Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хорошая война

  • Алексей Цветков

Большинство войн, которые вели в своей истории Соединенные Штаты, не завоевали себе особой популярности у населения. Мексиканская и испанская войны в XIX столетии были откровенно колониальными и резко осуждались просвещенными современниками. Почти то же можно сказать и о Первой Мировой, мотивы и последствия которой вызывали у американцев много сомнений. Вьетнамская война резко поляризовала и травмировала все общество.

Очевидное исключение составляет Вторая Мировая война, получившая среди некоторых ее ветеранов прозвище "хорошая война" - потому, что, по словам одного из этих ветеранов, приведенным в популярной книге, "ничего лучше не может случиться с человеком, чем увидеть фашизм побежденным". Другая популярная книга назвала военное поколение "величайшим" в истории Америки, и это слово тоже успело войти в поговорку.

Существует ли другое подобное исключение - и возможно ли оно вообще сегодня?

В журнале Commentary опубликована статья Нормана Подгореца под названием "Четвертая мировая война: как она началась, что она означает, и почему мы должны победить". Прежде, чем расшифровать это интригующее название и представить еще одну, по мнению автора, "хорошую войну", надо сказать несколько слов о самом авторе. Норман Подгорец - ветеран и один из основоположников движения так называемых "неоконсерваторов". Сегодня они известны как вдохновители демократической перестройки на Ближнем Востоке, идеологи Белого Дома, но в пору своего дебюта это были в основном молодые публицисты, разочаровавшиеся в левой идеологии и перешедшие на правый фланг.

Статья Подгореца практически безоговорочно поддерживает нынешнюю внешнюю политику администрации Джорджа Буша. Что же касается ее названия, то автор перенимает терминологию известного американского политолога Элиота Коэна. По мнению Коэна, так называемая "холодная война" в действительности была Третьей мировой - и не только потому, что в ней были реальные жертвы. Это был настоящий и продолжительный конфликт на глобальной арене, завершившийся настоящей победой. Перенимая эту терминологию, Норман Подгорец объявляет нынешний конфликт Четвертой Мировой войной, которая, по его мнению, может оказаться еще более изнурительной, чем холодная война, и победа в которой не менее необходима для цивилизации.

Продолжая параллели, Подгорец ставит нынешнюю доктрину Буша бок о бок с известной доктриной Трумана, определившей стратегию холодной войны. Доктрина заключалась в том, что Советскому Союзу не следует позволять расширять сферу своего влияния, и первым контрнаступлением была помощь Греции и Турции в борьбе с инспирированными Москвой коммунистическими восстаниями. Эта доктрина сдерживания просуществовала десятилетия с различными модификациями, пока президент Рейган не преобразовал ее в доктрину "отката", что, по мнению автора статьи, и явилось главным фактором, приведшим к поражению Советского Союза в Третьей Мировой.

По мнению Нормана Подгореца, объявлением Четвертой Мировой войны можно считать выступление Джорджа Буша на объединенном заседании Конгресса 20 сентября 2001 года. Президент США заявил:



"Прогресс свободы человечества, великое достижение нашего времени и великая надежда всех времен, теперь зависит от нас. Наша страна, наше поколение отведет мрачную угрозу насилия от нашего народа и нашего будущего. Мы сплотим мир ради этой задачи нашими усилиями, нашим мужеством. Мы будем бороться без устали, мы не оступимся и мы не потерпим поражения".



Стратегия ведения этой новой войны, ставки в которой как никогда высоки, выражена в формуле "упреждающий удар" - такой, который предотвращает действия противника, с которым ни дипломатический диалог, ни мирные переговоры невозможны. Только такая стратегия, на взгляд американской администрации и Нормана Подгореца, может предотвратить повторение трагедии 11 сентября.

Подобная стратегия может привести к конфликту с международными органами и вызывает открытую неприязнь у европейцев, союзников по холодной войне. Европейцы, по мнению Подгореца, считают, что прибегать к силе следует лишь в исключительных случаях и с глобального согласия. Они уверены в том, что они не в пример искушеннее простаков-американцев, потому что у них за плечами - столетия дипломатического опыта. Как раз в этом Норман Подгорец вовсе не уверен - он приводит высказывание бывшего редактора американского журнала Foreign Affairs Оуэна Харриса, иронизирующего над пресловутой европейской искушенностью.



"Перед лицом таких претензий на высший реализм и изощренность на ум прежде всего приходит вопрос, какие на это есть свидетельства. Если вспомнить некоторые яркие эпизоды из истории Европы в этом столетии - события, приведшие к 1914 году, Версальскую мирную конференцию, Мюнхен, масштабы усилий, которые Европа была готова предпринять для обеспечения своей собственной безопасности после 1948 года и ее нынешнее отношение к защите ее жизненных интересов в районе Персидского залива - все это не дает железной логики в пользу европейского превосходства".



Если выпарить идеи американского неоконсерватора, так сказать, до "сухого остатка", их можно свести к двум пунктам.

Америка располагает достаточным экономическим и военным потенциалом для того, чтобы при поддержке единомышленников или даже в одиночку одержать победу в Четвертой Мировой войне.

Тем не менее, вероятность такой победы поставлена под сомнение сопротивлением, которое оказывает администрации Буша леволиберальная интеллигенция и демократическая партия.

К этим тезисам можно отнестись по-разному, но чрезмерно апологетический тон статьи наносит ущерб ее убедительности, а некоторые пункты вызывают прямое недоумение. Война с Ираком планировалась, как сегодня уже достоверно известно, с первых дней президентства Буша, а война с терроризмом началась всерьез после 11 сентября - которая же из них, по мнению Подгореца, Четвертая Мировая? Кроме того, он явно преувеличивает американские триумфы - победа в Афганистане, в частности, представляется ему бесспорной, и он не уделяет внимания таким мелочам, как растущее сопротивление местных вождей, многократно отложенные выборы и рекордный рост производства наркотиков.

В любой войне без исключения всегда есть как минимум две стороны. Поэтому судить о том, хороша война или плоха, можно будет лишь тогда, когда одна из этих сторон определенно одержит верх.

XS
SM
MD
LG