Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело белгородской журналистки Ольги Китовой


Сегодня в программе:

- Дело белгородской журналистки Ольги Китовой. Репортаж корреспондента радио из Белгорода. Комментарии сотрудника офиса ОБСЕ по свободе слова Александра Иванько, корреспондента журнала "Тайм" Юрия Зараховича и юриста Бориса Пантелеева.

Сегодня наша программа посвящена судьбе одной журналистки - корреспондента газеты "Белгородская правда" Ольге Китовой. Кажется, еще несколько лет тому назад нельзя было предположить, что в России, где существует вполне демократичный закон о средствах массовой информации, где власть неустанно повторяла о приверженности принципам свободы слова, начнется тотальное давление на прессу, будут применяться самые жесткие административные и псевдо-юридические рычаги. Но вот наступил 2000-й год, и против 17-ти журналистов возбуждаются уголовные дела. За пять месяцев текущего, 2001-го года, преследованиям подверглись уже 12 журналистов, в том числе и Ольга Китова. Вкратце история Ольги Китовой такова. В январе нынешнего года корреспонденту "Белгородской правды", опубликовавшей журналистское расследование о якобы совершенном шестью студентами одного из белгородских вузов изнасилования своего однокурсника, было объявлено о возбуждении против нее уголовного дела. Именно объявлено, поскольку сделал это председатель областного Союза журналистов Владимир Кучеренко перед церемонией награждения Ольги Китовой журналисткой премии по итогам 2000-го года. Китову премии лишили, поскольку, как оказалось, прокуратура посчитала опубликованное расследование проступком, по мнению следственных органов, противоречащим уголовному кодексу. Необходимо сказать о существенной детали - Ольга Китова является также и депутатом областной Думы, а, значит, защищена статусом неприкосновенности. Статья 19-я областного закона о статусе депутата Белгородской областной Думы, принятого еще в 94-м году, гласит: "Депутат Думы обладает неприкосновенностью в течение всего срока его полномочий. Он не может быть привлечен на территории Белгородской области к уголовной или административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, а также задержан, арестован, подвергнут обыску или допросу без согласия Думы, кроме случаев задержания на месте преступления". 16-го марта Ольге Китовой предъявили повестку прокуратуры, согласно которой она обязана явиться на допрос по обвинению по трем статьям уголовного кодекса, в том числе - по статьям о клевете и об оскорблении. В письменном заявлении прокурору она ответила, что защищена статусом депутата, а потому на проведение ее допроса необходимо получение разрешения областной Думы. 21-го марта произошло следующее. В 8.15 утра она вышла из дома и направилась по улице, пройдя 20 метров, у развилки дороги ее в кольцо окружили три машины, и люди в штатском, около десяти человек, повалили на землю и пытались силой затащить ее в машину. Она начала кричать о помощи, но кто-то ударил ее по голове, в результате чего она потеряла сознание. Пришла она в себя уже в машине. Двое милиционеров сидели у нее по бокам и держали ее за руки и ноги. Так Ольга Китова попала в больницу первый раз. 29-го марта состоялась сессия Думы, которая, как предполагалось, должна была лишить ее статуса неприкосновенности. В Белгород приехала съемочная группа телекомпании "НТВ", и депутаты решили не выносить сор из избы. Но против Китовой было возбуждено еще одно уголовное дело, по статьям 318-й и 319-й уголовного кодекса - "Применение насилия в отношении представителей власти". То есть, говоря неюридическим языком, сама Ольга Китова и напала на десятерых милиционеров. Здесь стоит сделать такую ремарку: ростом Ольга Китова чуть более полтора метра. 22-го мая Ольгу Китову арестовали в очередной раз. Подробности в репортаже корреспондента радио Игоря Маркова.

Игорь Марков:

В Белгороде журналист и депутат областной Думы Ольга Китова уже несколько дней находится под стражей. Охрана из трех милиционеров находится у дверей больничной палаты, куда попала Ольга Китова после ее ареста. Задержание произошло 22-го мая по предписанию областной прокуратуры. Китову доставили в СИЗО, но в тот же день она на носилках была доставлена в больницу. По заключению врачей, у Ольги Китовой - острый гипертонический криз и проблемы с сердцем. Конфликт журналиста с властью продолжается уже более года. Против Китовой заведено пять уголовных дел, в том числе обвинения по фактам ее публикаций и в нападении на сотрудников милиции. Последнее якобы имело место 21-го марта при попытке принудительной доставки Китовой в прокуратуру. Неоднократные вызовы в прокуратуру журналистка игнорировала и, как пишет газета "Белгородская правда", где Ольга Китова работает обозревателем, "прокуратура области не нашла лучшего решения, чем подписать постановление об аресте". Мне удалось встретиться с заместителем прокурора области Дмитрием Хлебниковым:

"Ей инкриминируется пять составов уголовных преступлений, одна из статей до пяти лет лишения свободы. Будет предъявлено обвинение. Возможно, будет ставиться вопрос на согласие Думы для направления дела в суд".

Редакция "Белгородской правды" протестует против произвола властей и поднимает тему неприкосновенности Ольги Китовой как депутата областной Думы. Вот что об этом говорит Дмитрий Хлебников:

"Депутат действительно обладает неприкосновенностью в течение всего срока его полномочий. В то же время, согласно частей 3-й, 4-й статьи 13-й указанного закона, приведенные ограничения не распространяются на действия депутата, связанные с преступлениями против личности. То есть в данном случае, любые следственные действия, в том числе задержание, арест, обыск, допрос проводятся в обычном порядке, поскольку Ольге Петровне инкриминируется именно преступление против личности. Это закон".

Олег Панфилов:

Этот репортаж Игорь Марков записал 30-го мая. Итак, обычное журналистское расследование было оценено областной прокуратурой ценой в два уголовных дела по пяти статьям уголовного кодекса и двумя сердечными приступами журналиста. Однако вряд ли белгородские власти рассчитывали, что делом Ольги Китовой займутся общественные и международные организации. Вслед за вторым арестом появилось заявление Союза журналистов России, в котором, в частности, говорится: "То, что происходит в Белгороде с нашим коллегой, вновь ставит нас перед вопросом - можно ли вообще доверять сегодняшнему руководству российской прокуратуры? Это не частный случай, это сигнал обществу о том, что даже депутатская неприкосновенность перестает быть защитой от неприкрытого и наглого произвола". Сама Ольга Китова прокомментировала случившееся так: "Мой арест - это месть губернатора Савченко и прокурора области Кондрашова. Я в этом не сомневаюсь ни секунды". Делом Китовой занялся Венский офис ОБСЕ по свободе слова. Вот что рассказал корреспонденту Радио Свобода Альбине Лир представитель этой организации Александр Иванько.

Альбина Лир:

Александр, какова реакция и действия ОБСЕ по поводу дела корреспондента "Белгородской правды" Ольги Китовой, обвиняемой в оскорблении и применении насилия в отношении представителей властей?

Александр Иванько:

ОБСЕ крайне обеспокоено ситуацией, сложившейся вокруг Ольги Китовой, а представитель ОБСЕ по свободе СМИ несколько раз обращался к российским властям с просьбой разобраться в этом деле. Непосредственно мы связывались как с аппаратом господина Ястржембского, так и с министром иностранных дел Игорем Ивановым, я говорил с самой Китовой пару недель назад. Связывались и с журналистами, пытаясь придать большую огласку делу Китовой. А в данный момент работаем над тем, чтобы организовать поездку в Белгород ныне председательствующего в ЕЭС Швеции и действующего председателя в ОБСЕ Румынии. Надеемся, что дипломаты из посольств Румынии и Швеции в Москве смогут посетить Китову в Белгороде.

Альбина Лир:

Скажите, пожалуйста, а как вообще ОБСЕ в целом оценивает ситуацию с прессой и журналистами в России в последние полтора года?

Александр Иванько:

Ну, нельзя говорить о ситуации в целом - она очень различная. Например, в Москве ситуацию надо оценивать с одной стороны, в Санкт-Петербурге по-другому, может быть, немного, а в регионах некоторых ситуация очень тяжелая. ОБСЕ уже поднимала вопрос вокруг ситуации "НТВ", ситуации вокруг газеты "Сегодня". Пытаемся мы следить и за тем, что творится в регионах. К сожалению, не всегда это удается, поэтому надеемся на помощь неправительственных организаций в Москве. И поэтому очень близко работаем, например, с Центром экстремальной журналистики.

Олег Панфилов:

28-го мая областной суд рассмотрел жалобу адвокатов Ольги Китовой об изменении меры пресечения и освободил ее из-под стражи двух милиционеров, постоянно находившихся в ее больничной палате. Свидетелем того, как развивались события в эти дни, был корреспондент американского журнала "Тайм" Юрий Зарахович.

- Юрий, вы приехали в те дни, когда Ольга Китова находилась в больничной палате под присмотром милиционеров. Вам удалось встретиться с сотрудниками прокуратуры, адвокатами, наконец, с коллегами Китовой. Ваше мнение?

Юрий Зарахович:

Я пришел в больницу к Китовой, когда она еще была под арестом. Спросил у милиционеров, могу ли я больной женщине передать букет цветов? Получил ответ: она - не больная, она - арестованная. Никаких посещений, никаких передач без разрешения прокуратуры. Однако оказалось, что все посетители равны, но некоторые "равнее прочих". Уже потом, когда арест сняли, на следующий день я к Ольге Петровне попал, она мне рассказала, что к ней приходил посетитель, представитель, как она выразилась, областного руководства, и сказал ей, что ежели вы, Ольга Петровна, сделаете выводы из того, что произошло, обдумаете свое поведение, вы в этом городе будете очень хорошо жить. А если не сделаете выводы, то жизни у вас в этом городе не будет совсем. Вы понимаете, что интересно, я на следующий день был в редакции "Белгородской правды", туда потоком шли люди выражать протест против ареста Китовой, потоком шли письма, выражающие протест. И среди этих писем мне показали заявление коллеги Ольги Китовой по областному Законодательному собранию, по Думе. Депутат Думы господин Вячеслав Твердохвалов написал в своем заявлении следующее, что в коридорах власти кое-кто говорит депутатам, что если Китова сделает выводы, обдумает свое поведение, признает свои ошибки, то все обойдется и будет очень хорошо. Вот эти текстуальные и смысловые совпадения того, что рассказала мне Китова, и того, что я прочитал в заявлении Твердохвалова, в общем-то, пугают. Я бы хотел сказать, что после первого ареста, насколько мне известно, Ольга Петровна провела на больничном 42 дня, сейчас она находится в больнице, хотя охрану сняли, она уже не арестованная, снова - пациент. Но вы понимаете, женщине 47 лет, у нее гипертония, хроническая ишемическая болезнь сердца, и если будет третий арест, и будет он проведен так же как первые два, то, я думаю, что когда Ольга Петровна говорит о том, что она всерьез опасается за свою жизнь, у нее есть к этому основания.

Олег Панфилов:

Вы встречались с сотрудниками областной прокуратуры?

Юрий Зарахович:

Встречался. Надо сказать, что они были исключительно любезны, даже помощь предлагали, предлагали транспорт, сувенир хотели подарить на память. Я, правда, предпочел, чтобы они сувенир оставили себе на память о моем визите. Но я бы сказал, что у них позиция была немножко странная. Потому что они уже к тому времени, когда я туда пришел, решили проявить гуманизм и арест снять. Однако же арест был снят, в результате, судом. Тоже интересная деталь. Я разговаривал с адвокатом Ольги Петровны Александром Петровичем Шумничем перед началом судебного заседания. Он сказал: вы подождите, это минут двадцать, рассматривается просто вопрос об изменении меры пресечения. И мы все думали, что это будет действительно минут двадцать - обыкновенное открытое заседание суда. Заседание закрыли, и продолжалось оно два часа сорок минут. Могу себе представить, какая там шла "рубка" вокруг этого вопроса. Тем не менее, победила справедливость, восторжествовала, суд признал решение об аресте незаконным, хотя и ушло у него на это столько времени и сил. Как будут развиваться события далее, Бог весть, поскольку, при всем при этом, Ольга Петровна находится под подпиской о невыезде. Очень странно: депутат - и два раза арестовывается, подписка о невыезде. Возможно, прокуратура будет продолжать этот нажим, поскольку уже против нее выставлено обвинение по пяти статьям уголовного кодекса, и по одной из этих статей ей предполагается пять лет лишения свободы. Причем, это очень интересно, эту статью за оказание сопротивления представителям органам власти сначала трактовали как избиение милиционера. Представляете, восемь милиционеров крутят Шварценеггера такого, Шварценеггер отбивается. Потом уже, видимо, и прокурорам стало смешно, они формулу "избиение милиционера" переменили на "принесение неопасных для жизни увечий". Во всяком случае, в распоряжении на арест, которое я читал, подписанное следователем прокуратуры Сергеем Крюковым, было написано, что Ольга Петровна одному милиционеру, сопротивляясь, оторвала погон, а второму нанесла "поверхностную царапину тыльной стороны левой ладони". Вот за эту царапину ей предполагается пять лет.

Олег Панфилов:

Юрий, я уже говорил о том, что о первом уголовном деле, возбужденном в январе этого года в отношении Ольги Китовой, она была проинформирована не сотрудниками прокуратуры, она была проинформирована председателем Союза журналистов Белгородской области. Вы встречались с ее коллегами, видимо, встречались и с журналистами других белгородских изданий. Как они относятся к этому делу?

Юрий Зарахович:

Лучше всего сформулировал эту позицию главный редактор "Белгородской правды" Леонид Ефимович Блогасов. Он сказал, что Ольга Петровна Китова - исключительно добросовестный и очень серьезный сотрудник, что они всецело ей доверяют, и весь коллектив редакции на ее стороне, они все были очень возмущены. Надо сказать, что мужики, как львы, дрались за свою коллегу. Но, понимаете, я предлагаю немного шире на это посмотреть. Я вам расскажу маленький эпизод. Мне надо было билет в Москву взять, сами понимаете - южное направление, каникулы. Я приезжаю на вокзал, в кассе - очередь, понимаете, что такое справиться с очередью? Я просто встал и сказал: "Уважаемые дамы и господа, я - журналист, работаю по делу Китовой. У меня через сорок минут встреча с прокурором, я не могу опоздать, в Москву мне надо ехать сегодня обязательно, иначе - я статью не напишу. Мне на это очередь ответила: мы все Китову поддерживаем, пожалуйста, проходите. И мы все понимаем, почему ее преследуют - потому что она говорит правду.

Олег Панфилов:

Но вопрос касался журналистов, вы - корреспондент американского журнала, вы приехали для того, чтобы написать статью об этом деле. Как вы думаете, почему, кроме журналистов немецкого телевидения "АРД", кроме других западных журналистов, почти никто из российских журналистов не заинтересовался этим делом?

Юрий Зарахович:

Я, честно говоря, хотел вам этот вопрос задать. Потому что это один из самых главных вопросов, который у меня после этого дела остался. У меня лично сложилось впечатление, уже давно, что коллеги, работающие в российских средствах массовой информации, очень увлечены жизнью в Москве. Понимаете, то, что для московской журналистов, может быть за исключением тех, кто уже потерял работу при разгроме "Медиа-Моста", то для всех остальных пока еще кажется теорией, является предметом оживленных дискуссий на коктейлях, в провинции стало, увы, печальной реальностью. Вот как Блогасов мне сказал: разгром "НТВ" - это была команда "фас" для местного начальства, что можно нас давить, можно давить всех, и не только журналистов, кстати, но журналистов - в первую очередь. И, как он сказал, сейчас уже речь идет не о борьбе за свободу слова, а о борьбе против избиений и того, чтобы людей сажали в тюрьму. И очень печально, что российские коллеги не обращают на это внимание. Потому что, если они думают, что их это не касается, они глубоко ошибаются. Если они так будут равнодушно смотреть на то, как их коллег избивают в провинции, эта волна скоро дойдет сюда. Если они думают, что за ними не придут, они глубоко ошибаются, - придут.

Олег Панфилов:

Я хотел бы сказать еще несколько слов и, видимо, получу от вас подтверждение тому, как работают адвокаты Ольги Китовой. Насколько я знаю, эти адвокаты работают практически бесплатно.

Юрий Зарахович:

Просто бесплатно. Мне Ольга Петровна сказала, что они вообще отказались даже разговаривать о каких-то гонорарах, поскольку, как она сказала, при моей зарплате это было бы смешно. Кстати, тоже интересный аспект. Ведь по тем статьям, которые ей предъявляет прокуратура, кроме ареста, предусматривается еще штраф на пятьсот минимальных размеров оплаты труда, это, по-моему, около ста тысяч рублей. Она получает меньше тысячи рублей в месяц, - это, правда, смешно.

Олег Панфилов:

Казалось, история Ольги Китовой запутана настолько, что разобраться без комментария юриста довольно сложно. Борис Пантелеев, эксперт Центра экстремальной журналистики, советник юстиции, несколько лет занимающийся проблемами взаимоотношения власти и прессы в России. Ваше мнение, Борис?

Борис Пантелеев:

В моей практике раньше были такого рода дела, и они заканчивались по-разному. Но в этом случае я хотел бы отметить особую нелогичность, или же неуклюжесть, позиции прокуратуры, которая, как мне кажется, бросается в глаза каждому наблюдателю, даже не юристу. Ну, во-первых, в Белгородской области есть закон, принятый Думой, об особом статусе депутатов. Согласно этому закону, не только сажать в тюрьму, грубо говоря, но и подвергать административному взысканию депутата нельзя. Прокуратура может по-разному относиться к этому закону. Если она считает, что он ущемляет, нарушает принцип равенства граждан, конституционного равенства перед законом и судом, - прокуратура может опротестовать этот закон. И, в этом случае она будет последовательной. Мы и ничего подобного не слышали, выборочно это действует. И трактуют закон так, как им удобно в этой ситуации. Это большая ошибка. И я думаю, что суд может вполне признать все доказательства, собранные таким путем в отношении депутата, недопустимыми при рассмотрении дела по существу.

И вторая коллизия, которую я тоже никак не могу себе объяснить, это - противоречие по сути предъявленных обвинений. Китову обвиняют в том, что она собирала доказательства, выясняла ситуацию в отношении уголовного дела, выдвигала какую-то версию по делу и эту версию опубликовала, развивала свою точку зрения на конкретный уголовный факт, на конкретное уголовное дело, которое не закончено расследованием до настоящего времени, виновные по этому делу не названы. Следовательно, существует презумпция невиновности, распространяющаяся на всех граждан, и Китова поддерживает эту презумпцию. Так вот, распространение информации о том, что какие-то граждане у нас в стране, не осужденные судом, являются невиновными, трактуется как заведомо ложные сведения, клеветнические измышления в адрес другого гражданина. При отсутствии приговора говорить о наличии такого состава преступления крайне проблематично. И вот, на таком жидком, слабом правовом поле репрессии, то есть меры, которые были впоследствии к ней применены, я считаю, конечно, неоправданными.

Олег Панфилов:

Вы познакомились с материалами, по крайней мере, той информации, которую получил Центр экстремальной журналистики, в том числе - и служебную записку из областной прокуратуры. Скажите, есть ли перспективы у этого дела?

Борис Пантелеев:

На мой взгляд, поскольку эти противоречия юридически, логически являются фундаментальными, разрешить их будет крайне сложно впоследствии. Тем более, что они осложнены последующими некорректными ошибочными действиями, которые свидетельствуют об обвинительном уклоне в действиях прокуратуры. И всем этим акциям, я думаю, суд даст оценку, и вряд ли, конечно, он осмелится в такой ситуации вынести обвинительный приговор по делу.

XS
SM
MD
LG