Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С такими друзьями

  • Алексей Цветков

Кто помогает бедным, больным и угнетенным во всем мире? Бедным, естественно, могут помочь только богатые, и практически все развитые государства Запада и Азии имеют программы помощи зарубежным странам. Но такая государственная помощь как правило в первую очередь учитывает национальные интересы доноров, политические соображения, имеющие мало общего с нуждами наиболее обездоленных, и очень часто попадает вовсе не по адресу. Известны имена коррумпированных лидеров Третьего Мира, собравших огромные состояния, прикарманивая эту помощь - чемпионом в этой области был, наверное, Мобуту Сесе Секо, покойный президент Заира, ныне Демократической Республики Конго.

Существуют, однако, доноры, свободные от политической корысти, и именно они сегодня распределяют львиную долю гуманитарной помощи, поступающей через благотворительные каналы - нередко в местах, куда государственная помощь никак не попадает, например в суданской области Дарфур. Речь, конечно же, идет о так называемых неправительственных организациях, известных под аббревиатурой NGO - таких сегодня тысячи по всему миру. Очень часто эти люди рискуют жизнью ради того, чтобы жизнь других стала лучше - недавно региональный директор одного из них, Care International, была захвачена в качестве заложницы вооруженной группировкой в Ираке.

Картина, наверное, складывается несколько идеальнее, чем мы привыкли: циничные государства и манипулируемые ими международные финансовые организации, противостоящие бескорыстным подвижникам. Себастиан Мэллаби, сотрудник редакционной страницы газеты Washington Post, решил присмотреться пристальнее, и результатом стала книга о противостоянии NGO Всемирному Банку, основной аргумент которой помещен в журнале Foreign Policy в виде статьи под названием "NGO: борьба с нищетой в ущерб нищим".

Главная задача Всемирного банка, созданного западными государствами после войны вместе с Международным Валютным Фондом - финансирование крупных проектов в странах, которым самим это не под силу, для стимуляции их развития. Неправительственные организации уже давно критикуют банк за то, что он игнорирует экологические аспекты таких проектов и потворствует коррумпированным правительствам в ущерб интересам беднейшего населения. Себастиан Маллаби решил присмотреться к таким спорным проектам повнимательнее.

Один из них - плотина гидроэлектростанции в Уганде, у истоков Нила. Эта страна, один из немногих в Африке примеров успешной попытки выхода из нищеты, остро нуждается в электроэнергии. Строительство плотины связано с выселением жителей окрестных сел, для которых предусмотрена специальная программа. Однако организация Inernational River Network в Беркли, Калифорния, выступила с резким осуждением проекта, утверждая, что его ни принимает экологическое движение в самой Уганде, и что незачем строить электростанцию, выселяя при этом жителей, которым электроэнергия все равно будет не по карману.

Себастиан Мэллаби как раз находился в Уганде и решил проверить на месте. Ему не составило труда выяснить, что Национальная Ассоциация профессиональных экологов Уганды, выступающая против проекта, насчитывает всего 25 членов - нужно ли добавлять, что среди них не было ни одного жителя района переселения? Что касается самих этих жителей, которых Мэллаби опросил, среди них не было ни одного обиженного - напротив, все были исключительно довольны обещанной банком компенсацией. Зато недовольны были соседи, которым переселение не грозило, и поэтому компенсация не полагалась.

Неправительственные организации утверждают, что защищают бедных, но подобные акции протеста часто наносят вред именно беднейшим жителям стран третьего мира.



"Варианты этой истории проигрываются по всему миру. Банк составляет обоснованный проект, у которого неизбежно есть недостатки. NGO цепляются за эти недостатки и добавляют изрядную дозу истерической риторики. Всемирный Банк отказывается от проекта, но проект все равно реализуется, уже без социальных и экологических тормозов, предусмотренных банком. Из опасения перед нападками NGO банк вынужден выполнять свои меры предосторожности в точности, добавляя многие месяцы и доллары к подготовке проекта. Согласно исследованиям банка, проведенным в 2001 году, политика предосторожности того или иного рода добавляет к стоимости подготовки от 200 до 300 миллионов в год. Эти деньги тратятся за счет беднейших жителей планеты, а сопряженные с этим отсрочки оборачиваются долгими месяцами без электричества и чистой воды, которые мог бы предоставить проект банка, нанося таким образом двойной ущерб обездоленным".

История с Угандой пока не завершена, но Мэллаби приводит другую, которая закончилась весьма печально. В апреле 1999 года Всемирный банк заключил договор с Китаем о переселении примерно 60 тысяч крестьян из засушливого района в другой, орошаемый небольшой плотиной, в местности под названием Цинхай. Как водится, банк затратил немалые деньги на изучение экологических и социальных последствий проекта, и пришел к заключению, что они приемлемы. Но на беду, речь шла о районе, примыкающем к Тибету, и он вызвал гнев защитников Тибета во главе с известным голливудским актером Ричардом Гиром. Неправительственные организации подняли шумную кампанию протеста по всему миру, которая была особенно эффективной в США, откуда поступает значительная часть фондов банка. Правление банка во главе с Джимом Вулфенсоном предприняло титанические усилия, пытаясь доказать, что речь идет не о Тибете, и что в любом случае в числе переселенцев сами тибетцы составляют значительную часть, а проект повысит их доходы с суммы в 20 центов в день до реального прожиточного минимума. Но инерция протестов, затронувших уже и Конгресс США, была такова, что никакие аргументы уже не действовали.

В результате Китай попросту расторг договор с Всемирным Банком и самостоятельно взялся за осуществление проекта - излишне добавлять, что никакого экологического и демографического контроля он при этом не допустил.

Списки подобных недоразумений можно продолжить, но их смысл уже очевиден. Всемирный банк - надгосударственное образование, не скованное узкими интересами, и, как показал опыт последних лет, он вполне способен прислушиваться к конструктивной критике - со стороны тех же неправительственных организаций. В частности, в случае истории с китайским переселением Джим Вулфенсон старался пойти на все мыслимые уступки, пытаясь прийти к изначально невозможному компромиссу. Но сами NGO очень часто имеют собственную идеологическую повестку, и их борьба с так называемой глобализацией часто оборачивается проигрышем именно для тех, кого они на словах защищают.

XS
SM
MD
LG