой организации было несколько очень известных журналистов, лауреатов всяческих журналистских премий. Назовите их.

Наталья Ухова: Да, это "золотые перья" Петербурга. Главный редактор газеты "Петербургская линия", я бы сказала, наш идеолог - Даниил Коцюбинский, он как раз ушел из петербургского телевидения. Дмитрий Целикин - лауреат премии петербургского Союза журналистов "Золотое перо", газета "Петербургский час пик", зав отделом культуры. Татьяна Москвина - замечательный, талантливейший критик, театральный, кинокритик, литературный критик. Самуил Лурье - прекрасный литератор и писатель. Сергей Балуев - главный редактор журнала "Город". Лев Лурье - очень популярный не только в Петербурге, но и в Москве, его знают и по телевидению, и по газетам, и по газете "Коммерсант", в частности. Алексей Разоренов - мощный, очень талантливый журналист, менее, правда, известный, потому что ему некогда писать. Вот эти люди вошли в совет "Петербургской линии", действительно это известные, крупные журналисты Петербурга.

Олег Панфилов: Спасибо, Наталья Александровна. Отвечая на предыдущий мой вопрос, вы предугадали мой следующий вопрос - он связан с изданием газеты "Петербургская линия", что очень необычно для общественной организации и, мне кажется, что наши слушатели в Петербурге хотели бы задать такой необычный вопрос. Газета, издававшаяся общественной организацией, печаталась тиражом более ста тысяч экземпляров - это очень необычная газета. Скажите, каким образом она создавалась, и как вы могли выпускать такой большой тираж?

Наталья Ухова: Сейчас скажу. Но сначала, я прошу простить, я пропустила, называя членов "Петербургской линии", еще одного дорогого моему сердцу журналиста Петра Годлевского, который сейчас работает на московском НТВ.

Бог помог, а потом - русский интеллигент такой человек: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Когда экстремальная ситуация, когда ты на краю пропасти, начинаешь действовать и способен горы свернуть и деньги найти на издание. Тираж был сто тысяч экземпляров, он раздавался бесплатно у станций метро и в разных местах скопления народа. Мне приходилось видеть с радостью - в метро люди читали газету. Правда, с горечью я видела нашу газету, которая у метро валялась на земле, брали и сразу же ее бросали. Мне кажется, что газета была яркой страницей в истории Петербурга. А эта страница, мне кажется, что момент, который у нас произошел с выборами губернатором Валентины Матвиенко, это конец какой-то части истории Петербурга и начало следующего этапа, мне кажется, худшего, чем был, но, в общем, это конец эпохи какой-то в определенном смысле слова. И наша газета, мне кажется, под этот конец такая хорошая была точка, не то, чтобы жирная, но яркая, сатирическая, отчасти убойная иногда сатира была. Как удавалось ее издавать? С помощью фирмы "Медиа. Ру". Нашлись добрые люди, которые взяли на себя издательские хлопоты. Было все не так просто, ее и запретить было нельзя. Она была на виду, скажем, вдруг типография, в которой печаталась газета, отказывалась печатать, не называя причин, выгоняла нас, газета не могла выйти в срок. Были разные вещи, о которых, пожалуй, я не имею права рассказывать, но просто прошу мне поверить, что так было, как бы пытались разными способами ее закрыть, но такими тайными, хитрыми, не путем запрета, а путем уговора и кое-чего еще.

Олег Панфилов: Я бы хотел все-таки вернуться к истории создания вашей организации, поскольку она действительно необычна, а необычна еще и потому, что Петербург имеет несколько хороших примеров создания журналистских организаций - это и петербургский Союз журналистов, довольно активная организация, и северо-западный филиал Института развития прессы, и "Медиа-Союз", по всей видимости, работает в Петербурге. Так вот все-таки идея создания "Петербургской линии" - это возможность каким-то образом защитить журналистов, помочь им в защите своих прав или это некое объединение творческих людей, но тогда для чего?

Наталья Ухова: Да, спасибо, как говорят на пресс-конференциях, за замечательный вопрос. Действительно, первой задачей "Петербургская линия" в момент образования ставила именно то, что вы назвали - защита прав журналистов, журналистов в отдельности и как всего медиа-сообщества вместе, насколько это получится. В то же время "Петербургская линия" декларировала себя не политической организацией, а все-таки в первую очередь профессиональной и общественной. Действительно, у нас в Петербурге есть такие прекрасные организации, как Институт развития прессы во главе с Анной Шароградской, как Союз журналистов, и тоже любимый нами Владимир Угрюмов руководит им, и обе эти организации нам помогали. И все-таки "Петербургская линия" выполняет несколько другие задачи, узкие: защита профессиональных прав журналистов. Кроме того, она осуществляет мониторинг или пыталась осуществлять мониторинг угроз журналистам, опасных для журналистов в отдельности и для всего общества в целом. Она обнародовала результаты этого мониторинга на своей страничке в Интернете, она в то же время хотела сделать попытку остаться на "запасном аэродроме", остаться запасной трибуной, когда все закроется, и нигде нельзя будет говорить, чтобы у нас оставался островок, который закрыть будет невозможно.

Олег Панфилов: Спасибо. Очень интересный взгляд в будущее не очень оптимистичное. Но, тем не менее, я бы хотел задать вам довольно вредный вопрос: почему при статусе северной столицы петербургская пресса менее известна и влиятельна в России, с чем это связано?

Наталья Ухова: Мне кажется, это связано просто с тем, что в Москве больше "власти". Наши издания, во-первых, местные, городские, региональные. Лучшие наши издания - это все-таки центральные газеты, которые имеют местные страницы. На мой взгляд, лучшая газета сейчас, а для меня единственная, которую для души и разума читаю, - это "Новая газета". Я люблю ее и вообще и, в частности, те петербургские страницы, которые делаются под редактурой Николая Донского. Остальные газеты сейчас, на мой взгляд, они отчасти просто умерли. Я просматриваю их, так как продолжаю работать журналисткой, мне это необходимо с тем, чтобы быть в курсе городских новостей, деталей этих новостей, но не более того, аналитика для меня существует только в "Новой газете", больше ничего нет. Собственно, может быть, еще поэтому они неизвестны.

Олег Панфилов: Следующий вопрос связан с тем, что происходило в петербургской прессе совсем недавно и, что может происходить в петербургской прессе совсем скоро, то есть буквально через месяц. Имею в виду предвыборные кампании, которые пережил Петербург, когда избирался губернатор вашего города и та предвыборная кампания, которая стартовала 7 ноября по выборам кандидатов в депутаты Государственной Думы. Во-первых, скажите, какие уроки извлекла петербургская пресса во время предвыборной кампании губернатора, и каким образом петербургская пресса поведет себя во время выборов в депутаты Государственной Думы?

Наталья Ухова: Вы знаете, честно говоря, мне кажется, что петербургская пресса, а, может быть, пресса России вообще, не сильно рада тому, что Конституционный суд отменил закон "Об основных избирательных гарантий граждан", то есть тот самый закон, который мешал работать прессе свободно в предыдущую предвыборную кампанию. Потому что, хотя закон этот и отменен, но в то же время страха наведено на журналистов много. С другой стороны, все схвачено в нашем случае, я бы сказала, федеральным центром, везде главный редактор понимает, что он не может рисковать своим изданием, допуская настоящую свободу мнений. Поэтому сейчас отмена этого закона не сильно радует журналистов. И я с интересом собираюсь наблюдать, как будет вести себя петербургская пресса. Пока еще мало что успело проявиться, пока, по сути, кампания наших газетах еще не начиналась.

Олег Панфилов: И еще один вопрос: вы говорите о том, что журналисты не рады тому, что Конституционный суд отменил один из пунктов тех поправок, которые были приняты в этом году и регламентировали своеобразную работу журналистов во время предвыборной кампании. Так с чем это связано? С тем, что петербургская пресса связана по рукам и ногам или какие-то есть другие причины?

Наталья Ухова: Я прошу меня простить, я сказала, конечно, неправильно, не то, что не рада, я сама по себе была очень рада, когда услышала об отмене этих поправок - это то за что мы боролись. Я была очень рада. Я просто предполагаю, что радоваться на самом деле нечему. Когда сейчас дело доходит до конкретной работы, то конкретный журналист, скажем, тот газетчик может подумать: господи, да хоть бы еще этот закон продержался, мы могли бы ничего не делать. Печатать белые пятна со словами "здесь могли бы быть материалы о кандидатах, но мы не можем себе ничего позволить". Так было бы легче, чем сейчас, когда вроде бы ты более свободен и можешь писать, что хочешь, а с другой стороны, понимаешь, какие санкции вслед за этим могут последовать. Я просто предположила, что они могут быть не рады.

XS
SM
MD
LG