Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Горькая нефть России

  • Алексей Цветков

Люди, по сей день именующие Россию великой страной, руководствуются разными соображениями. Дипломаты как правило, избегают задевать достоинство и национальные чувства страны из чисто прагматических соображений: Россия до сих пор располагает огромным ядерным арсеналом. Другие помнят, что имеют дело с самой крупной в территориальном отношении страной мира, и мне лично этот аргумент кажется довольно пустым: неужели и крошечной Дании придает величия принадлежащая ей Гренландия, гигантская ледяная пустыня? Третьи, наиболее последовательные, обращают внимание на так называемый "человеческий капитал": несмотря на все беды, постигшие Россию, уровень образования и профессиональной квалификации россиян по сей день остается весьма высоким.

Практически никто не поминает добрым словом нынешнюю российскую экономику, уступающую Южной Корее или американскому штату Иллинойс. И практически все отмечают природные богатства страны: Россия располагает одними из крупнейших, а может быть и самыми крупными в мире, залежами полезных ископаемых.

Считать ли эти богатства благословением? Если бы ответ на этот вопрос был безоговорочно утвердительным, то сразу за Россией на шкале великих государств располагалась бы Демократическая Республика Конго, до недавнего времени Заир. В Конго, однако, уже не первый год идет жестокая война, экономика пришла в полный упадок, и завидовать судьбе этой страны можно только в насмешку. Дела России, к счастью, далеко не так плохи, но вот Япония, которую природа поразила почти полной нищетой, каким-то образом сумела стать второй в мире индустриальной державой, да и упомянутая Южная Корея стремительно наверстывает то, чего ей недодала география.

Напрашивается странный вывод: природные богатства имеют склонность превращаться из серебряной ложки во рту в мельничный жернов на шее.

Одно из главных сокровищ России - это ее нефть. Несмотря на то, что добыча нефти в стране сократилась за последние годы вполовину, Россия занимает третье место в мире в этой отрасли, после США и Саудовской Аравии, общая стоимость нефтяных предприятий составляет почти 60 процентов ее рыночной капитализации, а доходы от нее - 22 процента всех бюджетных поступлений.

Если бросить взгляд в недавнее прошлое, нефть сослужила Советскому Союзу очень плохую службу. Чувство утраченной стабильности, которое многие до сих пор испытывают в отношении эпохи Брежнева, в значительной степени обусловлено тогдашними высокими ценами на нефть, которые позволяли, даже в период гонки вооружений, выделять достаточно средств на потребительские нужды. Но как только эти цены упали, у экономики отвалилось дно.

Нынешняя Россия в полной мере унаследовала этот колониальный тип экономики, функцию пресловутого "сырьевого придатка", у Советского Союза. Но в условиях глубокого социального кризиса проблемы резко обострились.

Разговор пойдет о людях, которых в стране и за ее пределами уже давно именуют "олигархами" - точнее, о той категории олигархов, которые поделили между собой все реальное богатство России, ее энергетическое сырье.

В американском журнале Foreign Affairs опубликована статья под названием "Проблемы Путина с плутократами". Ее автор, Ли Уолоски, - член Совета по иностранным делам и заместитель директора экономической группы по делам России, входящей в этот совет. Важно отметить, что совет - частная организация, издающая упомянутый журнал, и никакой официальной точки зрения автор не представляет.

Уолоски начинает свой обзор историей происхождения российских олигархов, и хотя она хорошо известна, ее необходимо вкратце повторить как урок и назидание. Идея, может быть, величайшего в истории мошенничества родилась в голове Владимира Потанина. В 1995 году российскому правительству, остро нуждавшемуся в наличности, было предложено заложить самые ценные государственные предприятия в банках, в которых будущие олигархи имели значительную долю. Правительство, как и ожидалось, не сумело вовремя возвратить займы, и предприятия были проданы с аукциона. Аукционы вышли дутыми: все покупатели оказались в родстве с банками, предоставлявшими займы, и уплаченные цены были лишь чуть выше этих займов. К тому же средства на оплату покупок тоже были фактически позаимствованы у правительства, финансами которого распоряжались те же банки.

Для тех, кому механизм еще не ясен, упрощу до предела. Сосед, у которого не хватает денег до зарплаты, берет у вас в долг 100 рублей под залог своей квартиры. Вернуть долг вовремя он не в состоянии, и квартира идет с молотка. Ваш напарник предлагает за нее 120 рублей, а всем другим желающим вы конфиденциально и настоятельно рекомендуете не беспокоиться. Эти 120 рублей ваш напарник заранее позаимствовал все у того же соседа. Квартира продана, хозяин - вы.

В частной жизни такая история невероятна, но с государством она действительно произошла. Ли Уолоски подкрепляет ее конкретными цифрами.

"Индустриальные авуары, купленные на аукционе олигархами, были весьма значительными, а цены - практически ничтожными. Компании из структуры Ходорковского "Роспром-Менатеп" приобрели контроль над нефтяной компанией "Юкос" за 159 миллионов долларов. "Юкос" - одна из крупнейших в мире нефтяных компаний: в прошлом году она произвела 44 с половиной миллиона тонн сырой нефти на сумму примерно 8 миллиардов долларов по нынешним рыночным ценам. Ее проверенные нефтяные запасы составляют 11 с половиной миллиардов баррелей... Тем временем, структуры Березовского и Абрамовича взяли под свой контроль "Сибнефть" всего за 100 миллионов. В последние годы "Сибнефть" производила нефти на 3 миллиарда ежегодно... Фирма Потанина "Интеррос-Нефть" приобрела контроль над "Сиданко", компанией сравнимого размера, за 130 миллионов долларов. Позднее он продал 10 процентов "Сиданко" компании "Бритиш петролеум" за 571 миллион долларов".

Надеюсь, из этого сухого списка видно, что моя притча о квартире за 150 рублей - совсем не преувеличение.

Репутация российских олигархов, в том числе нефтяных королей, сильно померкла после вошедшего в историю 17 августа 1998 года. Многие из их банков пошли прахом, и та же судьба постигла львиную долю их наличности. Тем не менее, считает Ли Уолоски, их влияние на российские финансы, а значит и на правительство, осталось практически прежним. Источник этих финансов по-прежнему бьет из нефтяных месторождений, а владельцы месторождений не собираются с ними расставаться.

Те, кто пытается оправдать ограбление тысячелетия, проведенное под эгидой Анатолия Чубайса, приводят удивительные аргументы. Во-первых, говорят они, Россия остро нуждалась в деньгах, и достать их было больше негде. Во-вторых, даже если аукционы были проведены с нарушением всех возможных правил, их результатом была мгновенная приватизация ведущих национальных предприятий, их передача рынку, который в конечном счете сам с ними разберется и добьется от них максимальной прибыли.

К первому доводу я еще вернусь, а пока лишь замечу, что от участия в этом туре приватизации были отстранены практически все иностранные компании, которые могли бы заплатить реальные деньги и обеспечить рентабельную эксплуатацию. Что же касается второго, то я опять прибегну к метафоре: вор, который безболезненно украл сегодня, и который завтра тоже не ожидает никаких препятствий своему ремеслу, вряд ли пойдет учиться на токаря и встанет к станку. Ограбление России не было стремительной одноразовой акцией - оно продолжается, год за годом, день за днем.

Возвратимся к статье Ли Уолоски. Автор скрупулезно нанизывает факты, показывая, как вместо того, чтобы превращать приобретенные компании в полнокровные рыночные факторы путем их модернизации, повышения производительности и совершенствования системы управления, их новые хозяева, не имеющие никакого опыта эксплуатации нефтяных предприятий, попросту их "раздевают".

"...Олигархи систематически снижают стоимость собственности нефтедобывающих компаний и их акционеров. Так например, в течение первых 9 месяцев 1999 года "Юкос" заставил три частично принадлежащих ему предприятия продать около 240 миллионов баррелей нефти примерно по доллару семьдесят за баррель - в то время, как средняя рыночная цена составляла 15 долларов. В результате контролируемый Ходорковским "Юкос" примерно за 36 недель сумел "отцедить" 800 миллионов долларов.

Несмотря на то, что подобная практика запрещена российским законом, ею занимаются практически все нефтяные олигархи России - с предсказуемыми результатами. Целые регионы России впадают в нищету. К середине 1998 года неуплаты областных и местных налогов в Нефтеюганске, где идет главная нефтедобыча "Юкос", и где в сущности ничего больше нет, превысили 200 миллионов долларов. По словам мэра Нефтеюганска, эти недоимки привели район на черту распада".

Другой излюбленный способ изъятия денег - так называемое "разбавление капитала". В сентябре 1997 года "Сибнефть", которую контролируют Березовский и Абрамович, выпустила 44 миллиона новых акций своей главной нефтедобывающей компании "Ноябрьскнефть", которые были проданы зависимым структурам. Те, в свою очередь, передали их "Сибнефти", в результате чего у рядовых акционеров предприятия, в основном его рабочих, было украдено 75 процентов всей стоимости, находившейся у них на руках. Ходорковский, не желая уступать первенства, предпринял попытку массового перевода новых акций "Юкос" в офшорные компании, и несмотря на судебные акции в различных странах, по-видимому продолжает осуществлять эту операцию. В случае полного успеха "Юкос" превратится в пустую скорлупу, доли акционеров - в копеечную бумагу, а вся стоимость перейдет к Ходорковскому.

Эти умопомрачительные акты массовой экспроприации могут осуществляться только людьми, обладающими в стране реальной властью и не имеющими нужды действовать с сильной оглядкой. Подношение золотой туфли султану в барвихинском дворце - дешевый эффект на зрителя. Власть проверяется работой механизма. Те, кто пытается противостоять железной воле олигархов на местах, регулярно оказываются без работы, попадают в шестерни бесконечных судебных процессов, иногда становятся жертвами необъяснимых несчастных случаев. Налоговые выплаты в регионах все чаще становятся предметом соглашений между местными властями и представителями олигархов. Назначения и увольнения в чиновничьем аппарате производятся с их согласия или по их рекомендации.

От Владимира Путина, занявшего пост президента страны с относительно прочным мандатам, многие ожидают в первую очередь сокрушения власти нефтяных баронов - несмотря на то, что он был выброшен на вершину именно их волей и повелением. По мнению Ли Уолоски, надежды на такой поворот событий невелики, особенно если принять во внимание действия Путина за время пребывания во главе правительства. В октябре прошлого года Дмитрий Васильев, безуспешно пытавшийся остановить "выкачивание" "Юкос" Ходорковским, покинул правительственную должность. Сам Ходорковский, привыкший сопровождать российских премьер-министров в их зарубежных поездках, удостоился этой чести и при Путине, прибыв вместе с ним в сентябре на экономический саммит в Новую Зеландию. Первым официальным актом Путина на посту исполняющего обязанности президента стало утверждение в должности главы президентской администрации Александра Волошина - марионетки Березовского.

Ли Уолоски считает проблему олигархов и нефтяной собственности в России куда более важной для Запада, чем война в Чечне, и такая постановка вопроса на первый взгляд кажется жестокой: неужели деньги значат больше, чем человеческие жизни? Речь, однако, идет именно о человеческих жизнях, потому что нынешнее положение в России можно уподобить угону самолета со 140 миллионами заложников. Людей, совершивших этот небывалый угон, пристало именовать не олигархами, оказывая им честь не по рангу, а преступниками. Именно как к преступникам и рекомендует относиться к ним отныне Ли Уолоски - не выдавать им виз для поездок на Запад и принять солидарные действия для закрытия им доступа к вывезенным на Запад денежным мешкам.

Чтобы объяснить значение такого поворота мысли, я должен сказать несколько слов о журнале, в котором опубликована статья Уолоски. Как я уже упомянул, Foreign Affairs издается частной организацией Совет по иностранным делам. Его тираж весьма невелик, круг читателей немногим больше, и тем не менее этот журнал завоевал себе репутацию одного из самых влиятельных в мире. Мнения, высказываемые на его страницах, нередко ложились в основу последующей внешней политики Соединенных Штатов и других западных государств. Тот факт, что автор, член учредительного совета журнала, приходит к столь радикальным выводам, свидетельствует о возможности пересмотра некоторых позиций по отношению к России.

Прежде, чем обратиться к мерам, которые рекомендует России Ли Уолоски для выхода из ее нефтяной катастрофы, я хотел бы вернуться к ее истокам, то есть ко второму этапу так называемой "приватизации". Как я уже упомянул, к участию в аукционах не были допущены иностранные компании, располагающие средствами и знаниями для успешной эксплуатации нефтяных месторождений. Националистические режимы поступают так довольно часто, ссылаясь на туманные интересы безопасности, хотя совершенно непонятно, что могло бы угрожать национальной безопасности России больше, чем фактически бесплатная передача львиной доли ее имущества узкому коллективу отечественных комбинаторов. Если бы нефтяные компании Запада были допущены к приватизации, все могло бы сложиться иначе, несмотря на несовершенство российских законов и коррумпированные органы правопорядка. Многонациональные компании как правило стеснены в своих действиях не только законами, но и пристальным вниманием со стороны многих стран и правительств. Дача взятки в стране, где условия этому не препятствуют, может привести к обструкции, бойкоту и даже судебному преследованию в другой стране, где законы соблюдаются куда скрупулезней. В настоящее время те немногие шаги, которые были сделаны этими компаниями для проникновения на российский рынок, нейтрализуются олигархией, а сами эти компании неуклонно оттуда вытесняются. В таких условиях ожидать капиталовложений извне по меньшей мере наивно, и Чечня тут совершенно не при чем.

Но это, как говорится, плач о пролитом молоке. Для того, чтобы выправить курс, проблеме владычества олигархов необходимо положить конец, потому что обходного пути нет. План президента Путина, о котором он умалчивал всю предвыборную кампанию, по-прежнему никому не известен. Ли Уолоски предлагает собственное решение, и звучит оно для западного уха почти кощунственно: национализация.

"Статус изгоя должен сохраняться до тех пор, пока олигархи не изменят своего поведения - или пока Путин не подвергнет преступные нефтяные компании ренационализации. Принимая во внимание исключительность обстоятельств и размеры ставок, Соединенные Штаты и многосторонние организации должны активно выступать в поддержку ренационализации и [последующей] реприватизации на основе рассмотрения каждого конкретного случая. В битве против олигархов Москве и Западу следует прибегнуть к любому из имеющихся видов оружия. Если они этого не сделают, это сделают олигархи".

Итак, речь всерьез зашла о переделе имущества. Именно переделом, как мы помним, пугали российских граждан в ходе президентской избирательной кампании. Странно подумать, что кого-то должна была испугать перспектива обнищания Березовского или Ходорковского. Секрет, однако, в том, что устрашители намеренно недоговоривали: передел должен быть в пользу государства, в пользу граждан, у которых отняли практически все, чем располагала страна. Передел между вором и его жертвой не может быть несправедливым, если производится в пользу жертвы, и даже постылое слово "национализация" начинает звучать утешением.

Может быть, России лучше было бы вовсе не иметь нефти и идти тернистым путем Японии и Таиланда, превращая в богатство простой человеческий труд. Но она есть, и могла бы стать великим подспорьем, источником того самого капитала, в поисках которого ходоки обивают пороги Международного валютного фонда. Вместо этого нефть превратилась в инструмент истощения страны, приведения ее на крайнюю черту.

Надо сказать, что Владимир Путин, если закрыть глаза все на ту же Чечню, дебютирует в роли президента с улыбкой в сторону Запада. Договор о сокращении стратегических вооружений ратифицирован именно благодаря его вмешательству. А в ходе визита в Великобританию он твердо обещал премьер-министру Тони Блэру, что передела имущества не будет. Но его избирал народ совсем другой страны, и этому народу он должен сказать совсем другое.

XS
SM
MD
LG