Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Флаг и Бог

  • Алексей Цветков

Как бы ни поносили "безбожную Америку" иранские аятоллы и идеологи Аль-Каиды, общеизвестно, что США - самая религиозная из всех развитых стран Запада. Я не стану выкатывать здесь стандартную статистику - достаточно упомянуть, что большинство американцев регулярно посещает церковь, синагогу или мечеть и верит в загробную жизнь, а значительное и весьма влиятельное меньшинство, так называемые христианские фундаменталисты, верят в буквальную точность Священного Писания. Сегодня мы, как правило, употребляем термин "фундаментализм" по отношению к мусульманским экстремистам, но в действительности это слово, возникшее под конец XIX столетия, первоначально обозначало именно веру американских христианских буквалистов.

Эта массовая религиозность дала парадоксальный результат: одним из самых угнетенных и бесправных меньшинств в Соединенных Штатах являются атеисты. Конституция, в которой воплощен замысел отцов-основателей, обеспечила высокий уровень терпимости в обществе, и даже такие религиозные изгои, как католики и евреи, в конечном счете уравнялись в правах с доминирующими протестантами: католик Джон Кеннеди был избран в президенты, а евреи, пока не пробившиеся к этой вершине, не так от нее далеки: на прошлых выборах кандидат Алберт Гор набрал большинство голосов избирателей, хотя и проиграл в коллегии выборщиков, а его напарником, кандидатом в вице-президенты, был ортодоксальный еврей Джо Либерман, не только не скрывавший своей веры, но даже бравировавший ею. Но представить себе откровенного атеиста в Белом Доме сегодня нет никакой возможности.

Уточню, что в данном случае речь идет именно о воинствующем атеизме как некоей нулевой разновидности религиозной веры. В Соединенных Штатах достаточно людей неверующих, особенно среди образованной и либеральной элиты, но большинство этих людей предпочитает именовать себя не атеистами, а агностиками, то есть людьми без религии. Тут можно вспомнить, что Роналд Рейган, один из самых популярных президентов, и при этом весьма правых убеждений, практически не посещал церкви и неизвестно во что верил, но, понимая требования должности, поминутно упоминал Бога в своих обращениях и неизменно завершал их фразой "Да благословит вас Господь".

Иное дело - убежденный атеист, такой, который не только ни во что не верует, но стремится всячески утвердить это неверие на общественной сцене и привлечь к нему новых приверженцев. Таким действительно приходится нелегко. Наиболее знаменитой из них, даже в каком-то смысле легендарной была Мэдлин О'Хэр. Притом, что политическое поприще для атеистов до сих пор практически закрыто, они, конечно же, могут пользоваться в США всеми гражданскими свободами. Звездным часом Мэдлин О'Хэр была ее судебная кампания против чтений Библии и совместных молитв в публичных школах, которую она вела на том основании, что такие мероприятия ущемляют конституционные права атеистов. В результате в конце 60-х годов верховный суд запретил молитвы в публичных школах, и этот запрет действует по сей день.

История, которая легла в основу сегодняшней передачи, имеет почти такой же широкий резонанс, и она тоже связана с публичными школами. Дело в том, что Мэдлин О'Хэр, которая, кстати говоря, несколько лет назад загадочным образом исчезла, не удалось устранить все атрибуты религии, подстерегающие в школе безбожных детей. В частности, по сей день в большинстве школ США день начинается с того, что дети хором скандируют следующую фразу: "Я присягаю на верность флагу Соединенных Штатов Америки и республике, которую он символизирует, единой нации под Богом, неделимой, со свободой и справедливостью для всех". В переводе это звучит несколько неуклюже, но в оригинале вполне отполировано столетней практикой, и каждый американец знает эту фразу наизусть.

В прошлом году житель Калифорнии Майкл Ньюдау, по профессии учитель, а по убеждениям - атеист, подал в суд на окружной школьный совет, нечто вроде районного отдела образования, но в отличие от российского эквивалента, выборный орган. В одной из публичных школ этого округа учится его малолетняя дочь и, по мнению Ньюдау, ежеутренняя присяга флагу с упоминанием Бога нарушает его конституционное право воспитывать ее в соответствии с его собственными взглядами.

Это дело в конечном счете дошло до 9-го федерального окружного апелляционного суда, который в прошлом году вынес решение в пользу истца, но затем оно было приостановлено, и вот 24 марта этого года, в завершение череды апелляций, оно было рассмотрено в верховном суде Соединенных Штатов. Окончательное и не подлежащее обжалованию решение будет вынесено до начала летних каникул.

Что же такое "присяга флагу", и почему эта безобидная фраза умеренно-патриотического содержания вызывает столь ожесточенные споры?

Автор этой присяги - тоже школьный учитель, Фрэнсис Беллами, сочинивший ее в 1892 году для журнала "Спутник юности". Надо сказать, что ничего религиозного в его взглядах не было - напротив, он был радикалом-социалистом, и упоминания о Боге в первоначальном тексте тоже не было. Для самого Беллами ключевым словом в присяге было "единство": хотя он сочинил ее по случаю первого празднования Дня Колумба, в те годы еще живы были воспоминания о кровопролитной гражданской войне. В таком виде присяга приобрела популярность и была введена в будничную школьную практику.

Но в 1952 году представители светского католического ордена "Рыцари Колумба" подали петицию президенту Дуайту Эйзенхауэру с просьбой ввести в "присягу флагу" упоминание о Боге, и Эйзенхауэр отреагировал положительно, тем более, что Америка противостояла в те годы "безбожному коммунизму". Вот что он сказал по этому поводу: "Наша форма правления не имеет смысла, если она не основана на глубоко прочувствованной религиозной вере - а уж какой, мне все равно".

Помимо того, что понять смысл этой фразы не так легко, она явно противоречит основному закону США - конституции. Комментируя прошлогоднее решение апелляционного суда в пользу Майкла Ньюдау, Дэвид Гринблатт писал в журнале Slate.



"Ни одному крупному политическому деятелю не достало мужества опровергнуть лживое утверждение о том, что американские отцы-основатели хотели сделать Бога атрибутом общественной жизни. Те, кто хочет вдохнуть религию в общественную жизнь, издавна утверждали, что они воздают должное духу основателей государства. На самом деле основатели боролись с огосударствлением религии. Они приняли конституцию, в которой нет никаких упоминаний о Боге. В этом документе религия упоминается лишь с тем, чтобы гарантировать, что вера в Бога никогда не будет использоваться в качестве ограничительного условия для занятия выборной должности - серьезное отличие от существовавших штатных конституций... Когда, во время конституционного съезда, Бенджамен Фрэнклин предложил основателям начинать каждый день трудов с молитвы о ниспослании божественного руководства, его предложение было забаллотировано".



Дело в том, что американские отцы-основатели в массе своей не были религиозными людьми, о чем конечно же хорошо знают нынешние религиозные энтузиасты. Это были типичные образованные и свободомыслящие люди эпохи Просвещения - не атеисты, а так называемые "деисты", последователи английской философской школы XVII века. По мнению деистов, у вселенной действительно есть создатель, некое высшее существо, но акт творения уже совершился, и все законы даны в природе, а поэтому никакое поклонение и молитвы не имеют смысла. Одним из самых известных деистов был неисправимый англоман Вольтер.

Авторов конституции интересовала не истинная религия, в существование которой они не верили, а создание веротерпимого общества, в котором ни одна секта не имела бы возможности навязывать другим свои догмы, используя государственный аппарат. Эта идея выражена в первой статье "Билля о правах", которая является также первой поправкой к конституции и, в частности, гласит: "конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии...". Противоречит ли этому закону "присяга флагу" - и если да, то почему?

Надо сказать, что "присяга флагу" стала камнем преткновения задолго до того, как в нее было добавлено слово "Бог". Поводом к этому послужила религиозная доктрина "Свидетелей Иеговы", которые понимают Священное Писание вполне буквально, в том числе и заповедь "не сотвори себе кумира". На основании этой заповеди они отвергают любое поклонение символам, таким как флаг США, считая такую практику кощунством. В 1940 году двое детей из штата Пенсильвания из семьи "Свидетелей Иеговы" отказались салютовать флагу во время присяги и были исключены из школы. Тогда дело впервые дошло до верховного суда, но судья Феликс Франкфуртер постановил, что салют флагу не противоречит конституции.

Тут стоит сказать несколько слов о верховном суде США и его деятельности. Как известно, он является третьей ветвью государственной власти, и его единственная задача - соблюдать соответствие всех законов, принимаемых на любом уровне, федеральной конституции. Закон, который суд считает антиконституционным, автоматически аннулируется.

В каком-то смысле эта роль сходна, скажем, с функцией конституционного суда в России, но есть и резкие различия. Во-первых, к суду высшей инстанции вправе апеллировать любое юридическое и физическое лицо, считающее свои интересы ущемленными, хотя сам суд не обязан автоматически принимать дело к рассмотрению. Во-вторых, в соответствии с традициями английского обычного права, суд не может ограничиться простым вынесением решения, он обязан изложить основания этого решения в так называемом "мнении".

Решение Франкфуртера оставалось в силе недолго: уже через три года, опять же по жалобе "Свидетелей Иеговы", оно было опровергнуто. На этот раз возобладало мнение судьи Роберта Джексона, который получил известность за пределами Америки как один из прокуроров на Нюрнбергском процессе. Вот что он написал в своем мнении, выражающем позиции большинства судейской коллегии.



"Принудительной унификацией мнений можно добиться лишь единодушия кладбища... В американской концепции государства или в природе и происхождении его авторитета нет никакой мистики. Мы учредили правительство с согласия управляемых, и "Билль о правах" лишает находящихся у власти права и юридической возможности оказывать принудительное влияние на это согласие.

Если и есть в нашем конституционном созвездии неподвижная звезда, то она представляет собой правило, что никакое официльное лицо, крупное или мелкое, не может предписывать никакой ортодоксии в политике, национализме, религии и других областях мнений или принуждать граждан исповедовать словом или делом какую-либо веру".



Результатом этого решения стала практика, согласно которой дети, присутствующие при церемонии присяги, не обязаны ее произносить или салютовать, если это противоречит их религиозным взглядам.

Что же, в таком случае, не устроило Майкла Ньюдау? В конце концов, его дочь могла просто воздерживаться от присяги, и не понесла бы за это никакого наказания. Но такое поведение выглядит проще на бумаге, чем в жизни: ребенок всегда ощущает на себе давление сверстников, а вызывающее отношение к Богу в обществе, где атеизм не слишком популярен, может низвести девочку на положение изгоя.

Итак, дело дошло до верховного суда. В его слушании была уникальная деталь: как правило, спорящие стороны представляют в суде исключительно опытные адвокаты, получившие специальное право на выступление в высшем органе судебной власти страны. Но Майкл Ньюдау представлял себя сам. По этому поводу в Америке есть поговорка: человек, который сам себя представляет в суде, представляет идиота. И даже люди с юридическим образованием, члены адвокатских коллегий, не составляют в этом смысле исключения: прямому участнику тяжбы трудно взглянуть на свое дело со стороны и подобрать убедительные аргументы.

Тем не менее, выступление Ньюдау вызвало похвальные отзывы со стороны журналистов, хорошо знакомых с механизмом работы суда - вместо ожидаемого религиозного фанатика, каким в известном смысле является воинствующий атеист, перед ними предстал человек трезвых взглядов, излагающий взвешенные аргументы. Был даже момент, когда публика, для которой слушания в верховном суде обычно открыты, разразилась аплодисментами, реагируя на удачную реплику Ньюдау. верховный судья Ренкуист пригрозил очистить зал, если подобные беспорядки будут продолжаться.

В подтверждение того, насколько компетентно Майкл Ньюдау вел свое дело, можно упомянуть, что он потребовал и, в конечном счете, добился устранения от рассмотрения его петиции члена верховного суда Антонина Скалии. Дело в том, что Скалия, после первоначального решения апелляционного суда об отмене упоминания о Боге, в одном из своих выступлений пренебрежительно отозвался об этом решении, и таким образом продемонстрировал свое предвзятое отношение к этому предмету. Кроме того, он нарушил судейскую этику, позволив себе публичный комментарий по делу, которое имело высокую вероятность поступить к нему на рассмотрение.

В любом иске всегда есть другая сторона - в данном случае это школьный округ, в ведении которого находится школа дочери Ньюдау. Кроме того, в верховном суде имеется постоянный представитель правительства США, так называемый "генеральный адвокат" Тед Олсен. Генеральный адвокат может по своему выбору принять участие в рассмотрении дела, если считает, что оно затрагивает интересы исполнительной власти - он волен выступить как на стороне истца, так и на стороне ответчика. В данном случае он выступил против Ньюдау на стороне школьного округа, и их стратегия свелась к попытке доказать, что Майкл Ньюдау вообще не является стороной, чьи интересы непосредственно в этом деле затронуты, а стало быть и не вправе излагать свои претензии в верховном суде.

Дело в том, что Майкл Ньюдау мало что никогда не был женат на матери своей дочери, но и не живет с ней, а основным опекуном суд назначил мать. Но что еще невероятнее, эта женщина - евангелическая христианка и, конечно же, ничего не имеет против "присяги флагу".

В ответ на этот аргумент Ньюдау с полным достоинством ответил, что не имеет ничего против мировоззрения матери девочки и не возражает, чтобы ее водили в церковь. Но он вправе рассчитывать, что его мировоззрение тоже сыграет роль в воспитании ребенка, а школа ему в этом препятствует. Это, конечно же, позиция не фанатика, а вполне рассудительного человека - суд она, по-видимому, удовлетворила, потому что аргумент ответчика принят не был.

Слушание дела в верховном суде может быть исключительно захватывающим занятием для тех, чьи интересы не ограничены телесериалами, но излагать это слушание по радио - задача неблагодарная. А поскольку решения еще предстоит ждать, и мы к нему наверняка вернемся в новом формате "Атлантического дневника", сегодня я ограничусь анализом проблемы.

Каким образом можно протестовать против упоминания Бога в школьной присяге? Первая поправка к конституции запрещает государству вмешиваться в дела религии. Публичная школа является в известной степени инструментом государства, поскольку по крайней мере часть ее финансирования исходит от государства. Таким образом, если детям преподносят идею Бога в школьном тексте, это делается как бы от лица государства и противоречит конституции. Именно это основание, приведенное уже упомянутой атеисткой-активисткой Мэдлин О'Хэр, подвигло в свое время верховный суд на запрещение коллективной школьной молитвы, хотя дети имеют полное право молиться в частном порядке - правда, не во время урока.

Но не значит ли это в таком случае, что исход дела предрешен, и что верховному суду ничего не остается, кроме как встать на сторону Майкла Ньюдау и запретить упоминание Бога в "присяге флагу"? В действительности все не так просто, и наблюдательные журналисты отмечают, что религиозный энтузиаст Антонин Скалия не согласился бы с такой легкостью устраниться от рассмотрения дела, если бы опасался, что оно может быть решено в пользу атеиста. Дело в том, что в США существует доктрина так называемого "государственного деизма" - совершенно выхолощенного и лишенного содержания религиозного церемониала, который существует лишь как декоративный атрибут патриотизма. Сюда относится, в частности, надпись на монетах "В Бога наша вера" и клятва должностных лиц на Библии, от которой они теоретически могут отказаться. А коли упоминание Бога совершенно формально, то ничьих чувств оно не оскорбляет.

Многие, однако, резко отвергают эту доктрину, отмечая, что на защиту "присяги флагу" в ее каноническом варианте встали как один именно представители консервативных христианских церквей, а также администрация президента Буша, ревностного сторонника евангелического протестантизма. Вот что пишет Элизабет Сифтон на страницах левого журнала Nation.



"Христиане-фундаменталисты и их друзья в Вашингтоне рады слушаниям по делу Ньюдау именно потому, что они смогут дискредитировать светские презумпции, которые им так отвратительны, и утвердить веру по образцу, столь близкому сердцу Скалии. Есть опасение, что они могут воспользоваться этим делом как рычагом для изменения баланса; как только верховный суд заверит их, что "присяга верности" с упоминанием Бога конституционна, учителя на местах и симпатизирующие им политики могут попытаться усугубить ее открыто христианскими формулировками, даже с упоминанием Иисуса. У них есть президент в Белом Доме, который к ним прислушивается, министерство юстиции, благоволящее их целям,.. - короче говоря, идеальная политическая ситуация для продвижения их интересов".



Устранив себя от рассмотрения дела, Антонин Скалия оставил в коллегии верховного суда четное количество судей, а поскольку их взгляды хорошо известны, многие предсказывают, что мнения разделятся ровно пополам, 4 на 4. В случае такой судейской ничьей решение суда низшей инстанции остается в силе, и дело к повторному рассмотрению не принимается, хотя в будущем возможно рассмотрение другого подобного дела и принятие более определенного решения. Остается ждать лета.

В свое время Томас Джефферсон, один из отцов-основателей и первых президентов США, настоял на изъятии из текста конституции штата Виргиния упоминания об "авторе нашем Иисусе Христе", мотивируя это тем, что оно будет оскорбительно для евреев или индусов. Это была отчасти шутка - евреев тогда в США было крайне мало, и с ними не особенно считались, а индусов уж точно меньше, чем сегодня атеистов. Но идея не вызывает сомнений: законопослушное меньшинство имеет право жить, не опасаясь тирании большинства, и эта идея - важнее всякой демократии.

XS
SM
MD
LG