Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация вокруг телекомпании "ТВ-6". Почему молчит общество? В чем причины пассивности коллег-журналистов? Будущее независимой прессы в России


Сегодня в программе:

- Ситуация вокруг телекомпании "ТВ-6". Почему молчит общество? В чем причины пассивности коллег-журналистов?
- Будущее независимой прессы в России.


На эти и другие вопросы постараются ответить корреспонденты Радио Свобода в Екатеринбурге, Владивостоке и Липецке, а также гости программы: профессор Михаил Федотов, директор национального исследовательского Центра телевидения и радио Алексей Самохвалов, директор Института прав человека Валентин Гефтер и корреспондент польской радиостанции RFM-FM Анжей Зауха.

Итак, в российской журналистике произошло еще одно событие. В зависимости от точки зрения разных людей, происшедшее можно назвать трагедией, урегулированием отношений между хозяйствующими субъектами, блестящей победой государственного аппарата над независимой прессой. Если быть более точным, то нельзя обойтись без упоминания имени Бориса Березовского, сыгравшего, по мнению практически всех наблюдателей, главную роль.

Так называемые государственники считают его злым гением российской политики, использовавшего принадлежащие ему средства массовой информации в своих корыстных политических деяниях. Другие, и в их числе российские либералы, уже называют господина Березовского диссидентом и правозащитником.

Прежде чем приступить к обсуждению заявленной в программе теме, видимо, стоит сказать о том, что на самом деле большинство телезрителей, почитателей "ТВ-6", мало волнует, кому эта телекомпания принадлежит. У этого телеканала есть, на мой взгляд, то, чего не хватает многим другим: профессиональные новости, сатира, развлекательные программы достаточно высокого интеллектуального уровня. Но вот началась история с "ТВ-6", когда акционер, владеющий незначительной частью акций, воспользовался правовым казусом и потребовал закрытия телекомпании. Причем государственные средства массовой информации старались рассказывать о происходящем вокруг "ТВ-6" как о споре хозяйствующих субъектов, прежде всего, находясь на стороне акционера, каковым является пенсионный фонд "ЛУКойл-гарант". Прокомментировать эту ситуацию по телефону согласился профессор Михаил Федотов, один из создателей закона "О средствах массовой информации", также известный в последнее время как член политсовета "Союза правых сил".

Михаил Федотов:

Политсовет "Союза правых сил" сделал заявление о тех негативных последствиях, которые имеет операция, трудно назвать это иначе, операция против телекомпании "ТВ-6". Мы считаем, эта операция привела к большому числу негативных последствий. Одно из самых опасных последствий касается даже не того, что пространство свободы массовой информации сжимается подобно шагреневой коже, самое страшное последствие - это то, что подрывается авторитет судебной власти в самый ответственный момент ее реформирования. И мы считаем, что нельзя превращать судебную процедуру в фарс, нельзя, чтобы исполнительная власть подминала под себя власть судебную. А то, что произошло, когда власть исполнительная закрывает глаза на явно неправосудные судебные решения, а, может быть, даже инициирует такие решения, - подобное поведение абсолютно не украшает нашу политическую систему. Что касается юридической стороны проблемы, я хотел бы сказать, что, на мой взгляд, та ситуация, которая возникла, возникла и была разрешена Президиумом высшего Арбитражного суда в пользу акционера, мне кажется просто абсурдной. Мне кажется странным, что высшая судебная инстанция, включающая в себя специалистов очень высокой квалификации и людей, которых я лично знаю как людей высоко порядочных, что они приняли решение, в котором путаются элементарные вещи. Ну как же можно, если закон говорит о том, что право акционера ставить вопрос в судебном порядке о ликвидации акционерного общества возникает в том случае, если чистые активы меньше установленного законом минимума, начиная со второго и каждого последующего финансового года, так говорит закон, а вместо этого суд интерпретирует это следующим образом: после второго и любого из последующих годов? Это же в корне меняет ситуацию. Неужели непонятно, что любой и каждый - это разное. Каждый последующий - это годы, взятые в своей последовательности. В 91-м году возникла телекомпания "ТВ-6", значит, начиная с 92-го года, и извольте смотреть их финансовые результаты! Насколько мне известно, финансовые результаты телекомпании до 98-го года были положительные, и только после 98-го, то есть после дефолта, когда вся страна оказалась с отрицательными чистыми активами, только после этого изменились эти показатели и стали отрицательными.

Олег Панфилов:

Журнал "Итоги" еженедельно публикует рейтинг общенациональных телекомпаний, готовящийся российской группой "Гэллап-медиа". Среднесуточная доля "ТВ-6" (по последним данным) составляет в Москве - 11,53%, в российских регионах - 6,26%. При этом доля самого популярного канала "ОРТ" составляет чуть более 22% в Москве и около 30% в российской провинции. Цифры цифрами, а как относятся к ситуации вокруг "ТВ-6" в российских регионах расскажут корреспонденты Радио Свобода во Владивостоке, Екатеринбурге и Липецке.

Марина Лобода:

Известный приморский журналист Дмитрий Петров считает, что ситуация с "ТВ-6" - результат грубого вмешательства власти в интересы частной вещательной компании, попытка давления на независимые средства массовой информации. Фактически повторяется ситуация весны прошлого года, когда была захвачена телекомпания "НТВ", в результате она фактически потеряла свою независимость и стала во многом подконтрольной государству. И это заметили зрители. При сохранении информационной насыщенности, сегодня новостные программы "НТВ" по тематике фактически не отличаются от программ государственных телеканалов. Острые материалы политической направленности вообще исчезли из эфира. И сегодня в России, пожалуй, только канал "ТВ-6" представляет аудитории точку зрения, отличную от официальной, и мнения, отличные от мнения властей. Что касается дальнейшей судьбы "ТВ-6", то Дмитрий Петров считает: "Сохранение творческого коллектива, сохранение самого канала не столько забота журналистов, сколько прямой интерес самого государства. Ведь сегодня свобода слова, пожалуй, единственное реальное демократическое завоевание России за последние десять лет". И еще одно мнение - представителя Фонда "Защиты гласности" в Приморском крае Анны Селезневой. Она также считает, что попытки государства взять средства массовой информации под контроль сегодня очевидны. Для этого используются разные методы: от смены собственника, как это было на "НТВ", до использования судебной системы при решении споров хозяйствующих субъектов, как это случилось на "ТВ-6". "В данном случае Арбитражный суд выполнил политический заказ", - считает Анна Селезнева. Она также призналась, что "оптимизма у нее нет, так как подобная ситуация подконтрольности средств массовой информации то ли власти, то ли денежным мешкам, в России сегодня повсеместна. Особенно это заметно в провинции. И единственный способ противостоять этому - добиваться экономической независимости изданий, теле- и радиоканалов". Таково мнение Анны Селезневой, представителя Фонда "Защита гласности" в Приморском крае.

Олег Панфилов:

Второй репортаж из Екатеринбурга. Рассказывает Сергей Шевалдин.

Сергей Шевалдин:

В Екатеринбурге программа канала "ТВ-6" транслируется на 49-м дециметровом канале одной из самых старых независимых екатеринбургских телекомпаний - Ассоциации свободного вещания. Хотя рейтинг собственных программ телекомпании "АСВ" относительно невысок, но программы "ТВ-6", особенно новостные, пользуются постоянной и устойчивой популярностью. Поэтому сообщение о возможности прекращения трансляции программ канала "ТВ-6" отнюдь не порадовало екатеринбуржцев. "Это свинство", - говорит екатеринбургский поэт Вадим Дулепов. Он считает, что финансовые взаимоотношения хозяев телеканала должны решаться в судах, на собраниях акционеров и других, специально оговоренных законам местах. "Вполне возможно, - считает он, - что хозяева канала и сами в состоянии урегулировать все спорные вопросы. Но поскольку в этом деле явно замешена политика, то вряд ли ситуация разрешится мирно. Телезрители, а тем более журналистский коллектив "ТВ-6" не должны быть заложниками этих разбирательств. Впрочем, несмотря на объявленную в стране демократию, все мы были и остаемся заложниками нашего государства", - уверен Вадим Дулепов. Известный свердловский политик либерального движения "Май" Антон Баков комментирует ситуацию, сложившуюся вокруг "ТВ-6" весьма резко. "Все это глупости, мракобесие и средневековье", - говорит Антон Баков. "Уверен, - продолжает он, - что задавить свободу слова, пусть даже слова оппозиционного, власти уже не смогут. Возможно, они этого очень сильно хотят, но не получится". Светлана Толмачева, ведущая екатеринбургской независимой телекомпании "Четвертый канал", говорит: "Если уж в дело вокруг "ТВ-6" вмешалась высокая политика, то, скорее всего, процесс уничтожения этого канала трудно остановить". И откровенно сочувствует журналистскому коллективу этой телекомпании. А простые екатеринбургские телезрители не хотят ни в коем случае появления пустого места в телеэфире.

Олег Панфилов:

И, наконец, Липецк. По телефону передает Андрей Юдин.

Андрей Юдин:

О том, что со свободой слова в стране не все в порядке, липецкий телезритель знает не по слухам. Полгода они были лишены возможности просмотра канала "ТВ-6" из-за скандала вокруг частной липецкой телекомпании "ТВК", которая, согласно лицензии, и вела трансляцию московского телеканала "ТВ-6". Мнение липчан по поводу конфликтной ситуации вокруг телеканала "ТВ-6" разделились. Одним все равно, другим откровенно неприятна ситуация, когда телезрителя лишают права выбора. Мнение же коллег-журналистов в Липецке также неоднозначно. Наиболее прогрессивная часть журналистов (которых немного) считает, что наметилась негативная тенденция борьбы с неугодными журналистами и со средствами массовой информации. Примеров много: Григорий Пасько, коллектив журналистов телекомпании "НТВ", преследование корреспондентов в регионах. Однако есть и такие коллеги, которым все равно, и ни о какой корпоративности и солидарности нет и речи. Вот несколько мнений известных людей в Липецке о ситуации вокруг частной телекомпании "ТВ-6": "Настораживает отсутствие ясности в этом вопросе", - заявил директор липецкого общества "Прав человека" Марк Гольдман. "Мне не до конца ясна ситуация, но когда закрывают средство массовой информации - это плохо", - считает ответственный секретарь липецкой областной писательской организации, лауреат Бунинской и Есенинской премий Борис Шальнев. "Средства массовой информации должны быть достаточно свободными", - заявил Виктор Кирсанов, один из первых демократов в Липецкой области, который и представил мнение блока "Союза правых сил".

Олег Панфилов:

Какой-то спектр мнений о том, как относятся к ситуации вокруг "ТВ-6" в российской провинции мы имеем. Я приглашаю к разговору гостей программы: по телефону корреспондент польской радиостанции RFM-FM Анжей Зауха, в студии - директор Института прав человека Валентин Гефтер и директор национального исследовательского Центра телевидения Алексей Самохвалов. Анжей, к вам первый вопрос: польская пресса довольно быстро избавилась от коммунистического прошлого. В вашей стране почти уже ничего не происходит с тем, что называется нарушениями прав журналистов. Отрегулированы и экономические отношения, в том числе между независимой прессой и властью. Отслеживая ситуацию с "НТВ" в прошлом году и с "ТВ-6" последних месяцев, вы пытаетесь, видимо, рассказать своим радиослушателям об этих событиях. Как вы объясняете этот конфликт?

Анжей Зауха:

Главным образом я говорю о том, что это конфликт, скорее всего, не экономический, естественно, хотя тут присутствует, особенно с "НТВ", некоторый такой момент экономический, но я говорю тоже, что не до конца это конфликт политический. Конечно, "НТВ" и "ТВ-6" власти были неугодны, не нравились им, все-таки они очень сильно критиковали власть. Хотя можно об этом тоже дискутировать. Но, я думаю, это такой довольно бытовой конфликт. К сожалению, в России это часто бывает. Просто какому-то чиновнику, я не знаю, может быть Путину, но, я думаю, что это уровень намного ниже, но все-таки это кремлевский чиновник, а, может быть, группа чиновников, а, может быть, вообще чиновничество, этим людям просто "НТВ" раньше, сейчас "ТВ-6" перешли дорогу. И эти люди просто решили убить эти компании, чисто в таком российском стиле, когда нанимается киллер. Это - чисто бытовое, я не знаю, преступление, но, скажем так, история чисто бытовая. И когда я рассказываю про "НТВ", сейчас - про "ТВ-6", я не забываю сказать о том, что кроме честных журналистов, которые там работают, кроме абсолютно чудесных людей, как Виктор Шендерович, есть Борис Березовский, который сейчас, конечно, выступает как жертва и как самый главный защитник свободы слова, но (я помню) еще не так давно он издевался над свободой слова, он грубо ее использовал, использовал журналистов. Мы помним "киллера" Доренко, тоже об этом не надо забывать. Я думаю, что эта история отчасти, конечно, проблема свободы слова, но, с другой стороны, я говорю о том, что нельзя забывать о том, что свобода слова не может вдруг вырасти в стране, где не существует законов, которые определяют, как должна работать исполнительная власть, нет хорошо работающего парламента, нет местной власти и, конечно, нет судебной системы. Это главное. Без судебной системы, о чем говорил профессор Федотов, свобода слова не может существовать так, как существует на Западе.

Олег Панфилов:

Спасибо, Анжей.

Вопрос следующему нашему гостю - Алексею Самохвалову. Алексей Григорьевич, интерес к ситуации вокруг "ТВ-6" у вас профессиональный. Вы можете объяснить, зачем уничтожается "ТВ-6" вслед за "НТВ"? Только ли экономические причины повлияли на то, что Россия теряет общенациональные независимые телеканалы?

Алексей Самохвалов:

Давайте представим, что "ТВ-6" - некоммерческая организация, и вот эти все правила отрицательного баланса и прочие - не действуют. Я не думаю, что в этом случае наши властные структуры не нашли бы формального повода для того, чтобы начать эту травлю. Ведь по отношению к другим телекомпаниям подобное правило не применялось и, насколько мне известно, так быстро не рассматривались все эти вопросы всеми инстанциями в арбитражных судах всех уровней. И (на самом деле) проблема состоит в том, что в нашей стране не сложилась даже система легитимных органов, регулирующих деятельность средств массовой информации. Вот какова роль на сегодняшний день Министерства информации во главе с Лесиным? Лесин постоянно комментирует, он вмешивается в этот процесс, он выдвигает идеи выдачи какой-то временной лицензии, которая нигде в нормативных документах не упоминается, ни в законе о СМИ, ни в положении о лицензировании. Он говорит, что в апреле состоится конкурс. Почему состоится конкурс? Еще не ликвидирована "ТВ-6", компания функционирует. И в законе о СМИ было сказано, что должна формироваться федеральная комиссия по телерадиовещанию. Закон принят десять лет назад, и до сих пор наши власти - исполнительная и законодательная - не обеспечивают исполнения своего же родимого российского федерального закона. Поэтому мы можем говорить здесь и о политических мотивах, мы можем говорить о том, что несовершенна наша судебная система. Но, давайте, посмотрим на ситуацию с другой стороны. Я - акционер "Газпрома", и "Газпром" ежеквартально посылает дивиденды в виде 8-ми рублей, 12-ти рублей. Это практически то, о чем говорил президент недавно. Я недоволен деятельностью этой организации, но формально я не могу требовать ее ликвидации. То есть все-таки история с "ТВ-6" - это политическая история.

Олег Панфилов:

Спасибо. И, наконец, Валентин Гефтер, директор Института прав человека.

Валентин Михайлович, в ноябре прошедшего года в Москве был проведен Гражданский форум, который, как мне показалось, стал поводом для разговоров среди части правозащитников о том, что с властью можно и надо разговаривать. Спустя месяц одного из участников Гражданского форума - Григория Пасько осудили на четыре года лишения свободы, а через два месяца судебным решением закрыли "ТВ-6". Могут ли эти истории быть примером того, что из себя представляет гражданское общество в России, или все-таки российская общественность хорошо понимает, когда современная пропаганда разъясняет антигосударственную сущность деятельности военного журналиста Пасько и телекомпании "ТВ-6"?

Валентин Гефтер:

Попробую быть немножко "адвокатом дьявола" в сегодняшнем разговоре, потому что ясно, в оценочной части все мы совпадаем, а хотелось бы взглянуть на ситуацию с другой стороны.

Я думаю, что прямого отношения к Гражданскому форуму описанные неприятности у прессы с властью не имеют. В том же, что касается взаимодействия с властями со стороны гражданского общества, некоммерческих организаций, я думаю, что надо взаимодействовать. Тут никто не спорит, ни противники Форума, ни его сторонники, ни нормальные люди. Другое дело, что есть интересная позиция, которую мы часто слышали от оппонентов своих при подготовке Форума, что у нас есть свободная пресса, они говорили, зачем вам нужны еще прямые контакты с властью, она и так узнает позицию общества в первую очередь через прессу? Я думаю, что, к сожалению, российская пресса (и это ее не вина, а, наверное, беда) за все эти годы не стала тем, что мы ждали когда-то от того будущего светлого, которое настанет, когда придет демократия, свобода слова и будет тот самый плюрализм и так далее. В частности, в этом канале доведения в обе стороны сообщения прямой и обратной связи между государством и обществом. Почему? Это долгий разговор, но, думаю, что эта поляризация, то есть - или лягать власть или лизать власть, вот мы скатились к этим двум полюсам. И в этом беда наша общая, я не хочу в этом винить только журналистов, и уже тем более понятно, что доля вины власти здесь довольно большая. Давайте, поговорим о нас - почему это произошло? Я думаю, что корпорация журналистская несколько самовозвысилась, да и мы ее возвысили за эти годы до какого-то чуть ли не положения оракулов. Претензия на то, что журналисты сами по себе способны сформировать общественное мнение или пропаганду, если они прогосударственные, или контрпропаганду, если они принадлежат к тем или другим кланам или политическим каким-то стратам, партиям, - вот это, я боюсь, привело к тому, что мы все время рассматриваем какую-то странную альтернативу. Или монополизация, которая была в советское время, и о которой сейчас мы во многом справедливо говорим. Или демонополизация, но мы ее понимаем очень своеобразно, просто как многообразие форм ангажированности журналистов. А ведь, на самом деле, по-моему, надо говорить не о свободе слова, она в той или другой форме есть, за исключением, может быть, тех случаев, особенно в провинции, когда просто убивают журналистов, когда просто затыкают рот буквально, об этом мы сейчас не говорим. А вот свобода поиска многих разных источников информации, не сведение к высказыванию только своих точек зрения журналистов, а уж тем более их хозяев, вот это у нас, к сожалению, отсутствует. И, я думаю, что это та подкорка, на которой выросла сегодняшняя ситуация. И поэтому справедливо оценивать, так, как мои коллеги говорили о нынешней ситуации, мы должны вернуться к основам, к тому, о чем я пытался сейчас коротко проговорить.

Олег Панфилов:

Спасибо, Валентин Михайлович. Что же, можно надеяться хотя бы на изменение отношения власти к ситуации вокруг "ТВ-6". И президент Путин, и Касьянов недвусмысленно на днях заявили о том, что "ТВ-6" не пропадет. Как это понимать - как шантаж или индульгенцию?

XS
SM
MD
LG