Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нападение на журналистов в Саратове и в республике Марий-Эл. Почему был уволен главный редактор башкирской "Молодежной газеты"?


Сегодня в программе:

- Нападение на журналистов в Саратове и в республике Марий-Эл. Предупреждение, расправы или случайность? Репортажи наших корреспондентов из Йошкар-Олы и Саратова; - Почему был уволен главный редактор башкирской "Молодежной газеты"? Репортаж из Уфы; - Работа Большого жюри Союза журналистов России. Комментарии ответственного секретаря Большого жюри Михаила Мельникова.

За 11 месяцев 2001-го года в России зафиксировано более сорока случаев нападения на журналистов при выполнении ими профессиональных обязанностей. Вот только несколько последних фактов. В середине ноября в Волгограде совершено нападение на главного редактора газеты "Областные вести" Ирину Стародумову. 21-го ноября неизвестные напали, избили оператора телекомпании "ТВЦ Белгород" и отобрали у него телекамеру. Днем раньше в Нижневартовске жестоко избили заместителя главного редактора городской газеты "Местное время" Татьяну Матошину. В ночь на 30-е ноября в Москве был избит ведущий программы телеканала "ТВ-6" Эльдар Жандарев. 9-го декабря сотрудники дагестанской военной прокуратуры напали на съемочную группу телекомпании "НТВ". 12-го декабря в Саратове неизвестными были избиты главный редактор газеты "Настоящий Саратов" Игорь Осовин и журналист Виктор Бойко. Саратовский правозащитный центр "Солидарность" распространил спустя два дня заявление, в котором, в частности, говорится: "Мы убеждены, что указанное преступление направлено против свободы средств массовой информации и ставит своей целью запугать независимых и честных журналистов. Мы требуем: незамедлительно принять меры к установлению преступников - как заказчиков, так и исполнителей, и привлечения их к уголовной ответственности. Мы также требуем принять самые эффективные меры по охране здоровья и жизни журналистов, профессия которых, с учетом общей криминальной обстановки в обществе и уровня коррупции, является одной из самых опасных и незащищенных". Интрига этого случая состоит в том, что несколько месяцев назад по заявлению уполномоченного по правам человека Саратовской области господина Ландо против Игоря Осовина было возбуждено уголовное дело. Подробности в репортаже корреспондента Радио Свобода Ольги Бакуткиной.

Ольга Бакуткина:

В ночь на 13-е декабря в Саратове были зверски избиты двое журналистов. Вначале по дороге с работы нападению подвергся редактор еженедельника "Настоящий Саратов" Игорь Осовин, тремя часами позже сотрудник газеты обнаружил около редакции лежащего без сознания заместителя редактора Виктора Бойко. Он до сих пор находится в больнице с множественными травмами и ушибом головного мозга. В тот вечер оба засиделись допоздна, готовя очередной, пятый номер газеты. По факту избиения заведено уголовное дело. Лично контролировать расследование преступления обещал секретарь Совета безопасности областного правительства Александр Мирошин. Впрочем, когда неизвестными лицами был избит журналист саратовской газеты "Богатей" Александр Крутов, ход расследования взялся контролировать сам губернатор.

С той поры прошло больше года, но ни заказчик, ни исполнитель преступления до сих пор не названы. Надо сказать, что за свою недолгую творческую жизнь газета "Настоящий Саратов" успела подмочить репутацию большому числу крупных саратовских чиновников, и врагов, соответственно, нажила немало. Чтобы исключить спекуляцию на собственном несчастье, то есть попытку перевести стрелку на какое-либо официальное лицо, не только критикуемое газетой, но и неугодное властям, редактор Игорь Осовин опубликовал в газете свою версию произошедшего под заголовком "Мы знаем, чье мясо съели". По его мнению, политическое противостояние "Единства" и "Отечества", особенно зримое в Саратовской области, стало отвлекающим маневром для прихода к власти третьей силы под вывеской "Вся Россия". Как только редакция приступила к сбору информации, в том числе конфиденциальной, для подготовки материала за подписью Сергея Говердовского "Третий лишний", начались телефонные звонки, скрытые угрозы. "Мы вам не советуем, вы слишком резко начали", - предупреждали неизвестные.

Первую часть журналистского расследования все-таки опубликовали, после чего на руководителей редакции было совершено нападение. "Мы попытались сделать независимый прогноз политической ситуации, чем завершится партийное слияние, и какое место в иерархии займут выходцы "Всей России", третей силы, появившейся на политической арене, когда ее уже списали на свалку истории, - говорит Сергей Почечуев, заместитель редактора "Настоящего Саратова". Газета и впредь не намерена отказываться от своей точки зрения на любое событие, а также давать возможность высказываться представителям всех политических сил, оставляя за собой право на редакционные комментарии. Кредо редакции "Настоящего Саратова" - находиться над схваткой. Газета - это бизнес, а нам хотят кулаками доказать, что средства массовой информации обязательно чья-то политика", - говорит Сергей Почечуев. Потому что газета, не принадлежащая никому, пугает всех. Для редакционного коллектива сейчас главная задача, чтобы не останавливалось производство и вышли в свет очередные номера быстро ставшего популярным еженедельника. Его авторы настроены решительно - либо все политические силы согласятся с концепцией газеты, либо она перестанет существовать.

Олег Панфилов:

Другой случай избиения журналистов произошел в Йошкар-Оле. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Елена Рогачева.

Елена Рогачева:

В течение полугода в столице республики Марий-Эл было совершено три нападения на журналистов. Все преступления произошли в темное время суток. И хотя пострадавшие - мужчины в самом расцвете сил, оказать сопротивление они не смогли, потому что все налеты начинались внезапно, с сильного удара по голове сзади. Только в первом случае преступники были пойманы, ими оказались молодые наркоманы, готовые на все, даже ради самой незначительной наживы. От их рук пострадал ведущий оператор марийской гостелерадиокомпании Лев Кренев. Уже более двух месяцев он, парализованный, с раздробленными шейными позвонками, лежит в постели. Следующим пострадавшим оказался главный редактор частной газеты "Молодежный курьер" Сергей Щеглов. Он не связывает нападение со своей профессиональной деятельностью, потому что был полностью ограблен. Но пока преступление не раскрыто, выводы делать рано. А самый трагический случай произошел буквально на днях. От рук неизвестных бандитов погиб заместитель главного редактора газеты "Добрые соседи" Александр Бабайкин. Преступники не пойманы, но даже если это обычная для наших дней криминальная драма, коллеги Александра считают, что косвенно в его гибели виноваты власти. Дело в том, что в начале нынешнего года независимое издание, в котором работал Александр, приостановило свою деятельность, так как марийское правительство "перекрыло все краны" газете после критической публикации о президенте республики. Сотрудники издания все это время были вынуждены искать подработку, не гнушаясь даже работой на стройке. По словам главного редактора "Добрых соседей" Владимира Мальцева, если бы газета выходила, судьба Александра Бабайкина сложилась бы иначе. Но журналистов в столице республики Марий-Эл не только бьют и убивают, в эти же полгода была ограблена редакция еженедельника "Йошкар-Ола", учрежденного городской администрацией. Интересно, что "ночные тати", не позарившись на более дорогую технику, утащили именно тот компьютер, который хранил файлы последнего номера газеты. Причем, все провода у машины были обрезаны, а не выдернуты. Разные версии строит журналистская братия по этим поводам. Все происшествия произошли практически в центре Йошкар-Олы, а пострадавшие, обобранные, раздетые, лежали на улице до утра, прежде чем приходила помощь. Правоохранительные органы Марий-Эл ничего вразумительного не говорят. И многие уже начинают подумывать, что над нашей, и без того небезопасной профессией, витает рок, хотя ничего так просто не бывает.

Олег Панфилов:

Впрочем, если рассматривать ситуацию с правами журналистов за последний месяц, то можно отметить и уже нередкие случаи возбуждения уголовного дела против журналистов и даже арест в связи с обвинениями. Бывший корреспондент газеты "Ленинская смена плюс" Александр Кабезский помещен в нижегородский СИЗО. В октябре нижегородский райсуд должен был начать рассмотрение дела Кабезского, однако подсудимый несколько раз не являлся в суд, и поэтому судья изменил ему меру пресечения на содержание под стражей. В СИЗО Кабезский был доставлен 15-го ноября. Как сообщили в Главном управлении исполнения наказаний, Кабезскому предъявлено обвинение по трем статьям уголовного кодекса - 129-я - "клевета"; 130-я - "оскорбление"; и 306-я - "заведомо ложный донос". Дело весьма похоже на то, что уже год будоражит общественность Белгорода - дело корреспондента газеты "Белгородская правда" Ольги Китовой. И она обвинялась по трем статьям уголовного кодекса - в оскорблении и клевете. А когда не явилась в прокуратуру по уважительной причине, к ней послали отряд омоновцев, десять человек, а затем возбудили еще одно дело по факту избиения сотрудников милиции. Приговор в белгородском суде должен быть зачитан 20-го декабря. Прокурор потребовал два с половиной года лишения свободы. Но если возбуждение уголовного дела стало обычным, то ситуация с прессой Башкирии - тайна за семью печатями. Корреспондент Радио Свобода Артур Асафьев о последнем конфликте в Уфе.

Артур Асафьев:

На прошлой неделе тишину, обычно царящую в башкирской прессе, взорвала сенсационная новость: бывший главный редактор "Молодежной газеты" Виктор Савельев (дважды уволенный по приказу министра печати Башкирии) был вновь восстановлен в своей должности по решению суда.

Конфликт между Савельевым и Министерством печати Башкирии обострился весной 2000-го года из-за того, что газета стала подвергать резкой критике политику республиканских властей. Журналисты "молодежки" критиковали планы введения в республике института собственного гражданства, политику так называемой башкиризации государственной службы, позицию, полностью подконтрольную властям, башкирского телевидения. Критика воспринималась властями крайне болезненно. Однажды выпуск очередного номера с острой статьей был задержан по распоряжению чиновников Кабинета министров на несколько дней, после чего от строптивого редактора решено было избавиться. Первый раз Савельева попытались уволить в апреле 2000-го, выдвинув в качестве предлога якобы намечавшуюся реорганизацию всех республиканских молодежных газет. К слову сказать, никакой реорганизации до сих пор так и не произошло. Само же увольнение было произведено с явными нарушениями трудового законодательства. И в июле 2000-го года суд восстановил Савельева в должности. Через день после этого Савельев вновь был уволен, но уже с другой формулировкой. На этот раз фантазия чиновников разыгралась, и Савельеву вменили в вину нарушение трудовых обязанностей, распространение информации, противоречащей действующему законодательству, нанесение газете крупного материального ущерба, а также неудовлетворительные результаты ревизии финансово-хозяйственной деятельности. Ревизия, к слову, была проведена аж в 1998-м году. А вот на доводе о нанесении ущерба стоило бы остановиться подробнее. Дело в том, что еще в 1999-м году газете со стороны одного из читателей был предъявлен иск о возмещении морального вреда на сумму в 60 тысяч рублей. Юристы редакции и сам Савельев с полным основанием полагали, что им без труда удастся добиться признания иска необоснованным. Но когда Савельев был в первый раз отстранен от должности, представители редакции под сильным нажимом Министерства печати признали иск в полном объеме, даже не попытавшись защититься. Подобные действия Министерства печати Башкирии вполне можно было бы назвать, пользуясь языком спецслужб, "активными мероприятиями", только вот закончились они безуспешно. В августе нынешнего года Савельев добился судебного решения о снижении суммы иска с 60-ти тысяч до 550-ти рублей. А 9-го ноября нынешнего года Ленинский районный суд города Уфы признал уже все обвинения в адрес Савельева необоснованными. Суд восстановил его в должности главного редактора и постановил выплатить ему компенсацию за вынужденный прогул в размере около ста тысяч рублей. Комментируя это решение, Виктор Савельев рассказал, что раньше чиновники Министерства печати неоднократно заявляли ему, что он может судиться с ними сколько угодно, мол, все равно суд поступит так, как укажут ему власти. "Теперь же, - сказал Савельев, - чиновники впервые столкнулись с ситуацией, когда суд решает не так, как им хочется, а по закону".

Последнее столкновение с Министерством печати у Савельева произошло уже после восстановления его в должности. Чиновники Министерства потребовали от него не подписывать очередной номер своим именем, угрожая в противном случае сорвать выпуск газеты. Савельев, тем не менее, выпустил номер за своей подписью, после чего заявил, что после полутора лет гонений считает для себя невозможным работать под руководством Министерства печати Башкирии, и попросил уволить его по собственному желанию. Просьба была моментально удовлетворена. Но поскольку история Савельева получила огласку в республиканской прессе, министр печати Зуфар Тимирбулатов должен был выступить с комментариями. Министр заявил, что при Савельеве газета неадекватно отражала происходящие в обществе процессы, а также допускала некорректные публикации по вопросам межнациональных отношений. В качестве собственного комментария ко всему этому я могу лишь добавить, что еще 10 лет назад Зуфар Тимирбулатов занимал должность секретаря по идеологии в башкирском обкоме КПСС.

Олег Панфилов:

Большое жюри было создано решением шестого съезда Союза журналистов России в мае 98-го года. Как написано в решении о создании жюри, оно является "корпоративным институтом гражданского общества, рассматривающем конфликтные ситуации нравственно-этического характера, возникающие в журналистском сообществе в связи с исполнением журналистами своих профессиональных обязанностей". В первые два года Большое жюри рассмотрело несколько конфликтных ситуаций. Жалоба мэра Москвы Юрия Лужкова против журналиста Сергея Доренко, конфликтная ситуация, связанная с решением ВГТРК о прекращении выпуска в эфир телепрограммы "Совершенно секретно". Сопредседателями Большого жюри являются Михаил Федорович Ненашев и Михаил Александрович Федотов, а среди членов жюри известные журналисты и юристы: Дмитрий Аврамов, Ясин Засуцкий, Валентин Зорин, Ольга Кучкина, Виктор Монахов, Леонид Никитинский, Ирина Петровская, Юрий Феофанов, всего 22 человека. На сайте "Союза журналистов" материалы Большого жюри размещены вместе с информацией о работе уже несуществующих третейского суда и судебной палаты по информационным спорам при президенте Российской Федерации. Полагаю, что это связано с тем, что Большое жюри стало преемником и продолжателем той работы, которую проводили и третейский суд в 93-м году, и судебная палата до своей ликвидации. Тем более что после ликвидации в июне 2000-го года палаты, в состав жюри вошли трое бывших сотрудников - Виктор Монахов, Александр Копейко и Михаил Мельников, который сегодня приглашен в нашу программу. Он является ответственным секретарем Большого жюри.

Михаил Александрович, так же как и решения третейского суда и судебной палаты по информационным спорам, решения Большого жюри не имеют юридической силы. Иными словами, вы рассматриваете заявления, жалобы журналистов или чиновников, усмотревших в публикациях, теле- и радиопередачах нарушения этического характера. Каким образом ваши решения влияют на качество работы журналистов?

Михаил Мельников:

Дело в том, что те люди, это могут быть и журналисты, и чиновники, и любые граждане, которые обращаются в Большое жюри, они берут на себя обязательства выполнять это решение. Такие же обязательства берут на себя ответчики. Это моральные обязательства, никто не может их заставить какой-то угрозой выполнить решение Большого жюри. Но наш институт - это действительно институт гражданского общества, это наш суд журналисткой чести. Здесь очень много основано на доверии, на взаимопонимании, на стремлении помочь друг другу решить конфликт, это главное. Главное - избежать процедуры судебного спора, если она вырисовывается, тем самым даже помочь государству разгрузиться от этих многочисленных тяжб, которыми просто завалены суды общей юрисдикции. Собственно говоря, подобного рода институты и в демократически развитых странах занимаются именно этой работой, они разгружают государство, берут на себя вот эту тяжелую ношу решать информационные споры.

Олег Панфилов:

Среди рассмотренных в этом году дел, по крайней мере, несколько вызывают интерес в связи с тем, что инициаторами жалоб или ответчиками, если применить юридический термин, становились представители власти. Скажите, насколько чиновники склонны рассчитывать на вашу объективность?

Михаил Мельников:

Раз человек пришел к нам со своей проблемой, значит, он нам доверяет, он рассчитывает на то, что мы найдем способы воздействия на нарушителя, на человека, который нарушает этические общепринятые нормы, нормы профессионального поведения. Конечно же, у нас нет ни плетки, ни палки, ни тюрьмы, в которую мы можем посадить журналиста или чиновника, это так. Но наше оружие - это глубокая экспертиза, в том числе и юридическая экспертиза, в том числе экспертиза на основании этических правил, этических норм и гласность. Мы придаем огласке все наши решения, у нас публичные заседания, они открытые. И, как нам кажется, вот эта сторона дела - гласность обсуждения конфликта, она не менее важна, чем принятие каких-то решительных мер воздействия.

Олег Панфилов:

В конце этого года Большое жюри рассматривало обращение президента ассоциации национально-культурных объединений Санкт-Петербурга "Лига наций" господина Цакиева по поводу нескольких публикаций в газетах "Новый Петербург" и "Славянский вестник". Судя по всему, обращение касалось публикации с явным содержанием ксенофобских высказываний. Я всегда полагал, что подобные факты должны быть предметом уголовного разбирательства в суде. Почему этим делом занялись вы?

Михаил Мельников:

Во-первых, мы усмотрели в этой жалобе чисто наши проблемы, проблемы журналистской корпорации. Потому что, что греха таить, пресса не всегда проявляет себя как ответственный институт гражданского общества. К сожалению, это не единственное рассмотрение по этому вопросу в этом году, было еще решение по Новороссийску, обращение исполнительного директора фонда "Школы мира" (правозащитной организации) в связи с публикацией в газете "Новороссийский рабочий" "В кого влюбляться патриоту?". Там тоже были высказывания, реплики одного из участников "круглого стола" по поводу национальных меньшинств, более того, с прямым призывом депортировать инородцев, кавказцев из города и так далее.

К сожалению, мы наблюдаем всплеск таких ультранационалистических, шовинистических настроений. Мы взялись за это дело потому, что здесь мы усматриваем не только чисто правовую коллизию. Многие подобного рода конфликты могут решаться внутри редакции, внутри журналисткой корпорации. Ведь достаточно правильно отредактировать текст, убрать уничижительные эпитеты, просто поработать профессионально, и хорошая статья появится, как таковая. Это требует труда. Но пытаться заставить делать это можно только путем коллективной экспертизы, разбирательством самих журналистов внутри нашей корпорации. Что касается юридических последствий, если мы усматриваем таковые нарушения, мы, конечно же, отсылаем наше решение, наши экспертизы в соответствующие государственные инстанции. Так именно и было в данном конкретном случае, вот это дело по обращению господина Цакиева. Мы отослали наше решение в санкт-петербургскую прокуратуру. Ждем ответа.

XS
SM
MD
LG