Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Охота на Шекспира

  • Алексей Цветков

Чем меньше мы о чем-то знаем, тем больше мы об этом пишем. Так возникли целые отрасли знания - то есть, вернее, незнания, например философия. Другим хорошим примером может послужить биография Уильяма Шекспира. Выпуск таких биографий был налажен в XVIII веке, когда к английскому Барду вернулась его померкшая на время господства классицизма слава, и к настоящему времени их написано больше, чем чьих бы то ни было других, разве что за исключением Александра Македонского, но я не уверен.

И это притом, что на деле о Шекспире нам известно сравнительно мало. Если говорить о документах, то существует запись о его рождении, свидетельства о театральных постановках его пьес, бумаги, относящиеся к его коммерческим сделкам и, конечно же, его знаменитое завещание. Для людей, не слишком знакомых с историей елизаветинской Англии, не очевидно, что на деле мы знаем о Шекспире больше, чем о многих других персонажах той эпохи. Тем не менее, в этой биографии есть досадные провалы, в особенности годы после того, как он покинул Стрэтфорд и прежде, чем он обосновался в Лондоне. Каким образом человек со сравнительно скромным образованием превратился в литературного гиганта, культурную икону западной цивилизации?

Теперь к комплекту биографий прибавилась еще одна - книга Стивена Гринблатта "Уилл в мире". Ее выхода ждали многие, поскольку Гринблатт - один из виднейших современных шекспироведов. В отличие от документальных исследований цель этой книги - понять историю формирования творческой личности, в значительной мере на основе догадок о его биографии там, где факты нас покидают.

Этот контраст между скудостью биографической информации и масштабами достижений породил, начиная с XIX века, обширную индустрию ниспровергателей Шекспира, пытающихся доказать, что его произведения написаны вовсе не им, а кем-то познатнее - в числе кандидатов назывались Фрэнсис Бэкон, Кристофер Марлоу, Эдвард де Вир и даже сама королева Елизавета. В действительности вся эта индустрия - общество сторонников плоской земли. Среди профессиональных шекспироведов нет никакого сомнения в том, что произведения Шекспира написаны именно им. Вот что говорит об этом сам Стивен Гринблатт в интервью, данном корреспонденту журнала Chronicle of Higher Education.



"Ни у одного серьезного человека, знакомого с историческими фактами, нет никаких сомнений: Он был знаменит при жизни как автор [своих пьес]. Потребовался бы совершенно невероятный заговор, чтобы выдать эти пьесы за произведения кого-то другого".



Этот аргумент легко объяснить человеку, даже не очень хорошо знакомому с историей шекспировской эпохи, хотя сторонники плоской земли его игнорируют. При чтении оригиналов совершенно очевидно, что в их создании участвовали и другие люди - скорее всего актеры, ибо таков был тогдашний обычай. Некоторые пьесы написаны в соавторстве с другими известными драматургами, например с Джоном Флетчером. Если существовал какой-то заговор, то к нему должны были быть причастны как минимум десятки совершенно случайных людей - предположить, что он мог остаться неизвестным для современников, может только гость из другой галактики.

Но как узнать о Шекспире что-либо, чего мы не знали на протяжении столетий? Трудно, но можно. В XVIII веке на чердаке дома, некогда принадлежавшего семье Шекспиров, был найден старательно спрятанный католический документ, который, видимо, свидетельствует о том, что отец Уильяма, а возможно и он сам, были тайными католиками, так называемыми "рекузантами", или симпатизировали католицизму. В атмосфере фанатичного елизаветинского протестантизма такие симпатии были крайне опасны. Отсюда пошли участившиеся в последнее время попытки отыскать подобные симпатии в творчестве драматурга. Одна из предыдущих книг Гринблатта на эту тему, "Гамлет в чистилище", как раз и посвящена этому вопросу.

Или другая тема - репутация Шекспира среди современников. Многие считали его ловким бизнесменом, которому пальца в рот не клади. Другие, напротив, отзывались о нем как о добродушном и вполне отзывчивом человеке. Какую из двух версий выбрать? Как поступил Гринблатт?



"Когда я начал книгу, я полагал организовать ее вокруг идеи щедрости Шекспира. Затем, по мере продвижения, я понял, что на самом деле факты просто не потерпят этого. Нельзя сказать, чтобы они были такими уж неприятными. Современники Шекспира, знавшие его, свидетельствовали, что это был неплохой человек. Просто он не был уж чересчур щедрым".



Метод, которым пользуется Стивен Гринблатт - это применение широких познаний в обстановке тогдашней эпохи к частному случаю человека, о котором известно сравнительно мало. Его отец был перчаточником, одно время довольно зажиточным и влиятельным в масштабах Стрэтфорда, но затем утратил и состояние, и влияние. Возможно, что он запил, и тогда становится понятной засвидетельствованная нелюбовь самого Шекспира к чрезмерной выпивке. В любом случае, отсюда можно пытаться вывести черты характера драматурга, которому эта бедность привила бережливость и деловую смекалку, в результате чего он в конечном счете приобрел и состояние, и дворянство.

Даже не будучи большим специалистом по Шекспиру, легко понять, что этот путь далеко не уведет, и рецензии на книгу Гринблатта достаточно прохладны. Тайна Шекспира состоит не в том, что мы о нем мало знаем - как я уже отмечал, мы знаем о нем больше, чем о многих других. Но в своем творчестве он как никто сумел добиться эффекта полного авторского отсутствия. Даже сонеты, где он упоминает себя по имени, и где личная окраска несомненна, скорее пускают следствие по ложному следу, чем облегчают его работу. Вот как формулирует эту трудность английский шекспировед Стэнли Уэллз.



"Шекспир обладал совершенно неподражаемой способностью прятать себя: Он умел проникать в мысли персонажей своих пьес и представлять порой самые несовместимые точки зрения".



Можно сказать, что Шекспир сделал все, чтобы мы никогда не догадались, кем он был на самом деле. Но такая постановка вопроса нелепа - он просто творил иначе, чем все другие. Можно, наверное, разделить художников на две категории - одни пытаются показать нам мир, другие - себя в этом мире. Крайние формы этой второй категории дал романтизм, культурное движение, возникшее намного позже Шекспира, хотя и обоготворившее его. Шекспир был не только крайним, но и уникальным представителем первой группы, полностью устранившим себя из мира своего творчества. Нам остается либо уважать его выбор, либо век за веком теряться в бесплодных догадках и домыслах.

XS
SM
MD
LG