Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приручать журналистов власть поручила журналистам. Громкие убийства журналистов уходящего года


Сегодня в программе:

- Приручать журналистов власть поручила журналистам.
- Громкие убийства журналистов уходящего года. Может ли власть защитить прессу? Репортажи наших корреспондентов из Тольятти и Киева.
- Что происходило в странах СНГ в 2002-м году, с точки зрения ОБСЕ? Комментарии старшего советника офиса представителя ОБСЕ по свободе средств массовой информации Александра Иванько.


Сегодняшняя программа - последняя в уходящем году. Вряд ли мы сейчас сможем подвести итоги, мы сделаем это в первых выпусках следующего года. Но одну проблему - нарушения прав журналистов - мы все же отметим. В 2002-м году мы потеряли несколько своих коллег, при разных обстоятельствах в странах СНГ погибло около 20-ти журналистов. Многие из этих трагических случаев не связаны непосредственно с работой журналистов, с выполнением ими профессиональных обязанностей. К сожалению, криминальная ситуация практически во всех странах бывшего Советского Союза настолько сложная, что журналисты часто оказываются жертвами нападения грабителей или погибают в результате несчастных случаев. Скорее всего, только два факта гибели журналистов можно отнести к грубейшим нарушениям прав журналистов, когда репортеры были убиты в результате преследований за свои публикации. 30-го апреля в Тольятти был убит главный редактор газеты "Тольяттинское обозрение" Валерий Иванов. Уже то обстоятельство, что он был убит предположительно из пистолета Макарова, свидетельствует о заказном характере нападения на журналиста. Практически все международные организации признали убийство Валерия Иванова грубейшим попранием свободы слова в России.

Василий Жильцов: Главный редактор газеты "Тольяттинское обозрение" Валерий Иванов был убит вечером 29-го апреля 2002-го года на глазах у жителей его дома. Сейчас коллеги журналиста обвиняют милицию в том, что она боится назвать виновников преступления. На следующий день после убийства журналиста прокурор Тольятти Евгений Новожилов признал, что расследование столкнется с массой препятствий, и местным спецслужбам своими силами не справиться. Прокурор предположил, что убийство связано с журналистскими расследованиями газеты и с решениями, которые Иванов принимал как депутат городской думы. В первые же дни после преступления прокурор заявил, что заказчики убийства - известные и влиятельные не только в городе Тольятти люди.

Лозунгом "Тольяттинского обозрения" стала фраза - "Мы говорим то, о чем боятся сказать другие". Газета Валерия Иванова сообщала о связях специалистов АвтоВАЗа с преступными группировками, обвиняла бывшего мэра города в сотрудничестве с предпринимателями, по вине которых бюджет лишился миллионов рублей. Незадолго до гибели редактору Иванову предлагали сотрудничество члены чеченского землячества, они контролируют в Тольятти бензиновый бизнес. Эти предприниматели хотели положительных публикаций, редактор Иванов отказался, и ему угрожали. В то же время первый в городе конкурс на поставки горючего муниципальным предприятиям провел именно депутат Валерий Иванов. Он обнаружил, что мэрия покупает бензин по слишком высоким ценам. "Тольяттинское обозрение" обвинило чиновников в материальной заинтересованности, а, значит, в коррупции. После бензинового конкурса бюджет города сэкономил на горючем почти миллион долларов, но после убийства Валерия Иванова условия конкурса тут же пересмотрели, среди поставщиков топлива появились новые фирмы. Газеты увидели в этом опять корыстные интересы, а бюджет (то есть - налогоплательщики) снова потерял деньги.

Новый главный редактор "Тольяттинского обозрения" Алексей Сидоров считает бензиновую версию основной среди причин гибели Валерия Иванова. Депутаты Государственной Думы от Тольятти подключили к этому расследованию Генеральную прокуратуру, в Самарскую область приехал генерал Владимир Колесников, его называют специалистом по раскрытию убийств. Прокурор Колесников наделал много шума, завел 30 уголовных дел и затеял проверку всей Самарской области. Он пообещала, что убийство Иванова будет раскрыто. В октябре милиция сообщила, что убийца и заказчики преступления известны и в ноябре будут названы. Но вскоре в Тольятти прокурор Евгений Новожилов сказал, что эти заявления преждевременные, а Владимир Колесников сообщил о продолжении расследования. Редактор "обозрения" Алексей Сидоров удивляется: ему не показывали даже фоторобот убийцы, а за Сидоровым, так же, как за Ивановым, велась слежка, и Сидоров предполагает, что мог бы узнать преступника. Журналист верит, что если не самих заказчиков преступления, то убийцу милиция народу предъявит; правда, может быть слишком поздно. Так в убийстве основателя телекомпании "Лада-ТВ" предпринимателя Сергея Иванова милиция обвинила уже погибших в бандитских войнах членов волговской преступной группировки, но допрашивать их уже поздно, мертвые не расскажут, как было на самом деле.

Олег Панфилов: Второе убийство с весьма странными обстоятельствами произошло в Белоруссии. Украинский журналист, руководитель агентства "Украинские новости" Михаил Коломиец 22-го октября неожиданно выехал в Минск. Его объявили в розыск, и только 19-го ноября его тело было обнаружено, а белорусская милиция объявила о том, что Коломиец покончил жизнь самоубийством. Странно и то, что тело журналиста было без опознания похоронено в Белоруссии. Об обстоятельствах этого странного дела рассказывает Владимир Ивахненко.

Владимир Ивахненко: Директор и учредитель информационного агентства "Украинские новости" Михаил Коломиец исчез 21-го октября. Спустя неделю его тело было обнаружено повешенным недалеко от белорусского города Молодечна. Правоохранительные органы Белоруссии утверждают, что эксперты не нашли признаков насильственной смерти. Известно, что после исчезновения Коломиец сделал несколько звонков по мобильному телефону из Минска. Во время последнего разговора со своей знакомой он без каких-либо объяснений сказал, что, по всей видимости, больше не жилец. Генеральная прокуратура Украины возбудила уголовное дело по статье "доведение до самоубийства". Следствие рассматривает пять версий мотивов суицида, однако ни одна из них пока не названа. Не исключается и убийство руководителя "Украинских новостей", хотя заместитель генерального прокурора Виктор Шокин уже заявил, что, по его мнению, эта версия не подтвердится. Судя по всему, не стоит рассчитывать на быстрое завершение расследования очередной гибели украинского журналиста. Несмотря на сопротивление властей, международной организации "Репортеры без границ" удалось привлечь к проведению экспертизы своего специалиста - француза Жана Револье. Результаты этой экспертизы, вероятно, позволят сделать однозначный вывод о причинах смерти. Коллеги Коломийца обращают внимание на то, что в подконтрольных властям изданиях не раз появлялись безосновательные предположения о его самоубийстве из-за личных проблем. Вполне очевидно, что любой человек, решивший свести счеты с жизнью, не стал бы уезжать в другую страну. К побегу руководителя агентства могли подтолкнуть реальная угроза и опасения не только за собственную жизнь, но и за судьбу родных. По словам жены Коломийца, в начале года мужу угрожали неизвестные. "Они оказывали на него психологические давление, и это было связано с его работой в агентстве", - утверждает Людмила Коломиец. В последние несколько месяцев на Украине происходит передел информационного пространства. Бизнес-структуры, близкие к политикам из президентского окружения проявляют особый интерес к влиятельным средствам массовой информации. В руках этих политиков фактически уже находятся все центральные телеканалы и два информ-агенства. Их жертвой, считает оппозиция, мог стать и Михаил Коломиец, составивший одно из ведущих информационных агентств. Коломиец владел половиной акций "Украинских новостей", еще 50% у него выкупило два года назад Агентство гуманитарных технологий, за которым стоят назначенный недавно министром экономики Валерий Хорошковский и зять украинского президента предприниматель Виктор Пинчук. Сразу после трагедии мать погибшего журналиста обнародовала содержание телефонного разговора с Валерием Хорошковским. Он утверждал, что на момент исчезновения Коломийца "Украинские новости" находились в непростом финансовом положении. Сотрудники агентства два месяца не получали зарплату и, кроме того, подходил срок возвращения крупного кредита. Исходя из этих фактов, нетрудно предположить, что в обмен на погашение долгов от Михаила Коломийца могли потребовать продать акции агентства, которому известный журналист посвятил почти десять лет и не представлял без него своего будущего.

Олег Панфилов: Вернемся, однако, к повседневным проблемам журналистов. За прошедшие с минувшей программы две недели произошло несколько важных событий. Прежде всего, это касается продолжения истории с поправками в закон "О средствах массовой информации", отклоненные президентом. Впрочем, власть без поправок продолжает создавать то, что она называет единым информационным пространством. 6-го декабря губернатор Ставропольского края Александр Черногоров встретился с генеральным директором российской телевизионной вещательной сети Геннадием Скляром. В результате встречи было подписано соглашение о создании и развитии в крае единого информационного пространства. Стоимость масштабного проекта - шесть миллионов долларов. Финансировать проект будут федеральная власть, Ставропольский край, инвесторы, называют даже иностранных инвесторов. В декабре уже стало известно, что Европарламент в январе 2000-го года рассмотрит проблемы марийских журналистов, испытывающих давление со стороны региональных властей. Результатом этого заседания должен стать документ в защиту свободы слова журналистов. Крупнейшая хельсинкская газета уже давно публикует критические материалы о дискриминации коренного народа в республике Марий-Эл. Среди тем декабрьских публикаций: защита языков и культуры коренных народов России, положение со свободой слова в Мари-Эл, статьи о журналистах, испытывающих давление со стороны региональных властей. К середине декабря все четче обозначились усилия Индустриального комитета, инициированного властью и возглавляемого руководителем государственного Первого канала Константином Эрнстом. Разрабатываемый ими документ назван "Антитеррористический кодекс средств массовой информации", в авторстве которого признался, в частности, заместитель Эрнста Марат Гельман. Одновременно разрабатывается новый закон "О средствах массовой информации", который призван, как надеются разработчики, заменить ныне действующий. Заместитель министра печати Михаил Сеславинский заявил, что законопроект почти готов и появится в стенах Государственной Думы уже к концу декабря, однако причастный к разработке главный редактор "Московских новостей" Виктор Лошак считает, что "пока об этом говорить преждевременно, хотя бы потому, что согласительная комиссия с участием представителей Госдумы и Совета Федерации еще не собиралась и не обсуждала конкретный текст законопроекта. Руководители средств массовой информации должны встретиться и с руководством обеих палат парламента, и с представителями силовых ведомств, только после таких встреч можно будет говорить о конкретных формулировках". Напомню, что речь идет о том, что в новом законопроекте должны быть учтены отклоненные президентом поправки в действующий закон. Вот таким образом власть по-прежнему считает необходимым протолкнуть некие ограничения в работе журналистов. Странно, однако, то обстоятельство, что делается это руками самих журналистов, за исключением Марата Гельмана, журналистом как таковым не являющимся. Наконец, 10-го декабря руководители ведущих российских средств массовой информации подписал протокол о взаимодействии с представителями Совета Федерации, Госдумы и Министерством печати России. Документ определяет порядок внесения поправок в закон о средствах массовой информации, регламентирующих работу журналистов при освещении антитеррористических операций. Предполагается так же внести изменения в закон "О противодействии экстремистской деятельности" с учетом мнения журналистского сообщества. В тот же день члены индустриального комитета провели встречу с руководителями силовых министерств - главой МЧС Сергеем Шойгу, министром обороны Сергеем Ивановым, директором ФСБ Николаем Патрушевым, главой МВД Борисом Грызловым, с первым же заместителем этого министерства Рашидом Нургалиевым, директором федеральной пограничной службы Константином Тоцким и даже директором службы внешней разведки Сергеем Лебедевым. Разговор продолжался недолго, не более сорока минут. Участники встречи остались довольны. 15-го декабря - в воскресный же день - странную встречу с руководителями ведущих средств массовой информации провел директор ФСБ Николай Патрушев. Еще более странную фразу генерал Патрушев произнес после встречи: "Мы делаем одно дело, работаем на общество, на государство". О деталях разговора редакторов с руководителем спецслужб не сообщалось. Наконец, 18-го декабря депутаты Госдумы приняли постановление о создании специальной комиссии по доработке поправок к законам "О средствах массовой информации" и "О борьбе с терроризмом". За законопроект единогласно проголосовали 396 депутатов. Таким образом, до сих пор непонятно, что важнее для чиновников - принять новый закон или поправить действующий? Очередное письмо населения по поводу агрессивности центральных телеканалов было отправлено в Москву на этот раз от жителей Галича, что в Костромской области. Главная особенность письма, в котором население жаловалось на негативность новостных передач и отсутствие детских и развивающих программ, в том, что оно отправлено жене президента Людмиле Путиной. Одновременно текст письма отправлен в Областную и Государственную Думы, в Министерства образования и печати.

Проблемами журналистики на постсоветском пространстве занимаются несколько организаций, прежде всего неправительственных, таких как американский Комитет защиты журналистов и организация "Репортеры без границ". Однако в последние годы своеобразную конкуренцию им, если вообще можно говорить о конкуренции в борьбе за права журналистов, тем не менее, составляет офис председателя ОБСЕ по свободе средств массовой информации Фраймунда Дуве. Рассказать о работе офиса я попросил старшего советника Александра Иванько, в прошлом российского журналиста. Александр, скажите прежде всего о том, как работает ваш офис, поскольку многие журналисты, обеспокоенные нарушениями своих прав, не знают, что делает офис Фраймунда Дуве.

Александр Иванько: Офис достаточно маленький, это организация, которая занимается защитой свободы слова. Мы занимаемся мониторингом со свободой слова на пространстве ОБСЕ в 55-ти странах, которые являются членами нашей организации. Получаем информацию от неправительственных организаций, от вашего Центра, Олег, например, от "Репортеров без границ", других организаций, которые вы называли. По фактам нарушения свободы слова поднимаем эти вопросы с теми странами, где эти факты имеют место быть. Кроме того, достаточно часто господин Дуве выступает в печати, где говорит о ситуации со свободой слова (в том числе и на пространстве СНГ), делаются официальные заявления. Нередко представители бюро ездили в те страны, где были нарушения прав человека, нарушения свободы слова и занимались расследованиями. Кроме всего прочего, мы оказываем и содействия странам. В частности, если какая-то страна готовит, например, закон о деятельности СМИ и обращается к нам, мы найдем соответствующих экспертов, которые помогут подготовить этот закон или проанализируют проект, если таковой имеется.

Олег Панфилов: Александр, следующий вопрос мой касается итогов уходящего года. ОБСЕ - организация межгосударственная, напомню, объединяет более 50-ти стран. Но в основном проблемы с прессой, нарушения прав журналистов и прочее, что происходит с давлением властей на средства массовой информации, это как бы бывшая территория бывшего Советского Союза. Наверное, это так, и можете ли сказать о том, какие случаи, обеспокоившие вас, происходили в уходящем году на территории бывшего Советского Союза?

Александр Иванько: Надо сказать, что ситуация со свободой слова во многих странах-членах ОБСЕ не улучшилась в уходящем году, а даже, напротив, ухудшилась. Очень беспокоят случаи нарушения свободы слова, например, в Белоруссии, в Украине, в странах центрально-азиатского региона. ОБСЕ всегда называла себя страной, объединяющей демократии. В последнем своем заявлении господин Дуве на прошлой неделе сказал, что он больше так уже не может называть ОБСЕ, потому что членом этой организации является Туркменистан, который ни под каким видом нельзя записать в демократические государства. Господин Дуве, например, поднимал использование телевидения в Туркменистане примерно так же, как Сталин использовал радио и печать для кампании ненависти в отношении врагов народа, то, что мы сейчас видим в Туркменистане. Ситуация достаточно тоскливая в Казахстане, например, в Армении ситуация ухудшилась. Раньше мы всегда отмечали достаточно положительную ситуацию в Армении, но после того, как по техническим причинам были закрыты два независимых телеканала, "Ноян Топан" и "А-1 плюс", то сейчас мы достаточно критически относимся к ситуации в Армении. В Молдове ситуация ухудшается, хотя и принят новый закон об общественном телевидении, но состав, например, совета директоров этого общественного телевидения в данный момент позволяет влиять на редакционную тематику со стороны как правительства, так и президента и парламента. Поэтому говорить где-то о каких-то улучшениях пока сложно. В России, например, была попытка принять поправки достаточно резкие и ограничивающие свободу слова к закону "О СМИ" и к закону "О борьбе с терроризмом". Мы провели анализ этих поправок, по нашей просьбе его проводили эксперты неправительственной организации "Артикль-19", которые очень критически отнеслись к этим поправкам. Слава Богу, на них было наложено вето со стороны президента. Но мы надеемся, что и в будущем такие поправки не будут проходить через Государственную Думу.

Олег Панфилов: Александр, вы ничего не сказали о России. Наверняка и в России достаточно много фактов, которые вызывают беспокойство у вашего офиса?

Александр Иванько: Этот закон, в частности, поправки к закону у нас вызывали беспокойство, много случаев нарушения прав журналистов за пределами, скажем, Москвы. У нас уже достаточно длинный список нарушений прав журналистов в регионах. И в Москве тоже бывают случаи, например, был рейд в редакцию газеты "Версия", и особенно после трагических событий на Дубровке ситуация, с нашей точки зрения, вызывает беспокойство. Хотя, и господин Дуве в своем выступлении заметил, что та открытая дискуссия, которая сейчас идет в прессе, говорит о том, что все-таки свобода слова в России есть, но все еще пока есть и проблемы.

Олег Панфилов: Ответьте мне, пожалуйста, на такой вопрос, который обычно мне задают журналисты в разных странах СНГ, вопрос, касающийся действенности вашей организации. Вы - неправительственная организация, как американский Комитет защиты журналистов или "Репортеры без границ", вы межгосударственная организация и все вши заявления, все ваши обращения к правительствам и президентам стран СНГ остаются в поле внимания или на них не обращают внимания? Насколько действенна ваша работа?

Александр Иванько: Вы знаете, трудно ответить. В некоторых странах она действенна, в некоторых странах - не очень. Я могу сказать, что в Белоруссии, например, несмотря на многочисленные наши заявления и на желание изменить ситуацию, нам пока не удавалось ломать ход событий, и ситуация продолжает ухудшаться, со свободой слова. В Украине тоже проблем - "вагон и маленькая тележка". В России. В Армении, надо сказать, правительство достаточно серьезно прореагировало на нашу критику в отношении закрытия телеканала "А-1 плюс" и обещает провести в ближайшее время новый тендер на частоты, в котором телеканал "А-1 плюс" будет участвовать. В Молдове тоже прислушались к нашим замечаниям по поводу закона о телерадиовещании, и в парламенте, в частности, хотят взять на вооружение некоторые из тех предложений, которые поступили от нас. Так что, опять же, зависит от страны.

XS
SM
MD
LG