Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России избивают не только журналистов, но и детей журналистов. Мониторинг нарушений прав журналистов в странах СНГ


Сегодня в программе:

- В России избивают не только журналистов, но и детей журналистов. Новые задержания и нападения, а так же репортажи из Владивостока и Ярославля.
- Мониторинг нарушений прав журналистов в странах СНГ. Что собой представляет пресса Карабаха? Комментарий руководителя Степанакертского пресс клуба Гегама Багдасаряна.


Как свидетельствуют события последних месяцев, в России наиболее сложный период деятельности средств массовой информации складывается в предвыборную кампанию. Кажется, за последние десять лет существования независимой России не было таких грязных выборов, как в последние год-полтора. Только недавно встряску политической рекламой и антирекламой пережили жители Тюменской области. До сих пор журналисты Амурской области приходят в себя после скандалов своей предвыборной кампании. На очереди еще два региона - Приморский край и город Самара. К Приморскому краю мы еще вернемся, но прежде о Самаре. Там на днях произошел беспрецедентный случай - 19-го мая был избит двадцатилетний сын главного редактора самарской газеты Сергея Рязанова Даниил. Журналист считает, что причина избиения - критика на страницах газеты самарского мэра Георгия Лиманского, баллотирующегося на второй срок. Представители мэрии полагают, что случившееся не более чем стечение обстоятельств. Тем не менее, предшествующие нападению события говорят скорее о том, что таким образом и с большой долей вероятности могло быть оказано давление на руководителя газеты, не пожелавшего освещать предвыборную кампанию мэра.

Теперь о Приморье. Казалось, Дальний Восток за последние десять лет пережил многое, в том числе похищения и избиения журналистов, угрозы и закрытия газет, суды и незаконные увольнения. Но то, что сейчас происходит с приморскими журналистами, не поддается объяснению. Скандал следует за скандалом. Журналистов обвиняют в предвзятости и недобросовестной рекламе кандидатов в губернаторы. Подробности в репортаже Марины Лободы.

Марина Лобода:

На днях представители ведущих в Приморье средств массовой информации приняли обращение к президенту, Генеральному прокурору и главе Центризбиркома. В нем говорится, что ситуация в приморских средствах массовой информации после отставки Евгения Наздратенко не изменилась. Полпред президента Константин Пуликовский еще более жестко подмял под себя созданную Наздратенко медиа-империю, с единственной целью обеспечить победу на выборах губернатора своего заместителя Геннадия Апанасенко. На ведущих телеканалах Приморского края не прекращаются кадровые перестановки. В результате, фактически обе государственные телекомпании "Владивосток" и "ОТВ-Прим" работают под прямым контролем предвыборного штаба Геннадия Апанасенко, ущемляя права других претендентов на губернаторский пост. В обращении журналистов говорится, что в нарушение всех законов и правил меняется сетка вещания, с эфира снимаются уже подготовленные программы, выпуски новостей местного телевидения превратились в пресс бюллетени одного кандидата на пост губернатора. Коллектив компании "Владивосток" обратился по этому поводу к главе Центризбиркома Вишнякову - с просьбой навести порядок в предвыборной агитации. Журналисты Приморья выступили и против грязных методов информационной войны, развязанной в крае московскими и питерскими политтехнологами и, в частности, группой Кошмарова, работающей на штаб кандидата Кремля Геннадия Апанасенко. Эфир местного телевидения заполнили анонимные телепрограммы оскорбительного не только для кандидатов, но для всех приморцев содержания. Под логотипами уважаемых местных изданий выпускаются фальшивые газеты-двойники, обливающие грязью всех, кроме одного кандидата на пост губернатора. Активно разыгрывается карта Дальневосточной республики и сепаратизма, идет запугивание избирателей китайской угрозой. Дело доходит и до прямых провокаций. На днях милицией были задержаны лица, расклеивающие антипутинские листовки от имени несуществующего Фронта защиты Приморья. Как выяснилось, листовки расклеивали приезжие из Санкт-Петербурга по заказу штаба Геннадия Апанасенко. Приморские журналисты в своем обращении заявили, что не имеют никакого отношения ко всей этой грязи и призывали краевую и Центральную избирательные комиссии жестко отреагировать на все нарушения. А приморских избирателей журналисты призвали к бдительности.

Олег Панфилов:

Еще одна предвыборная история произошла в Ростове-на-Дону. 10-го мая съемочная группа телекомпании "Пульс" в составе журналиста Алексея Павловского и оператора Руслана Хамчиева для подготовки репортажа выехала в окружную избирательную комиссию № 3 по выборам депутатов ростовской городской Думы. На просьбу журналиста прокомментировать заявление депутата Законодательного собрания Ростовской области Стурова о якобы имеющихся нарушениях в деятельности данной комиссии, ее председатель ответила категорическим отказом. И после того, как видеооператор, выйдя из здания, начал проводить съемки возле администрации, он был задержан группой вневедомственной охраны Ворошиловского района. Повод - отсутствие у него паспорта, хотя Руслан Хамчиев представил водительское удостоверение. После этого вызванная на место происшествия группа задержания доставила оператора в Ворошиловский УВД, где в течение двух с половиной часов дежурный по разбору с задержанными и доставленными Мельников пытался установить личность задержанного. Неделей позже, 18-го мая, в Иваново сотрудниками милиции была задержана съемочная группа программы "Вести" Российской государственной телекомпании, приехавшая в ивановскую мэрию, чтобы снять интервью с вице-мэром. Милиционерам не понравилось, что журналисты вошли в здание с камерой. Освобождал их лично начальник УВД Ивановской области Геннадий Панин. Правда, корреспондент программы Олег Алалыкин позднее заявил, что не видит в инциденте политической подоплеки и называет случившееся "элементарным бардаком". На самом деле, милиционеры просто нарушили закон, а если быть точнее - статью 144-ю Уголовного кодекса Российской Федерации "Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста". И, конечно, безо всякого политического умысла, но - нарушили. Если быть более точным, даже "уронили" на пол камеру. И, судя по комментариям журналиста, возбуждать уголовное дело против милиционеров государственная телекомпания - не намерена. Но не всегда государство оказывается правым в борьбе с журналистами. В середине мая в Ярославле закончилось длительное судебное разбирательство, связанное с возбуждением уголовного дела против главного редактора городского телеканала Эльвиры Меженной. Заявление написали сразу несколько важных чиновников, назвав репортаж телеканала о взаимоотношениях федеральных и областных структур "клеветническим". В конце марта Кировский районный суд отказался удовлетворить требования истцов, но они подали апелляцию в городской суд, который оставил оправдательной решение в силе.

Александр Вахмянин:

Лишь на днях в ярославском областном суде была поставлена точка в нашумевшем деле по обвинению в клевете главного редактора городского телеканала Ярославля Эльвиры Меженной. Хотя Кировский суд более месяца назад и вынес ей оправдательный приговор за отсутствием состава преступления, однако, районная прокуратура не согласилась с этим решением и направила кассационный протест в областной суд, с требованием дополнительного рассмотрения дела. Этот протест поддержала и областная прокуратура. Напомним, что главного редактора городского телеканала обвинили в клевете 32 сотрудника контрольно-ревизионного управления Министерства финансов Российской Федерации по Ярославской области во главе с генерал-майором финансовой службы Ниной Рыжковой, в качестве пострадавшего выступал и губернатор Анатолий Лисицын. Фактически районная и областная прокуратуры усмотрели клевету в одном из редакционных комментариев в программе новостей, прозвучавшем еще год назад, 18-го мая. В нем, в частности, говорилось, что Нина Рыжкова "обязана креслом и своим материальным благополучием - губернатору". И что когда "контролирующий и контролируемый сплетаются друг с другом в дружеских объятиях, ждать от них решений, противоречащих воле областных властей, не приходится". Кировский суд в ходе долгого разбирательства так и не усмотрел в этих словах клеветы и вынес оправдательный приговор за отсутствием состава преступления. Более того, счел, что и уголовное дело в отношении Эльвиры Меженной было возбуждено незаконно. Коллегия по уголовным делам областного суда, рассмотревшая в перерыве между майскими праздниками кассационный протест прокуратуры, была не столь категоричной, как Кировский суд, и сочла лишним в его решении пункт о незаконности возбуждения уголовного дела. Но, в остальном - оставила оправдательный приговор Кировского суда, в отношении Эльвиры Меженной, в силе. Таким образом, в общем-то, ничем завершилась девятимесячная тяжба областных чиновников с журналистом, на которого они обиделись. Любопытно, что многие юристы, наблюдавшие за процессом, сходятся во мнении, что у чиновников было бы гораздо больше шансов добиться в суде положительного для себя решения, если бы иск рассматривался в порядке гражданского судопроизводства, то есть - по статье о защите чести и достоинства. Но был выбран заведомо проигрышный вариант. Что это: глупость, самоуверенность или же способ психологического давления? Главное - напугать и осадить, чтобы в будущем журналисты не зарывались.

Олег Панфилов:

В странах СНГ за предыдущие две недели произошло несколько конфликтов, самый тяжелый из которых случился в Баку. 12-го мая во время разгона несанкционированного митинга Демократической партии Азербайджана сотрудники полиции жестоко избили корреспондента газеты "Импульс" Идрака Аббасова. Журналист фотографировал избиение полицейскими митинговавших женщин, но вскоре и сам был избит полицейским, одетым в гражданскую одежду. В больнице был поставлен диагноз - закрытая черепно-мозговая травма. А днем раньше в Баку завершился судебный процесс по делу заместителя главного редактора газеты "Йени Мусават" Шаином Джафарли, обвиненным по статье уголовного кодекса в хулиганстве. Сразу же после оглашения приговора к нему была применена амнистия. Коллеги Шаина Джафарли считают судебный процесс попыткой расправиться с одним из руководителем ведущей оппозиционной газеты Азербайджана.

В Армении, где конфликты власти и прессы происходят редко, совершено нападение на машину известной в стране болгарской журналистки Цветаны Паскалевой, несколько лет ведущей программы армянского телевидения "Аспект". В прошлом году программу закрыли, но Цветана Паскалева осталась работать в Армении, заканчивая съемки очередного фильма. 17-го мая, ночью, неизвестными людьми была разбита ее машина, из салона вырвана рация. Сама журналистка расценила случившееся как акт угрозы.

В Узбекистане 17-го мая сотрудники милиции Самаркандской области арестовали Надиру и Михринисссо Муртазаевых, сестер сотрудника узбекской службы радиостанции "Голос Америки" Джахангира Маматова, живущего сейчас в США. Схема действий милиции обычна для Узбекистана - при обыске были найдены наркотики. Стоит добавить, что, сообщило общество прав человека Узбекистана, Надиру Муртазаеву увезли в отделение милиции с трехмесячным ребенком на руках.

Украина. Члены антипрезидентской оппозиции установили на центральной улице Киева Крещатике памятник погибшим журналистам. На тротуаре поставили двухметровую стелу из черного гранита. На ней высечены имена девяти журналистов, убитых или пропавших без вести за последние девять лет. Первое из них - имя Георгия Гонгадзе. "Памятник, который мы видим, это отражение положения прессы в нашей стране", - сказал после открытия стелы лидер социалистов Александр Мороз. "Власть очень не хотела, чтобы он появился тут", - добавил он. Напомним, что стела расколота на две части. По утверждению оппозиционеров, неизвестные разбили ее ночью в городе Ровно, где она была изготовлена. Первоначально оппозиция собиралась установить памятник возле здания администрации президента, однако, отказалась от этого - после того, как власти стянули туда усиленные отряды милиции. Кроме стелы, оппозиционеры установили табличку, таким образом, переименовав улицу "Банковую" в улицу "Георгия Гонгадзе".

На карте бывшего Советского Союза есть три территории, которые принято называть непризнанными государствами - Приднестровье, Абхазия и Карабах. Эти образования стали результатом кровопролитных межэтнических военных конфликтов и сейчас, скорее, являются объектами сложных переговоров, нежели предметом для рассуждений о свободе слова. Тем не менее, на этих территориях живут журналисты, выходят газеты, работают телекомпании, радиостанции и даже агентства. Однако нигде, ни в Карабахе, ни в Приднестровье или Абхазии нет свободной прессы. Более того, у работающих там журналистов есть большое количество проблем. Еще год назад в Степанакерте выходила единственная независимая и весьма популярная газета "Десятая губерния". После нескольких недель работы газету закрыли, а против ее главного редактора Гегама Багдасаряна возбудили уголовное дело. За это короткое время работы власти Карабаха возбудили уголовные дела против еще двух сотрудников газеты. Судебный процесс над Ваграмом Агаджаняном произвел огромный резонанс во всем мире. Сейчас в Карабахе нет независимой прессы, но работает Степанакертский пресс-клуб, который возглавляет Гегам Багдасарян. Я попросил его ответить на несколько вопросов.

- Гегам, что сейчас происходит с прессой Карабаха? Есть ли независимые средства массовой информации, и вообще, из каких источников получают информацию жители Карабаха?

Гегам Багдасарян:

Как ни печально, ничего не происходит с прессой Карабаха. Все средства массовой информации государственные. Единственным изданием независимым была газета "Десятая губерния", которая прекратила свою деятельность около года назад. Выходит газета партийная "Скала", но она выходит раз в месяц и не является конкурентом государственных средств массовой информации. И, в общем-то, ограничивается доступ граждан к информации. Они получают информацию только от государственных структур, так как нет независимых изданий. Самое главное, нет независимых телеканалов. Я это подчеркиваю, потому что газеты это, конечно, очень хорошо, но роль телевидения просто не сравнить. А так как у нас действует только государственное телевидение, у которого солидные рычаги, люди получают одностороннюю информацию и у них нет полной картины всего того, что происходит в Карабахе.

Олег Панфилов:

Можно ли назвать это целенаправленной политикой властей Карабаха на то, что существуют исключительно государственные средства массовой информации и после того, как был закрыта ваша газета, которой вы руководили, "Десятая губерния", сейчас в Карабахе нет даже основы для появления независимых средств массовой информации. Это политика властей Карабаха?

Гегам Багдасарян:

В принципе, можно сказать и так. Но тут дело намного сложнее. Это политика властей, которым не выгодно создание независимых средств массовой информации. Но, с другой стороны, как ни печально для меня, для прогрессивных журналистов, как бы общество не готово для этого. Потому что если бы общество было готово, власти вынужденно бы пошли на какие-то шаги демократизации. У нас не было демократических традиций - вот самое главное. У нас остается советское наследие в мозгах у людей, не только у властей, но и у простых людей, у самых журналистов, что скрывать. Есть такое выражение - чувство жажды говорит о том, что где-то должна быть вода. У меня такое ощущение, что у общества нет вот этого чувства жажды, вроде бы нет поисков воды. Отсутствие демократических традиций - это самая главная причина. Но, я думаю, что со временем нам трудно будет жить в изолированной ситуации и, хотят власти или нет, все-таки эти демократические веяния будут и в Карабахе. С другой стороны, скажем так, есть закон о средствах массовой информации. Этот законопроект представил в парламент Карабаха Степанакертский пресс-клуб. Сейчас мы представили и другой законопроект о телевидения и радио, в котором предусматривается создание общественного телевидения и радио вместо государственных. Это очень важно для нас. Сразу же появился второй законопроект, естественно, менее демократичный. Сейчас все наши усилия - в этом направлении, чтобы был принят этот закон. Я связываю определенные надежды с этим.

Олег Панфилов:

Ко всему прочему, к тому, что в Карабахе нет сейчас независимых средств массовой информации, тем не менее, 2000-й год был печальным для журналистов Карабаха. Я имею в виду судебный процесс, который проходил в апреле 2000-го года над журналистом Ваграмом Агаджаняном или преследование журналистки Сатеник Сейранян. Но если вернутся к Ваграму Агаджаняну, в каком состоянии находится сейчас его дело?

Гегам Багдасарян:

Судебный процесс над Ваграмом Агаджаняном идет не просто несправедливо, я считаю, просто позор. Потому что, в принципе, та статья, за которую его судили, была обыкновенная статья, не было там особой критики, это был просто повод, не только наказать Ваграма, но и чтобы это был урок для других. Но вы знаете, какой был скандал после этого, сколько нот было, сколько протестов международных журналистских и других общественных организаций. Но, к сожалению, власти еще ничего не делали в этом направлении. Последняя информация такова: президент сказал, что если Ваграм Агаджанян обратится к нему с просьбой о помиловании, он сразу же сделает. Не то, чтобы Ваграм этого не хочет, но и мы ему не советуем этого, потому что это был бы еще один позор. Это уже был бы позор журналисту.

Олег Панфилов:

Но это значит, что Ваграм Агаджанян в таком случае признал бы себя виновным?

Гегам Багдасарян:

Конечно. Признал бы не только себя виновным, признал бы виновным и газету "Десятая губерния", он признал бы виновным всю журналистскую братию Карабаха. Это недопустимо, это было бы унижением. Это хуже, чем суд, это хуже, чем арест. И естественно, Ваграм не пойдет на такой шаг. Но, с другой стороны, и власти не предпримут ничего другого. Вот такова ситуация.

Олег Панфилов:

В предыдущих программах мы обсуждали эту проблему с Марком Григоряном из Еревана и Эльдаром Зейналовым из Баку. Это проблема современных взаимоотношений между журналистами Азербайджана и Армении. Понятно, что причина таких взаимоотношений - Нагорный Карабах. Вот вы, как руководитель Степанакертского пресс клуба, считали такие контакты необходимыми?

Гегам Багдасарян:

Вы имеете в виду - армянских или азербайджанских журналистов или карабахских журналистов тоже?

Олег Панфилов:

И карабахских журналистов, наверное, тоже. Потому что карабахские журналисты оказались между двумя жерновами во время войны, которая проходила несколько лет назад и сейчас, когда существуют попытки политического урегулирования.

Гегам Багдасарян:

12-го мая 1994-го года было подписано соглашение о перемирии. Прошло уже много лет, нужно и можно уже забыть о войне. Нужно и можно уже забыть о линии фронта. Мы часто говорим - журналисты вне границ, как, скажем, и врачи без границ. Этот принцип должен действовать и в журналистской среде. И эти связи для меня очень важны, не только для меня, скажем, и для журналистов трех государств. В последнее время как бы намечается прогресс в этом вопросе и есть связи между армянскими и азербайджанскими журналистами. Более того, и карабахские журналисты тоже включаются в этот процесс. К примеру, при поддержке Института открытого общества мы сейчас работаем по проекту "Карабахская проблема в зеркале СМИ и общественного мнения". Это проект осуществляют три журналистских объединения - Бакинский пресс-клуб, Ереванский пресс-клуб, Степанакертский пресс-клуб. Это очень наглядно, это очень полезно и это единственный пример, к сожалению, но это уже хоть что-то. Мне кажется, что все-таки связи крепнут со временем. Мы стараемся не политизировать. Конечно, отношения между властями Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха очень сложные. Но необязательно же, чтобы такие же отношения были между общественными и журналистскими организациями. Кажется, мы уже начинаем понимать эту простую истину. Это очень больной, очень сложный вопрос и мы столько лет говорим об этом с нашими ереванскими и бакинскими коллегами. И кажется, приходим к мнению, что все-таки эти связи очень важны, в том числе для урегулирования карабахского конфликта.

XS
SM
MD
LG