Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

СМИ и выборы. Как журналисту защитить свои права?


Сегодня в программе:
Александр Вешняков говорит, что в день выборов средства массовой информации не нарушали закон, в Ярославле и Ростове-на-Дону утверждают обратное. Сможет ли новая Государственная Дума сохранить условия для свободной прессы? ОБСЕ призывает постоталитарные страны отказаться от уголовного наказания журналистов за клевету. Как журналисту защитить свои права? Комментарии юриста Федора Кравченко.

10 декабря Центр экстремальной журналистики представил журналистам текст предварительного отчета по результатам мониторинга о конфликтах во время освещения предвыборной кампании по выборам депутатов Государственной Думы. Как и предполагалось, нынешние выборы стали исключительно "грязными" в связи с применением пиаровских технологий, давлением административного ресурса, но, прежде всего, в связи с тем, что выстроенная структура государственного телевидения практически не поддается контролю, а многочисленные нарушения действующего законодательства прокуратура обходит стороной. Особенностью прошедшей кампании это вряд ли назовешь, поскольку технологию государственного пиара применяют давно, по крайней мере, за последние два-три года во время губернаторских выборов в различных регионах России. Думские выборы стали лишь продолжением своеобразного отношения власти к Конституции и законам.

Впрочем, практически сразу на следующий день после выборов миссия международных наблюдателей, состоящая из представителей бюро демократических институтов и прав человека ОБСЕ, парламентская Ассамблея организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и парламентская Ассамблея совета Европы обнародовала свой предварительный доклад. Вот некоторые фрагменты из этого доклада: "Использование служебного положения, подкрепленное включением глав 29 субъектов федерации в партийные списки пропрезидентской "Единой России" привела к дезориентации избирателей, поскольку маловероятно, что данные высокопоставленные чиновники покинут свои посты ради места в Думе. Высокий уровень выражения поддержки кампании "Единой России" чиновниками местных администраций одновременно с информацией о масштабном злоупотреблении административным ресурсом "Единой Россией" размывает грань между государственными и партийными средствами в нарушение параграфа 5-4 Копенгагенского документа. Бюджетные средства массовой информации не выполнили своей законной обязанности - предоставление сбалансированного и непредвзятого освещения кандидатов и политических партий в нарушение параграфа 7-8 Копенгагенского документа, который предусматривает беспрепятственный доступ кандидатов и политических сил к средствам массовой информации. Было оказано существенное давление на средства массовой информации, особенно в регионах, с целью ограничения круга мнений, доводимых до избирателя. И вот выводы, которые миссия сделала на основании своих наблюдений: "Большинство средств массовой информации, находящихся под наблюдением миссии, не обеспечивали честное и объективное освещение предвыборной кампании. Большинство эфирного времени отводилось на информацию о деятельности президента Путина. Государственные телеканалы демонстрировали явный перекос в пользу "Единой России", выступая против КПРФ. В ходе рассмотрения жалоб по данному факту нарушений рабочая группа ЦИК проанализировала репортажи двух национальных телеканалов, обнаружила тенденцию систематического и целенаправленного распространения нейтрального либо позитивного освещения "Единой России" и в основном негативного освещения КПРФ. В случае обнаружения фактов нарушения правил равного обращения с участниками выборов, ЦИК могла подать в суд для наложения штрафа на данное средство массовой информации, но вместо реализации данной процедуры председатель ЦИК лишь направил письмо с предупреждением в адрес двух национальных государственных телеканалов. За этим не последовало ни изменения в тоне освещения событий, ни ощущения, что было осуществлено преследование данного явного нарушения по избирательному закону. Министерство печати также отказалось принять участие в данном вопросе, мотивируя это нежеланием вмешиваться в редакторскую политику средств массовой информации. Региональные СМИ, как подконтрольные государству, так и частные, были субъективны в выпусках новостных программ. Из 24 региональных средств массовой информации, находящихся под наблюдением миссии, 19 высказали явные предпочтения в поддержку "Единой России". К примеру, в Иркутске бюджетный телеканал РТР отвел половину своего времени в прайм-тайм на новости "Единой России", в подавляющем большинстве случаев в положительном контексте".

9 декабря председатель ЦИК Александр Вешняков заявил, что в день выборов не было зафиксировано ни одного нарушения законов журналистами. Может быть, он имел в виду выборы депутатов, но в тот же день проходили и выборы глав субъектов федерации, и у корреспондентов Радио Свобода на этот счет есть собственная информация, говорящая об обратном. Например, в Ярославле, где в день голосования государственная телекомпания "Ярославль" показывала рекламный ролик в пользу одного из кандидатов в губернаторы области. В день выборов произошел еще один случай, который имеет прямое отношение к соблюдению законов. В Ростове-на-Дону на один из избирательных участков не были допущены журналисты.

Григорий Бочкарев: 7 декабря обозреватель Сергей Резник и фотокорреспондент Михаил Малышев, журналисты еженедельника "Седьмая столица", были выдворены с избирательного участка № 1424 в Ростове-на-Дону в момент подсчета голосов. Вот что об этом рассказывает Михаил Малышев.

Михаил Малышев: Да эта комиссия привлекла наше внимание с самого утра. Глянув на наши редакционные удостоверения, председатель сказал: "Вы кто? Я вам эту информацию не дам". Удивленные утром хамоватым поведением председателя, мы решили вернуться на участок вечером. Без пятнадцати восемь мы пришли на участковую комиссию участка 1424 и предупредили ее председателя господина Нестатного о том, что мы намерены наблюдать за ходом подсчета голосов. Но он вначале не возражал. После того, как в зал вынесли неиспользованные бюллетени и вместо того, чтобы согласно закону, подсчитать и погасить, отрезая левый нижний угол неиспользованные бюллетени, председатель неожиданно предложил сначала подсчитать, сколько бюллетеней было выдано избирателям. Наше предложение сначала пересчитать невыданные бюллетени господин Нестатный встретил испуганным вопросом: "А какая разница?". И тут же пошел куда-то звонить. Председатель, вернувшись, заявил: "Эти люди препятствуют работе комиссии. Предлагаю вывести их из помещения". После этого комиссия проголосовала за то, чтобы нас удалить.

Григорий Бочкарев: Перед уходом журналистам оставалось только улыбнуться по поводу интервью господина Вешнякова, который днем ранее говорил о том, что деятельность избирательных комиссий открыта и полностью подконтрольна.

Олег Панфилов: Другая проблема, связанная с выборами в Государственную Думу - новый состав депутатов и формирование профильного комитета, который будет заниматься законодательством в области средств массовой информации. Эта проблема действительно серьезна, поскольку предыдущий состав Думы периодически пытался изменить действующий закон "О СМИ" внесением репрессивных поправок. Со своими прогнозами о возможных решениях новой Думы - генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Нынешний состав Государственной Думы заставляет дать несколько прогнозов относительно их работы. Прогноз первый: Дума, несмотря на то, что по Конституции в ней 450 субъектов законодательной инициативы, фактически субъектом законодательной инициативы не является. Потому что практически все те, кто был в предыдущем составе Государственной Думы инициаторами различных законов, в эту Государственную Думу не попали. Практически ни один человек из тех, кто реально разрабатывал законы и реально вносил их в Государственную Думу, в этот состав Думы не попал. Это первое.

Второе: в Государственной Думе в предыдущем составе, а особенно в этом практически нет ни одного человека, кто хоть как-то представляет себе перспективы развития законодательства о средствах массовой информации. Пожалуй, единственное исключение - это Борис Львович Резник, журналист из Хабаровска, который сохранил за собой депутатский мандат. Удастся ли Борису Львовичу Резнику одному каким-то образом способствовать развитию законодательства о СМИ в Государственной Думе - это большой вопрос.

И, наконец, третье: поскольку сама Государственная Дума фактически не является субъектом законодательной инициативы теперь в новом составе, поэтому она будет штамповать те законы, которые будут ей вносить извне, то есть из правительства и из администрации президента. Это, конечно, очень печально. Потому что мы хорошо знаем, что подготовлен совершенно ужасный, я бы даже такое непарламентское выражение предложил, ублюдочный законопроект новой редакции закона "О СМИ", который, конечно, угробит свободу слова в России и рынок средств массовой информации. Есть очень сильное опасение, что в предыдущий состав Государственной Думы просто не решались вносить в силу его полной ублюдочности, а вот в нынешний состав его может проштамповать. Этого бы очень не хотелось допустить.

Олег Панфилов: Другое событие, на которое мы бы хотели обратить ваше внимание, - проведенную в Париже в конце ноября конференцию ОБСЕ и международной организации "Репортеры без границ". Она была посвящена обсуждению серьезной проблемы, с которой сталкиваются журналисты в постоталитарных странах, то есть в тех странах, которые 15 лет назад было принято называть "социалистическим лагерем". Практически везде, в том числе и в России, и в странах СНГ власти активно используют для преследования журналистов Уголовный кодекс. Только в России, по данным Центра экстремальной журналистики, в прошлом году было возбуждено 49 уголовных дел. Речь идет прежде всего о статьях Уголовного кодекса, предусматривающего наказание за клевету. С нами на связи по телефону из Вены старший советник офиса ОБСЕ по свободе средств массовой информации Александр Иванько.

Александр, в связи с чем ваш офис решил провести эту конференцию, и с какими рекомендациями вы обратились к странам-участницам ОБСЕ?

Александр Иванько: Одна из основных проблем сейчас во многих странах-членах ОБСЕ - это использование статьи о клевете против журналистов. Во многих странах за клевету сажают, существует уголовная ответственность за клевету в России, в почти всех странах на территории СНГ, в Германии, во Франции. По большому счету, из 55 стран-членов ОБСЕ в 52 существует уголовная ответственность за клевету. Поэтому мы решили собрать экспертов в Париже и обсудить целый ряд рекомендаций о том, как попытаться проллобировать исключения статей о клевете из уголовных кодексов.

Мы не призываем вообще отменить какую-либо ответственность за клевету, мы говорим о том, что эти вопросы должны решаться в гражданском суде и с помощью гражданских кодексов. Кроме того, мы также подняли вопрос о том, что в некоторых законодательствах существуют статьи о защите чести и достоинства политических фигур, глав государств и так далее. Здесь позиция у нас абсолютно четкая: мы против каких-либо особых статей о защите чести и достоинства людей, которые занимают какое-то положение в своей стране. Поэтому мы призвали, чтобы подобные статьи должны быть отменены.

Наши рекомендации касаются в первую очередь отмены уголовной ответственности за клевету. Потом отмены вообще каких-либо статей, которые предусматривают защиту чести и достоинства главы государства, премьер-министра или депутатов парламента. Кроме того, пока уголовная ответственность за клевету существует, мы призвали суды не использовать тюремное заключение как меру пресечения, а, по крайней мере, отделываться штрафами. Мы также призвали парламенты начать рассмотрение вопроса о принятии поправок к уголовным законодательствам с тем, чтобы статьи о клевете были исключены.

Нам часто говорят в том же Казахстане, что вот вы нас ругаете за то, что мы обвиняем журналистов в клевете, применяем уголовное законодательство, мол, в Германии оно тоже существует. Это действительно так, но в Германии эти статьи не применяются уже более сорока лет, хотя это не значит, что они не должны быть отменены. Поэтому наши рекомендации касаются, как мы говорим, стран к востоку и к западу от Вены. И призыв наш ко всем странам - пора отменять эти достаточно архаичные законы о том, что за клевету журналист может нести уголовную ответственность.

Олег Панфилов: В последней части программы "Власть и пресса" наша рубрика "Ликбез для журналистов". Обычная ситуация: обиженный на публикацию государственный чиновник публично заявляет, что журналист продажный, а его статья кем-то куплена. О том, что в этом случае должен делать журналист, рассказывает наш эксперт - юрист автономной некоммерческой организации "Интерньюс" Федор Кравченко.

Федор Кравченко: Мне хотелось бы сказать, что журналист, конечно, не должен ничего делать, но у него есть те возможности, которыми он закономерно не пользуется, что меня, как юриста, огорчает. В абсолютно симметричной ситуации находится журналист и чиновник, я имею в виду в правовом смысле. Когда журналист говорит о том, что чиновник плохо исполняет свои обязанности, он может задеть его честь, достоинство и деловую репутацию. Когда чиновник говорит, что журналист публикует продажные материалы или непроверенные материалы, здесь перечень, палитра высказываний чиновников о журналистах очень широка, чиновник также ущемляет деловую репутацию журналиста. Причем, на мой взгляд, значительно более несправедливым и незаконным образом, поскольку журналист на то и журналист, чтобы критиковать чиновников, и на Западе есть хорошо развитый институт публичной фигуры, в соответствии с которым право журналистов критиковать публичные фигуры, в первую очередь чиновников, считается священным, и журналист пользуется защитой в этом смысле.

Олег Панфилов: Федор, но прежде, чем вы будете рассказывать о механизме защиты журналистов, я бы хотел предложить такой пример. Это недавний прецедент в германской юриспруденции, когда генеральный канцлер подал в суд на журналиста, который написал статью о том, что федеральный канцлер красит волосы для того, чтобы выглядеть более молодым. И, надо сказать, что этот иск был поддержан даже международными организациями и представитель ОБСЕ по свободе средств массовой информации Фраймонд Дуве как-то публично сказал: в этом случае он поддерживает чиновника, потому что журналист в этом случае влез в личную жизнь государственного чиновника. Насколько велика грань, которую переступают журналисты, которая задевает честь и достоинство чиновника?

Федор Кравченко: Не хочу поддакивать кому бы то ни было, но я данном случае также поддерживал бы такой иск. Грань заключается в следующем: если какая-то черта или какие-то поступки или какие-то обстоятельства жизни чиновника влияют на исполнение им своих государственных обязанностей, представляют собой угрозу обществу, угрозу гражданам его страны, разумеется, право на личную жизнь отступает. Но в тех случаях, когда это касается тех деликатных моментов, которые ни в коем случае не связаны с его должностными обязанностями, тогда, когда это просто "клубничка", потому что это публичная фигура, и мы узнали, что-то, чего не знали другие, журналист так же свято, как и в отношении Марии Ивановны или Василия Потаповича, обязан уважать личную жизнь Герхарда Шредера.

Олег Панфилов: Ну, так что делать журналисту, которого публично чиновник обвинил в том, что этот журналист продажный?

Федор Кравченко: К сожалению, очень распространенной реакцией чиновников на критические выступления журналистов являются пресс-конференции, выступления в других СМИ или просто публичные высказывания о том, что, например, журналист опубликовал этот материал не просто так, а по чему-либо заказу. Уверяю вас, мне такие материалы ложатся на стол чуть ли не еженедельно. Что журналист не проверил перед публикацией информацию и так далее, и тому подобное, еще раз говорю - палитра слишком широка, чтобы приводить ее всю. При этом у журналиста появляется юридическое право, юридически подкрепленное, законом подкрепленное право обратиться с иском о защите чести и достоинства и деловой репутации к тому чиновнику, который распространил такие сведения. После чего чиновник будет обязан доказать достоверность тех сведений, которые он распространил о журналисте. Например, если сказано, что материал заказной и журналисту он проплачен, то журналист не обязан ничего доказывать, что он не продажный, а вот чиновник обязан будет доказать факт получения журналистом денег. Это нормальная ситуация.

Я на месте тех, кто представляет интересы журналистов в суде, рекомендовал бы журналисту обратиться со встречным иском к этому чиновнику. Гражданский процессуальный кодекс допускает обращение с такими встречными исками в тех случаях, когда предмет этих исков связан и их совместное рассмотрение позволяет рассмотреть их быстрее и правильнее. Существо иска будет заключаться в том, что журналиста обвинили в нарушении этических принципов журналиста. Таких кодексов этических чрезвычайно много, один из наиболее популярных - это Кодекс профессиональной этики российского журналиста, который, в частности, требует от любого российского журналиста и расценивает как тяжкое профессиональное преступление злонамеренное искажений фактов, клевету, получение при любых обстоятельствах платы за распространение ложной или в сокрытии истиной информации и вообще получение каких бы то ни было вознаграждений или гонораров от третьих лиц. При этом постановлением пленума Верховного суда еще далекого 92-го года было определено, что обвинение лица или утверждение о том, что некое лицо нарушило этические принципы, является распространением сведений, порочащих честь и достоинство. Поэтому чиновник, не имея подтверждений, не имеет право так заявлять. И кроме того, тогда, когда чиновник требует от журналиста, предположим, миллион рублей, сейчас уже и десятки миллионов иногда требуют, журналист также имеет право потребовать от чиновника несколько миллионов рублей, ровно, предположим, ту же сумму. И тогда суд может закончить дело мировым соглашением, когда встречные требования просто взаимно погашаются.

Олег Панфилов: Были ли уже случаи, когда журналисты выигрывали у чиновников после подачи исков о защите чести и достоинства журналиста?

Федор Кравченко: Я знаю лишь один случай, когда журналиста почти ежемесячно вызывал в суд один и тот же бывший чиновник, который требовал от него постоянно опровержения совершенно несусветных сведений. И вот после этого журналист обратился с иском о компенсации ему хотя бы того времени, которое он затратил, и какая-то небольшая сумма, около тысячи рубелей была журналисту выплачена. Но если кто-либо из слушающих нас журналистов понимает, что такие основания к нему есть, а я думаю, что таких просто тысячи журналистов, то, разумеется, методическая помощь была бы, если не оказана, то, разумеется, мы были заинтересованы помочь таким журналистам.

Олег Панфилов: Тем журналисты, которые слушают сейчас нас и которые готовы завтра пойти и подать иск, жаловаться на какого-либо чиновника, который недавно назвал продажным или еще каким-то образом его оскорбил, что им нужно делать в этом случае? Ведь не каждый журналист способен правильно написать заявление в суд. Нужны ли какие-то рекомендации юристов или адвокатов?

Федор Кравченко: Не хочу показаться предвзятым и агитирующим за свое сообщество юридическое, я бы, разумеется, рекомендовал первым же шагом обратиться к юристу. Юрист поможет зафиксировать это правильным образом, сформулировать правильным, не справедливым, а именно методически правильным образом исковые требования и сможет сделать таким образом, чтобы правый по сути журналист оказался правым и де-юре. Причем, должен сказать, что юристов, разбирающихся в этой проблематике, постепенно становится все больше. Сейчас, благодаря некоторым проектам, которые проводились некоммерческими организациями, уже создано сообщество юристов. Пока нет институтов такого сообщества юристов, но, по крайней мере, юристы есть, и я буду рад помочь наладить связь между журналистами и юристами, в помощи которых журналисты очень нуждаются.

Олег Панфилов: Ну что ж, в продолжение слов Федора Кравченко, юриста автономной некоммерческой организации "Интерньюс", я бы хотел посоветовать журналистам - не стесняйтесь подавать иски против чиновников, особенно сейчас, особенно после избрания новой Государственной Думы, которая вас, независимых журналистов, теперь жалеть не будет.

XS
SM
MD
LG