Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Когда у власти заканчиваются аргументы, на журналистов совершаются покушения. В Карачаево-Черкессии преследуют главного редактора правительственной газеты.


Сегодня в программе: - Когда у власти заканчиваются аргументы, на журналистов совершаются покушения.
- В Карачаево-Черкессии преследуют главного редактора правительственной газеты.
- Власти Армении до сих пор не определились со статусом средств массовой информации.


Олег Панфилов: Среди последних событий, в которых власти высказывали свое мнение по поводу деятельности средств массовой информации, стала конференция "Индустрия СМИ: направление реформ", открывшаяся 19-го июня в Москве.

Днем раньше президент Владимир Путин встретился с делегатами конференции, среди которых, как оказалось, в большинстве была представлена государственная пресса: Константин Эрнст, Виталий Игнатенко, Олег Добродеев, Александр Любимов, Павел Гусев, Эдуард Сагалаев и Владимир Познер, конечно же, был Михаил Лесин, то есть цвет российской журналистики.

Правда, одна деталь вызывает вопросы: если "ОРТ" было представлено двумя руководителями, то, значит, что президент уделяет большое внимание ведущему телеканалу. Но если Любимов был представлен как руководитель "Медиасоюза", то почему на встрече не было руководителя Союза журналистов России?

Тем не менее президент высказал несколько мыслей. Во-первых: "развитие средств массовой информации сталкивается с проблемами неадекватных правовых норм". Во-вторых: "индустрия средств массовой информации должна превратиться в современную отрасль национальной экономики". В-третьих: "практика выборочного предоставления льгот уже привела к деградации целых сегментов индустрии СМИ".

Наконец, Владимир Путин назвал официальные позиции России - интерес к информационным рынкам стран бывшего СССР. Таким образом, написанный кремлевскими спичрайтерами текст выступления президента претендует на обильное цитирование в ближайшие дни, а также комментирование западными экспертами, уже, кажется, ничего не понимающими в том, где в России правда: в цитатах президента и политиков или в данных правозащитных организаций, неустанно повторяющих о растущем количестве нарушений прав журналистов, о фактах физического давления, о преследованиях газет и телекомпаний.

Итак, Владимир Путин в очередной раз ничего не сказал о состоянии свободы слова в России. Расскажем о том, что президент замечать не хочет. В Челябинске, похоже, произошло еще одно нападение на журналиста, связанное с его профессиональной деятельностью. На этот раз пострадал заместитель главного редактора газеты "Вечерний Челябинск" Герман Галкин, избитый неизвестными в подъезде своего дома. Помимо причин профессионального характера не исключается и мотив сугубо политический - Галкин известен как один из лидеров местного отделения политического движения "Либеральная Россия".

Сергей Куклев: В минувшую пятницу был избит заместитель редактора газеты "Вечерний Челябинск" и собственный корреспондент газеты "Коммерсант" Герман Галкин. Около семи часов вечера Галкин вошел в подъезд своего дома и поднялся на лифте. На площадке возле квартиры его встретил коротко стриженный молодой человек крепкого телосложения. Он молча ударил журналиста в лицо, через несколько секунд к избивавшему присоединился напарник. На крик выбежали соседи и жена Галкина Екатерина, которые вызвали милицию и "скорую помощь". Хулиганы успели убежать, а журналиста доставили в больницу. Врачи зафиксировали у него закрытую черепно-мозговую травму.

Челябинские наблюдатели называют две версии, по которым мог пострадать независимый журналист - это его профессиональная деятельность и общественная работа. Дело в том, что Герман Галкин известен в Челябинске не только как журналист, выступавший с публикациями, критикующими областную администрацию, но и как лидер областного отделения партии "Либеральная Россия". Сотрудники правоохранительных органов придерживаются бытовой версии нападения. Начальник РОВД Центрального района Челябинска Валерий Замятин считает, что Герман Галкин мог быть избит наркоманами или квартирными грабителями. Сам Галкин сообщил, что произошедшее не может быть ни чем иным, кроме как политическим заказом, поскольку на бытовом уровне у него врагов не было и нет. "Нападавшие не пытались ограбить, просто молча наносили удары", - говорит пострадавший журналист. После посещения врача он был допрошен сотрудниками Центрального РОВД. По его просьбе в милицейский протокол была внесена фамилия первого заместителя губернатора Челябинской области Андрея Косилова. Именно вице-губернатор, по мнению Галкина, мог быть в числе людей, которым выгодно его молчание. "Несколько недель назад, - вспомнил Галкин, - во время пресс-конференции, организованной Продовольственной корпорацией, структуры, подведомственной областной администрации, господин Косилов заявил во всеуслышание, что публикации "Вечернего Челябинска", в том числе и мои, вредны и направлены против Челябинской области". Коллеги Германа Галкина также сходятся в том, что в случившемся избиении есть политическая подоплека. "Герман готовил к выходу в печать материал, рассказывающий о том, как охранники губернатора Петра Сумина направлялись на отдых в США за счет областного бюджета. И в адрес заместителя главного редактора "вечерки" уже звучали угрозы. С этим материалом и могло быть связано нападение на Галкина", - считает главный редактор "Вечернего Челябинска" Андрей Грачев.

Свою позицию по поводу произошедшего инцидента обозначил и первый вице-губернатор Андрей Косилов. "Как я бы я ни относился к Герману Галкину и чьи бы интересы ни выражал этот человек, я сожалею о случившемся, - сказал Косилов на брифинге по поводу произошедшего. - Только не нужно устраивать провокацию. С Галкиным и его хозяином - депутатом Госдумы Михаилом Юревичем у нас открытая и честная дискуссия, которую мы ведем в судах и в средствах массовой информации. Подчеркну - ведем сугубо судебно-правовыми методами, в отличие от наших оппонентов. Угроза и шантаж - это удел слабых, мы же себя таковыми не считаем", - заявил вице-губернатор Челябинской области Андрей Косилов.

Избиение Германа Галкина вызвало в Челябинске ряд публикаций в изданиях и комментариев в теле- и радиопрограммах медиа-холдинга, принадлежащего Михаилу Юревичу. Газета "Вечерний Челябинск", также входящая в холдинг, отозвалась редакционной статьей, в которой охарактеризовала Челябинскую область как неблагополучный регион, в котором власть осуществляет давление на свободу слову, физически запугивает оппозиционных журналистов. Журналисты областной независимой газеты "Челябинский рабочий" пообещали, что о том, за чей счет и куда направлялись люди из охранной структуры губернатора, читатели узнают в ближайшем номере. Озабоченность обострением отношений журналистов и областной власти на Южном Урале высказали и в полпредстве президента, и в окружном комитете "Медиасоюза". По словам руководителя Уральского окружного отделения "Медиасоюза" Елены Дьяковой, вопрос о нападении на заместителя редактора газеты "Вечерний Челябинск" будет отдельно обсуждаться на совещании организации в Москве.

Олег Панфилов: Следующий репортаж о событиях в Карачаево-Черкессии. Здесь пытаются сместить с должности главного редактора правительственной газеты "День республики" Ирину Мягкову за перепечатку из московского журнала статьи об одном из возможных кандидатов на пост руководителя республики.

Григорий Бочкарев: Неприятности у главного редактора карачево-черкесской правительственной газеты "День республики" Ирины Мягковой начались после того, как она 25-го апреля перепечатала из одного московского журнала интервью с руководителем Карачаево-черкесского отделения Национального банка Российской Федерации Мустафой Бадыевым, возможным претендентом на пост президента Карачаево-Черкесской республики на ближайших выборах. Решение перепечатать эту статью сама Мягкова объясняет тем, что материал был объективным, аргументированным, касался многих аспектов жизни республики, и поэтому она решила познакомить с данной публикацией широкий круг читателей в регионе. Само московское издание в республике могут приобрести лишь единицы. Далее события, по словам главного редактора, развивались так: "В этот же день, 25-го апреля, меня вызвал секретарь Совета общественной безопасности Карачаево-Черкесской республики Борис Бодчаев и предложил написать заявление об уходе. Я категорически отказалась, потому что не нарушала ни закона "О средствах массовой информации", ни профессиональных принципов". Далее заупрямившегося редактора стали обрабатывать еще более "убедительно". Уже шестого мая на совещании с участием руководителей министерств и ведомств, глав городов и районов, написать заявление и уйти с занимаемой должности Мягковой предложил сам президент Карачаево-Черкессии Владимир Семенов, аргументируя это тем, что она не оправдала доверия. После чего в отношении Мягковой были предприняты более чем оригинальные меры давления. Заместитель главы администрации президента Карачаево-Черкесской республики Лейла Глухова направила запрос на имя министра здравоохранения с требованием провести обследование Ирины Мягковой на предмет беременности. Минздрав республики, выполняя поручение, сделал запрос в женскую консультацию. Сама Мягкова считает, что вопиющее вмешательство в ее частную жизнь связано с выбором дальнейшей тактики смещения ее с поста редактора газеты. 4-го июня "эстафету" подхватило Народное собрание Карачаево-Черкессии. Формальным поводом для беседы с редактором стала докладная консультанта Национального собрания Эммы Черкасовой. Черкасова обвинила опального редактора в том, что та на совещании экспертного совета Южного окружного управления Министерства печати Российской Федерации, прошедшем 30-го мая как раз в Черкесске, сказала лишнее, придав ситуацию огласке, и тем самым вынесла сор из избы. На этом совещании Мягкова в своем выступлении обозначила такие проблемы местной журналистики, как отсутствие поддержки СМИ со стороны органов власти и рассказала о принятой в республике политике вмешательства властей в деятельность средств массовой информации. Заместитель руководителя Южного окружного правления Министерства печати Российской Федерации Валерий Гончаров так прокомментировал сложившуюся ситуацию: "Мы знаем о том, что происходит в Черкесске, но вмешиваться не можем. У нас нет конкретных фактов нарушения российского законодательства по данному делу". Тем не менее, несмотря на такое массированное давление, добровольно уходить со своего поста Ирина Мягкова не собирается.

Олег Панфилов: Схожие проблемы в последние полгода наблюдаются в одной из стран СНГ - в Армении. Еще два-три года назад Армению можно было назвать одной из немногих стран СНГ, где ситуация со свободой слова была терпимой. Как пример приверженности демократическим принципам можно быть назвать президентские выборы в этой стране, на которых, во-первых, побеждали конкуренты прежнего президента, во-вторых, скандалы в прессе в предвыборную кампанию вообще не наблюдались. Все стало меняться.

В Армении был подготовлен законопроект, который должен регламентировать работу прессы, уже вызвавший много нареканий со стороны международных организаций. В Армении прекращено вещание популярного телеканала "А1+", история, напоминающая ситуацию с российскими телекомпаниями "НТВ" и "ТВ-6".

Ара Татевосян: Ереванская телекомпания "А1+", проигравшая в апреле этого года конкурс на право вещания на 37-й дециметровой частоте и лишившаяся эфира, готовится к обращению в Европейский суд по правам человека. Решение об этом было принято после того, как все судебные инстанции Армении отвергли иск телекомпании, утверждавшей, что Национальная комиссия по телевидению и радио Армении провела конкурс с грубыми нарушениями действующего законодательства. Директор телекомпании Мовсесян заявил, что не питал иллюзий о возможном восстановлении справедливости в судах Армении, зато глава "А1+" высоко оценивает шансы на победу в Европейском суде. Примечательно, что это дело станет первым прецедентом рассмотрения в Европейском суде иска из Армении, ставшей полноправным членом Совета Европы в начале 2001-го года.

Ситуация вокруг лишенной эфира телекомпании обсуждалась в ходе недавнего визита в регион мониторинговой группы Комитета министров Совета Европы. Глава группы заявил, что получил заверения от президента Армении Роберта Кочаряна о том, что никто и ничто не помешает "А1+" принять участие в новых конкурсах на дециметровые частоты, который намечается провести осенью этого года. Тем временем судьба законопроекта о массовой информации, разработанного правительством Армении и вызвавшего бурные протесты у армянских журналистов, пока остается неопределенной. После акции протеста, устроенной ведущими армянскими СМИ, правительство изменило законопроект, убрав наиболее спорные пункты, но он пока не поступал в парламент. Скорее всего, Национальное собрание приступит к рассмотрению законопроекта уже в сентябре, по завершении летних парламентских каникул.

Олег Панфилов: 3-го июня свершилось то, о чем 20 лет назад в своем романе "Москва, 2042-й" писал Владимир Войнович: КГБ внедряется во все структуры государственной власти. Это не первое совпадение событий романа и настоящей жизни современной России. Президент из КГБ, партия власти тоже имеет прямое отношение к этой службе, в романе она называлась КПГБ, поскольку число губернаторов из спецслужб растет с каждыми выборами. И вот теперь восполнен главный пробел - идеология.

Генерал Зданович давно известен журналистам своими комментариями по поводу и событий в Чечне, и в связи со шпионскими скандалами. Несколько лет назад петербургский правозащитник Юрий Вдовин написал проект закона о запрете использования журналистов в деятельности спецслужб. Генерал Зданович тогда выступил с категоричным заявлением о вредности такого законопроекта, публично заявив, что "спецслужбы использовали журналистов, и будут использовать впредь". Теперь у генерала появилась возможность противодействовать вредным идеям правозащитников на практике. 5-го июня "Новые известия" опубликовали статью заместителя главного редактора газеты Валерия Якова, который сегодня выступает в нашей программе в качестве эксперта. "Говорит и показывает Лубянка".

Валерий, назначение генерала Здановича одним из руководителей государственной телерадиокомпании - не первое решение российских властей. Полтора года назад исполняющим обязанности министра информации Чеченской республики был полковник ФСБ Николай Рафаенко, в первую чеченскую кампанию работавший с журналистами от Центра общественных связей ФСБ.

Судя по всему, идеологическая подоплека этих назначений очевидна - власти нужна правильная, с ее точки зрения, информация. Что происходит, на ваш взгляд, и что будет происходить, по вашему мнению, дальше?

Валерий Яков: Происходит воплощение в жизнь Доктрины информационной безопасности, которая была принята Советом безопасности России, по-моему, два года назад. После этого начались известные события с НТВ", потом было "ТВ-6", была газета "Сегодня", которую закрыли. В эту же пору бывший начальник пресс-службы внешней разведки Кобаладзе был назначен первым заместителем генерального директора ТАСС. Вот уже более свежее назначение - заместителем министра по делам печати был назначен генерал ФСБ Владимир Козлов, который там возглавлял штаб по борьбе с террором. То есть идет планомерное взятие под контроль информационного пространства России. Причем под контроль берут спецслужбы. Внешне, можно сказать, что цензуры не вводится. Но зачем вводить цензуру, когда в СМИ приходят генералы ФСБ?

Олег Панфилов: С августа 99-го года в Чеченской республике - части Российской Федерации, страны, в конституции которой есть статья 29-я, запрещающая цензуру, эта цензура действует. Не думаете ли вы, что назначение генерала Здановича не просто попытка найти соответствующее место для чекиста-пенсионера, а вполне логичный, с точки зрения власти, шаг для каких-то других назначений, например, в Министерство по делам печати?

Валерий Яков: Это можно сделать на усиление того же Козлова, о котором мы уже говорили. Хотя, я думаю, генерал будет хорош на своем месте здесь, на российском телевидении. Это наиболее мощный рычаг влияния в стране - телевидение. И иметь у этого рычага своего человека в форме генерал-полковника, человека, с опытом работы журналиста, с опытом "вправлять мозги", Лубянке очень ценно. Соответственно, таким образом, власть, которая у нас сегодня в стране, к сожалению, становится все более гэбистской, укрепляет свои позиции; позиции, к сожалению, вчерашнего дня.

Олег Панфилов: После успешной "зачистки" электронного российского пространства - телекомпании "НТВ", "ТВ-6", радиостанции "Эхо Москвы" - власти принялись за газеты. Чудовищный по размерам штраф в отношении "Новой газеты" - полтора миллиона долларов, уголовное дело против "Независимой газеты", тихая кончина "Общей газеты", купленной очередным питерцем. Ваша газета еще держится? Есть ли у вас проблемы?

Валерий Яков: Таких серьезных проблем, как у "Новой газеты", у нас, к счастью, пока нет. Но тем не менее мы понимаем, что мы тоже находимся в поле зрения этих самых служб. Пример. У меня недавно завершился процесс с директором ФСБ Патрушевым, который подал на газету и, соответственно, на меня как на автора публикации. В суд только за то, что мы осмелились оценить его деятельность в Чечне. В материале невозможно было опровергнуть ни одного факта, потому что материал был чисто оценочный. Тем не менее суд - вначале Московский, потом Верховный, куда мы подавали апелляцию, принял сторону, естественно, директора ФСБ и обязал нас напечатать опровержение, что Патрушев не Кутузов наших дней, что он бывает иногда в Чечне. Это все было довольно смешно, это долго рассказывать, но было смешно. Тем не менее это произошло. Суд директору ФСБ мы проиграли и вынуждены были даже заплатить ему четыре тысячи рублей компенсации. Для нас это был пробный шар, мы понимали, что это пробный шар со стороны ФСБ, если не поставить нас на место, то, по крайней мере, предупредить, чтобы с этой темой мы были осторожнее, с темой ФСБ. Такие же процессы у нас есть и по ряду других тем. Но, к счастью, пока суммы материальной компенсации, которые требуют с нас так называемые "обиженные", терпимы, не такие, как у "Новой газеты". Но мы понимаем, что когда закончат с "Новой газетой", вероятнее всего доберутся и до нас. Иллюзий нет.

Олег Панфилов: Может быть, у вас есть другая причина такого еще слабого внимания со стороны властей в отношении газеты? Дело в том, что когда власть "зачищала" в прошлом году электронные пространства, многие эксперты полагали, что в отношении газет не будут предприниматься какие-то решительные меры, потому что московские газеты не имеют сейчас таких больших тиражей, и в провинции не многие газеты доходят. Но стало увеличиваться количество посетителей Интернета, почти у каждой московской газеты есть свой интернет-сайт, это значит, что количество читателей газеты увеличивается в несколько раз. У вашей газеты нет интернет-сайта, тем не менее ваша газета занимает довольно жесткую позицию, я бы сказал, она более радикальная, чем либеральная, если сравнивать ее с недавно умершей "Общей газетой". "Новые известия" находятся в этом "черном списке" у властей, на ваш взгляд?

Валерий Яков: Насколько мы знаем, да. Находится, нас предупреждали. Причем у нас была информация о том, что начать разбираться с нами должны были в марте. Нам даже рассказали схему, по которой с нами должны были начинать работать. Мы об этом тогда написали, мы озвучили эту информацию. И, может быть, взята отсрочка, в том числе и по той причине, о которой вы говорите. Тираж не так велик, мы не телевидение, мы не так опасны. Тем не менее то, что мы раздражаем власти, это очевидно. Нас вычеркнули, например, из президентского пула после того, как заместитель главного редактора Сергей Агафонов слетал с президентской командой в Токио и написал оттуда абсолютно объективные, честные репортажи о том, как проходила встреча на высшем уровне и переговоры. Сразу же после этого ему были высказаны претензии, а после этого нас вычеркнули из списка, мы больше не попадаем туда, куда летит президент. Дошло до смешного, даже когда Владимир Путин присутствовал на коллегии в Генеральной прокуратуре, и наш корреспондент заранее был туда аккредитован, список еще раз проверили и перед самым приездом Путина корреспондента вычеркнули, он остался стоять у ворот Генеральной прокуратуры, так и не попал на коллегию. В Генпрокуратуре объяснили просто: "Ваша газета нежелательна для администрации президента, администрация президента проверяла список".

Вот форма давления.

XS
SM
MD
LG