Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто заказывает музыку

  • Алексей Цветков

В Соединенных Штатах конституция запрещает правительству вмешиваться в работу средств массовой информации. Это правило не укладывается в сознании многих иностранных политиков и вельмож, которые время от времени требуют от американской администрации "смягчить" освещение тех или иных событий, к которым они причастны, или воздержаться от упоминания тех или иных фактов. Президент США, которого нередко, в порядке журналистского штампа, именуют "самым могущественным человеком на земле", может выступать перед редакторами ведущих газет или телекомпаний лишь в роли просителя. Трудно привести случай, когда президент каким-либо образом наказал бы непослушную газету, но зато не составит труда припомнить, как газета добилась смещения президента, возомнившего себя безнаказанным. Исключения из этого принципа независимости не делалось даже для Советского Союза в пору его максимального термоядерного могущества.

Нельзя сказать, чтобы исключений не было вовсе. Время от времени американская администрация обращается к магнатам прессы и телевидения с конфиденциальной просьбой временно воздержаться от публикации того или иного материала в связи с непосредственной угрозой, которую такая публикация могла бы представлять для жизни граждан или интересов государства. Редакторы изучают такую просьбу, и, если находят аргументы убедительными, идут навстречу.

В истории этих отношений можно вспомнить один очень странный эпизод, который, впрочем, завершился все-таки торжеством свободы слова. Небольшое иностранное государство потребовало, чтобы правительство США любой ценой предотвратило демонстрацию телевизионного документального фильма, порочащего, по мнению этого государства, его режим и религию. Давление, которое администрация и деловые круги США оказали в результате на непокорную телекомпанию, было поистине беспрецедентным.

В основу фильма лег эпизод 1977 года, когда в Саудовской Аравии были публично казнены принцесса королевского дома и ее любовник, сын саудовского посла в Ливане - он был обезглавлен, а принцессу расстреляли. Все их преступление в том и заключалось, что они были любовниками. Эпизод был снят на пленку оказавшимся в толпе зрителей британцем и облетел все телеэкраны мира. В 1980 году американская общественная телесеть PBS сняла фильм "Смерть принцессы", посвященный этому событию, и тотчас оказалась в центре урагана.

В конечном счете фильм все-таки вышел на телеэкран, но поднятую вокруг него кампанию давления и шантажа многие расценили как национальный позор. Впервые в современной истории независимые средства массовой информации США столкнулись со столь беспардонной попыткой цензуры.

А вот еще один сравнительно недавний случай. В женской школе-интернате в Мекке случился пожар. Дело было ночью, девушки уже спали, а все двери в помещении были заперты бдительной администрацией. Пожарные подоспели вовремя, и все могло бы закончиться благополучно. Но вместо того, чтобы спасать школьниц, пожарные приложили все усилия, чтобы не выпустить их наружу, потому что они не были вполне одеты, а мусульманское законодательство Саудовской Аравии строго регламентирует это обстоятельство. Результатом была чудовищная трагедия, десятки невинно загубленных молодых жизней. Это событие подняло волну возмущения во всем мире, в том числе и в арабских странах. Случись оно в любой другой стране, официальный Вашингтон наверняка осудил бы вопиющее нарушение прав человека, но в данном случае никаких дипломатических нареканий не последовало.

Что же представляет собой Саудовская Аравия, единственная в мире и в истории страна, способная заставить Америку тщательно выбирать выражения? На первый взгляд, эта деспотическая и глубоко коррумпированная ближневосточная монархия находится в полной зависимости от Соединенных Штатов - ее нынешний режим давно рухнул бы без американской поддержки. Но эта зависимость, как я уже показал, является взаимной, и Саудовская Аравия весьма напоминает тот хвост, который, по американской поговорке, вертит всей собакой. Причина такой зависимости ни для кого не составляет секрета, ее можно объяснить одним словом: нефть.

Было бы естественно предположить, что при такой тесной взаимной зависимости и с учетом той исключительной обходительности, с какой официальные круги США относятся к Саудовской Аравии, ее можно отнести к числу ближайших союзников Америки. В действительности дело обстоит гораздо сложнее, а вернее - проще, но со знаком минус. В последнем номере американского журнала Commentary опубликована статья видного историка Виктора Дэйвиса Хэнсона под совершенно недвусмысленным названием: "Наш враг, Саудовская Аравия". Ему вторит, хотя и в менее резких выражениях, популярный еженедельник Time, в котором появилась заметка "Нужна ли нам еще Саудовская Аравия".

Страной, о которой идет речь, безраздельно правит Саудовская династия, захватившая в ней власть после Первой Мировой войны и давшая ей свое имя. В принципе речь идет об одной семье, но в силу родовых традиций и мусульманского многоженства численность этой семьи на сегодняшний день составляет, по разным подсчетам, от 7 до 30 тысяч человек. Именно эти люди, деды и внуки, дядья и племянники, принцы и шейхи, владеют баснословным нефтяным богатством, в разработке которого они не приняли ни малейшего участия. Но после национализации, а вернее конфискации всей этой нефти королевским семейством, она стала инструментом обогащения и источником коррупции. Впрочем, вскоре новые хозяева поняли, что нефть может быть мощным политическим оружием. После арабо-израильской войны 1973 саудовская династия, недовольная ее исходом, стала инициатором нефтяного бойкота, который сотряс западную экономику до основания.

Поначалу сказочное нефтяное богатство казалось благословением не только для деспотической верхушки, но и для всего населения страны. В годы, когда коррупция еще не была такой разнузданной, в стране была создана современная инфраструктура, введено бесплатное медицинское обслуживание и образование, и одно время доход на душу населения превышал невероятные 28 тысяч долларов в год. Эта цифра не должна вводить в заблуждение - королевский клан урвал из нее львиную долю. Впрочем, с тех пор доход сократился почти вчетверо, а внешняя задолженность исчисляется двумя сотнями миллиардов долларов.

Было бы преувеличением утверждать, что эти деньги были истрачены разумно. В конце концов, страной правят не специалисты, а все те же многочисленные королевские родственники, получающие свои посты благодаря кровным связям или взяткам. Многолетние попытки создать рентабельное сельское хозяйство ничем не увенчались. Всеобщее образование тоже обернулось мифом - треть населения страны практически неграмотна. Элита предпочитает направлять своих отпрысков в лучшие американские и европейские университеты, но и от этого пользы немного - практически все современное оборудование, закупленное на нефтедоллары, обслуживают иностранные специалисты. Несмотря на резкий рост безработицы в стране, там до сих пор добывает себе пропитание около 6 миллионов иностранцев, бесправных полурабов в основном из стран Азии. Эти люди выполняют работу, которую большинство саудовских подданных почитают ниже своего достоинства.

Саудовский режим - предмет ненависти со стороны как собственных граждан, так и других арабских народов. В связи с этим он постоянно закупает, в основном у тех же Соединенных Штатов, самую современную военную технику, эксплуатация которой совершенно не по уму неквалифицированному местному персоналу. По словам Виктора Дэйвиса Хэнсена, если бы Садам Хуссейн после вторжения в Кувейт решил напасть на Саудовскую Аравию, она рухнула бы в считанные дни, как карточный домик. Именно поэтому на ее территории постоянно дислоцировано около 6 тысяч американских военнослужащих, которые только усугубляют ненависть к режиму в арабском мире, и без которых режим очень быстро прекратил бы свое существование.

Главный предмет заботы саудовского королевского дома, если не считать личного обогащения, это ислам. Саудовская монархия считает себя покровителем мусульманских святынь в Мекке и Медине. Ее законодательное уложение - это шариат в самой строгой форме, как свидетельствует пристрастие к публичным казням и нанесениям увечий.

Саудовский ислам - особая форма религии, известная сегодня во всем мире как "ваххабизм". Название происходит от имени мусульманского реформатора XVIII века Мухаммада ибн Абд Аль-Ваххаба, которые вел кровавые войны с традиционными течениями ислама и установил строжайший пуританский режим. Сегодня, благодаря саудовским субсидиям, эта пропаганда нетерпимости распространяется во все уголки мусульманского мира, включая Кавказ и Балканы, где исторически преобладал куда более "мягкий" суфизм. Хуже всего под этим игом приходится женщинам - в самой Саудовской Аравии они настолько бесправны, что не имеют даже собственных документов, только запись в документах отца или мужа.

Тем не менее, эта фальшивая набожность мало кого обманывает, и меньше всего - самих арабов. Образ жизни саудовских шейхов вошел в поговорку, и он, конечно же, не имеет ничего общего с ваххабитским аскетизмом. Когда Виктор Дэйвис Хэнсен безоговорочно именует Саудовскую Аравию врагом Соединенных Штатов, он имеет в виду, что ненависть, адресованная режиму в Эр-Рияде, давно распространилась и на Вашингтон, в котором видят опору и защиту этой коррупции. В самой Саудовской Аравии молодежь не видит никаких перспектив для нормальной жизни и карьеры, она лишена даже таких нехитрых развлечений, как дискотеки или бары, и ненависть поневоле становится главным занятием, даже профессией.

Вот простая статистика. Из 19 участников прошлогодних террористических актов в Нью-Йорке 11 были саудовские подданные, и они же составляют около трети всех пленных, которые были захвачены в Афганистане и содержатся в лагере в Гуантанамо. Вдохновитель всей этой операции, Усама бин Ладен - отпрыск богатой саудовской семьи.

Оказавшийся верхом на тигре поневоле пытается как-то им управлять, и саудовская элита, сознающая масштабы окружающей ее ненависти, старается направить ее в каналы, ведущие мимо, то есть полностью переадресовать Западу и Израилю. Человека, по незнанию арабского незнакомого с официальной саудовской прессой, - а неофициальной там нет, - просто оторопь берет от антисемитизма и антиамериканизма, которыми она насквозь пронизана. Вот, например, что писал обозреватель газеты "Аль-Джазира" об одном из террористов-самоубийц, устроивших взрыв на публичном пасхальном ужине в Нетании.

"Да пребудет с тобой Божья милость, о Абд Аль-Басет Уде, муджахед и мученик, спокойный герой, который так элегантно проник в тыл и так весело говорил. Ты защитил свою религию, свое отечество и свой народ: Мужественно, исполненный воли к "джихаду", с верой, переполняющей сердце, ты выполнил свое задание и принес в жертву свою чистую душу ради твоей религии и твоего отечества: Несмотря на все препятствия, укрепления и меры безопасности, ты достиг места назначения, присел к одному из столов, говорил с ними, немного пошутил, посмеялся с ними, а затем Бог провозгласил для тебя мученическую смерть. Какой героизм, отвага и сила - почти не имеющие себе равных на земле!"

После этих слов вряд ли кого-нибудь удивит, что именно Саудовская Аравия, наряду с Ираном - один из главных источников финансирования терроризма в Израиле, да и терроризма вообще, включая Аль-Каиду. Каналы этого финансирования не всегда очевидны, потому что нередко маскируются под мусульманские благотворительные фонды, роль которых прояснилась после 11 сентября.

Трудно судить о степени набожности самих королевских родичей - их глубокая развращенность и коррумпированность оставляет место для сомнений. Тем не менее, они парадоксальным образом покровительствуют и содействуют самым экстремистским направлениям в исламе, опасаясь, что в противном случае будет поставлена под сомнение их репутация блюстителей святынь. В результате в стране практически искоренена умеренная оппозиция. Но еще парадоксальнее, что Соединенные Штаты не поддерживают даже робкие ростки такой оппозиции, поскольку это неугодно королевской семье, мнимому союзнику. В результате не только саудовские правители, но даже США, мишень фундаменталистской ненависти и террора, в какой-то степени сами им потворствуют.

Именно это и имеет в виду Виктор Дейвис Хэнсон, называя Саудовскую Аравию врагом США. Несмотря на то, что американская мощь фактически обеспечивает само существование Саудовской Аравии и бесперебойные поставки нефти, в том числе в Европу, Америка не в состоянии рассчитывать на содействие и понимание со стороны саудовского режима. Когда несколько лет назад в Саудовской Аравии террористы взорвали американские казармы и погибли десятки военнослужащих, саудовское правительство отказалось предоставить ФБР доступ к подозреваемым и к материалам следствия. Когда, после взрывов в Нью-Йорке, США планировали операцию в Афганистане, Саудовская Аравия не предоставила им баз на своей территории. Она также не оказала никакого содействия в расследовании подготовки террористической акции, а ее участники тем временем превозносятся саудовским населением как национальные герои. Операции против Ирака, находящейся сейчас в стадии разработки, тоже предстоит обойтись без саудовской поддержки. Но зато сразу после взрывов в Нью-Йорке Саудовская Аравия не постеснялась обратиться к ФБР с просьбой о помощи в эвакуации членов семьи бин Ладена, проживавших в то время в США, и эта просьба была удовлетворена.

Все эти обстоятельства подводят Виктора Дэйвиса Хэнсена к мысли, что пришло время сквитаться и лишить Саудовскую Аравию американского покровительства.

"Нефтяная политика королевской семьи все больше теряет свой прозападный характер и становится все менее ключевой для определения мировых цен: Нынешнее правительство является активным пособником террора и, возможно, самым злобным врагом Израиля среди всех арабских стран региона. Аль-Каида и другие террористы получают от Саудовской Аравии взятки, без которых они были бы не в состоянии действовать столь эффективно. Тот факт, что эта монархия не оказывает содействия в выслеживании сообщников убийц 11 сентября отражает ее реальное беспокойство по поводу того, куда такое расследование может завести. К тому же, саудовская наличность играет на руку радикализму прямо здесь, в Соединенных Штатах, ставя под сомнение законность и реальные цели практически всех мусульманских благотворительных фондов, действующих на нашей территории. Мы не должны также забывать, что ни одна страна в мире не питает большей вражды к американской идее религиозной терпимости, свободы слова, конституционного правления и равенства полов".

Доля Саудовской Аравии в мировой добыче нефти огромна - от 25 до 30 процентов. Но ее доля в американском нефтяном импорте упала с 25 до 8 процентов, и это предоставляет бoльшую свободу для принятия необходимого решения. А если операция по смене режима в Ираке пройдет успешно, свободы будет еще больше - Ирак, во главе которого будет стоять дружественное США правительство, сумеет смягчить неизбежный удар, с немалой выгодой для себя.

Исключительно важной в сегодняшней ситуации становится роль России - второй нефтедобывающей державы мира, располагающей к тому же ресурсами для новых разработок. Сравнительно благоприятная атмосфера нынешних российско-американских отношений может позволить осуществление нефтеразведки и разработок совместно с западными компаниями. В результате Россия может стать ведущим нефтяным брокером на мировом рынке и полноправным, а не из милости, участником таких международных форумов, как встречи "большой восьмерки". Такое повышение в статусе не обязательно означает возвращение ранга сверхдержавы - как показала история, сверхдержава - это нечто большее, чем сырьевая экономика и запасы оружия. Стране, которая может прийти на смену Саудовской Аравии, надо пуще всего опасаться, как бы не стать новой Саудовской Аравией, потому что судьба этой страны, а также Индонезии, Нигерии, Венесуэлы и даже Мексики наглядно демонстрирует, что большая нефть - это вовсе не обязательно большое счастье. Правда, есть, по крайней мере, одно исключение: Норвегия, где, при всем нефтяном изобилии, нет ни коррупции, ни вопиющих социальных контрастов. Но брать пример с Норвегии труднее всего - Норвегией, судя по всему, лучше всего быть с самого начала.

Впрочем, даже если у Соединенных Штатов достанет сил вырваться из саудовской нефтяной неволи, остается еще одна проблема, быть может самая главная, о которой историк в Commentary почему-то забывает упомянуть, но которая очевидна для журнала Time. Саудовский режим без американской поддержки неминуемо рухнет, а поскольку единственная сложившаяся в стране оппозиция - это мусульманский экстремизм, страна может стать новым полигоном террора. В конце концов, террор, как показали ньюйоркские события, способен обойтись сравнительно скромным бюджетом. Впрочем, глядя на нынешнее поведение саудовского правительства и населения, можно предположить, что мы даже не заметим разницы.

XS
SM
MD
LG