Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

План Шарона

  • Алексей Цветков

Забудем на минуту о том, что вождя палестинцев Арафата больше нет в живых, и что политическая панорама Ближнего Востока резко меняется. Такая умственная уловка необходима для того, чтобы лучше понять смысл статьи Генри Сигмана "Шарон и будущее Палестины", опубликованной в последнем номере журнала New York Review of Books. Под ней, вопреки обычным правилам, проставлена точная дата, 4 ноября, дающая понять, что смерть Арафата в приведенном уравнении если и учтена, то не полностью.

Довольно часто достаточно одного названия журнала, чтобы судить о позиции опубликованной в нем статьи. Если бы речь шла, скажем, о журнале New Republic, то его редакционная позиция - предсказуемая поддержка Израиля. New York Review of Books тоже вполне предсказуем: статья Сигмана разоблачает намерение израильского премьер-министра похоронить вашингтонский мирный план для Ближнего Востока, так называемую "дорожную карту", и саму идею суверенного палестинского арабского государства. По мнению Сигмана, путь, избранный Шароном - это вывод израильских войск из Газы и полная ликвидация еврейских поселений в этом анклаве, но одновременно заселение и политическая нейтрализация Западного Берега Иордана.

План Шарона в целом принят положительно не только Белым Домом Джорджа Буша, но и многими европейскими странами как вынужденный, поскольку Израиль не видел в Арафате реального партнера для мирных переговоров и счел необходимым пойти на односторонние меры. Все эти правительства, считает автор статьи в New York Review of Books, были обведены Шароном вокруг пальца.

"По условиям, которыми Шарон оговорил свой план вывода, Газа... будет существовать фактически как большая тюрьма, отгороженная от мира, в том числе и от своих ближайших соседей, Египта, Иордании и Западного Берега. Ее население будет лишено свободы передвижения, необходимой для любой возможности экономического возрождения и внешних инвестиций. Настояние Шарона на том, чтобы уход из Газы был исключительно израильской инициативой, а не результатом переговоров с какими бы то ни было палестинскими лидерами, судя по всему преследует цель создания в Газе анархии, которая могла бы дать ему возможность сказать: "Смотрите на этот опьяненный насилием, коррумпированный и примитивный народ, с которым мы имеем дело - они ничего не в силах предпринять сами"."


Почему же, естественно спросить, Генри Сигману удалось разоблачить коварство, которого не усмотрели не только в Белом Доме, но и в Европе, настроенной в отношении Израиля куда менее дружественно?

Дело в том, что действиям Шарона обычно дается другое объяснение, в том числе и в самом Израиле. Согласно этому объяснению, демографическая ситуация на Ближнем Востоке складывается не в пользу Израиля, и в скором времени арабское население территорий может стать абсолютным большинством. А поскольку и все мирные процессы, в том числе мадридский, Осло и "дорожная карта" продемонстрировали, что Арафат не хочет быть партнером, у Израиля нет выхода, кроме односторонних действий.

Генри Сигман утверждает, что истинные цели Шарона гораздо циничнее и коварнее. Он ссылается на высказывания некоторых израильских политиков и на анализ левых израильских обозревателей. В частности, он приводит слова ближайшего соратника Шарона Дова Вайсгласа в интервью газете "Хаарец" о том, что весь этот план, независимо от того, как он подается, преследует единственную цель: завести мирный процесс в тупик. По словам Генри Сигмана, параллельно процессу эвакуации Газы идет процесс укрепления и расширения поселений на Западном Берегу Иордана, который израильское правительство намерено превратить в сеть разрозненных "бантустанов" по образцу Южно-Африканской республики времен апартеида.

Сигман ссылается на реальные факты и высказывания, и у меня нет никакого намерения их опровергать и даже перетолковывать. Вполне возможно, что то, о чем говорил Вайсглас, действительно входит в планы израильского правительства. Но отсюда ничего не следует с железной неумолимостью. Демография - реальный фактор, которого израильтяне больше не могут игнорировать, и отсутствие партнера для мирных переговоров, по крайней мере до кончины Арафата - тоже реальный факт.

Если цель Ариэля Шарона заключается лишь в том, чтобы полностью скомпрометировать мирный процесс и закрепить израильское владычество на Западном Берегу, то как объяснить бурные протесты жителей поселений и их сторонников, которые воспринимают эвакуацию Газы как фактическую прелюдию к полной капитуляции? На самом деле, утверждает Сигман, поселенцы хорошо понимают, что Шарон, один из вдохновителей их движения, остается на их стороне.

В таком случае, надо сказать, они слишком хорошо имитируют бурные протесты. Не так давно Шимон Перес, лидер оппозиционной партии труда, предупредил, что жизнь Ариэля Шарона под угрозой, и его вполне может постигнуть судьба Ицхака Рабина, павшего от руки правого радикала.

Продолжая опровергать мнения, кажущиеся многим очевидными, Генри Сигман пишет:

"Не существует никаких оснований для своекорыстных израильских утверждений, поддерживаемых [бывшим израильским премьером] Ехудом Бараком и [журналом] Economist, о том что целью старшего поколения палестинцев является уничтожение Израиля. Ни "старая гвардия", ни "молодая гвардия" в эту цель не верит - хотя бы потому, что они знают, насколько она неосуществима".


В этом утверждении очевидна логическая ошибка - вернее, логическая уловка. Я могу ненавидеть своего сильного соседа и желать ему смерти, даже не имея в данную минуту никаких возможностей приблизить эту смерть. Но завтра ситуация может коренным образом измениться, и мои мечты станут ближе к реальности. Палестинцы действительно не могут ничего поделать с Израилем, пока он противостоит им как враждебная и сильная региональная сверхдержава. Но их позиции могут значительно улучшиться, если они обретут собственное государство. Справедливо или нет, но израильтянам в ходе всех предыдущих мирных процессов не удалось обнаружить у своих партнеров единственное качество, которое придало бы этим процессам реалистичность: добрую волю.

Все эти доводы не означают, что Сигман не прав от начала до конца: его аргументы имеют вес, если их не абсолютизировать. Но вкус пудинга - в самом пудинге, как говорят англичане. Сейчас, после смерти Арафата, в котором даже недоброжелатели Израиля видели тормоз на пути мира, открываются новые перспективы. Наступает время, когда обеим сторонам может представиться шанс еще раз проверить наличие доброй воли друг у друга.

XS
SM
MD
LG