Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Метаморфозы ужаса

  • Алексей Цветков

Через два года исполнится сто лет со дня рождения Ханны Арендт. Три года назад исполнилось 50 лет со дня выхода в свет ее главного труда . Юбилея даже в среднем не получается, и, тем не менее, статья Саманты Пауэр в журнале New York Review of Books в какой-то мере приурочена к двум упомянутым круглым датам, потому что по замыслу представляет собой предисловие к новому изданию "Происхождения тоталитаризма", которое выйдет в будущем году. Кто такая Ханна Арендт?

Она родилась в Кёнигсберге, училась в Марбургском университете, где ей преподавал философию Мартин Хайдеггер, а диссертацию защитила в Гейдельберге у Карла Ясперса. Вместе эти трое, в чьи сложные отношения я сегодня не стану вдаваться, традиционно представляют немецкое крыло так называемого "экзистенциализма" - философского учения, бывшего некогда в большой моде.

С приходом к власти нацистов для Арендт, с ее взглядами и еврейским происхождением, места в Германии не осталось. Вначале она переселилась во Францию, где посвятила себя переселению еврейских детей в Палестину, затем вместе с мужем бежала традиционным в ту пору маршрутом через Пиренеи в Испанию, а в 1941 году они эмигрировали в США, где долгое время оставались без работы и почти без языка.

Слухи о начале нацистской кампании по массовому интернированию и истреблению евреев поначалу подвигли Ханну Арендт на создание фундаментального труда по анализу геноцида. Но она также не могла игнорировать явное сходство нацизма с коммунизмом в его советской модификации, и поэтому итогом десятилетней работы стал труд "Происхождение тоталитаризма", который чуть ли не с момента публикации стал классическим. В первую очередь автора интересовало, каким образом население высокоцивилизованной страны дало себя вовлечь в столь чудовищный социальный проект - истребление целого класса своих сограждан не за какую-нибудь вину, а за простой факт их происхождения, евреев в Третьем Рейхе и так называемых в СССР. Вот два главных этапа, которые выделяет в этом анализе Саманта Пауэр.

"Во-первых, тех, кому предстояло поднять оружие против своих соседей, следовало постепенно приучить к тому, чтобы немыслимые поступки казались им не только мыслимыми, но и необходимыми. Такое постепенное искушение должно внушить гражданам, что они стоят перед лицом величайшей угрозы, против которой хороши любые средства.

Во-вторых, объекты преследования надо было искусно вывести из области легальных, национальных, а в конечном счете и нравственных обязательств. :Арендт показала, что тоталитарные режимы лишь постепенно лишают человека его законного права на права или на правительственную защиту, ставя его в такие бесчеловечные условия, что он начинает терять способность к человеческой солидарности".



Вот это и есть, в самой краткой форме, сущность тоталитарного метода - обесчеловечивание части населения в их собственных глазах и в глазах сограждан. Сюда можно добавить многое, но это уже не углубит анализа. По сути дела, анализом книга и ограничивается - слово в ее названии вводит в заблуждение, потому что на самом деле этим вопросом Ханна Арендт подробно не занималась. В двух словах можно сказать, что корни тоталитаризма - это человеческая природа плюс современная технология, позволяющая управлять этой природой.

Сама Ханна Арендт хорошо это понимала и предсказывала новые модификации тоталитаризма в будущем. Сейчас вполне очевидно, что нацизм и коммунизм - отыгранные модели, достояние истории. Гитлеровский не просуществовал и двух десятков лет, а Советский Союз в последние годы был хоть и малоприятным местом, но никак не человеческой мясорубкой классического сталинизма. Где-то на окраине цивилизации прозябает на грани исчезновения Северная Корея. Значит ли это, что Ханна Арендт ошиблась - в благоприятную для большинства из нас сторону?

Увы, вовсе не значит. Ответ на этот вопрос дает автор статьи Саманта Пауэр, весьма авторитетная в этой области женщина - ее книга , удостоенная Пулитцеровской премии, посвящена кровавому эпизоду 10-летней давности - истреблению 800 тысяч человек в Руанде. Может показаться, что геноцид как таковой - не совсем то же, что тоталитаризм, но на самом деле это не так. Из уже приведенной цитаты Пауэр, суммирующей суть тоталитаризма, совершенно очевидно, что это явления одной природы. Для того, чтобы у одной части населения рука бестрепетно поднялась на другую, необходима полная тоталитарная обработка мозгов, что и произошло в Руанде, хотя формально она никогда не была тоталитарным государством. Это подтверждает горькую справедливость слов Ханны Арендт о том, что .

Саманта Пауэр отмечает, что со времен написания "Происхождения тоталитаризма", и даже уже после смерти самой Ханны Арендт в 1976 году на мировой арене появилась система международных правовых институтов, призванных противостоять геноциду и тоталитаризму. Но эта система, к сожалению, до сих пор зарекомендовала себя как не слишком адекватная, и существование трибуналов по военным преступлениям в Боснии или Руанде - лишь свидетельство того, что этим преступлениям было позволено совершиться.

К списку новых тоталитарных угроз Саманта Пауэр совершенно справедливо причисляет и самую актуальную и глобальную из нынешних опасностей - международный терроризм или исламский экстремизм, как его ни называй. Это явление еще раз подтверждает, что тоталитарный метод фактически не нуждается ни в чем, кроме идеологии, ни во всевластном вожде, каким Осама бин Ладен никоим образом не является, ни в государстве, которого у него нет. Можно сколько угодно спорить о разумности тактики США в борьбе с международным терроризмом, но международное право до сих пор не проявило себя в этой борьбе как эффективное оружие.

И на это есть свои неумолимые причины. Любая правовая система, если она хочет быть эффективной, нуждается в адекватных силах усмирения, а таких у международной организации по определению быть не может. Она всегда будет слабее самых сильных держав, потому что никто не в силах противостать, скажем, США. Но, как показывает пример Аль-Каиды, эта слабость оставляет безнаказанным и тоталитарный идеологический террор, если за проблему не возьмутся сильнейшие державы - которые по определению преследуют не всеобщие интересы, а национальные.

XS
SM
MD
LG