Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Cвобода слова и прессы Кыргызстана


Олег Панфилов:

Сегодняшняя программа целиком посвящена проблемам свободы слова и прессы Кыргызстана. И в первую очередь я благодарю сотрудников бишкекского бюро киргизской службы нашего радио за возможность записать программу здесь, в столице Кыргызстана Бишкеке. Я приглашаю к разговору гостей программы: это Замира Сыдыкова, главный редактор независимой газеты "Республика" и Куван Мамбеталиев, председатель правления неправительственной организации "Журналисты". Но прежде мне придется привести то определение состояния общественно-политической жизни Кыргызстана, которое было популярно в первые годы независимости - "островок демократии в Центральной Азии". Однако в последние годы эти слова стали звучать все меньше, и чаще всего в ироничном тоне. Что произошло? Виной ли этому аресты и суды над видными политическими оппозиционерами или бессменный президент, возглавляющий государство более десяти лет? Думаю, что более точный ответ может содержаться в оценке состояния свободы слова и печати. И в этой сфере общественно-политической жизни страны также произошли существенные изменения.

Первые судебные процессы по уголовному обвинению журналистов стали только началом войны между властью и независимой прессой. И эту войну в последнее время можно назвать ожесточенной. С начала года против двух журналистов возбуждены уголовные дела, еще одного - Молдо салы Ибраимова из Джелалабада суд приговорил к двум годам лишения свободы условно. В июне сотрудники Госбезопасности провели обыск в ошской газете "Жаны муун", изъяв рукопись статьи о коррупции в органах власти. Мой первый вопрос к Замире Сыдыковой, главному редактору ведущей независимой газеты "Республика". 17-го октября Первомайский районный суд Бишкека осудил вашу газету к уплате более шести тысяч долларов. По кыргызстанским меркам это огромная сумма. Сколько штрафов газета уплатила за все время своего существования и в чем причина такого своеобразного внимания к вашей газете?

Замира Сыдыкова:

Вы знаете, что в прошлом году нам пришлось в общей сложности выплатить триста тысяч сомов, та же сумма, которая равна нынешней. И я думаю, что власть решила, что если один раз мы смогли это сделать, то мы можем это делать и дальше. Сегодня у них существует абсолютное убеждение в том, что независимую прессу в Кыргызстане поддерживают международные организации и грантуют (по их представлениям) несметно, и мы можем легко рассчитываться с этими долгами. Несмотря на то, что в прошлом году это были громкие акции: тот же самый Коробков (который получил от нас эти деньги) должен был быть как-то оскорблен, потому что мы говорили и демонстрировали, что я отдала свою премию в счет погашения долга, и мы проводили благотворительный аукцион, когда продали все имущество редакции. И, тем не менее, власть решила, что эти деньги у нас есть, что мы их легко найдем, и будем продолжать выплачивать такие долги.

В этом году сумма уже выросла. Чем это объясняется? Посадить меня в тюрьму уже не то, что неинтересно, это, конечно, непопулярно. Да, у нас уголовные процессы идут над журналистами, но сейчас взялись в основном за мужчин, а посадить меня первый раз как женщину, это вызвало бы, конечно, неоднозначную реакцию и протесты. Поэтому со мной уже решили поступать несколько иначе, то есть использовать гражданский кодекс и вот эти процедуры банкротства. И, по всей видимости, они к этому пытаются подвести нашу газету. Это, наверное, связано еще и с тем, что сегодня мы выпускаем киргизскую и русскую газету, к нам влилась "Асаба", которая была закрыта. И это их очень сильно мучает по причине того, что не достигли ожидаемого результата. Второе, это все-таки сам иск от господина Елисеева, который долгие годы боролся против нашего киргизского правозащитника Рамазана Дырылдаева. Он положил массу усилий на это и, по всей видимости, власть решила расплатиться с ним таким образом.

Олег Панфилов:

В новых независимых государствах очень важна, на мой взгляд, работа неправительственных организаций, которые должны помочь в формировании гражданского общества. Что происходит в Кыргызстане, какова роль неправительственных организаций в непростых отношениях власти и прессы?

Куван Мамбеталиев:

В качестве неправительственной организации мы работаем с конца 98-го года. Когда наш Минюст - Министерство юстиции учредило комиссию, это была комиссия правительства, комиссия нравственности. И это был как бы цензурный орган, который начал провоцировать иски против молодежных изданий, где были факты развлекательных материалов. И тогда мы подключились, и нам удалось отстоять газету "Лимон", которая сейчас продолжает выходить, удалось отстоять газету "Пайшамба" от судебного преследования. Там дело не закончилось решением суда. Но это был, так сказать, начальный период. Потом мы начали организовывать защиту, адвокатскую защиту для тех журналистов, которые подвергаются искам со стороны чиновников, судей и так далее.

Вот случай с Молдо салы Ибраимовым, который вы упомянули, это было год назад, тогда нам удалось на стадии второй инстанции (областной инстанции), с помощью адвоката это дело смягчить, гораздо смягчить, иначе ему грозила отсидка в тюрьме и крупный штраф. Отделались десятикратно меньшим размером штрафа и условным наказанием. То есть он избежал необходимости сидеть в колонии строгого режима, как ему предполагалось по иску, по решению суда.

У нас, к счастью, есть адвокаты, юристы с адвокатской лицензией, которые могут и хотят работать. Это очень благородно, и понятно, что он в личном плане много неудобств испытывает и рискует карьерой и прочим.

Есть адвокаты такие, к счастью, и есть организации, которые идут навстречу и финансово помогают организовывать эти поездки, проезд, командировочные, питание и так далее. Представительство "Интерньюс" хорошо помогает. С их помощью этим адвокатам удается работать в качестве официального адвоката на этих судебных процессах. Сейчас наш адвокат работает в Джелалабаде по иску к тележурналисту Самагану Орозалиеву, которого обвинили в получении взятки от должностного лица. И результатов пока нет, но, как будут, мы сообщим по этим каналам. Прежде всего, Центр экстремальной журналистики получит информацию об этом.

Мы в свое время оказывали такую же помощь газете "Асаба", но тогда нам не удалось. Несмотря на усилия адвокатов (это были не последние адвокаты, в частности, работал Шамаран Манчиев), получилось так, что газету экономически придавили. Сейчас такая ситуация с газетой "Республика". Тут просто физически нет у наших адвокатов возможностей, поскольку получается процесс одновременно, но будем находить возможности помогать этой газете уже на стадии следующей инстанции, после решения первичной инстанции.

Газета "Дело" сейчас идет процесс по иску к Ночевкину, который указал в своей статье, просто написал безымянно, что некто из налоговой инспекции сделал то-то, то-то, то-то, - неправильные дела. Подается иск, и судья на полном "серьезе" выносит ему штраф, приговор о том, что он оскорбил этого человека, честь, достоинство, - без указания фамилий! Полный абсурд!

Теперь у нас вторая инстанция, мы думаем, что будет развеян этот абсурд полностью. Вот такую работу делаем по мере необходимости. Недостаточно усилий одной организации. У нас был Фонд защиты гласности, желательно, чтобы этот фонд заработал, но не в таком качестве, хотя бы в информационном пропагандистском качестве. Этот фонд, есть ряд других, но они, к сожалению, пока не работают.

Олег Панфилов:

У меня есть второй вопрос к вам. Я думаю, что вы сможете на него ответить, потому что вы причастны к тому, что произошло 11-го октября. В Бишкеке был проведен "круглый стол", на котором обсуждалась роль парламента в деятельности средств массовой информации. В частности, были приведены на этом "круглом столе" удивительные факты: из всего количества исков, поданных против средств массовой информации о защите чести и достоинства, более 70 процентов составляли иски, поданные депутатами парламента. Второй факт - депутаты отрицательно относятся к инициативе президента Акаева изъять из уголовного кодекса страны статью об ответственности за клевету, а также ввести госпошлину в размере 5 процентов от суммы заявляемых в исках компенсаций. Что вы можете добавить к этой информации о "круглом столе"?

Куван Мамбеталиев:

Да, я был модератором этого "круглого стола", предполагалось посадить лицом к лицу, друг против друга ряд редакторов ведущих изданий и депутатов, которые были заняты в этом комитете по делам средств массовой информации во главе с руководителем этой комиссии Кабаем Карабековым. Хабай Карабеков и Мурат Султанов пришли на эту конференцию, но остальные приглашенные депутаты не явились. Редакторы были в полном составе. Что касается этих поправок, которые инициировались президентом, они не прошли, там двух голосов не хватило. Но мы сейчас ставим вопрос о том, чтобы повторно вернулись к этому вопросу, еще раз проголосовали. И будем, конечно, работать в этом направлении, лоббировать. Я думаю, что просто время упускается.

Это хорошие поправки. Введение 5%, 10% пошлины, чтобы что-то было. Что касается 70 процентов, то это немножко искаженная информация. Я просто немножко уточню. Был семинар судей и прессы Кыргызстана, где судья городского суда госпожа Зинаида Малярова в своем докладе привела эту цифру, но она имела только те дела, которые она лично, персонально вела. 70% - это одного судьи. А обобщающая цифра, что 70 процентов исков от депутатов, такого нет. То есть такое исследование еще не проводили, к сожалению. Мы не можем точно сказать - 50 процентов, может больше, может меньше. Мы просто знаем общую сумму, сколько было количество исков, какая сумма была, и какие дела были приняты, какие отклонены, где мировое соглашение. Градация по чиновникам, этого не было.

Олег Панфилов:

Тем не менее, судя даже по вашим словам, у депутатов довольно популярное занятие - подавать иски против журналистов и против средств массовой информации.

Мой следующий вопрос к Замире Сыдыковой: вероятно, что парламент Кыргызстана является противником демократических преобразований в прессе. Почему депутаты хотят оставить 127-ю, 128-ю статьи уголовного кодекса? Кстати, я должен сказать, что на эту передачу не пришел один из депутатов, который голосовал против поправок - Адахан Мадумаров. Каковы все-таки отношения между депутатами и прессой? В чем сложность этих отношений?

Замира Сыдыкова:

Безусловно, парламентарии никак не могут быть заинтересованы в изменениях в Уголовном кодексе, поскольку они всегда находились и находятся под прицелом журналистов. В данном случае это абсолютно логично. Но я вам хочу сказать, что здесь пробегает такая тонкая, лукавая такая штучка между президентом и парламентом. Ни для кого не секрет - наш парламент абсолютно карманный. И до сегодняшнего дня, после легендарного парламента, который был распущен в 94-м году, пришел парламент, который абсолютно контролируемый и абсолютно управляемый. И если бы президент на самом деле поставил бы этот вопрос перед депутатами и сказал, что это надо провести, это бы прошло, я вас уверяю. Как проходят судьбоносные для страны законопроекты, касающиеся и ежегодного бюджета страны, и отчетов по бюджету страны, что имеет массу нареканий. Поэтому я все-таки усматриваю в этом сознательную недоработку администрации президента с депутатами. Только они могут лоббировать этот вопрос. И пусть депутаты здесь тоже не лукавят, когда они говорят, что журналисты не лоббируют эти вопросы. А как мы должны лоббировать? Что, мы должны пойти на поклон к депутатам, и тогда мы не сможем писать об этих депутатах, то, что мы на самом деле о них думаем? Это абсолютно несовместимые вещи. Могут лоббировать министры, могут лоббировать другие чиновники свои вопросы у депутатов, но чтобы журналисты начали лоббировать вопросы, тогда мы не найдем истины никогда.

Олег Панфилов:

В своих выступлениях мои собеседники затронули несколько важных проблем, касающихся прессы Кыргызстана. Но какие нужно предпринять шаги, какие нужно предпринять меры со стороны журналистов, со стороны неправительственных организаций и органов власти для того, чтобы Кыргызстан мог хотя бы частично вернуть то определение, которое было популярно несколько лет назад? Станет ли Кыргызстан опять "островком демократии Центральной Азии"?

Куван Мамбеталиев:

Правительственным структурам нужно прекратить оказывать экономическую блокаду, экономическое давление на газеты и прекратить такую практику, которая имеет место с газетой "Вечерний Бишкек", с газетой "Асаба", которая сейчас совсем изменила свою ориентацию. Раскрученная газета, газета с именем, авторитетная газета, название само - "Асаба". Уже сделана база, почва, и вот это они используют. Я не удивлюсь, если завтра газета "Республика" точно также окажется. Замира эту газету сдаст или, я не знаю, отойдет от этой газеты, как Эшимханов отошел от газеты "Асаба", это не будет удивительно. Но вакуум происходит. Надо думать той, нашей стороне, той стороне, которая неправительственная сторона, гражданский сектор, думать о том, чтобы создавать новые газеты.

Время нужно для раскрутки. Создать еще раз такую "Республику", такую "Асабу"... это же в течение десяти лет раскручивалось. Значит, если еще пять-шесть лет уйдет на раскрутку этих газет, время упускается.

Это стратегически очень ущербный подход. Поэтому, видимо, нужно бороться за эти газеты и за эти издания, которые существуют, и объединять усилия. Здесь рецептов нет, я не знаю, какие стандартные рецепты. Я не знаю, что будет завтра. Я не знаю, как объединить редакторов, как посадить их за один стол, чтобы они общее дело делали совместно с тем, чтобы сохранять эти завоеванные позиции. Сейчас газета "Дело" сохраняет, к счастью, свои позиции и пытается отстаивать свободу слова. И газета "Республика", конечно, в таком двойном варианте: совместно киргизский и русский текст.

Олег Панфилов:

Что вы можете сказать об электронных средствах массовой информации, прежде всего телевидении?

Куван Мамбеталиев:

Телевидение у нас традиционно всегда отставало, как рупор свободы слова. Как орган средств массовой информации оно всегда отставало от прессы. Все шумные скандалы, судебные процессы, разборки, - это шло по прессе. В электронных средствах этого нет. Может быть, есть единичные случаи, когда мы боролись за права "Ош-ТВ" (региональная ошская телекомпания) с тем, чтобы отстоять возможность ее вещания на метровом канале, что нам удалось. Это очень сложная процедура, два года шло, наконец, Арбитражный суд признал правоту станции и оставил ей этот канал до конца срока полученной лицензии. А другие такие случаи были менее значимы, менее заметны. И электронные средства массовой информации в этом отношении, конечно, менее активны. В отношении свободы слова, свободы мысли, духа, вот этого нет. По количеству независимых электронных средств, то есть которые не являются органами государственной власти (это "Пирамида", региональный), то уже во всех регионах есть. Не было в Таласской области, теперь появилось и в Таласской телекомпания. В Нарыне существует две: радиокомпания, телекомпания. То есть по количеству есть, но качества нет.

Олег Панфилов:

Замира, какими вы видите пути изменения ситуации в отношениях между властью и прессой?

Замира Сыдыкова:

Возьмем типографию. Последние три-четыре месяца там сидят цензоры, которые читают нашу газету. Я прихожу и возмущаюсь этим, последний раз был огромный скандал. То есть пока я прихожу на выпуск газеты в типографию, я ставлю какие-то барьеры и не даю возможности ее кому-то прочитать. Когда идут мои работники, нагло совершенно забирают пленки, читают и только потом запускают в работу.

И после последнего скандала (это было буквально на прошлой неделе) они закрыли двери. Они поставили железные ворота, куда просовываешь газету, пленки они забирают и читают их, что они с ними там делают - это их право, только потом приносят листы о том, что монтаж, сделанный ими, верен и газета уходит на печатание.

Что вообще можно сделать? По-моему, это невозможно уже терпеть с точки зрения человека, стоящего на принципах свободной прессы. Без цензуры, то, с чем мы боролись десять лет назад, что мы сумели отстоять, (и Киргизия одна из первых стран), когда с нашей помощью упразднилось управление Министерства юстиции по цензуре, а сейчас мы вернулись к этому.

Завтра идет речь о приватизации этого акционерного общества "Учкун" теми же, кто приватизировал "Вечерний Бишкек", теми, кто приватизирует сегодня независимые телерадиостанции. То есть идет все к тому, чтобы был создан медиа-холдинг, который будет контролироваться.

И нам в этом медиа-холдинге будет отведено очень маленькое место, исходя из наших возможностей финансовых. То есть мы не можем выпускать большие тиражи, мы не можем периодичность увеличить, потому что, к сожалению, мы не имеем средств и всегда стеснены в этом. Поэтому этот путь - порочный путь, на который встала власть, я считаю, что сегодня изменить совершенно никак нельзя. Кроме одного маленького такого, может быть, момента, очень важного, но и не так часто мы с этим сталкиваемся, конечно, но все же, - это реформирование судебной системы. Чтобы бы, скажем так, когда на нас финансовое давление (там, где речь идет о приватизации) - это будет повышение тарифов и так далее, но давление через судебную власть. Если бы действительно у нас были независимые судьи, то, возможно, мы смогли бы не проигрывать процессы в том объеме штрафных санкций, которые на нас накладывают. Мы могли бы что-то еще оспаривать, как-то защищаться, с точки зрения права, с точки зрения конституционности, свободы слова, гарантированной нам и с точки зрения наших законов, которые регулируют нашу деятельность.

Поэтому, может быть, этот момент оставит надежду какую-то. Хотя уверенности нет, вы знаете, как проходят у нас выборы в парламент, с какими фальсификациями и нарушениями, и всегда проходят те, кто должен пройти с точки зрения Белого дома. Поэтому и с судьями будет то же самое, я так думаю.

Олег Панфилов:

Мой следующий вопрос к вам, Замира и Кувану, может показаться довольно странным. Я имею в виду то, что многие случаи, которые вы привели в качестве примера, случаи своеобразных взаимоотношений власти и прессы, очень напоминают подобную ситуацию в России. Как вы думаете, насколько сильно влияние российской политики или отношения российской власти к собственной прессе, и как это отражается на ваших взаимоотношениях между властью Кыргызстана и прессой?

Замира Сыдыкова:

Вообще мне удивительно, деньги наша власть получает от американцев, а учится у российской власти тому, как оказывать давление и противостоять свободе прессы. Но я хочу сказать, что наш президент пошел по еще более простому пути. Россия большая, там много, скажем так, всяких течений и так далее. Он опирается, например, на Лукашенко, и они сегодня близнецы-братья. Это не те масштабы, это небольшие две республики, небольшие две страны, там осталось всего несколько газет, несколько оппозиционных партий, почти нет уже политических лидеров в стране. Это абсолютно простой и законченный тип белорусского Лукашенко.

XS
SM
MD
LG