Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Давление на журналистов и прессу в 2000-м году. Мониторинг нарушений прав журналистов в странах СНГ. Что происходит с прессой Азербайджана


Сегодня в программе:



- Давление на журналистов и прессу в 2000-м году - выводы международных правозащитных организаций и Центра экстремальной журналистики;
- Мониторинг нарушений прав журналистов в странах СНГ - репортаж Михаила Горбунова из Магадана;
- Что происходит с прессой Азербайджана - комментарий директора правозащитного Центра Азербайджана Эльдара Зейнамова.


Прошедшие две недели после предыдущей программы прошли в обществе под знаком подготовки и празднования майских праздников. Однако это совсем не означает, что борьба власти с прессой ослабла, она лишь сделала перерыв. В то же время международные организации в преддверии ее одной даты - 3-го мая - Международного дня свободной прессы, подвели свои итоги нарушения прав журналистов в 2000-м году, обозначив и президентов стран СНГ, оказавших наибольшее давление на независимую прессу. Напомню, что организация "Репортеры без границ" таковыми посчитала президентов России, Белоруссии и Украины, а американский Комитет защиты журналистов - Владимира Путина и Леонида Кучму.

По данным Центра экстремальной журналистики, статистика фактов давления на прессу выглядит так: при исполнении профессиональных обязанностей погибли в России четверо; в Грузии - один; в Таджикистане - один; и в Украине - один журналист. Убийства журналистов, которые или не расследованы должным образом, или существуют данные о возможном убийстве в связи с выполнением профессионального долга, выглядят так: в России - пятеро; в Казахстане - один; в Украине - трое. Следует добавить, что в России в 2000-м году было убито - 12; в Таджикистане - один; в Украине - трое журналистов, чья гибель не была связана с профессией.

Пропавшие без вести журналисты: в России - двое и в Белоруссии - один. Таким образом, в России пропавшими без вести считаются 14 журналистов, о чьей судьбе ничего не известно с 95-го года. С 93-го года в Туркменистане считается пропавшей без вести журналистка Наталья Соснина.

Нападения на журналистов: в России - 64 случая; в Азербайджане - 24; в Армении - два; в Белоруссии - три; в Грузии - тринадцать; в Казахстане - восемь; в Кыргызстане - два; в Молдове - четыре; Украине - десять.

Задержания и аресты журналистов: в России - двадцать один случай; в Азербайджане - четыре; в Армении - три; в Белоруссии - сорок четыре; в Грузии - два; в Кыргызстане - один; в Украине - один.

Судебным преследованиям подверглись: в России - семнадцать журналистов; в Азербайджане - двое; в Казахстане - двое; в Кыргызстане - четверо; в Туркменистане - один журналист.

Самым разнообразным формам давления подвергались редакции газет, журналов, радиостанций, телекомпаний. Судебных процессов над редакциями в Азербайджане было семь; в Белоруссии - два; в Казахстане - семь; в Кыргызстане - четыре; и Молдове - два. В России и Украине стали популярны силовые захваты редакций, так называемые "маски-шоу". В России их было шесть, в Украине - два. Следует добавить, что только в России было проведено семь обысков в редакциях.

Еще одна категория нарушений прав - ограбления или имитация ограблений редакций. На самом деле, трудно определить, была ли ограблена редакция банальными хулиганами, или бандитами, или таким образом было оказано политическое давление на ту или иную редакцию. Тем не менее, таких случаев в России было 19, три в Грузии и по одному в Белоруссии, Казахстане и Украине.

Кроме этих фактов, следует отметить и традиционные, которые можно назвать цензурой, или те, которые юридическим языком обозначаются как "ограничения на получение и распространение информации". Отличились почти все страны, но больше всего было зафиксировано в России - 16 случаев, и в Украине - 9, а также в Азербайджане - один, в Армении - один, в Белоруссии - один, в Казахстане - три и в Таджикистане - два случая.

Но третьего мая подводились итоги не только прошедшего года. Украинский институт массовой информации сообщил, что уже с начала 2001-го года в Украине зафиксировано 43 случая нарушений прав журналистов. Кстати, когда распространялись эти факты, в Днепропетровске был избит очередной журналист, сотрудник местной оппозиционной газеты "Лица" Игорь Марков. Поздно вечером, когда журналист возвращался домой, в подъезде его дома на него напал неизвестный. Оглушив жертву ударом в висок, преступник около десяти минут избивал журналиста ногами, а потом скрылся, не взяв у пострадавшего ничего ценного. По мнению Маркова, нападение прямо связано с его профессиональной деятельностью. Это уже не первое нападение на работников газеты "Лица". Недавно трое неизвестных подстерегли журналиста Виктора Трухова и принялись избивать его молотками. Раненому журналисту тогда с трудом удалось убежать от нападавших. А несколькими днями раньше, 27-го апреля, в Киеве был избит корреспондент газеты "Сельские вести" Андрей Мосальский. За день до Всемирного дня свободы печати уже в Азербайджане был избит корреспондент газеты "Азатлык" Эльчин Мамедли. Последние дни апреля в Туркменистане вышла и сразу же была закрыта газета "Путь вождя". Как сообщается, причиной стало лишь неудовольствие президента Ниязова тем, что газета подготовлена без его ведома. 30-го апреля в Кыргызстане закрыта единственная киргизская оппозиционная газета "Асаба", проигравшая суд, приговорившего издание к выплате крупного штрафа. В российских регионах все четче обозначается новая территория - Магаданская область, где в последнее время произошло несколько конфликтов в прессе.

Михаил Горбунов:

Пошла третья неделя, как в Магадане исчез главный редактор и издатель местной газеты "Вести" Владимир Сербинов, он же - генеральный директор информационного агентства "ВС". О некоторых его злоключениях Радио Свобода уже рассказывало слушателям. В 2000-м году информационное агентство издавало местное приложение к "Аргументам и фактам", "АиФ Магадан". Осенью во время кампании по выборам губернатора Магаданской области это приложение предоставило свои страницы для выступлений главному сопернику действующего губернатора Валентина Цветкова депутату Государственной Думы Владимиру Буткееву. Затем Цветков победил. А первого марта нынешнего года срочной факсограммой генеральный директор главного "АиФ" Николай Зятьков расторг договор с Владимиром Сербиновым.

За два последующих месяца произошло немало не менее интересных событий. Газета "АиФ Магадан" продолжает выходить, сменив издателя. Им стало акционерное общество "Издательский дом "Наша Колыма"", где не последний голос принадлежит фирме "Магаданская группа", которая пользуется полной поддержкой победившего губернатора. Сам губернатор Цветков подал в суд на информагентство "ВС" и депутата Буткеева за распространение порочащих сведений и в первой инстанции иск выиграл. Газету "АиФ Магадан", по вполне понятным причинам, в ответчиках на этом процессе не числится. Одновременно Сербинов, который все не унимался, стал выпускать новую газету, которую назвал "Вести". Мало того: он решил участвовать в выборах депутатов новой областной Думы, которые состоятся 20-го мая. 20-го апреля областная избирательная комиссия провела жеребьевку, определившую время выступления кандидатов в газетах и на телеканалах. По странному совпадению в тот же день налоговая полиция изъяла все документы нескольких фирм, к которым имел отношение кандидат в депутаты Владимир Сербинов. Проверка продолжается до сих пор и когда закончится - неизвестно. Через два дня после этого Сербинов и исчез. Лишь выходят выходят в эфире одного коммерческого телеканала рекламные ролики с фотографией кандидата в депутаты. Выходят и "Вести". Их новый главный редактор Валерий Фатеев не смог или не захотел пояснить мне, где же сам Владимир Сербинов. Политикой "Вести" не занимаются. Лишь в номере 18-м на днях издали колонку редакции под красноречивым заголовком "Свобода слова - действительная и мнимая". В колонке есть робкое пожелание, чтобы власть не делила средства массовой информации на своих и чужих.

Олег Панфилов:

Если приводить в пример страну СНГ, в которой бы полно представлены все категории нарушений прав журналистов и прессы, то Азербайджан - именно та часть постсоветского пространства, где на протяжении десяти лет происходило все - убийства и избиения журналистов, судебные преследования и цензура. Еще несколько лет назад в Азербайджане официально существовали три вида цензуры, в том числе и военная, как последствия военных событий в Карабахе. Но Азербайджан уникален еще и тем, что здесь существует, в отличие от большинства стран СНГ, широкий спектр оппозиционной партийной прессы, а также несколько журналистских организаций. С точки зрения законодательства, Азербайджан находится в числе стран, где действуют несколько достаточно демократических законов, но, к сожалению, Азербайджан отличается и довольно ожесточенной борьбой независимых от государства журналистов с властью. Только в прошлом 2000-м году в Азербайджане зафиксировано 26 нападений на журналистов, были арестованы четыре репортера, прошли два судебных процесса над журналистами и семь над средствами массовой информации. В качестве эксперта я пригласил сегодня директора правозащитного Центра Азербайджана Эльдара Зейналова, который так же ведет мониторинг нарушений прав журналистов и прессы, являясь экспертом Центра экстремальной журналистики.

- Эльдар, как вы оцениваете состояние прессы Азербайджана?

Эльдар Зейналов:

Вы говорили о спектре нарушений прав журналистов за последние десять лет. Если оценивать последние год-полтора, то, безусловно, есть улучшения положения журналистов. Это отражено и в новом законе о средствах массовой информации и в некотором снижении давления на журналистов. Но появились новые опасные тенденции. Начиная практически с момента отмены политической цензуры, набрало обороты судебное преследование журналистов. К этому оказались не готовы ни журналисты, ни адвокатская общественность, ни правозащитники. Мы к этому оказались не готовы. Точно так же, как мы сейчас не готовы к вхождению в европейское пространство. Журналисты не знают, как защищать свои права в рамках европейской системы законодательства. И, как результат судебного давления, появилась самоцензура, та вещь, от которой, казалось бы, мы уже освободились в период перестройки. Многие журналисты, особенно редакторы средств массовой информации, сейчас опасаются заострять внимание на каких-то табуированных проблемах, чтобы их не подвергли преследованию. Одна из журналистских организаций - Комитет защиты прав журналистов, посчитал, что в прошлом году на журналистов наложили штраф порядка двухсот тысяч долларов, в общей сложности. Эта тенденция развивается. И, как мы видим в случае с главным редактором оппозиционной газеты "Ени Мусават", есть возможность и возвращения к уголовному преследованию журналистов. Все это не может не рождать беспокойство правозащитников. И, в этой связи, надо отметить, что межправительственные организации, типа Совета Европы, типа ОБСЕ, как правило заостряют свое внимание на законодательных рамках. И это не совсем правильно, потому что законодательные рамки действуют только тогда, когда есть справедливый независимый суд, где можно было бы отстаивать свои права.

Олег Панфилов:

На мой взгляд, самой серьезной проблемой азербайджанских средств массовой информации является осознание того, что власть официально не подвергает прессу цензуре, но давление власти продолжается. И за последнее время закрыт журнал "Монитор", представители власти постоянно предъявляют претензии газете "Ени Мусават", и как это случилось несколько дней назад, газетам "Ени заман" и "Мелитин сейси". Достаточно ли независимы суды в Азербайджане, чтобы говорить о реальной защите прав журналистов?

Эльдар Зейналов:

Суды никогда в период независимости Азербайджана не были независимы от исполнительных властей. Прежде всего - потому, что, согласно нашей конституции, все судьи в Азербайджане назначаются указами президента и на определенный срок. Соответственно, к концу этого срока они испытывают опасения за то, что их не перевыберут и уже сейчас они начинают отрабатывать свой следующий срок. Кроме того, сама процедура назначения судей имеет кое-какие субъективные компоненты. В частности, например, под давлением Совета Европы было введено тестирования судей. И помимо объективного тестирования на основе письменных тестов, проверенных компьютером, было добавлено устное собеседование, интервьюирование кандидатов в судьи, на основании которого, неясных, непрописанных критериев было отсеяно половина кандидатов. Такая процедура оставляет лазейки для вмешательства исполнительных властей. Соответственно, очень мало вероятности, что высшие чиновники, я не говорю о мелких чиновниках, здесь положение лучше, но если кто-то из высших чиновников Азербайджана возбуждает уголовное дело, то суды, как правило, этот иск поддерживают. Даже если это касается совершенно диких дел, например, иска брата президента против одного из оппозиционеров и группы газет, в которых было напечатано интервью этого оппозиционера о том, что наш президент является не азербайджанцем по национальности, а курдом. И это было воспринято родственниками президента как оскорбление чести и достоинства. С точки зрения конституционности Азербайджана, это дико. Не может быть оскорблением быть курдом, армянином или русским в Азербайджане. Но, тем не менее, суд взял под козырек, и дело было начато, хотя и не закончено. Во многих случаях, в частности, первый процесс против "Монитора", тоже было дикое дело под давлением лиц, близких к семье президента, было возбуждено дело об оскорблении чести и достоинства азербайджанского народа. Такого преступления нет в нашем законодательстве. Тем не менее, дело было возбуждено. И исцами выступали три профессора, хотя по конституции они не имеют право представлять народ, только выборные лица могут представлять народ. Тем не менее, "Монитор" был осужден, на него наложили штраф, и это послужило длинной цепочкой событий, которые привели к закрытию этого журнала.

Олег Панфилов:

Одним из самых серьезных конфликтов последнего времени стало распоряжение администрации Баку очистить город от киосков частной фирмы "Гая". Как можно расценить эту ситуацию - как желание властей оградить государственную фирму "Гасид" от конкурентов или как еще одну форму давления на распространителей независимой прессы?

Эльдар Зейналов:

Нельзя однозначно расценить это как давление на независимых распространителей прессы. Прежде всего, потому, что к моменту, когда начался снос этих киосков, области влияния между "Гасидом", проправительственной фирмы и "Гая" были уже разделены. Более того, сам президент фирмы "Гая" отмечал, что правительственные газеты продаются лучше в киосках "Гая", с меньшим возвратом в несколько раз, чем в киосках "Гасида". Я думаю, что подоплека этого дела чисто экономическая и, может быть, даже мафиозная. Потому что упорно циркулируют слухи, что вместо этих киосков, которые были снесены, исполнительные власти хотят навязать киоски одного какого-то установленного образца, которые будут завезены, и от которого выиграет какое-то конкретное лицо.

Олег Панфилов:

Последние несколько лет довольно оживленно проходит общение азербайджанских и армянских журналистов, которые таким образом пытаются внести свой вклад в урегулирование карабахского конфликта. Ваша оценка таких отношений?

Эльдар Зейналов:

Я могу только положительно оценивать контакты любых профессионалов, в том числе и журналистов. Журналистов особенно, потому что в свое время пресса много сделала для разжигания конфликта. Сейчас на ней лежит моральная обязанность за погашение этого конфликта. И сила средств массовой информации известна, недаром называют четвертой властью. Эти контакты они много чего дали. Прежде всего, это был какой-то прорыв независимой информации на информационное поле Азербайджана и Армении. К сожалению, в последнее время начался новый виток истерии вокруг карабахского конфликта, и средства массовой информации обеих стран получили социальный заказ от властей. Развернута, в частности, антиазербайджанская пропаганда в армянской печати, антиармянская в азербайджанской печати. Обсуждается проблема информационной войны и так далее. Мне кажется, это уже прошлый день, попытки восстановить атмосферу 93-94-х годов. И с этим надо как-то заканчивать. Прежде всего, сами журналисты должны осознать свою моральную ответственность. Потому что война, возобновление боевых действий - это опять новые жертвы, новые беженцы, новые беды. Сейчас необходимо использовать вот это перемирие для того, чтобы наладить горизонтальные контакты. Очень хорошо, что между журналистами Армении и Азербайджана они крепнут. Я могу, например, сказать, что это не только касается журналистов - и других лиц тоже. В частности, например, сейчас двое членов моего Центра находятся в Армении, где встречаются с представителями женских организаций и внеправительственных организаций, которые занимаются беженскими проблемами, беженцы - это проблема общая и для Армении, и для Азербайджана. Как бы то ни было, конфликт когда-нибудь закончится, и эти проблемы надо решать. Если попробовать начать об этом говорить раньше, то мы раньше с этим закончим.

Олег Панфилов:

Эльдар, но я не удержусь, чтобы задать еще уточняющий вопрос в отношении так называемой информационной войны между Азербайджаном и Арменией - война в Интернете. Это была довольно ожесточенная война, в результате которой пострадали несколько государственных сайтов и Армении, и Азербайджана. Эта война продолжается до сих пор?

Эльдар Зейналов:

Нет, там было достигнуто частное соглашение между хакерами Армении и Азербайджана. Это фактически уже завершилось года полтора тому назад. Я с самого начала предупреждал, что этого не стоит делать - и, прежде всего, потому, что нужно дать пространство для обмена любыми мнениями. А для устранения из Интернета шовинистических или человеконенавистнических сайтов есть своя политика, и ее можно было бы использовать цивилизованно. Ну, кстати сказать, побочным результатом этой войны было то, что несколько провайдеров Интернета обратились в Министерство национальной безопасности, предложили свои услуги. Первооснова их беспокойства была в том, что осуществлять компьютерные преступления в новом уголовном кодексе - это уже уголовно наказуемо. Но я не могу не отметить и то, что в прошлом году где-то в сентябре месяце министр национальной безопасности заявил, что в 2001-м году весь поток информации, который идет из Азербайджана, будет взят под контроль. И те, которые допускают посылку неправильной информации или опасной для Азербайджана информации, будут выявляться, наказываться и так далее. Это даже не пресловутая система оперативно-розыскных мероприятий, это - кое-что похуже, это пахнет тоталитаризмом. Вот вам результат невинной шалости хакеров и взаимных атак.

Олег Панфилов:

Спасибо. О проблемах прессы Азербайджана и взаимоотношениях между журналистами Азербайджана и Армении рассказал Эльдар Зейналов, директор правозащитного Центра Азербайджана. Надеюсь, что проблему Карабаха мы обсудим в следующей программе с председателем Степанокертского пресс-клуба Гигамом Багдасаряном.

XS
SM
MD
LG