Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пресса стран Южного Кавказа - политическая сила или источник информации?


Сегодня в программе:
Пресса стран Южного Кавказа - политическая сила или источник информации? Роль грузинской прессы в политических событиях. Почему армянские газеты летом уходят в отпуск. В Азербайджан возвращается политическая цензура. Комментарии заместителя главного редактора журнала "Новое время" Вадима Дубнова.

На днях объединение журналистов Азербайджана "Яни Нисин", Ереванский пресс-клуб и ассоциация дипломатических корреспондентов Турции представили трехсторонний проект - "Армения, Азербайджан и Турция. Журналистская инициатива 2002". В рамках проекта создан вэб-сайт www.mediadialog.org. А в самом начале октября в подмосковном Звенигороде в рамках проекта "Укрепление демократии посредством свободы выражения на Южном Кавказе" состоялась встреча партнеров международной организации "Артикль-19". На презентацию проекта приехали представители журналистских и других неправительственных организаций Азербайджана, Грузии, Армении, Нагорного Карабаха, Абхазии и Южной Осетии. Это только два примера действия прессы бывших советских республик, о которой в России почти ничего неизвестно. В первую очередь я имею в виду негосударственную, независимую и оппозиционную прессу, которая ведет свою, отличную от других стран СНГ, борьбу за собственную свободу. Сегодняшняя наша программа посвящена проблемам журналистов Азербайджана, Армении и Грузии, и корреспонденты Радио Свобода подготовили свои материалы, анализирующие события в этих странах. А помочь разобраться в общественно-политической ситуации на Северном Кавказе согласился заместитель главного редактора журнала "Новое время" Вадим Дубнов.

Наш первый репортаж из Грузии, подготовлен Георгием Кобаладзе. За несколько дней до "бархатной революции" в этой стране, ознаменовавшей не только смену политической элиты, но, надеюсь, и отношения в этой стране к прессе. Хотя, надо признать, грузинская пресса и до ухода Шеварднадзе была в лучшем положении, чем пресса в соседних странах и отличалась свободомыслием в сравнении с большинством стран СНГ. Некоторые грузинские политики, с которыми я разговаривал в последние дни, склонны считать, что значительную роль в смене власти в Грузии сыграла независимая телекомпания "Рустави-2".

Георгий Кобаладзе: Парламентские выборы, состоявшиеся 2 ноября, стали моментом истины как для грузинского общества в целом, так и для грузинских масс-медиа. Подобного накала страстей не было, пожалуй, со времен гражданской войны 91-93-го годов, когда журналисты разделились на звиадистов и анти-звиадистов, причем обе стороны больше всего ненавидели тех, кто пытался сохранить нейтралитет, то есть объективность. Однако в начале 90-х годов прошлого века в Грузии практически не было независимых телекомпаний, и гражданское противостояние выплескивалось лишь на страницы прессы. Сегодня ситуация качественно иная. К счастью, в Грузии действуют десятки независимых телеканалов, многие из которых покрывают всю территорию страны. В этих условиях в атмосфере витает призрак фанатичного противостояния. Это нечто гораздо худшее, чем просто информационные войны разных медиа-холдингов, принадлежащих разным политико-финансовым группам, то есть ситуация вполне знакомая российскому телезрителю и читателю по 90-м годам. Одна из тбилисских газет даже опубликовала потрясающий рисунок великого Сальвадора Дали "Предчувствие гражданской войны".

К чести грузинских журналистов следует сказать, что пока, несмотря на мучительное напряжение, они сохраняют коллегиальность и корректность по отношению друг к другу. Но никто не сомневается в том, что это только до первой крови. Вот, что произойдет после того, если все-таки прольется кровь, сегодня сказать невозможно. Сколько бы ни пытались лидеры радикальной демократической оппозиции представить дело так, что якобы речь идет о противостоянии между властью, с одной стороны, и единым, неделимым гражданским обществом, в том числе независимым медиа-сообществом, с другой, это, к сожалению, не соответствует действительности. Речь идет уже не о противостоянии между сторонниками и противниками Шеварднадзе. Все согласны с тем, что Эдуард Шеварднадзе - это вчерашний день, это президент из прошлого века, да и он сам признает, что его эра заканчивается и закончится в 2005-м году. Но противостояние по другой линии - между разными концепциями новой Грузии, рождающимися в муках на наших глазах. Речь идет о том, кто возглавит Грузию. Можно выделить несколько влиятельных групп. Независимая телекомпания "Мзея", принадлежащая мощнейшей группировке удачливых грузинских бизнесменов, "новых грузин". Они поддерживают Шеварднадзе и выступают против лидера Единого национального движения Михаила Саакашвили, считая его национал-популистом. Во-вторых, могучий медиа-холдинг Бадри Патаркацишвили "Теле-Надежда", безусловно, лучшая телекомпания по художественной концепции, поддерживает президента и противостоит лидеру Аджарии Аслану Абашидзе, чья региональная телекомпания также транслируется по всей стране. Государственное грузинское телевидение: его руководитель Заза Шенгелия подал прошение об отставке после того, как президент Шеварднадзе обвинил его в мягкотелом отношении к оппозиции. Журналисты в знак протеста объявили забастовку. И, наконец, самый удивительный феномен нынешней грузинской революции - независимая телекомпания "Рустави-2". Можно с полной уверенностью сказать, что именно эта телекомпания, ее талантливые журналисты взяли на себя ответственность быть пассионарными лидерами в борьбе за перемены. Именно их абсолютно бескомпромиссная позиция по отношению к Шеварднадзе и привела к потрясению основ режима. Они творят революцию, а какая может быть объективность в ходе революции, в ходе ожесточенной борьбы за будущее?

Олег Панфилов: Вторая страна, где у прессы за последнее время возникли серьезные проблемы, - Азербайджан. Стоит напомнить, что в этой стране шесть лет назад действовала официальная политическая цензура, в том числе и военная. Но после вступления Азербайджана в Совет Европы власти этой страны привели в порядок законодательство. Однако, проблемы не исчезли, более того, количество избитых журналистов не уменьшилось, как не стало и меньше судебных процессов над журналистами, работающими в негосударственной прессе. Наиболее серьезным преследованиям подверглись азербайджанские журналисты во время прошедших в октябре президентских выборов, а точнее во время акции политической оппозиции, не согласившейся с результатами голосования. Тогда в Баку сотрудниками полиции и спецслужб было избито более 70 журналистов, несколько были задержаны, а главный редактор ведущей газеты "Ени Мусават" Рауф Ариф-Оглу был арестован и находится в заключении до сих пор. Несколько дней бакинские газеты не выходили из-за того, что в государственной типографии "Азербайджан" вдруг не оказалось запасов бумаги. С подробностями о проблемах азербайджанской прессы корреспондент Радио Свобода Ялчин Таир-Оглу.

Ялчин Таир-Оглу: Физическое и моральное давление, оказываемое на азербайджанских журналистов в последние месяцы, усиливалось по мере приближения даты 15 октября - дня выборов президента Азербайджана. Своего апогея эта кампания достигла во время голосования и в дни после выборов. Процесс голосования сопровождался многочисленными фактами нарушения прав журналистов. В Баку и во многих районах страны были случаи, когда репортеры не допускались или насильно выдворялись из избирательных участков. Зачастую они оказывались в полицейских участках. У некоторых журналистов были отобраны фотоаппараты. Несколько репортеров, среди которых были иностранные корреспонденты, получили телесные повреждения во время столкновений между полицией и манифестантами, имевших место 15 и 16 октября. В Азербайджане, как ни в какой другой стране, ярко выражено понятие оппозиционной и проправительственной прессы. Многие журналисты, как с той, так и с другой стороны, зачастую оказываются не только в роли исполнителей своих прямых обязанностей, но и становятся непосредственными участниками событий, защищая позицию политического лагеря, к которому они принадлежат. В результате им нередко достается от людей, которые не разделяют их политические взгляды. Перед штаб-квартирой оппозиционной партии "Мусават" был жестоко избит корреспондент частного проправительственного телеканала, пытавшийся пройти в офис партии для участия на пресс-конференции кандидата в президенты Исы Гамбара. Тележурналист, подвергшийся нападению оппозиционеров, был госпитализирован с тяжелыми ранениями. Еще два журналиста оказались в больнице после того, как были избиты полицейскими. Всего в ходе событий 15 и 16 октября при исполнении служебных обязанностей насилию подвергся 71 сотрудник средств массовой информации, 49 получили телесные повреждения различной степени тяжести, у шести человек были разбиты или отобраны фото- и видеокамеры. Семь журналистов были арестованы и вышли на свободу лишь спустя несколько дней в результате вмешательства правозащитников и министра внутренних дел страны. Однако, главному редактору оппозиционной газеты "Яни Мусават" Рауфу Ариф-Оглу не удалось избежать лишения свободы сроком на три месяца, ему предъявлено обвинение в организации массовых беспорядков и оказании сопротивления представителям власти. Давление на прессу в Азербайджане приобрело новые, нестандартные формы. В течение нескольких дней после выборов оппозиционные газеты изымались из продажи группами неизвестных. В редакциях некоторых газет появились люди в штатском, которые совершали погромы, а в последние дни для оппозиционных изданий, по мнению их руководителей, искусственно стали создаваться проблемы с дефицитом газетной бумаги, в результате резкого подорожания которой часть газет не увидели свет в течение нескольких дней. Руководители оппозиционных изданий ведут совместную борьбу против всех ограничений свободы слова. Результатов пока нет. В качестве одной из форм борьбы на новом этапе рассматривается проведение акции протеста.

Олег Панфилов: Наш следующий репортаж из Армении. Главные события прессы последнего времени - приговор по факту убийства председателя национальной телекомпании Тиграна Нагдаляна и обсуждение нового законопроекта "О средствах массовой информации". Если убийство известного журналиста до сих пор обсуждается с разных позиций и точек зрения, часто не совпадающих с приговором, то обсуждение законопроекта длится уже долгое время. В этом случае необходимо напомнить, что Армения, как и все страны Южного Кавказа, также является страной, вступившей в Совет Европы, значит обязана привести законодательство в соответствие с нормами этой организации. Тем не менее, все проекты нового закона изобилуют статьями, совсем не отвечающими европейским нормам, в частности, касающихся уголовного преследования журналистов. Впрочем, армянская пресса отличается от других стран Южного Кавказа и других стран СНГ, например, тем, что во время летних отпусков прекращается выпуск многих ереванских газет. О проблемах армянской прессы рассказывает Ара Татевосян.

Ара Татевосян: В журналистских кругах Армении не утихают страсти вокруг законопроекта "О средствах массовой информации". Законопроект был принят в первом чтении в сентябре этого года. Сразу после голосования национальный пресс-клуб Армении заявил, что законопроект не может служить основой для деятельности армянских СМИ, поскольку ущемляет права журналистов. В заявлении пресс-клуба отмечалось, что проправительственное большинство в парламенте задействовало административные рычаги для принятия законопроекта. Представители ереванского пресс-клуба относились к законопроекту гораздо более лояльно. Более того, ереванский пресс-клуб, Союз журналистов Армении, общественные организации Интер-Ньюс Армении и Комитет по защите свободы призвали своих коллег из национального пресс-клуба не политизировать ситуацию. "Мы вынуждены констатировать, что некомпетентные публичные высказывания ряда журналистов создают нездоровую атмосферу и грозят превратить законопроект в заложника политических интриг", - отмечалось в заявлении четырех организаций. Критике было подвергнуто и намерение национального пресс-клуба представить на рассмотрение парламента альтернативный законопроект под названием "О свободе СМИ". "Заявление в последний момент альтернативного законопроекта мало способствует эффективному участию журналистского сообщества в законотворческом процессе", - отмечалось в заявлении. Тем не менее, Национальный пресс-клуб Армении остался при своем мнении. Его президент Мкрчан утверждает, что альтернативный законопроект получил одобрение ряда международных структур. И пока заместитель министра юстиции Армении Ашот Абозян заверял представителей ОБСЕ и Совета Европы в том, что закон "О средствах массовой информации" будет одним из наиболее прогрессивных в стране, неожиданно изменил свою позицию и ереванский пресс-клуб. 31 октября руководитель этой организации Борис Новосардян заявил, что ереванский пресс-клуб считает неприемлемым проект закона, поскольку он нарушает права журналистов. Голосование во втором чтении состоится в самое ближайшее время. Чем дольше будут спорить друг с другом журналистские организации, тем больше вероятность того, что парламент Армении примет законопроект, отвечающий интересам властей, а не самих журналистов.

Олег Панфилов: Рассказывая о проблемах прессы стран Южного Кавказа, нельзя не отметить политическую составляющую, а, точнее, особенности той общественно-политической ситуации, которая значительно влияет на развитие прессы. Прокомментировать репортажи корреспондентов Радио Свобода я пригласил заместителя главного редактора журнала "Новое время" Вадима Дубнова.

Вадим Дубнов: По этим репортажам и вообще по положению прессы можно изучать не только уровень демократии в этих странах, но, скорее, даже стиль. Потому что, если мы начнем с Азербайджана, то там пресса такова, какова она и может быть в стране, где операция "преемник" реализуется именно в таком генеалогическом ключе. Собственно говоря, ситуация с прессой - это самый лучший индикатор того, насколько власть может стесняться или не стесняться в отношении того, что считает демократическими атрибутами. В Азербайджане в этом смысле у власти проблем меньше всего. Дело даже не в традиции, а в устройстве этой власти, дело в устройстве этой политики, где степень монополизации, наверное, среди южно-кавказских стран, а, может быть, среди всех постсоветских стран можно считать максимальной. Власть простирается и в экономике, и в бизнесе, и в электоральных вопросах, и, разумеется, в вопросах СМИ практически безраздельно, и она может себе просто позволять определять какие-то участки достаточными для того, чтобы объявить их атрибутами той демократии, которая у них есть. Так было в Азербайджане всегда, с первых же дней, исключая какие-то острые моменты, тот же 93-й год - переворот в Азербайджане, те же выборные моменты, когда прессе каким-то образом удавалось прорваться, я имею в виду в первую очередь печатную прессу. В Азербайджане независимого телевидения нет, и здесь власть для себя никаких вопросов по этому поводу не ставит.

Олег Панфилов: И печатная пресса в Азербайджане довольно своеобразна. Я недавно составил список всех главных редакторов всех бакинских газет (Бакинских, потому что в провинции газеты почти не выходят, это большая редкость), так вот главных редакторов бакинских газет, не являющихся членами какой-либо оппозиционной или проправительственной партии, практически нет, может быть, за исключением двух-трех газет. Это тоже особенность Азербайджана, необычная для других стран СНГ.

Вадим Дубнов: В Азербайджане поэтому и столь откровенно провоцируются бумажные кризисы, именно по этой причине. Здесь власть опять же чувствует себя настолько сильной или, наоборот, слабой, зависит от точки зрения, чтобы откровенно себя вести в провоцировании подобных вещей. Потому что это очень знакомая нам ситуация, когда все всё понимают - откуда берутся цены на бумагу, откуда берутся распоряжения о монополизации торговлей бумагой и так далее. Все это понимают, но при том, чтобы это было спором хозяйствующих субъектов, условно говоря, по-азербайджански, то это объяснение не то, чтобы всех устраивает, но оно исчерпывает вопрос. Я помню, что там есть замечательная газета "Зеркало", но даже в те времена, которые можно считать относительно спокойными, там просто были цензурные ставки, не стесняясь совершенно. И под видом военной цензуры, военное положение вообще очень удобное для подобных мероприятий, под видом военной цензуры там просто изымалось все, что так или иначе могло быть расценено как инсинуация в адрес представителей известного семейства. Мне кажется, что самая близкая и самая понятная для россиян ситуация с прессой - это Армения. Там положение прессы выстроено просто один в один как в России, и точно так же, как в России, там демократия армянская на самом деле очень похожа на нашу.

Олег Панфилов: По всей видимости, вы считаете, что таким примером может стать и лишение частоты телеканала "А-1 Плюс" и "Наян Топан"?

Вадим Дубнов: "А-1 Плюс", если не вдаваться в нюансы - это прямая проекция НТВ. Причем, она даже более чистая в армянском варианте, потому что "А-1" не играла в политические игры так, как играла НТВ, не было условий для подобных войн, не было таких сил. И вообще экономическая ситуация в Армении не такова, чтобы телевидение было таким мощным экономическим игроком. Сама история с лишением частоты, с последующими судами, появлением на этой частоте совершенно другой структуры, повторяет полностью. Тут даже неважно, что было раньше - НТВ или "А-1", подобные вещи абсолютно объективны, их расположение в пространстве и во времени - неизбежное следствие того, какой курс предпринимает власть. На Южном Кавказе самая идеальная модель - это управляемая демократия. Потому что в принципе страна, действительно, считается демократической, но все абсолютно подконтрольно представителям режима. Представители режима - это, по большому счету, один клан, не совсем силовой, но близок к этому. Либералы тоже есть в правительстве, они тоже пытаются каким-то образом отстаивать свой курс, но с тем же успехом, что и у нас. И положение господина президента Роберта Кочаряна можно было бы хорошо оценить словами нашего президента, которые он адресовал президенту Грузии о беспомощном лавировании между политическими группировками. Вообще замечательная фраза, жалко, что она касается одной Грузии в данном случае, хотя начать можно было с гораздо более крупных стран СНГ. Поэтому в Армении "А-1" была практически последним серьезным игроком в телевизионном поле, газет очень много, как и у нас, полная демократия в этом смысле, огромные проблемы с рекламой. То есть пытаются рекламодатели не давать свою рекламу в те газеты, которые считаются оппозиционными.

Олег Панфилов: Так вы считаете, что телекомпания "Рустави-2" в Грузии в значительной степени повлияла на политическую ситуацию и на смену политических лидеров?

Вадим Дубнов: Безусловно, Грузии повезло, и революция в Грузии в некотором смысле была европейской, она была теле-революцией в очень большом отношении. И это опять же продолжение того стиля демократии, которое было в Грузии. Во-первых, все-таки, Шеварднадзе - это не Алиев и не Кочарян, все-таки какие-то аллюзии с 85-м годом в него засели довольно крепко. Хотя и не исключаю, что будь его воля, он бы вел себя гораздо жестче, но такой возможности не было, поскольку Тбилиси особо ничего не контролировало. Тбилиси контролировало определенные сектора, самые интересные сектора в экономике, так называемый "семейный бизнес", бизнес семьи Шеварднадзе, но на большее он не претендовал, он не вторгался в полномочия губернаторов особенно, он их назначал, но дальше был общественный договор - "я не вмешиваюсь, вы поддерживаете". То же самое было и с прессой и со всеми остальными демократическими институтами. Насколько ЦИК мог фальсифицировать голоса, настолько он и фальсифицировал. Насколько общество могло против этого возмущаться, настолько оно и возмутилось.

Олег Панфилов: Но влияние телекомпании "Рустави-2" только подтверждает мнение президента Путина о том, что телевидение нужно контролировать.

Вадим Дубнов: Не только "Рустави-2", "Рустави-2" - это авангард, блестящий авангард. Я совершенно не понимаю по-грузински, поэтому мое восприятие телевидения грузинского вторично, но оно достаточно выразительно. "Рустави-2" флагман, который очень много сделал. Он на протяжении нескольких лет делал то, что НТВ удалось сделать в одну памятную ночь 96-го года, например. Но "Рустави-2" работало в этом режиме довольно долго. Но не только "Рустави-2", и "Мзея", и та же "Имеди", которая еще только разворачивается, зная настрой господина Патракацешвили, я не думаю, что он долго будет бороться против Саакашвили.

XS
SM
MD
LG