Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые проблемы у газет в Пензе."Медиасоюз" в Липецке обещает работать. Наш ликбез: журналистская аккредитация


Сегодня в программе: - Новые проблемы у газет в Пензе.
- "Медиасоюз" в Липецке обещает работать.
- Наш ликбез: журналистская аккредитация.


В России принят закон "О противодействии экстремизму". Законопроект был внесен в думу президентом Путиным и довольно быстро принят во всей трехступенчатой процедуре. За принятие закона (при необходимом минимуме) проголосовали 226 депутатов, против - 145.

Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики и символики, финансирование террористической деятельности, обнародование трудов руководителей Национал-социалистической рабочей партии Германии и фашистской партии Италии также трактуются законом как экстремизм. Для партий и средств массовой информации вопрос об ответственности за террористическую деятельность и ее пропаганду выводится из-под действия данного закона и регулируется уже действующими: "О политических партиях" и "О средствах массовой информации". Это, наверное, главное, что федеральная власть сделала в отношении средств массовой информации за последние две недели. Но отдельные представители власти делали иногда весьма сенсационные заявления. Например, министр по делам печати Лесин ровно две недели назад сказал, что его министерство может быть упразднено, но через два года, как минимум, и после выполнения некоторых условий. Заявление, вполне вписывающееся в стиль российских чиновников: в России будет демократия, но при условиях того-то и того-то. Второе заявление министра Лесина касалось государственной прессы и, по его словам, в России (в идеале) должны быть одна телекомпания, одно телеагентство и одна радиостанция, повторяю, в идеале. А пока в Екатеринбурге на весь Уральский округ запущен новый федеральный телеканал "Ермак". Третье заявление сделал глава государственной телерадиокомпании, в народе называемой РТР, Олег Добродеев. Он сказал, что в следующем году РТР не будет получать из государственного бюджета ни копейки денег налогоплательщиков, пропаганда - за счет рекламы. Покажут памперсы или прокладки на экране РТР, и на полученные от их рекламы деньги порасскажут правду о Чечне. 24-го июня очередную гениальность изложил президент Путин. На пресс-конференции в Кремле он сказал, что "взаимоотношения власти и прессы могут иметь два пути развития". По его словам, власти должны информировать население о своих действиях как в частных средствах массовой информации, так и в официальных. Однако, подчеркнул президент, официальные средства массовой информации не должны иметь какие-либо приоритеты на рынке. Какие именно приоритеты имел в виду Владимир Владимирович, непонятно, но то, что рынок российской прессы сейчас развивается не в пользу независимых, очевидно. Кстати, касаясь взаимоотношений прессы и губернаторской власти, президент произнес интересную фразу: "движение должно быть взаимным и идти навстречу". То ли губернаторы должны становиться демократами, то ли пресса должна стать государственной. Вот пример: в самом начале июля информационная программа ростовского областного телевидения "День Дона", сменив название на "Вести. Ростов-на-Дону", вышла в эфир с оформлением программы "Вести" российского телевидения. С этого дня местная телекомпания включилась в глобальный проект, в рамках которого все местные государственные телерадиокомпании должны создать единое информационное пространство на базе ВГТРК, то есть того самого РТР. Эксперимент начали с Ростова-на-Дону, затем к проекту подключатся Самара и Екатеринбург.

А теперь о том, что власть действительно делает, чтобы создаваемое ею информационное пространство было единым. С 29-го июня распоряжением Главного санитарного врача Воронежа Николая Мамчика приостановлена работа воронежской областной газеты "Молодой коммунар". На планерке 24-го июня мэр Ковалев пообещал восстановить управляемость в этой газете с помощью санэпидстанции, и при сотне своих подчиненных, представителях СМИ, приказал начальнику санэпидслужбы "проверить" газету. В итоге, 25-го июня в газету пришли четыре инспектора, которые отрицали, что действуют по приказу городского главы, и провели полную проверку газеты. После проверки был составлен акт, в котором врачи санэпидслужбы определили, что в компьютерном классе газеты недостаточно положительных и отрицательных ионов, превышение температуры на 1,2 и 1,3 градуса Цельсия. Нет подставки для ног, нет договора на утилизацию люминесцентных ламп и прочее.

Андрей Юдин: Более одного месяца не выходит и не распространяется еженедельник "Липецкий базар". Газета выходила тиражом 150 тысяч экземпляров и распространялась среди читательской аудитории бесплатно. В информационном справочнике средств массовой информации Липецкой области сказано: "Основное содержание газеты - резкая критика работы администрации Липецкой области. Обличительный пафос публикаций часто выходит за рамки журналистской этики". О деятельности газеты рассказывает ее бывший редактор Евгений Федерякин.

Евгений Федерякин: К нам потянулся рекламодатель, потом этот же рекламодатель тут же звонил, приходил и отказывался нам давать рекламу, так как приказали свыше. Многим мы не нравились, на нас подавали в суд, но еще ни разу не было ни одного приговора, где бы значилось, что газета "Липецкий базар" кого-то оклеветала. Угрожали и мне лично, одного из журналистов избили в подъезде.

Андрей Юдин: Судьба же журналистов газеты, которые ее создавали и еще надеются на ее возрождение, никого не интересует. Однако свой долгожданный гонорар они получили только через два месяца после окончания губернаторских выборов. Ни для кого не секрет, что такие газеты как "Липецкий базар" создаются накануне выборов. Так и случилось - народная газета "Липецкий базар" была создана накануне губернаторских выборов в Липецкой области. Газета просуществовала семь месяцев. Выборы губернатора в Липецкой области состоялись и закончились победой Олега Королева, занявшего губернаторское кресло во второй раз. Между тем в Липецкой области создается общественная организация "Медиасоюз", устав этой организации во многом дублирует устав Союза журналистов России. Собрание этой организации в Липецке состоялось 13-го июня. О конкретных шагах этого союза говорить пока рано, поскольку организация в настоящее время не имеет юридического статуса. По заявлению ее лидера, председателя государственной телерадиокомпании "Липецк" Валентина Карпушкина, "ждать реальных действий можно будет только осенью, после регистрации". Кстати, осенью в Липецке должны состояться выборы мэра. Выборы, которых с нетерпением ждут не только местные чиновники, но и журналисты. А пока журналисты газеты "Липецкий базар" остаются без работы.

Олег Панфилов: Следующий репортаж из Пензы. Там сложилась, в общем-то, обычная после выборов губернатора области ситуация. Журналистам, не поддержавшим нового (он же старый - Василий Бочкарев), главу областной администрации, мстят.

Наталья Ротанина: Пензенская власть - как городская, так и областная, не раз заявлявшая о своей прозрачности и открытости, на самом деле недоступна не только простым гражданам, но еще и журналистам, по закону обязанным информировать население обо всем, что происходит в городе и области. Губернатор Пензенской области Василий Бочкарев вообще считает ниже своего достоинства принимать газетчиков, особенно если они представляют нелояльные ему или, как принято говорить в Пензе, "неправильные" СМИ. Корреспонденты еженедельников "Любимый город", "Вестник", Интернет-сайт "Ведомости оппозиции" в силу своей "неправильности" не только не имеют доступа к телу областного начальника, но и Законодательное собрание Пензенской области забывает приглашать на свои заседания и пресс-конференции представителей "неправильных" газет. Зато "правильные" средства массовой информации, к числу которых относятся три местные телеканала, областное радио, еженедельники "Пензенская правда", "Молодой ленинец", "Московский комсомолец в Пензе", "Пензенские вести" - желанные гости и на пресс-конференциях, и на презентациях, и на других мероприятиях, потому что ничего плохого не скажут ни про губернатора, ни про Законодательное собрание Пензенской области. Наоборот, подчеркнут мудрость губернатора, и бездну ума депутатов Заксоба. "Правильные" средства массовой информации - газета "Пензенская правда" и гостелерадиокомпания "9-й канал" - вот уже две недели воспевают дальновидность и прозорливость губернатора вкупе с областными депутатами, повелевшими внедрить практически в каждый сельский дом программу срочного разведения свиней. Свиньи, конечно, зверюшки хорошие и ценные, но "правильные" СМИ, восхищаясь заботливым губернатором и совестливыми депутатами, забыли сказать одно - жители деревень возможно и согласятся с программой построения свиного рая в Пензенской области, потому что просто им негде работать (кроме как на собственном дворе), взирая на грязную скотину. Приснопамятные совхозы и колхозы уже давно развалились, а фермеры-частники не в состоянии принять на работу все сельское население, нет такого количества рабочих мест. "Неправильные" средства массовой информации, лишенные общества начальственных свиноводов-любителей, ограничились лишь комментариями к происходящему. Мэр города Пензы Александр Калашников тоже не любит журналистов, ни "правильных", ни уж тем более "неправильных". Людмила Харлова - пресс-секретарь городской администрации встает на пути журналистов, которые пытаются "выловить" главу города и задать ему пару-тройку вопросов. У нее один ответ: "Нельзя, дайте мэру спокойно работать". "Неправильные" средства массовой информации обижаются и слегка ворчат, "правильные" не скрывают злорадства - вот, мол, мэр и своих послал подальше. По проторенному пути идет и пресс-секретарь городской думы Татьяна Резепова. Она предупреждает о думских сессиях только "особо правильных". Вот в таких довольно странных условиях, окруженные информационным вакуумом, живут и работают пензенские "правильные" и "неправильные" средства массовой информации. Но журналисты тех и других изданий часто забывают о клановой принадлежности, угощают друг друга пивом и "стреляют" денег до зарплаты.

Олег Панфилов: Наконец, ситуация с прессой Казахстана, страны, где уже бесполезно говорить о путях поиска взаимоотношений власти и прессы. Поиска нет, поскольку остатки независимой прессы уничтожаются.

Сергей Козлов: В эти дни в Астане в зале Верховного суда проходит судебный процесс над бывшим министром энергетики республики, одним из создателей оппозиционного объединения "Демократический выбор Казахстана" Мухтаром Аблязовым, обвиненным в превышении служебных полномочий. Процесс был объявлен открытым, однако на практике попытки многих журналистов попасть на него оказались безуспешными. К примеру, корреспонденты московских телекомпаний ТНТ и РЕН-ТВ, несмотря на получение официальных аккредитаций, так в зал суда и не попали, так как их не занесли в соответствующие списки. Более того, оператора компании ТНТ и вовсе задержали в центре города только за то, что он снимал одну из площадей. Позже он был отпущен, но состав его преступления так и остался невыясненным. За московскими журналистами в Астане была установлена настоящая слежка, при каждом удобном случае у них требовали предъявления документов и пояснений, по какому поводу и по чьему приглашению они приехали в Казахстан. Сам же процесс проходит в строгих рамках запретов на видео- и фотосъемку в зале суда, запрещено также пользоваться диктофонами, пускают же в зал строго ограниченное число людей, согласно специально составленным спискам. Все это местная оппозиция объясняет нынешней политической ориентацией Аблязова, перешедшего в конце прошлого года в лагерь оппонентов президента Назарбаева. То же самое можно сказать и в отношении павлодарской телерадиокомпании "Ирбис", информация которой явно отличалась от той, что предоставляют официальные источники. Фактически "Ирбис" заставили замолчать путем предъявления нескольких судебных исков от различных чиновников и депутатов парламента. Требования о возмещении морального ущерба, содержащиеся в этих исках, буквально разорили компанию: "Ирбис" не выходит в эфир уже в течение четырех месяцев. Однако и этого кому-то показалось мало. На днях в Павлодаре состоялся суд над журналистом "Ирбиса" Канатом Тусубековым. По сообщению казахстанского Бюро по защите прав человека, два месяца назад Тусубеков был избит тремя неизвестными в одном из кафе Павлодара. Наряд полиции привез его в здание городского управления, куда прибыли и участники драки. Узнав, что Канат пишет заявление о произошедшем инциденте, его избили уже в кабинете следователя, причем били ногами и головой об стену. Только утром следующего дня Тусубекова из здания УВД забрала жена. По заключению судмедэкспертизы, у потерпевшего было сломано два ребра, он получил сильное сотрясение мозга, не говоря уже о кровоподтеках и ссадинах по всему телу. Об этом Канат написал заявление прокурору города с требованием наказать тех, кто виновен в его избиении в здании полиции. Однако прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела, тогда как на самого Тусубекова (по заявлению избивавших его лиц) было возбуждено уголовное дело по обвинению в хулиганстве. На днях суд признал подсудимого виновным в избиении трех человек и приговорил журналиста к двум годам лишения свободы. Канат Тусубеков был арестован в зале суда.

Олег Панфилов: 22-го марта в областной газете "Саратов СП" опубликованы новые правила аккредитации журналистов при правительстве Саратовской области. По новым правилам, каждый кандидат на получение аккредитации обязан сообщить администрации свой псевдоним. Нарушив закон "О средствах массовой информации" власти Саратова пошли дальше - они обязали корреспондентов к аккредитационным документам добавить и справку о состоянии здоровья. По настоянию обладминистрации были расширены причины, на основании которых корреспондент автоматически лишался аккредитации. Вот один из этих перлов: "если корреспондент в течение трех месяцев не опубликовал ни одной заметки о деятельности администрации, то аккредитация у него изымается".

Практика привязывания журналистов к аккредитации - весьма популярное занятие российских чиновников, рассматривающих институт аккредитации не как помощь журналистам, а как способ давления на неугодных репортеров. Власть хочет контролировать информационные потоки. Власть хочет, чтобы о ее жизнедеятельности писали не те, кто критикует, а те, кто послушно транслирует мысли и чаяния власти. Строптивость наказывается, в том числе и лишением аккредитации или придумыванием новых правил, позволяющих давать аккредитацию не всем.

Борис Николаевич Пантелеев - советник юстиции, юрист Центра экстремальной журналистики. Что вы думаете по этому поводу, почему правоохранительные органы бездействуют?

Борис Пантелеев: Это действительно ненормальная ситуация. Потому что в Российской Федерации существуют законы, в которых достаточно грамотно и, с точки зрения международных стандартов, безукоризненно определен статус аккредитации, ее процедура. И, казалось бы, правовых проблем не существует. Однако уровень нарушений, связанных с отказом в доступе к информации и с незаконным ограничением условий работы журналистов при государственных органах чрезвычайно высок. По нашим данным, он увеличивается из года в год, как минимум, двести случаев регистрируется ежегодно, всего в документационной базе независимых экспертов насчитывается более 800 таких случаев. А вот случаев реагирования правоохранительных органов на подобного рода нарушения практически нет. Это ненормальная ситуация. И тот пример, о котором мы сегодня говорим, саратовский, это, может быть, единственный пример, когда даже прокуратура вмешалась в этот беспредел чиновничий, принеся протестные правила.

Олег Панфилов: Есть два известных примера россиянам, когда журналисты ставились вне закона, а власть понуждала их принимать свои правила игры. Я имею в виду вторую чеченскую войну или ситуацию с подводной лодкой "Курск".

Борис Пантелеев: Действительно, смысл аккредитации извращается нашими чиновниками, и вместо того, чтобы понимать ее логически и смыслово как содействие, оказание поддержки, признание важности миссии журналиста, она рассматривается как запрет. И нередко вопрос об аккредитации возникает именно для того, чтобы пресечь свободное распространение информации, как было в тех двух случаях, о которых вы говорите. Когда властями ставится цель заменить предоставление информации на какие-то пропагандистские акции, пиаровские усилия.

Олег Панфилов: Хорошо, журналист хочет ехать в Чечню и подает соответствующие документы в аппарат помощника президента Сергея Ястржембского, и, насколько мне известно, были случаи отказа в получении аккредитации. Можно говорить о других еще случаях, о том, как создавала власть новые правила аккредитации, нарушающие статью закона "О средствах массовой информации", которая регламентирует выдачу аккредитации. Можно ли противостоять чиновничьему беспределу, и что в этом случае делать журналистам?

Борис Пантелеев: Здесь необходим взвешенный правовой анализ ситуации и знание законов. Действительно, существует Конституция Российской Федерации, разрешающая каждому гражданину свободный поиск информации, существует закон "О средствах массовой информации", где все это подтверждено и определен особый статус журналиста, который профессионально занимается именно этим, и ему обязаны содействовать чиновники. Существуют правила аккредитации иностранных журналистов, которые утверждены правительством Российской Федерации. Применительно к истории с Чеченской республикой и с аппаратом господина Ястржембского: эта ситуация также пример извращения аккредитации. Нигде, ни в одном из российских законодательных актов не написано, что возможна аккредитация применительно к месту. Возможна аккредитация к органу государственному, где журналист получает особо благоприятные условия для своей работы. Но говорить об аккредитации в субъекте федерации и увязывать все свои действия с какими-то чиновниками, вплоть до перемещения по территории этого субъекта федерации, это абсурд, это то самое исключение, которое не должно существовать в нашем правовом поле. И если журналист хочет бороться с этим, он должен это делать в судебном порядке, путем обжалования этих правил, в том числе и случаях отказа в предоставлении информации, случаях отказа в проезде на ту или иную территорию, где он собирается работать. Единственный реальный механизм, на мой взгляд, это подача жалобы. Жалоба может быть подана как в обычную общегражданскую прокуратуру, так и в военную прокуратуру, которая действует на территории некоторых субъектов федерации, в частности, в Чечне. А если это не помогает, то суд, судебный порядок.

Олег Панфилов: Но напомню еще и о существовании 140-й статьи Уголовного кодекса Российской Федерации - "Воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов". Можно ли применить эту статью для решения такого спора?

Борис Пантелеев: Действительно, такая статья существует. Но, давайте, все-таки мы еще раз вернемся к смыслу аккредитации. Есть обычный нормальный режим, гарантированный Конституцией каждому гражданину, то есть право доступа к информации, не закрытой, не ограниченной в своем статусе специальными актами (то есть законами) - это общее положение. Мы говорим о том, что существуют особые льготы и привилегии у журналистов на право получения содействия со стороны властей, вот что такое аккредитация. А 144-я статья предусматривает ответственность за действия, которые элементарные права журналистов нарушают, когда их бьют или изымают кинокамеры, когда их выгоняют или физически не допускают на место происшествия. Здесь речь об аккредитации никак не идет. Вы понимаете, что наше сознание эти три уровня не различает - обычный, улучшенный режим и режим репрессий, скажем так. И мы готовы рассуждать о журналистах как о жертвах даже тогда, когда им должны оказываться привилегии властями. Такая извращенная логика у нас существует, к сожалению.

XS
SM
MD
LG