Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Острие оси зла

  • Алексей Цветков

Можно и, как выясняется в свете новых фактов, даже нужно спорить с идеей "оси зла", которую выдвинул президент США Джордж Буш в одном из своих основополагающих выступлений по внешней политике. Напомню, что речь тогда шла о таких странах как Ирак Саддама Хуссейна, Иран и Северная Корея, представляющих собой в первую очередь очаги глобальной ядерной опасности. Однако никакие сомнения не отменяют того факта, что эти и подобные им страны заслуживают самого пристального и неусыпного внимания.

Здесь нет времени обсуждать тот факт, что из пресловутой "оси зла" были по явно политическим соображениям исключены Пакистан и Индия, чья граница в Кашмире по-прежнему остается одним из опаснейших мест на земле из-за ядерного противостояния. Но сегодня я хотел бы обратить внимание на Северную Корею. Бесспорно, это одно из самых страшных мест на земле. Скудные факты, которые просачиваются оттуда с перебежчиками, рисуют картину повального голода, тотального лицемерия и репрессий, в сравнении с которыми действия сталинского НКВД или гитлеровского гестапо безнадежно меркнут. С другой стороны, жизнь в саддамовском Ираке была далеко не сладкой, и многие ссылаются на это как на единственный реально уцелевший повод к иракской войне. Тем не менее, в период подготовки к войне он стоял в конце списка, а главным считалось стремление Саддама к обладанию ядерным оружием.

Сегодня мы знаем, что фактических оснований для такого рода опасений было мало, и что иракский режим свернул свою ядерную программу - скорее всего в ожидании лучших времен. В связи с этим не раз раздавались голоса критиков американской администрации, напоминавших, что северокорейский диктаторский режим куда страшнее саддамовского, а ядерная программа куда более очевидна и продвинута. Не следовало ли начать ликвидацию опасности отсюда, оставив на время в покое хиреющего иракского бандита?

Проблема, по мнению некоторых, состоит в том, что об опасности, исходящей от Северной Кореи, мы знаем на основании заключения американской администрации. Имея за плечами опыт подготовки к иракской войне, мы вправе подозревать, что такой вывод мог быть сделан из недостаточной информации. Именно такого мнения придерживается Селиг Хэррисон, директор азиатской программы частного американского института Центр по международной политике. Его статья в журнале Foreign Affiars называется "Не надула ли нас Северная Корея".

"Изучение наличных фактов наводит на мысль, что именно так все и произошло. Опираясь на фрагментарные сведения, администрация Буша представила наихудший возможный сценарий как неопровержимую истину и исказила данные разведки о Северной Корее (примерно так же, как она сделала это в случае Ирака), серьезно преувеличив опасность того, что Пхеньян тайно работает над ядерным оружием на основе урана".


Впрочем, надувательство со стороны Северной Кореи имеет, на взгляд автора, два аспекта: с одной стороны, она явно обманула Соединенные Штаты, продолжив программу обогащения урана; с другой, она никак не опровергает худшие опасения в отношении этой программы, не желая потерять козырную карту в военно-дипломатической игре.

В 1994 году Северная Корея подписала с Вашингтоном рамочное соглашение, в соответствии с которым она обязалась не заниматься обогащением урана в обмен на продовольственную и энергетическую помощь. В 2002 году США и их дальневосточные союзники прекратили поставки нефти в КНДР, обвинив ее в нарушении этого соглашения. Северная Корея ответила на это изгнанием международных инспекторов и возобновлением переработки плутония, который она держала в хранилище в соответствии с соглашением 1994 г. С тех пор критики нынешней администрации США обвиняют ее в том, что она фактически оставила этот процесс на произвол судьбы и не имеет никакой стратегии в отношении Северной Кореи, потенциально куда более опасной, чем Ирак.

Имеет ли Северная Корея программу обогащения урана, пригодного для изготовления ядерного оружия? Селиг Хэррисон серьезно в этом сомневается, и вот каковы его аргументы. Вполне возможно, что КНДР производит низкообогащенный уран, пригодный для нужд ядерной энергетики, но высокообогащенный, необходимый для ядерного оружия, требует совсем иных, высокотехнологичных и дорогостоящих процессов, которой нищей стране скорее всего не по средствам. Американская администрация располагает разведывательными данными о том, что КНДР пыталась приобрести крупные партии материалов для центрифуг, которые используются в процессе обогащения, но ей так и не удалось представить убедительные доказательства того, что Корея эти материалы получила - этих доказательств не видели ни Южная Корея и Япония, ближайшие союзники США, ни Китай и Россия, тоже участвующие в переговорах. Кроме того, для производства необходимого количества урана требуются многие сотни таких центрифуг и множество запасных частей к ним, что делает весь сценарий еще менее вероятным.

Представители администрации заявляют, что в отсутствие твердых фактов разумнее всего исходить из наихудшего возможного сценария, чтобы не получить через пару лет сюрприза в виде беспринципного тоталитарного режима с ядерным оружием, способного шантажировать мировое сообщество - аргумент, сходный с теми, которые приводились в пользу войны в Ираке. Тем временем, однако, КНДР, не связанная соглашениями, вполне в состоянии обогащать имеющийся у нее плутоний.

"Совершенно очевидно, что наихудший возможный сценарий надо принимать во внимание, и что политику не следует вырабатывать на основе принятия желаемого за действительное. По этой причине загадка с ураном должна быть разгадана... Но в настоящий момент Соединенные Штаты оказались перед лицом тревожной реальности, которая сводится к тому, что крах соглашения о замораживании от 1994 года нанес урон безопасности США".


Проблема с наихудшим возможным сценарием заключается в том, что он может фактически парализовать политическую инициативу, как это и произошло в случае с Северной Кореей. Если верить, что через год-два она действительно будет располагать готовым к применению ядерным оружием, единственным выходом будет военная операция с неподдающимися просчету катастрофическими последствиями. Но если Северная Корея попросту блефует, шансы на дипломатическое решение остаются, и пренебрегать ими непростительно.

XS
SM
MD
LG