Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Очередное громкое убийство журналиста. Проблемы региональной прессы


Сегодня в программе:
- Очередное громкое убийство журналиста.
- Камчатские газеты ожидает передел собственности.
- Проблемы саратовской прессы.
- Что происходит с газетой "Ковровские вести".
- Иркутская пресса в предвыборной кампании.


На постсоветском пространстве произошло очередное громкое убийство журналиста. 26-го июля в Тбилиси выстрелом в голову убит популярный ведущий информационной программы "Курьер" телекомпании "Рустави-2" Георгий Саная. В течение первых дней после убийства правоохранительные органы Грузии отказываются называть версии преступления, но нестабильная внутриполитическая обстановка в Грузии подкреплена еще одним поводом для того, чтобы обвинить власти и, возможно, оппозицию в использовании трагедии в политических обвинениях друг друга.

Георгий Кобаладзе:

Прах Георгия Саная перенесли в кафедральный собор Сиони, где богослужение во спасение его души совершил патриарх Всея Грузии Илья Второй. Тысячи людей пришли к храму, чтобы проститься с любимым телеведущим. Многие из них говорили, что Георгий как бы стал членом их семьи, их сыном. Они могли позвонить в прямой эфир его передачи "Ночной курьер", которую смотрела вся страна, и сказать все, что желали, высказать наболевшее, излить душу, задать едкие вопросы самым известным политикам. Георгий делал это блестяще. Несмотря на молодость, он был истинным профессионалом. Неслучайно "Ночной курьер" прочно удерживал первое место в рейтинге политических программ грузинских телекомпаний, которых, кстати, очень много, но среди них по-настоящему профессиональных не более одной-двух. Можно смело утверждать, что уже очень давно грузинское общество, постепенно опомнившееся после глубокого шока, последовавшего за бурными событиями начала 90-х годов прошлого века, не было так потрясено и так едино в своем гневе. В 1993-м году, в ходе одного из сражений гражданской войны, сторонники экс-президента Грузии Гамсахурдиа расстреляли журналиста первого канала государственного телевидения Давида Болквадзе. Несколько журналистов погибли во время войны в Абхазии. Прошло несколько лет, и совершенно неожиданно, никак не вписываясь в процессы, связанные с медиа, убит самый популярный журналист. Его деятельность во многом определяла и популярность телекомпании "Рустави-2", единственной из независимых грузинских телестанций, вещающей на всю территорию страны через спутник, имеющей свою веб-страничку. Причем, убит совершенно молодой человек, отец маленького Сандро, которого все знали и любили, который олицетворял поколение грузинских журналистов, от первой свободной тбилисской газеты "Семь дней", возникшей в процессе распада тоталитаризма, до "Рустави-2", спонсируемой американскими телегигантами. Было бы несправедливо сказать, что в Грузии нет свободы слова или как-то притесняются журналисты. В Тбилиси издаются несколько газет, действуют несколько телекомпаний, которые спокойно и уверенно можно назвать действительно свободными и независимыми, по крайней мере, в смысле редакционной политики. Причем, следовало бы особенно подчеркнуть, что в Грузии нет феномена медиа-империи, то есть все попытки олигархов, крупных бизнесменов прибрать к рукам наиболее популярные газеты и телеканалы, натолкнулись на столь яростное, в том числе порой даже физическое противодействие журналистской братии, что те, в конце концов, махнули рукой. Ежедневно в эфире "Рустами-2" показывают рекламный ролик новой телефонной компании, сюжет которой - комическая анимация об Эдуарде Шеварднадзе, причем столь острая, что ничего подобного в большинстве странах СНГ даже быть не может по определению. Но есть другая проблема - нажим со стороны так называемой бывшей партийно-номенклатурной интеллигенции, перековавшейся из соцреализма в архитекторы национальной души. Они очень часто требуют от властей принять меры для обуздания прессы, якобы попирающей национальные святыни, разрушающей так называемый этнический менталитет западным образом жизни и так далее. Но даже они Георгия Саная считали наиболее умеренным, интеллигентным и профессиональным журналистом. Вообще в политическом истеблишменте или в элите общества, не найти человека, который не относился бы к Георгию Саная с уважением. Даже отец Басилий Кавалишвили, буйный главарь грузинских православных фундаменталистов, громящий митинги "Свидетелей Иеговы", был вынужден признать, что Георгий, хотя и раскритиковал его действия, но дал все-таки возможность высказаться. Георгий Саная не занимался специально журналистским расследованием, он не занимался специально коррупционными делами, в Грузии есть несколько других журналистов, которые доводят до белого каления чиновников и крупных бизнесменов, постоянно обличая их темные делишки. Так в чем же дело, кто убил Георгия? Кому понадобилось его смерть? Надо сказать, как это ни звучит ужасно, смерть любого иного журналиста в Грузии не могла вызвать столь широкий общественный резонанс. Так, может быть, добивались именно этого? Эдуард Шеварднадзе обратился к ФБР с просьбой помочь в расследовании убийства. Тем самым он прозрачно намекнул, что речь идет о политическом убийстве, возможно, с участием спецслужб. Георгий убит выстрелом в затылок из пистолета с глушителем.

Его тело обнаружили коллеги, пришедшие к нему домой, после того, как Георгий Саная весь день не отвечал на звонки. Полиция заявляет, что обнаружила ряд улик, позволяющих надеяться на торжество справедливости. Но уже прошло несколько дней, и самое страшное, что может произойти, это то, что если убийцу и, главное, заказчика преступления не найдут, а убийство Георгия Саная так и останется тайной, как и убийство Влада Листьева.

Олег Панфилов:

26-го июля в газете "Новая камчатская правда" опубликована статья, в которой рассказывается о судьбе "Городской газеты", частного издания, но, как оказалось, не в меньшей степени задействованного в минувшей предвыборной кампании. Подробности о проблемах камчатской прессы в репортаже корреспондента Радио Свобода Гузель Латыповой.

Гузель Латыпова:

Последний редактор "Городской газеты" Петропавловска-Камчатского Галина Туичеева заявила, что новый губернатор Камчатки Михаил Мошковцев предпринимает попытки превратить средства массовой информации области в свои карманные рупоры. В начале июня один из основных учредителей газеты, не выигравший на выборах мэра Петропавловска Николай Савельев, продал контрольный пакет документов на издание хабаровским рыбопромышленникам. "Городская газета" была продана вместе с кондитерской фабрикой, радиостанцией и еще несколькими предприятиями. При новых хозяевах коллектив газеты выпустил лишь один номер, после чего учредители потребовали срочно превратить газету в самоокупаемую единицу, что фактически невозможно в камчатских условиях. Себестоимость одного экземпляра той же "Городской газеты" около 12-ти рублей, при этом дороже пяти рублей газету продать просто невозможно. К тому же коллектив не пожелал превратить общественно-политическое издание в рекламный листок. Журналисты приняли решение уйти из газеты полным составом после того, как учредители отказались оплачивать услуги типографии, а также сообщили им об увольнении редактора. В беседах с журналистами "Городской газеты" хозяева прозрачно намекали им на то, что они имеют некие обязательства перед новой администрацией. Обязательства же, как говорит редактор газеты Галина Туичеева, простые, ведь сейчас областные власти выдают лимиты на вылов лосося только предприятиям, фактически поклявшимся в верности новому губернатору. Основной источник доходов новых учредителей издания - это добыча и переработка рыбы. А купленная в одном пакете с цехами кондитерской фабрики, где сейчас, кстати, открывается рыбное производство, "Городская газета" находится в жесткой оппозиции к власти, поэтому хозяева и решили обуздать коллектив непокорной газеты, на что не пошли журналисты. Как говорит Галина Туичеева, роль и задача прессы - это оппозиция к любой власти, причем конструктивная. Таким образом, по ее мнению, власть не сможет расслабиться. Сейчас же в Камчатской области, по мнению бывшего редактора "Городской газеты", наблюдается процесс захвата и подчинения губернатором-коммунистом Михаилом Мошковцевым независимых средств массовой информации. Против отдельных журналистов возбуждаются уголовные дела о клевете на губернатора, неугодные издания, осмелившиеся критиковать новую власть (а таких большинство), периодически лишаются возможности получать информацию о решениях, принимаемых в местном Белом доме. Любая попытка журналистов подвергнуть губернатора или же его действия критике тут же объявляются черным пиаром. Критике и нападкам Мошковцева подвергается даже одна из двух бюджетных газет области "Рыбак Камчатки" за то, что ее редактор Ольга Косминина, председатель камчатского отделения журналистов, позволяет себе публиковать критические материалы. По некоторым данным, существует негласное распоряжение губернатора, по которому корреспонденты этой газеты не могут получать в областной администрации информацию, брать интервью у чиновников.

Журналистов, критикующих губернатора в других средствах массовой информации, Михаил Мошковцев открыто называет продажными и ангажированными. Некоторые из них сдаются, остальные же продолжают работать в условиях, когда власть пытается открыто влиять на свободу слова в регионе. Чего не было, кстати, при прежней власти, которая просто не замечала выпады в свой адрес со стороны журналистов. Теперь же камчатской прессе, некогда гордившейся своим либеральным губернатором, есть с чем сравнивать.

Олег Панфилов:

Саратовская пресса в последние годы переживает серьезный кризис. У многих на памяти прошлогодний конфликт между администрацией области и газетой "Известия", когда волевым решением неустановленного чиновника из полосы старейшей российской газеты, переданной в Саратов по фототелеграфу, были заменены абзацы из непонравившейся губернатору Аяцкову статьи. В последние месяцы по Саратову прокатились скандалы вокруг газет "Саратов" и "Губерния". О последних событиях в Саратовской губернии - корреспондент Радио Свобода Ольга Бакуткина.

Ольга Бакуткина:

Выселить редакцию газеты "Саратовские вести" из арендуемого помещения - такое решение приняло областное правительство, являющееся соучредителем газеты. Редактор "Саратовских вестей" Татьяна Артемова получила уже два письма от заместителя председателя областного комитета по управлению имуществом Евгения Ускова. Чиновник уведомляет о решении комитета в одностороннем порядке прекратить договор аренды и предлагает редакции в трехмесячный срок покинуть занимаемое помещение: два этажа в издательском комплексе "Слово". В противном случае комитетом будет подан иск в арбитражный суд о принудительном выселении редакции. Гнев господина Ускова и его желание судиться с газетой вызвано якобы тем, что редакция не выполняет свои обязательства по оплате арендуемого помещения. Чтобы понять, что же происходит на самом деле, следует вспомнить историю создания газеты. "Саратовские вести" стали правопреемником партийной газеты "Коммунист" сразу после путча, ускорившего падение коммунистического режима. Первое время их учредителем оставался областной Совет народных депутатов. Тогда для защиты своих прав трудовой коллектив организовал ООО "Саратовские вести". Власть Советов закончилась, но власть демократическая не хотела лишаться возможности влияния на самую тиражную ежедневную газету области. Тогда и был заключен компромиссный договор о соучредительстве областного правительства и трудового коллектива ООО "Саратовские вести". Сотрудники газеты получили право выбирать редактора и определять политику газеты в целом. Правительство имело возможность размещать ежедневно двести строк любой информации бесплатно, все остальное, что выходило за рамки этого формата, должно было оплачиваться по рекламным расценкам. К тому же правительство обязывалось содействовать подписке, а также освободить редакцию от арендной платы и ряда местных налогов. Эйфория первых лет демократии прошла, демократическая власть вспомнила, что в первую очередь она власть, газета стала восприниматься как собственность, а независимость позиции редактора Татьяны Артемовой как своеволие. В начале этого года идеологический блок правительства возглавил Борис Шенчук и стал наводить порядок по своему ведомству. Во время подписной кампании он разослал главам районов области перечень рекомендуемых к подписке изданий. "Саратовских вестей" в нем не было. Благодаря такому использованию административного ресурса, газета не досчиталась трех тысяч подписчиков. Весной Борис Шенчук предложил Артемовой внести изменения в учредительный договор: редактора должно назначать и снимать правительство, а не избирать трудовой коллектив. Естественно, вносить изменения в договор, чтобы сразу лишиться редакторского кресла, Татьяна Артемова отказалась. В июне в редакцию потянулись проверяющие. Цель: "Провести проверку законности проведения приватизации редакцией газеты "Саратовские вести" без согласования с правительством области, которое являлось учредителем и собственником редакции газеты". Но еще год назад подобная проверка установила, что приватизация газеты не проводилась, а ООО "Саратовские вести" создано задолго до появления областного правительства. Завершающим аккордом стало требование об освобождении помещения. Тем самым правительство последовательно нарушило все пункты своих обязательств, от содействия подписке до освобождения от арендной платы. На этом основании редактор газеты уведомила правительство о намерении предъявить регрессивный иск о расторжении учредительного договора и принудительном исполнении указанных обязательств за период его действия. Татьяна Артемова считает, что конфликт между газетой и властью основан на непонимании чиновниками роли прессы. Поскольку редакция считает своей главной задачей объективную информацию о событиях, происходящих в области, правительство же в лице своих чиновников настаивает на том, что функция газеты - пропаганда. Правда, на вопрос, что именно следует пропагандировать, ни один чиновник не дал вразумительного ответа.

Олег Панфилов:

Почти два месяца назад в газету "Ковровские вести" пришли сотрудники милиции и конфисковали редакционные компьютеры без решения суда, но по постановлению прокуратуры. Один из самых популярных еженедельников во Владимирской области, выходивший тиражом 19 тысяч экземпляров, оказался перед угрозой закрытия. Как сейчас разворачиваются события рассказывает корреспондент Радио Свобода Константин Колесов.

Константин Колесов:

Без малого два месяца журналисты газеты "Ковровские вести" вынуждены были работать в полуподпольных условиях на чужой технике и на частных квартирах. 6-го июня ковровские милиционеры совместно с сотрудниками отдела "Р" УВД Владимирской области изъяли в редакции всю компьютерную технику. Перед этим редактору газеты Николаю Фролову было предложено "добровольно выдать дискеты, диски, компьютеры и другие средства, запрещенные к обороту в Российской Федерации". Подобного в помещении редакции, разумеется, не было. Милиционеры вообще не объяснили, какая в принципе компьютерная техника может быть запрещена в России. Тем не менее, они забрали все семь редакционных компьютеров, а также лазерные диски и дискеты с информацией. Как позже стало известно, изъятие было произведено в рамках расследования уголовного дела по обвинению редакции "Ковровских вестей" в клевете. Незадолго до описываемых событий под заголовком "Ковровские заводы - всем спасибо, все свободны" газета опубликовала обзор положений на крупнейших оборонных заводах города Коврова, в которых журналисты предположили, что плачевное состояние некоторых бывших индустриальных гигантов есть следствие корыстных интересов узкого круга близких к городской власти граждан. Изложенные в статье факты никто из заинтересованных лиц не опровергнул, а результатом публикации стало лишь упомянутое уголовное дело, возбужденное, по мнению Николая Фролова, с целью помешать нормальной работе редакции, а вовсе не с целью установления каких-либо фактов. И в самом деле, трудно представить, какое отношение к клевете может иметь некая запрещенная к обороту компьютерная техника. Ковровские милиционеры, равно как и сотрудники прокуратуры, с момента изъятия по сегодняшний день отказываются комментировать свои действия. Можно предположить, что целью изъятия компьютеров являлось получение хранящейся в них рабочей информации. Но это также не вяжется с выдвинутым обвинением в клевете. Ведь согласно закону о средствах массовой информации, редакция обязана отвечать только за опубликованные факты и мнения. Председатель областного Союза журналистов Александр Карпелович оценивает ситуацию примерно следующим образом: есть опубликованная статья, есть изложенные в ней факты, вот их и следует оценивать следствию. Но у каждого хорошего журналиста всегда имеется набор версий и предположений, но если он их считает непроверенными и не публикует, он чист перед законом. В "Ковровских вестях" не исключают, что компьютеры изымались, в том числе и с целью установления фамилий людей, которые снабжали журналистов информацией, а это уже попахивает сведением счетов. По закону журналисты обязаны хранить в тайне источники информации, лишь суд вправе потребовать их оглашения. Вполне вероятно, что ковровские милиционеры решили обойтись без хлопотного судебного разбирательства и получить требуемые сведения самостоятельно. Сегодня даже школьник знает, что на копирование информации с электронных носителей требуется от силы 10-15 минут. Эту операцию милиционеры вполне могли бы проделать непосредственно в редакции. Тем не менее, компьютеры были изъяты и пролежали в ковровском УВД Коврова почти два месяца. Лишь в среду 25-го июля журналистам вернули шесть из семи изъятых компьютеров, седьмой, самый мощный, на котором велась верстка газеты, по непонятным причинам остался в УВД. Причастные к расследованию уголовного дела официальные лица с редким упорством сохраняют в тайне его результаты. Лишь в отделе дознания ковровского УВД мне удалось узнать, что расследование на днях завершено и по уголовному делу принято какое-то решение. Каково это решение, не знают и сами подследственные. По словам редактора "Ковровских вестей" Николая Фролова, УВД и прокуратура упорно не реагируют на запросы газеты. Остаются без внимания и жалобы редакции на допущенные в ходе изъятия процессуальные нарушения.

Олег Панфилов:

И последний сюжет нашей программы. Мы старались регулярно рассказывать о том, как использовалась пресса в предвыборной кампании в Иркутской области. Первый тур состоялся, перед вторым туром можно подвести некоторый итог. Наш корреспондент Артур Асафьев с очередным репортажем из Иркутска.

Артур Асафьев:

Накануне первого тура губернаторских выборов ситуация со свободой слова в Иркутской области обострилась до предела. Команда действующего губернатора Бориса Говорина использовала административный ресурс против независимой прессы и изданий оппозиционных кандидатов, что называется, на всю катушку. По подсчетам независимых наблюдателей, реклама Бориса Говорина на областных телеканалах занимала до 80% эфирного времени. В то же время ролики других кандидатов без всякого объяснения снимались с эфира даже в тех случаях, когда все было заранее официально оговорено и оплачено. В последние дни перед выборами Иркутск потрясла серия скандалов, связанных с появлением газет-двойников, своим содержанием направленных против оппозиционных кандидатов в губернаторы. Сначала в городе появился двойник независимой газеты "Восточносибирские вести", полностью скопированный с оригинала. Через несколько дней в предвыборном штабе Бориса Говорина в Иркутске был обнаружен огромный тираж еще одной подобной газеты под названием "Сибирские вести". Тираж был изготовлен с грубыми нарушениями правил предвыборной агитации. Когда приехавшие на место члены областной избирательной комиссии попытались запротоколировать данный факт, сотрудники штаба Говорина не пустили их на порог, заявив, что полномочия областного избиркома на их территории не имеют никакой силы. Мало того, на помощь к штабу Говорина срочно приехал и начальник областного управления внутренних дел генерал Александр Россов. Начиная с середины июля, подчиненные Россову подразделения областной милиции стали каждый день задерживать распространителей оппозиционных газет и изымать у них печатную продукцию. Вот только несколько примеров. 22-го июля в Усолье-Сибирском были незаконно задержаны две автомашины с тиражом оппозиционных газет "Наша область" и "Важная газета". Водители машин почти сутки провели в милиции. Никаких внятных объяснений своим действиям правоохранительные органы не дали. 24-го июля в Тайшете сотрудниками местного горотдела внутренних дел были задержаны и поставлены на "арестплощадку" машины, перевозящие аппаратуру иркутского "Уличного телевидения". 27-го июля, узнав, что в местном приложении к "Комсомолке" выйдут последние агитационные материалы оппозиционных кандидатов, представители штаба Говорина срочно сделали свой заказ и заставили типографию выполнить его в первую очередь. В результате заранее проплаченный выпуск газеты показался под угрозой срыва. Редакция независимой газеты "Хлеб", загнанная действиями администрации Говорина и местной милиции в подполье, вообще была вынуждена перейти в Интернет. Вышеперечисленные случаи многократно повторялись буквально во всех городах и районах Иркутской области. В настоящее время первый тур выборов губернатора Иркутской области уже состоялся. Все независимые наблюдатели отмечают, что именно за счет такого масштабного задействования административного ресурса и абсолютного контроля над государственными средствами массовой информации Борис Говорин сумел выйти во второй тур.

XS
SM
MD
LG