Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На пути к полуфиналу

  • Алексей Цветков

"Атлантический дневник" выходит в эфир уже несколько месяцев, но все это время я старательно объезжал тему, которая в Соединенных Штатах давно и прочно обосновалась на первых страницах газет и журналов - президентскую кампанию 2000-ого года.

С одной стороны, двухтысячный - он и есть двухтысячный, довлеет дневи злоба его. С другой, предвыборная кампания разворачивается уже почти полгода, и ясно обозначились полуфиналисты, а поскольку речь, как-никак, идет о кандидатах на самый влиятельный пост в современном мире, заговор молчания пора прекратить.

За это время многие кандидаты успели уйти в политическую тень. Республиканка Элизабет Доул, претендовавшая на роль первой женщины во главе вашингтонской администрации, свернула свою кампанию, сославшись на недостаток средств. Публицист Патрик Бьюкенен, один из самых красноречивых и откровенных республиканских кандидатов, не без оснований обвиненный в заигрывании с прямым фашизмом, порвал с республиканцами и теперь намерен выдвигать свою кандидатуру от партии реформ. Эту партию в 1992 году сформировал и скроил по собственному размеру предприниматель Росс Перо, и она, может быть, заслуживает отдельной передачи, преимущественно в юмористическом ключе. Но пока достаточно сказать, что за все время существования республиканцев и демократов ни один кандидат от любой третьей партии не занимал поста президента Соединенных Штатов.

Итак, кто же остался на ринге? Начнем с демократической стороны, которая вступила в схватку со стартовым преимуществом: ей в настоящее время принадлежит Белый Дом, а ее ведущий кандидат - нынешний вице-президент Алберт Гор. На то же место претендует бывший сенатор-демократ, а в отдаленом прошлом профессиональный баскетболист Билл Брэдли.

На другой стороне ринга - республиканцы. У них число реальных претендентов тоже сократилось до двух. Это - губернатор Техаса Джордж Буш-младший, которого, чтобы отличать от отца, бывшего Президента США Джорджа Буша, часто именуют просто по среднему инициалу: "Даблъю". Даблъю с самого начала собрал рекордное количество денег в кассе кампании и вышел в лидеры, но в последнее время ему дышит в затылок сенатор от штата Аризона Джон МакКейн. Есть еще несколько кандидатов, чьи шансы оцениваются как приблизительно нулевые: бизнесмен Стив Форбс, сенатор Оррин Хэтч, консервативный христианский активист Гэри Бауэр и еще более консервативный ведущий ток-шоу на радио Алан Киз.

Такова расстановка политических сил на текущий момент. Напомним, что до выборов остается еще почти год. Американские средства массовой информации не устают пенять на то, что начало предвыборных кампаний каждый раз сдвигается вперед, забывая, что именно они являются главным стимулом. Кроме того, в этом виде спорта пока нет наказания за фальстарт.

Стороннему наблюдателю может показаться, что республиканцы начали кампанию в невыгодной позиции. На протяжении почти всех восьми лет президентства демократа Билла Клинтона Соединенные Штаты переживают невиданный экономический расцвет, растут реальные доходы граждан, безработица упала до уровня, не предусмотренного классической экономикой, а курс акций ушел в стратосферу. Такая ситуация как правило благоприятствует партии власти: в какие бы политические тонкости не входили кандидаты, избиратель всегда голосует карманом.

Тем не менее, нынешняя гонка идет не совсем по прописям, и республиканский фаворит Буш с самого начала получил значительное преимущество перед демократическим вице-президентом Гором. Многие обозреватели объясняют это синдромом усталости электората от Клинтона. Удивительная способность президента выходить сухим из воды создала ему репутацию человека небезупречной нравственности, и электорат, не видя на горизонте экономических туч, как бы решил отыграться на вице-президенте, хотя его собственный моральный облик ничем не запятнан.

А каковы, собственно, заслуги Джорджа Буша? На его счету - успешное губернаторство во втором по населению штате, но циничные обозреватели приписывают успех кандидата его президентской родословной и личному обаянию. В последнее время этих козырей начинает недоставать, а добавить у Буша практически нечего. В отличие от отца, чьи внешнеполитические способности были общепризнанными, Даблъю располагает в этой области удивительно скромными познаниями. В недавнем телевизионном интервью он не сумел назвать имена президента Чечни, премьер-министра Индии и военного диктатора Пакистана.

Если продолжить спортивные параллели, комментаторы уже давно отмечали преждевременность стартового рывка Буша и указывали, что он ни в коей мере не может служить гарантией успеха. Вот что пишет в журнале "Уикли стандард" известный комментатор Фред Барнс.

"...Его советники не могут ему помочь во время общенациональных телевизионных дебатов. Конечно же, дебаты - еще далеко не все в президентской кампании, но их значение огромно. И здесь таится угроза для Буша. До сих пор для большинства избирателей он был лишь идеей, а не кандидатом из плоти и крови. Они знают, что он - сын бывшего президента и весьма популярный губернатор-республиканец, имеющий хорошие шансы победить в будущем ноябре любого соперника-демократа. Теперь же люди получают возможность увидеть его в действии. И по крайней мере в первых из своих дебатов он никого не потряс. У него еще масса времени поправить дело. Будут еще дебаты в декабре и дважды в январе. И в его пользу - склонность нравиться избирателям. Но они еще не убеждены. Чтобы убедить их, Буш должен делать нечто большее, чем просто избегать ошибок".

Одно время считалось, что по крайней мере в собственной партии у Буша реальных соперников нет. Но сейчас сенатора Джона МакКейна все чаще называют реальным претендентом. МакКейн располагает некоторыми объективными преимуществами, которые не в состоянии компенсировать самая изощренная пропаганда. В то время, как Буш благодаря отцовским связям провел вьетнамскую войну в тыловых частях, МакКейн - настоящий и редкий в наше время военный герой. Он служил боевым пилотом, попал в плен к вьетнамцам и провел там шесть лет, причем однажды даже отказался от предложения освободить его в пропагандистских целях. Кроме того, он всегда доступен для журналистов, в отличие от других кандидатов, которые контролируют этот доступ. Его расчет - компенсировать таким образом финансовые преимущества Буша.

В результате сложилась ситуация, исключающая возможность простых прогнозов. Общая популярность Джорджа Буша по стране среди избирателей-республиканцев пока не оставляет сомнений в том, что фаворитом является именно он. Но в одном маленьком штате, Нью-Хемпшире, МакКейн уже практически сравнялся с Бушем, а по некоторым опросам даже слегка его опередил. Нью-Хемпшир, несмотря на свои скромные размеры, играет в президентских выборах ключевую роль - именно здесь проводится самое первое в стране первичное голосование. Опыт многих десятилетий свидетельствует, что у кандидата, не получившего в Нью-Хемпшире первого места, практически нет шансов выиграть кампанию по стране.

Резко возросшую за последний месяц популярность МакКейна объясняют еще и тем, что он производит впечатление искреннего и бескомпромиссного человека, подстать своей репутации героя - в частности, он отказался принять участие в весьма важном предварительном голосовании в Айове. Шансов на успех у него там не было потому, что он последовательно выступает против субсидий производству этилового спирта, очень популярных среди фермерского населения Айовы, считая эти субсидии пустой тратой денег. Для контраста стоит упомянуть, что демократический кандидат Билл Брэдли, также всегда выступавший против этих субсидий, накануне голосования в Айове принял диаметрально противоположную позицию. Искренность и бескомпромиссность, как хорошо известно Брэдли, - качества, которые в политике окупаются исключительно редко.

Алберту Гору подобало бы лидировать без конкурентов, по крайней мере среди демократов - безупречное экономическое наследство и партийное единство должны бы были послужить гарантией. Но все сложилось иначе.

Главный и единственный соперник Гора среди демократов - бывший сенатор Билл Брэдли. Он не пользуется подержкой официального аппарата партии и вообще имеет в ней репутацию еретика - к примеру, после вполне респектабельной карьеры в Сенате он отказался баллотироваться туда вновь, создав впечатление разногласий с партийным руководством и демократической политикой. Тем не менее, ему удалось набрать достаточно сторонников, чтобы вплотную приблизится к Гору в опросах мнений избирателей.

Чем же провинился перед избирателями Гор, которого трудно упрекнуть как в недостатке компетентности, так и в моральной неустойчивости - в отличие от его старшего партнера по администрации?

Прежде всего, уже упомянутый синдром усталости от Клинтона явно работает не в пользу Гора, который в трудные для Клинтона минуты всегда его поддерживал, и теперь вынужден расплачиваться за свою нерушимую лойяльность. Кроме того, как ни странно, ему сильно вредит репутация всезнайки и отличника, ученика, тянущего руку вверх прежде, чем учитель успел сформулировать вопрос. Джордж Буш, не обремененный книжной премудростью, до последнего времени резко опережал Гора в национальных опросах, хотя сейчас разрыв сильно сократился.

Как Гор, так и Брэдли обладают странной способностью нагонять на аудиторию непреодолимую скуку - особенно знаменит в этом отношении Брэдли, чьи слушатели во время его выступлений перед избирателями имеют тенденцию погружаться в дремоту, как только кандидат открывает рот.

Попытка Гора подправить имидж чуть было не превратила его в национальное посмешище. Не придавая делу гласности, вице-президент нанял в качестве консультанта своей кампании известную феминистку Наоми Вулф, причем положил ей жалованье выше того, которое сам получает в Белом Доме. Наоми Вулф - весьма образованная и телегеничная женщина, но ее доктрины, мягко говоря, неординарны - так, в качестве средства борьбы с беременностью среди подростков она предлагает приучать школьников к мастурбации и альтернативным приемам секса. Вульф принялась перекраивать суконно-бюрократический образ Гора, одевая его в броские костюмы и галстуки и обучая агрессивным приемам доминантного альфа-самца, поскольку вице-президент - бета по самой сути своей должности. Гомерический хохот по этому поводу в американской прессе не улегся до сих пор, хотя все отмечают, что стиль кампании Гора изменился в положительную сторону. Что же касается Брэдли, то он не стыдится своих откровенно снотворных качеств, но зато все чаще, вспоминая свое спортивное прошлое, прибегает к помощи профессиональных баскетболистов, хотя многие годы держал этот период биографии за кадром.

С удивлением отмечая эффективность кампании республиканского фаворита Джорджа Буша при его сравнительно скромном интеллектуальном багаже, обозреватели указывают, что тон всей президентской кампании этого сезона вообще тяготеет к предпочтению личных и нравственных качеств - интеллектуальным и профессиональным. Теоретики, как и положено, пускаются подводить базу. Вот что пишет в журнале "Нью рипаблик" Джонатан Чаит.

"Страна изменилась с 1992 года, и наиболее заметное различие - в материальных условиях. Восемь лет назад Америка выбиралась из экономического спада, и население хотело иметь президента с конкретными предложениями по повышению жизненного уровня. Сегодня же воцарившееся благоденствие, а также технологический прогресс и взлет фондового рынка притупили требования, которые американцы предъявляют своим политическим лидерам. Люди видят орудие улучшения своей жизни в первую очередь в частном секторе, а не в правительстве. Заботе о материальном благополучии пришло на смену беспокойство о том, что современность подорвала моральные основы американской культуры - достаточно вспомнить реакцию на стрельбу в школе в Литтлтоне, где вину в значительной степени возложили на Интернет и новые развлекательные технологии. В результате, в президенте видят нравственный пример и фигуру с культурным весом, а не решателя проблем".

С этой точки зрения обаятельный и не обремененный знаниями Джордж Буш выглядит куда безобиднее Алберта Гора, который однажды заявил, что это именно он изобрел Интернет. И если прав Джонатан Чаит, то опасения Фреда Барнса могут оказаться напрасными - Бушу будет вполне под силу одолеть теледебаты с помощью техасского шарма и броских фраз. С другой стороны, Гору и Брэдли придется маскировать свою репутацию интеллектуалов как некую каинову печать. И только МакКейн, располагающий к себе избирателей как личными качествами, так и политической эрудицией, не пострадает от этой существенной перемены профиля кампании.

Впрочем, шансам МакКейна могут угрожать обстоятельства, которые он не в силах контролировать. Американцы, более двух столетий назад решительно отвергшие монархию, имеют тем не менее давно замеченную слабость к политическим династиям. Самым ярким примером такой династии во второй половине двадцатого века были Кеннеди, но они, судя по всему, сейчас клонятся к закату. На арену выходят Буши - патриарх Джордж Герберт Уокер Буш с его многолетней политической карьерой, увенчавшейся главным призом, сыновья Джордж "Даблъю" и младший Джеб, губернатор Флориды. Этот династический момент при финишном подсчете вполне может добавить техасскому кандидату недостающие очки.

В том же номере журнала "Нью рипаблик" опубликована заметка Эндрю Салливана, в которой он, лишь отчасти в шутку, отмечает удивительные параллели и совпадения в биографиях президента Джона Кеннеди и Джорджа "Даблъю" Буша. Оба - отпрыски состоятельных патрицианских семей с многочисленными и полезными в политике связями. Оба учились в элитных университетах на скромные тройки, но зато пользовались огромной популярностью среди однокурсников. Как Джон, так и Джордж пришли в политику сравнительно поздно и с неохотой - Кеннеди после гибели старшего брата, Буш - чтобы отомстить за поражение, нанесенное отцу арканзасским "выскочкой", плебеем Биллом Клинтоном.

Есть, конечно, и существенные различия. Общеизвестно, что Джордж Буш провел, как и подобает богатому баловню, бурную молодость, но давно остепенился, стал примерным христианином и семьянином, тогда как Кеннеди, по расхожему присловью, валил под себя все что движется, в том числе и в Белом Доме. С другой стороны, интеллектуальные качества Кеннеди по всем свидетельствам намного превосходили скромные данные нынешнего республиканского кандидата. Но в год, когда спрос на интеллект занижен, даже это может не стать помехой.

Многие обозреватели, в том числе маститый Джордж Уилл, утверждают, что интеллект - вообще не первостепенное качество для лидера. Можно отметить, что общепризнанные интеллектуалы среди последних президентов, в том числе Никсон и Картер, принадлежат к числу наименее популярных, в то время как любимец народа Роналд Рейган правил страной с помощью порученцев и любил коротать досуг перед экраном телевизора. Есть, конечно, и контрпримеры, Маргарет Тэтчер или Уинстон Черчилль, - но ведь это за границей, за океаном, где все общественное устройство выглядит по-другому. Усталость электората от Клинтона несомненно бросает тень и на его неоспоримый интеллект.

Подчеркивая динамичность кандидатуры Буша, обозреватели постоянно оговариваются, что ничто пока не определилось, что кампания началась как никогда рано, и вполне возможно, что фаворит, что называется, "взошел на пик" преждевременно. Все разрывы, еще недавно, казавшиеся непреодолимыми, сократились почти до масштабов неизбежной ошибки в опросах общественных мнений. Буш уже не кажется Гору далеким и недосягаемым, но и у самого Гора, благодаря Бредли, тыл далеко не так хорошо обеспечен, как это было раньше. Если условно закрыть глаза на возможность резких сдвигов в будущем, то ситуация выглядит вполне предсказуемо: Буш и Гор, несмотря на появление сильных соперников, сумеют заручиться на первичных выборах поддержкой большинства избирателей, а затем будут избраны кандидатами на съездах своих партий. В ноябре будущего года избирателям предстоит окончательный выбор: между занудой-отличником и обаятельным троечником.

XS
SM
MD
LG