Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы прессы Армении. Политические проблемы конфликтов между журналистами и властью. Повторяет ли президент Кочарян ошибки президента Путина? Солидарность журналистов Армении: в чем причина отсутствия поддержки коллег при нарушениях прав средств массовой информации?


Сегодня в программе:

- Проблемы прессы Армении. Политические проблемы конфликтов между журналистами и властью. Повторяет ли президент Кочарян ошибки президента Путина? Солидарность журналистов Армении: в чем причина отсутствия поддержки коллег при нарушениях прав средств массовой информации?

Олег Панфилов: Наша сегодняшняя программа была полностью записана в ереванском бюро Армянской службы Радио Свобода. За режиссерским пультом находился Андрей Погосян, а участвовали в разговоре проректор Кавказского Института средств массовой информации политолог Александр Искандарян и главный редактор газеты "Аравод" Арам Абрамян, и эксперт Центра экстремальной журналистики Давид Петросян.

В те дни, когда мы записывали эту программу, в ереванской больнице находился известный журналист Марк Григорян, на которого 22-го октября было совершено нападение. Неизвестный бросил в него гранату, когда Марк шел вечером по улице. Через несколько дней в Ереване было совершено еще одно нападение, на этот раз на журналиста газеты Гигама Назаряна. Нападавшие, не говоря ни слова, ударили журналиста тяжелым предметом по голове и скрылись. 31-го октября при странных обстоятельствах исчез весь тираж газеты "Аравод", редактор которой, Арам Абрамян, участвовал в записи этой программы за несколько дней до случившегося. В общем, ситуация со средствами массовой информации в Армении претерпевает существенные изменения.

Достаточно спокойные отношения власти и прессы сменились проблемами: лишение эфира телеканала "А-1 плюс" и "Ноян Топан", нападение на телестудию "Абавян", покушение на журналистов. Об этих и других проблемах мы разговаривали в ереванской студии Армянской службы Радио Свобода.

Первый вопрос к Давиду Петросяну, эксперту Центра экстремальной журналистики (он же - политический обозреватель агентства "Ноян Топан"). Давид, как вы можете охарактеризовать ситуацию со средствами массовой информации Армении, в чем проблемы последних, по крайней мере, двух лет?

Давид Петросян: Я должен сказать, что ситуация со средствами массовой информации, со свободой выражения мнений, я полагаю, значительно ухудшалась в течение последних двух лет. Я регулярно отсылаю сообщения о нарушении прав журналистов, проблемах со средствами массовой информации. Летом этого года я обнаружил, что число сообщений, посланных в этом году летом, уже превзошло число сообщений, отправленных за весь 2001-й год. То есть, судя по интенсивности, можно определить, что ситуация ухудшилась. Должен сказать, что законодательство за последние 10-12 лет изменилось незначительно, я имею в виду, что главный базовый закон остался без изменений, в него вносились незначительные изменения. И хотя закон в целом носит декларативный характер, тем не менее он продемонстрировал свою жизнеспособность и в ряде случаев сумел защитить права журналистов и права прессы. Есть и другие параллельные законы об авторских и смежных правах, о рекламе, они не самые удачные, но они не очень давят на вопросы свободы прессы. В последнее время принят закон о радио и телевидении в Армении, согласно которому устанавливался порядок, по которому частные телевизионные кампании имели право получать лицензии на вещание. Закон действует чуть более полутора лет, активно он был запущен после нового года. Время показало, что этот закон крайне неудачен был, и самое обидное то, что он прошел экспертизу Совета Европы, Совет Европы принял это законодательство. Время показало, что он крайне неудачный, поскольку всех членов лицензионной комиссии назначает один человек в стране - президент, и они подконтрольны ему, они выполняют волю одного человека. Если говорить о правовых аспектах этой проблемы.

Олег Панфилов: Сейчас я хотел бы спросить Арама Абрамяна: вы можете охарактеризовать какие-то конкретные случаи последнего времени, происшедшие с армянскими средствами массовой информации, наверное, в первую очередь это телекомпания "А-1 плюс", это та же история с телеканалом агентства "Ноян Топан". В общем, проблем достаточно, в том числе и события, происшедшие в телекомпании "Абувян". Что вы можете сказать о конкретных случаях, в чем проблема, есть ли тут давление власти или есть проблема в самих журналистах?

Арам Абрамян: Хотел бы дополнить Давида. Если бы даже закон был очень совершенным, все равно нашли бы путы, нашлись бы лазейки для того, чтобы закон применять в репрессивном плане, закон применять в том плане, чтобы ограничивать свободные независимые средства массовой информации. И любую пакость можно оправдать положительным отзывом Совета Европы, это у нас очень принято. Да, конкурс был проведен, назначенные президентом люди лишили эфира две телекомпании, именно те две телекомпании, которые давали возможность свободно выразиться всем в оппозиции и в представительной власти. То есть те, которые имели свое свободное независимое мнение. Их лишили эфира по воле президента. И здесь нет никакого сомнения в том, что если даже конкурс будет проведен этой осенью, то эти телекомпании окажутся в эфире только поздней весной или летом, когда парламентские и президентские выборы будут уже проведены.

Олег Панфилов: Хотел бы задать вам вопрос: может быть несколько необычный для Армении. Но мне кажется, все, что произошло с телекомпанией "А-1 плюс" и "Ноян Топан", это нечто напоминающее российскую историю с телекомпанией НТВ и ТВС. Недаром наблюдатели из Армении намекают на то, что президент Кочарян пытается быть похожим на президента Путина в своих поступках?

Арам Абрамян: Параллель не вполне корректная в том отношении, что НТВ спонсировалось известным бизнесменом, который противопоставлял себя власти. "Ноян Топан" и "А-1 плюс" не имели ярко выраженного спонсора, здесь не было резкого противопоставления себя власти. И второе. Я думаю, что сейчас Кочаряну будет труднее сделать ТВС, то есть сделать из малолояльной телекомпании многолояльную, достаточно лояльную. В этом смысле параллель не корректная, как мне кажется.

Олег Панфилов: Спасибо за ответ. Вопрос Александр Искандаряну. Он известный российский политолог, ныне живущий в Ереване. Александр, как вы можете объяснять недавно начавшиеся очень острые отношения между властью и средствами массовой информации? В чем тут политическая проблема?

Александр Искандарян: Это проблема политическая, вне всякого сомнения. Найдется способ обойти любой хороший закон, чтобы ограничивать свободу средств массовой информации. Связано это, вне всякого сомнения, со структурой власти и с той системой ротации власти, которая существует в Армении. Эта ситуация достаточно типична для государств СНГ. И если в этой логике говорить, в той логике пытаться оценить происходящее, то, конечно, очень логично, что то, что происходит сейчас или в последнее время, это некоторые предвыборные акции, это подготовки к выборам. Армения уже прошла местные локальные выборы, предстоят выборы президентские и выборы парламентские. Пресса в Армении, как и во многих других странах СНГ, устроена таким образом, что печатная пресса по многим причинам имеет малые тиражи, за пределами Еревана ее практически не читают. Газеты дороги, система доставки газет в провинцию очень затруднена опять-таки по финансовым причинам. Соответственно, то, что влияет перед выборами на электорат, это электронные средства массовой информации. И борются с электронными средствами массовой информации по политическим причинам, и ни по каким другим. И это давление, еще раз повторюсь, в этой логике логично, оно будет продолжаться. Собственно, я думаю, что если говорить об электронных средствах массовой информации, то задачи выполнены, к выборам все будет так, как нужно. И в этом смысле я не вполне согласен с господином Абрамяном, в его сравнении с НТВ. Да, конечно, "Один плюс" и "Ноян Топан" не противопоставляли себя власти, но уже одним тем, что это были достаточно политизированные и свободные средства массовой информации, они противодействовали тому, что собираются делать власти в преддверии выборов. И поэтому властями они воспринимались как противники, и причины закрытия телекомпаний они, вне всякого сомнения, предвыборные и политические.

Олег Панфилов: Вопрос Давиду Петросяну. Власть оказывает на армянскую прессу политическое давление, но существует еще и экономическая подоплека. Насколько я понимаю, армянская пресса экономически невыгодна для своих издателей. Насколько это серьезная проблема для армянской прессы?

Давид Петросян: До середины 93-го года были и некоторые ежедневные газеты в Армении, которые выходили тиражом 35-37 тысяч экземпляров, даже 55 тысяч экземпляров. Но после выхода Армении из рублевой зоны экономическая ситуация значительно ухудшилась и, естественно, это больнее всего ударило по прессе. Сегодня некоторые экономисты, просчитывая ситуацию, как можно содержать ту или иную газету, пришли к выводу, что население предпочитает раз в неделю купить одну газету, чаще всего это бывает еженедельник. И видимо, этим объясняется, что самый большой тираж в стране имеет неполитизированное издание, газета "Эфир", выходящая тиражом порядка 33-35 тысяч экземпляров, которая публикует программу телевизионных каналов. Она является самоокупаемой. То есть при еженедельном выходе тиражом свыше 10-ти тысяч экземпляров и цене сто драм газета становится окупаемой. Таких газет в стране всего лишь несколько, только одна из них общественно-политического звучания, это партийная газета партии Союз конституционного права. Вот и все. Что касается электронных средств массовой информации, то все телевизионные каналы имеют крупных спонсоров. Два закрытых телеканала не имели крупных спонсоров, имели очень ограниченную материальную базу и держались за счет рекламы. Таким образом, можно констатировать, что в свете электронных средств массовой информации нет в настоящее время финансово независимых телеканалов, а есть в принт-медиа несколько газет, но только одна из них общественно-политическая. Таким образом, об экономической независимости лучше не говорить.

Олег Панфилов: Арам Абрамян, вы действующий главный редактор газеты, журналист, который постоянно сталкивается с этими проблемами, экономическими и политическими и так далее. Как вы думаете, насколько журналисты Армении солидарны, насколько они готовы подставить свое плечо, помочь своему коллеге из других средств массовой информации? Насколько существует понятие "журналистская солидарность" в Армении?

Арам Абрамян: Я должен с сожалением констатировать, что журналисты в Армении весьма не солидарны. После того, как власть приняла решение о закрытии каналов "А-1 плюс" и "Ноян Топан", 17 провластных изданий и телеканалов, то есть большинство телеканалов и очень многие ежедневные и еженедельные газеты выступили с заявлением, что ничего плохого не произошло, что свободе слова в Армении никакой угрозы нет, и нечего эксплуатировать результаты честного и справедливого конкурса. Следовательно, журналисты в Армении совершенно не солидарны. Они не солидарны потому, что большинство изданий, как уже было сказано, пользуются спонсорскими деньгами, а спонсорские деньги и вообще богатство, известно, оно совместимо только с властью. Бизнесмены, которые не могут делать свой бизнес без "крыши" власти, помогают тем изданиям, которые весьма лояльны к власти.

Олег Панфилов: В таком случае, вы считаете, что акции протеста, которые прошли в Ереване в защиту телеканала "А-1 плюс", это было исключение?

Арам Абрамян: Нет, акции протеста прошли, потому что телезрители были недовольны. Может быть, часть оппозиции хотела это использовать для своих целей, да, это правда. Но журналисты в этих акциях протеста, провластные журналисты, провластыне медиа в этом не участвовали.

Олег Панфилов: У нас получается очень интересный разговор, к сожалению, очень мало времени. Я бы хотел задать последний вопрос всем трем участникам нашей беседы, надеясь на очень короткий ответ: как вы видите будущее армянской прессы?

Давид Петросян: Достаточно мрачно. Все будет зависеть от того, как закончатся выборы. Если не произойдет смена караула, я думаю, что Армения по своим стандартам в области средств массовой информации может сравняться с положением Узбекистана, например, или что-то в этом роде. Я лично пессимист в этом вопросе.

Александр Искандарян: Я в каком-то смысле еще больший пессимист. Даже если произойдет смена караула, я не думаю, что армянская пресса станет похожа на прессу узбекскую, но, по крайней мере, улучшения произойти не может. И дело не в конкретном президенте или, скажем, не только в конкретном президенте, а в том, что в Армении нет реального рынка прессы. Соответственно, все или почти все издания, телеканалы и так далее, они являются тем, что называется, неправительственные организации. Спонсируются ли они грантом, спонсируются ли они правительством, спонсируются ли они какими-то бандитами или политической партией, это грант, это финансовая подпитка не из рынка. И, соответственно, пресса должна удовлетворять желание не читателя-потребителя, а того, кто дал грант, еще раз повторюсь, будь то правительство или какой-нибудь бизнесмен. Пока не разовьется рекламный рынок, пока не повысится уровень жизни до такой степени, чтобы появилась пресса в собственном значении этого слова, до тех пор пресса будет искать деньги не у читателя, потребителя информации, а у кого-то другого, находить эти деньги в политической сфере и, соответственно, зависеть от политиков. Боюсь, что это непреодолимо на одних выборах. Самый добрый и хороший президент, который окажется президентом Армении, не сможет кардинально изменить эту ситуацию.

Олег Панфилов: Арам Абрамян, прежде чем вы ответите на тот же самый вопрос, я бы хотел несколько его расширить. Вы думаете, что в следующем году в период предвыборной кампании по выборам президента Армении начнется информационная война? Это и есть будущее армянской прессы, потому что после участия в этой предполагаемой информационной войне начнется некий новый этап армянской прессы.

Арам Абрамян: Информационной войны между электронными средствами информации не будет, поскольку все они подчинены Кочаряну и будут воспевать его, и рекламировать его во всех возможных вариантах. Некоторая пикировка будет между средствами массовой информации, но большого влияния на будущее армянской прессы она не окажет.

Олег Панфилов: Как вы видите будущее прессы даже вне зависимости от предвыборной кампании?

Арам Абрамян: Кочарян будет пожизненным президентом, как Каримов, как Лукашенко, как Назарбаев. И поскольку это будет так, не будет развиваться рынок вообще и рынок прессы в частности, следовательно, прессу ждет период долгого застоя.

Олег Панфилов: Давид Петросян, выслушивая ваше мнение о будущем армянской прессы, я вспомнил, что все-таки есть довольно мощная армянская диаспора, которая финансирует, в том числе вкладывает деньги в строительство дорог, развитие экономики, довольно большие инвестиции. Может ли армянская диаспора за рубежом помочь в развитии независимой армянской прессы?

Давид Петросян: Армянская диаспора не будет делать какие-либо существенные вложения в развитие независимой армянской прессы. До сих пор все вложения в принт-медиа были партийные. То есть вкладывались деньги в партийные издания тех партий, которые находятся в диаспоре. Вот, пожалуй, и все. Определенную финансовую поддержку получают некоторые телеканалы из диаспоры, но эту поддержку нельзя назвать доминирующей. Другое дело, что диаспора является тоже рынком для новостей с исторической родины и в этом плане она вкладывает какие-то средства в развитие электронных средств массовой информации, информационных агентств. В этом плане возможна перспектива какая-то для тех, кто будет в основном ориентирован во вне, на диаспору.

Александр Искандарян: С известной долей вольности я бы сказал, что армянская диаспора является политической партией в Армении, точнее, она является несколькими политическими партиями. Я имею в виду даже не формальные так называемые исторические партии, действующие в диаспоре, но то, что диаспора сильно политизирована. Когда диаспора спонсирует какие-то средства массовой информации здесь, это становится средствами массовой информации, несущими некоторую политическую нагрузку. Это опять-таки не выход. Давид совершенно прав в том, что есть некоторая лакуна, некоторое место, некоторая страта, в которой армянская пресса развивается несколько лучше, чем остальная армянская пресса. Это информационные агентства, в частности его информационное агентство, которые работают на потребителя информации в диаспоре. То есть это не прямая поддержка, это рынок. Но то, что диаспора сильно политизирована, когда диаспора спонсирует какие-то средства массовой информации здесь, это становится средствами массовой информации, несущими некоторую политическую нагрузку, это опять-таки не выход. Это будет продолжаться, вне всякого сомнения, в диаспоре есть голод по информации и Армении. Но это внешний рынок. Опять-таки агентства эти вынуждены ориентироваться на потребителя информации в диаспоре за пределами Армении. Это делает агентства достаточно профессиональными, но несколько искривляет, придает оригинальность развитию армянской прессы. Рынок нужен здесь, потребитель информации нужен здесь. И до того, пока здесь появятся рынок, любая благотворительность, будь то от диаспоры или от кого-нибудь еще, будет приводить к созданию еще одной неправительственной газеты, журнала или агентства, а это не тот путь, по которому может идти развитие того, о чем мы говорим.

XS
SM
MD
LG