Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Знакомый сценарий

  • Алексей Цветков

Еще каких-нибудь лет десять-двенадцать назад, когда Интернет был секретом для посвященных, и большинство из нас не знало даже такого слова, всемирную компьютерную сеть населяли любопытные персонажи. Помимо университетских ученых и бюрократов Пентагона в Интернете, а вернее параллельно ему, существовала особая сеть, объединявшая пользователей по сферам интересов: любители кошек и собак, рок-музыки, философских досугов и так далее. Но самыми многочисленными из этих виртуальных клубов были кружки разоблачителей глобальных заговоров, этих вечных санитаров истории, привычно видящих в любом событии чью-то руку - обычно вовсе не ту, которая заметна всем на первом плане.

Королем этих сюжетов было и остается по сей день убийство президента Джона Кеннеди. Результаты многотомного расследования комиссии Уоррена в этом кругу давно объявлены фикцией, единственной целью которой было скрыть от американской и мировой общественности истинных виновников преступления. К этим якобы истинным виновникам мы через минуту вернемся, а пока вспомним голые факты.

Человек, стрелявший в Кеннеди из окна библиотечного коллектора в Далласе, был арестован почти тотчас после убийства - Ли Харви Освальд, бывший морской пехотинец, в свое время попросивший убежища в СССР, некоторое время живший и работавший в Минске, где он женился на советской женщине, а затем наскучивший самым передовым обществом в мире и возвратившийся в США. Освальд был бесспорно странным человеком, и одним из возможных мотивов его преступления была месть за неудачное вторжение кубинских эмигрантов из Флориды на Кубу при поддержке США.

Как бы то ни было, подробно выяснить мотивы Освальда не удалось, потому что вскоре после ареста он был застрелен Джеком Руби, содержателем ночного клуба в Далласе. Непонятно также, что подвигло Руби на этот поступок, потому что и он в скором времени скончался в тюрьме от рака.

История, как на нее не смотри, выглядит довольно загадочно, но комиссия, которую возглавил Верховный Судья США Эрл Уоррен, и которой было поручено подробно расследовать обстоятельства преступления, установила что Освальд, каковы бы ни были его мотивы, действовал в одиночку, без чьего-либо наущения. Первое время это заключение комиссии не возбуждало особых сомнений, но вскоре мельница заговора стала набирать обороты.

Встречные версии были самыми разнообразными: Джона Кеннеди убила мафия, или же КГБ, или еще кто-нибудь. Некоторые утверждали на основании звукозаписи, что кроме выстрелов Освальда явно слышны другие, которые Освальду принадлежать не могут. Но самой любимой версией, набравшей больше всего приверженцев, стал заговор ЦРУ против президента - за мотивами долго ходить не надо, годится хотя бы та же недостаточная поддержка администрации вторжению на Кубу, которое ЦРУ помогало готовить.

Недавно в журнале Wilson Quarterly вышла статья профессора университета Виргинии Макса Холланда, работающего над книгой о комиссии Уоррена. Эта статья под названием "Демон Джима Гэррисона" посвящена историческим корням версии о заговоре ЦРУ. Эти корни автору удалось обнаружить в давно знакомом и очевидном месте.

Джим Гэррисон, о котором идет речь в статье, был окружным прокурором города Нью-Орлеана. В 1967 году он неожиданно арестовал видного местного предпринимателя Клэя Шо по обвинению в организации убийства Кеннеди.

"Чтобы объяснить, почему Шо было предъявлено обвинения, потребуется целая книга. Достаточно сказать, что Гэррисон арестовал Шо не потому, что подозревал его в связях с ЦРУ. На этой стадии теория Гэррисона заключалась в том, что Шо, гомосексуалист, принял участие в этом деле по причине своей сексуальной ориентации. "Это был убийство ради гомосексуального щекотания нервов", объяснял Гэррисон журналисту вскоре после ареста Шо. Джон Кеннеди, согласно утверждению окружного прокурора, был убит потому, что обладал всем, чего не было у организаторов заговора: это был успешный, красивый, пользующийся популярностью, богатый и одаренный мужской силой человек".

Новость об аресте Шо и о сомнениях, появившихся в деле Кеннеди, разнеслась по всему миру, докатившись до Москвы, и вызвала особый резонанс в газетах, известных своими про-коммунистическими симпатиями. Одной из таких газет была итальянская "Паэзе сера", которую директор ЦРУ Ричард Хелмс прямо обвинял в причастности к кампаниям дезинформации, исходящим от КГБ. Вскоре после ареста Клэя Шо "Паэзе сера" опубликовала крупный сенсационный материал, в котором утверждалось, что компания "Чентро мондиале коммерчиале" в Италии, в совете директоров которой числилися Шо в начале 60-х годов, использовалась ЦРУ для финансирования каких-то тайных дел. Никаких доказательств газета не приводила, но ложь была искусно приправлена множеством мелких правд.

Джим Гэррисон категорически отрицал знакомство с этой историей во время процесса Шо, но документы, обнародованные в последние годы, свидетельствуют о том, что она была ему известна - если не из самой "Паэзе сера", то из перепечаток во французской коммунистической газете "Юманите".

Клеветнические публикации, так называемые "активные мероприятия", были одним из самых излюбленных и эффективных диверсионных приемов КГБ в последние десятилетия советское власти. Некоторые из них с тех пор получили широкую огласку, как например попытка скомпрометировать премьер-министра Баварии Франца-Йозефа Штрауса в начале 60-х годов.

Обычное такие провокационные публикации появлялись в дружественно настроенных газетах и журналах за пределами СССР, потому что "Правде" и "Известиям" все равно никто бы не поверил. Одной из таких дружественных газет и была "Паэзе сера". При этом редакция газеты могла и не знать, что публикует фальшивку - достаточно было, чтобы в штате числился по крайней мере один сотрудник, пользующийся доверием Кремля, так называемый "агент влияния", и чтобы газета была падкой на сенсационные разоблачительные материалы и не слишком скрупулезной в их проверке.

Все эти предположения относительно происхождения публикации о Клэе Шо и его итальянской компании оставались бы по сей день всего лишь правдоподобными догадками, если бы не документы, недавно преданные гласности. В данном случае речь идет о так называемом "Архиве Митрохина", многолетнего архивиста КГБ, который в 1992 году бежал в Великобританию с чемоданами секретных документов. В их числе - примерно 250 рапортов так называемого ИМПЕДИАНа - предположительно, это кодовое название комплекса "активных мероприятий", осуществленных резидентурой КГБ в Риме. В рапорте за номером 222, озаглавленном "Операции дезинформации КГБ через "Паэзе сера" и состоящем всего из одного абзаца, в частности говорится: "В 1967 году Отдел А Первого главного управления провел ряд операций по дезинформации... Одна из таких публикаций была сделана в Нью-Йорке через "Паэзе сера".

В результате тщательных поисков, предпринятых Максом Холландом в библиотечных архивах того времени, была обнаружена одна такая публикация со ссылкой на "Паэзе сера": в левом ньюйоркском еженедельнике National Guardian появилось сообщение римского корреспондента Филлис Рознер о роли Шо в "Чентро мондиале коммерчиале" и о том, что эту кампанию якобы использовало в своих темных целях ЦРУ. Скорее всего, именно эта публикация послужила источником информации для ньюорлеанского окружного прокурора, которому вряд ли попадались в руки такие экзотические газеты как "Юманите" или "Паэзе сера".

Для Джима Гэррисона эта находка стала неожиданным и желанным подарком. Дело Клэя Шо начало приобретать совершенно другие масштабы.

Как бы то ни было, реальные улики против Клэя Шо были смехотворными, и жюри присяжных понадобилось всего 54 минуты, чтобы прийти к единогласному заключению о его невиновности.

Клэю Шо, умершему в 1974 году, до конца жизни приходилось бороться за восстановление своего доброго имени - он практически разорился в результате этого суда, а затем защищаясь от иска Гэррисона, который обвинял его в даче ложных показаний.

Что же касается самого Гэррисона, то вердикт присяжных должен был по логике вещей стать концом его карьеры. Но, в силу одного щекотливого обстоятельства, вышло совсем по-другому.

Дело в том, что связь между Шо и ЦРУ действительно существовала, хотя и не та, о которой писала "Паэзе сера". В 1979 году, давая показания в конгрессе под присягой, директор ЦРУ Ричард Хелмс сообщил о тайне, которую агентство все эти годы старалось сохранить, опасаясь, что она неблагоприятно отразится на ходе процесса Шо и повлияет на умонастроение присяжных. С 1948 года, в разгар холодной войны, Клэй Шо, подобно ста пятидесяти тысячам других американцев, согласился предоставлять ЦРУ информацию, которую он в обычном порядке собирал во время своих многочисленных зарубежных поездок. Речь, конечно, шла не о шпионаже и не о положении платного агента, а просто о составлении картины мира и умонастроений в различных уголках земного шара.

Гэррисон, все еще продолжавший свои изыскания, стал к этому времени почти фарсовой фигурой, но результаты слушаний в конгрессе стали огромным стимулом для его репутации, превратив его в некое подобие пророка: неважно, что отношения Шо с ЦРУ были совершенно тривиальными, и что никаких доказательств заговора по-прежнему не обнаружилось. Дыма без огня не бывает.

Надо сказать, что параноидальные идеи ньюорлеанского прокурора упали на благодатную почву. Чтобы понять причины, надо взглянуть на историю США. В этой стране на протяжении долгих лет господствовал принцип минималистского, прозрачного и подотчетного правительства. Тайная полиция или разведка, нечто вполне традиционное по европейским меркам, казались для американцев чем-то немыслимым и отвратительным, с их бесконтрольностью действий и тайным бюджетом. На протяжении большей части истории страны такого агентства в ней не было. В годы Второй Мировой войны было организовано временное разведывательное ведомство, так называемый Отдел стратегических исследований, OSS, а в 1947 году, уже в условиях холодной войны, на его основе возникло первое в США постоянное разведывательное управление. С тех пор не раз, в том числе и на высоком уровне, высказывались мнения о целесообразности его закрытия или слияния с разведывательными отделами Пентагона.

Задев эту чувствительную струну, Гэррисон, каким бы вздорным ни было дело его жизни, вызвал заметную реакцию в широких слоях американского общества, подорвав не только авторитет ЦРУ, и без того невысокий, но и репутацию всего федерального правительства. Вот что пишет об этом Макс Холланд:

"Как показал опрос общественного мнения Харриса в мае 1967 года, значительное большинство американцев, 66 процентов, впервые после 1963 года верило, что за убийством стоял заговор. Всего лишь несколькими месяцами раньше, до того, как разнеслась новость о расследовании Гэррисона, этого взгляда придерживалось лишь 44 процента. Однако качественная перемена, которую Харрис не замерял, имела гораздо большее и неизбывное значение. За какие-нибудь несколько недель Гэррисону удалось узаконить миф, что ЦРУ было причастно к убийству президента Кеннеди, и что сама американская демократия - всего лишь иллюзия".

В 1988 году Гэррисон издал мемуары, где сплел все эти обрывки бреда и дезинформации в единую ткань. А поскольку люди, чья психика повреждена в этом направлении, обычно хорошо различают друга в толпе, мемуары Гэррисона послужили одним из источников для фильма "JFK", поставленного несколько лет назад известным мастером параноидальной школы в американском кино Оливером Стоуном. Этот фильм, получивший широкую известность, хотя и невысоко оцененный критикой за слишком очевидные клинические качества, содержит, в частности, такую сцену. Гэррисон на суде показывает Шо газетную вырезку с материалом из газеты и задает вопрос, известно ли ему о связях упомянутой компании с ЦРУ и о том, что она была выдворена из Италии за такую деятельность. После пренебрежительной реплики Шо об "этой дурацкой газетенке" Гэррисон спрашивает, был ли он когда-либо договорным агентом ЦРУ. Шо красноречиво молчит и сверлит Гэррисона взгоядом. Нет никакого сомнения, что вся эта сцена совершенно фиктивна и попросту лжива.

"В этом чудовищном акте исторического неправосудия, инспирированном Джимом Гэррисоном, Оливер Стоун был лишь искусным и энергичным сообщником. За годы до того, как кинорежиссер предоставил свой мегафон, радикальная критика Гэррисона одержала победу в широком культурном смысле... Реальное наследие Гэррисона - это не его расследование, а общественная память о его обвинениях...

По крайней мере один факт остается бесспорным. Если принять во внимание также косвенное подтверждение того, что эта фикция основывается на запущенной КГБ дезинформации, то ее последствия гораздо серьезнее. В этом случае рапорт ИМПЕДИАНа за номером 222 приподнимает завесу над самой эффективной из всех "активных мер", предпринятых КГБ против Соединенных Штатов".

Фильм Стоуна интересен лишь как курьез и подлежит заслуженному забвению. Но по тем же мотивам создано куда более серьезное произведение искусства - замечательный роман Дона ДеЛилло "Весы", главный герой которого - Ли Освальд. В соответствии с версией ДеЛилло, безусловно вымышленной, покушение на Кеннеди готовят отставные и идеологически одержимые сотрудники ЦРУ с целью навести подозрения на Кастро и спровоцировать новую агрессию против Кубы, на сей раз успешную. В качестве орудия своих планов они привлекают Освальда, который в конце концов оказывается неуправляемым и действует в одиночку. Вопрос о том, не было ли на месте покушения второго снайпера, остается открытым.

Распространенная вера в заговоры, в том числе и в упомянутый здесь заговор ЦРУ против Кеннеди, имеет "ахиллесову пяту", общее слабое место, которое, если выразиться лапидарно, заключается в том, что никаких заговоров не существует. Для того, чтобы это доказать, нет никакой нужды опровергать каждый заговор по отдельности и спорить до хрипоты с параноиками вроде Джима Гэррисона или Оливера Стоуна. Существует простое логическое доказательство, адресованное нам, людям, чья психика в целом остается в границах нормы. Это остроумное доказательство принадлежит философу Карлу Попперу, и оно настолько элементарно, что я, уже не в первый раз, рискну изложить его своими словами.

Во-первых, действия комитетов всегда гораздо более неуклюжи и подвержены неудачам, чем одиночные инициативы. Достаточно сравнить советские колхозы с западными фермерскими хозяйствами или частное предпринимательство с государственным.

Во-вторых, задайтесь вопросом: умеете ли вы хранить секреты? Большинство из нас этим искусством не отличается, но бывают люди потверже, и можно предположить, что участники заговоров именно таковы. Каждый из этих людей скорее сохранит тайну, чем ее выдаст. Но чем больше участников заговора, тем выше вероятность, что тайна станет достоянием гласности. Допустим, что в случае каждого отдельного участника вероятность того, что он проболтается, равна одной десятой. Согласно простому математическому правилу, вероятность того, что проболтается кто-либо из десяти участников заговора, равна примерно 65 процентам. А если довести число участников до 20, то вероятность провала повысится до 88 процентов, то есть станет почти гарантией.

Иными словами: вы можете с достаточной уверенностью договариваться о чем-то с верным и не слишком болтливым приятелем, но десяток-другой таких приятелей почти наверняка провалит ваш замысел. А если на осуществление замысла должно уйти какое-то время, месяцы или годы, то уже никаких сомнений в исходе быть не может.

Версия о причастности ЦРУ к убийству Джона Кеннеди - всего лишь одна из многих, порожденных естественными сомнениями, которых комиссии Уоррена не удалось развеять. Тот факт, что сомнения остаются, кажется мне лично совершенно естественным - только во вселенной параноиков, подобной часовому механизму, где крутятся безошибочные колесики заговоров, все всегда совпадает и ни в чем не возникает сомнений. Реальная вселенная устроена гораздо бестолковее, и пропавшие невесть куда очки либо находятся через год на пыльной полке, либо бесследно исчезают в никуда, но практически никогда не становятся жертвой заговора.

В 1979 году Сенат США предпринял повторную попытку и организовал специальную комиссию для расследования обстоятельств гибели Джона Кеннеди, не проясненных комиссией Уоррена. Комиссия подтвердила тот факт, что убийцей был Освальд, и что и он, и Руби действовали в одиночку. Но комиссия также установила, что помимо выстрелов Освальда на пленке слышна еще другая серия выстрелов, сделанных не им. В прошлом году эта теория была подтверждена компьютерным анализом.

XS
SM
MD
LG