Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Молодежная организация народно-национальной партии Рыбинска


На Рыбинск тихо опускается вечер. Этот небольшой, 250-ти тысячный город, расположенный в 350-ти километрах от Москвы, своим, граничащим с коматозностью, оцепенением, расслабленностью и добродушием, застывшим под ворохами снега странным сочетанием индустриального распада и аскетизма традиционной деревянной застройки в один-два этажа - во всем этом Рыбинск очень похож на многие небольшие провинциальные городки России.

С Вовой (именно так, не с Володей, а с Вовой), одним из предводителей местных скинхедов, мы встречаемся в 7 часов вечера у местного автовокзала. "Как я вас узнаю?", - спросил я по телефону, еще когда мы договаривались о месте встречи. Его как будто даже восхитила неуместность и видимая беспомощность моего вопроса. "Ну, мы все бритые", - поясняет снисходительно Вова, - "и одеты в черное". Мы также условились, что Вова обеспечит присутствие на этой странной встрече максимальное количество бритоголовых рыбинских активистов, числом, как я понял, из редких реплик моего собеседника, не менее 10-ти человек. Оглядев площадь перед вокзалом, я, однако, обнаружил в сгустившихся сумерках всего две лысые фигуры в черном - одну побольше, другую поменьше, одиноко замерших в значительном удалении. "Мера предосторожности", - предполагаю я, оценив дистанцию, и как оказалось, не ошибаюсь.

Вова объясняет мне, что я смогу присутствовать на праздновании дня воина, на котором еще не присутствовали посторонние люди. Мероприятие должно состояться где-то неподалеку в лесу прямо сейчас. С трудом сохраняя равновесие, по заснеженной лесной тропинке бредем в лесополосу рядом с автовокзалом. Вова, длинный, угрюмый парень лет двадцати, оказывается, тем не менее, вполне предупредительным молодым человеком. Возле какого-то оврага он предупреждает меня, чтобы я не сходил с тропинки, поскольку могу провалиться в рыхлый, весенний снег по самые уши.

Километра через полтора обступавшая нас темнота слегка расступается, и обнаружившееся светлое пятно оказывается большой поляной, на которой о чем-то переговариваются восемь угловатых подростков, ожидающих начала праздника без видимых признаков нетерпения. Все приходит в движение: сучья, неровно замотанные тряпками, канистры с бензином и соляркой, а также два древка с флагами, на одном из которых на белом фоне угадывается стилизованная свастика, так называемый новгородский крест, традиционный для национальных партий и движений. Облитые бензином, полыхают поленья большого костра, а Вова и его напарник, выстроив перед огнем свое немногочисленное воинство, скинув черные куртки, остаются на морозном воздухе в знакомой униформе: тяжелые ботинки, черные брюки, белые рубахи и черные галстуки.

Вова, сцепив руки за спиной, вышел вперед на импровизированный плац и обратился к соратникам с воззванием.

Вова: Вот уже на протяжении многих лет сионистское оккупационное правительство, наш враг, ведет скрытую беспощадную войну, ставкой которой является порабощение, а в дальнейшем полное уничтожение русского народа и всей белой расы в целом. Узурпировав все органы власти и государственное управление, проникнув во все сферы деятельности, наш враг принялся за свое подлое и паршивое дело. Но не все люди стали слепо повиноваться сионистскому детищу. И этим народом являемся мы. Мы те, кто услышал голос предков, услышал голос своей крови, мы те, кто встали на путь борьбы. Даже путем страха мы не сойдем с этого пути. Если мы сегодня скажем себе: наплевать, все кончено, то все, что создавали наши предки, проливая кровь врагов и щедро проливая свою, создавая нашу великую белую культуру, будет уничтожено. Пускай нас сегодня десятки и сотни, завтра нас будут тысячи, послезавтра нас будут миллионы. Слава нашей победе! Слава Руси! Слава нашему народу! Слава! Слава! Слава!

Андрей Бабицкий: Выкрикивая лозунг "Слава России", вся веселая кампания многократно вскидывает руки в нацистском приветствии.

Закончив с воззванием, Вова перебрался к процедуре инициации, говоря по-простому, посвящения в воины. В снегу, четырехугольником, по обе стороны от тропинки, укреплены горящие факела, в костер добавлен бензин, а потом, туда же, отправлена и вся канистра, всполохи огня играют на знамени. Вова зачитывает текст клятвы.

Вова: Сейчас произойдет торжественная часть нашего мероприятия - вы будете посвящены в сынов отчизны, воинов империи. Прошу поднять правую руку вверх. Повторяйте за мной:

"Я, как патриот земли русской крови, перед лицом священного пламени, как символа вечного движения очищения, перед новгородским крестом, как символом несгибаемой воли русского народа, перед имперским стягом торжественно клянусь посвятить свою жизнь борьбе за идеалы Руси и русизма, всегда оставаться верным своей расе и нации и никогда не сойти с однажды избранного пути. Верен до смерти. Слава Руси!

Знамена на плечо!

Андрей Бабицкий: После этого подростки, неловко скользя по тропинке, добираются через проход, образованный факелами, к знамени и целуют край знамени, становясь на колени. Эстетическая сторона дела, несмотря на весь огонь, униформу и огромные тени, танцующие по поляне, все же слегка прихрамывает. Не всем удается опуститься на одно колено, сохраняя равновесие, у нескольких ребят на снегу у знамени просто подламываются ноги, и потом они какое-то время смешно барахтаются, путаясь в движениях.

Заключительное слово произносит парень назвавшийся Александром. Впрочем, рядовые члены организации называют его иначе. Я ничего не имею против, понимаю, что конспирация. Как потом выясняется, ему 20 лет и он теоретик рыбинской организации.

Празднование дня воина завершено. Вова строит соратников рядами, дает команду разобрать факела и торжественным маршем пройти по лесополосе. Однако на узкой тропинке кампания тут же теряет рядность и движется кое-как, старясь не поскользнуться.

Последующие дни, это бесконечные интервью в местной пивной. Приходится платить за пиво. Я, впрочем, не возражаю, становится интересно.

Рыбинские скинхеды - это молодежная организация народно-национальной партии. Как утверждает Александр, которого зовут иначе, всего бритоголовых в городе 50 человек. Но наиболее активных всего десять. Во время интервью в пивной их человек шесть, семь. Точнее сказать сложно, поскольку кто-то появляется, кто-то исчезает, а в разговоре участие принимают лишь двое - Александр с другим именем и не присутствовавший на праздновании дня воина, но присоединившийся к нам позднее один из руководителей ярославской организации Олег. Основа бритоголового мировоззрения - это расовая теория. Ее в кратком виде излагает Александр.

Александр: Как вы знаете, существует три основных расы - белая, желтая, черная и очень множество разновидностей. Что касается белой расы, то ее история начинается в Индии, откуда вышли и расселились по территории Евразии, в основном Европы. Что касается ее отличительной черты, то ее определяет белая кожа, светлые или русые волосы, голубые, серые или зеленые или светло-карие глаза, правильное телосложение, высокие, стройные. То есть мы все осознаем свою принадлежность к данной расе и готовы стоять за ее идеалы.

Андрей Бабицкий: Цель бритоголовых - не допустить уничтожения белой расы, которое может явиться следствием торжества идей мультикультурности и смешения рас. Эти идеи насильственно внедряются в сознание масс мировым окуппационным правительством, до которого мы еще доберемся в нашем повествовании.

Александр: Если вы видите современную ситуацию - белой расе грозит вымирание. Ныне белое население составляет 7,5% населения Земного шара. Причем только 20% белого населения составляют женщины детородного возраста. Как вы знаете, пропаганда средств массовой информации, всеми приветствуется ассимиляция различных рас и народов, что подрывает белый генофонд.

Андрей Бабицкий: Близкие цели, которые лежат на расстоянии вытянутой руки, это борьба с представителями иных рас, претендующих на жизненное пространство белой расы. Это говорит Олег из Ярославля.

Олег: Призываем молодежь опомниться от того мультирасового бреда, который им подает тот же MTV. Реализм состоит в том, что происходит на улицах. Вы посмотрите на рынки. Мы не против инородцев в плане физического уничтожения, мы не призываем вырезать поголовно кавказское население, азиатское население. Мы придерживаемся позиции: если ты хороший человек, но инородец, живи в своей стране, кто тебе мешает. Мы не против этого.

Андрей Бабицкий: Мультинациональная культура - это смертельная болезнь столиц и больших городов по всему миру, объясняют мои рыбинские собеседники.

Александр: Мировые столицы - это, грубо говоря, рассадники современного интернационализма, где как раз являются котлом перемешивания космополитизма и интернационализма. Но если вы заметите, во всех этих странах провинции до сих пор составляют чистоту.

Олег: Посмотрим население Москвы. Население Москвы на данный момент 12 миллионов и из них только 8, по официальным данным, якобы коренных москвичей. То есть исключительно 4 миллиона - это треть - инородцы. А плюс взять нечисть, то есть нечистокровных. Можно смело расстреливать две трети Москвы.

Андрей Бабицкий: Вообще преимущества белой расы неоспоримы, она является единственным источником человеческой культуры.

Александр: За каждым мало-мальски значимым историческим событием, за каждым научным открытием, за каждой новой культурной разработкой, новым произведением, новой картиной стоят исключительно представители белой расы.

Олег: По поводу расы чернокожих. Дело в том, что раса черных не смогла на протяжении всей изучаемой истории создать ничего. Не могли создать определенных жилищ. Они создавали жилища из чего? Солома, обмазанная глиной. Хотя те же бобры способны косить деревья. Они не смогли животных. Хотя те же индийцы могли приручить слонов, а те же могли транспортировать какие-то грузы только на своей голове.

Андрей Бабицкий: Цель мирового правительства - господство над белой расой, а само оно - порождение сионизма и мирового еврейства.

Александр: Я думаю, вам знакомо такое слово, как "сионизм". Это такая социально-политическая программа еврейства, которая вытекает прямо из их религии иудаизма. Немного хочется рассказать об оккультной стороне этой религии. По свеем оккультным преданиям, евреи в древнем мире заключили договор со своими богом Иеговой о том, что им будет даровано мировое господство за то, что они будут приносить кровавые жертвы. Но это только оккультная сторона вопроса, даже не самая важная. Что касается сионизма, то ныне это является наиболее расово-нетерпимой, самой крайней формой расизма. Все ныне правительства, их поддержку осуществляют мировые сионистские силы. Сионисты стараются вырастить расу господ, то есть чистокровных евреев и расу их холуев, не имеющих никакой национальной, культурной и другой окраски. Когда иудаизм проник в Европу, он облекся в формы так называемого христианства. Когда ранние христиане пришли к власти, началось тотальное гонение на римлян, оставшихся верных вере своих пращуров. За всеми ними стояли, бесспорно, иудеи. Вся средневековая культура, основанная на христианстве, так называемая схоластика и так далее, все они основаны на иудейской традиции. То есть Бог един, нет другого Бога кроме единственного Иеговы и все, что не от Бога, все от дьявола. Итоги этого вы можете видеть. Это миллионы сожженных за то, что они имели какие-то знания, оставленные им предками.

Андрей Бабицкий: Олег, правда, считает, что не все евреи безнадежны. Те, которые жили в России, не всецело принадлежат еврейству и способны вызвать сочувствие.

Олег: Могу сказать, что на данный момент в израильской армии есть такое подразделение, называющееся то ли "зеленый верблюд", то ли "летающий верблюд", состоит исключительно из евреев российского происхождения, с наличием русской крови. Их боятся все палестинцы. Там все команды отдаются исключительно по-русски. Я считаю, что такие евреи, проживавшие в России, они не совсем евреи.

Андрей Бабицкий: Скинхеды отвергают христианскую культуру, считая ее формой исторического иудаизма. То же самое относится и к Исламу.

Александр: Православие - это византийская помесь, это греческая вера с иудейством. Если вы проедете по российским глубинкам и посмотрите, как там проводятся православные обряды, вы увидите в них плотный физический фундамент, на котором лишь наметаны различные христианские имена христианских святых. Корни этой религии, безусловно, иудаизм. Как и любой иудаизм, скажем так, является корнем двух мировых религий - христианства и ислама. Все они берут начало из так называемого авраамова семени. То есть и мы находимся в оппозиции всем мировым религиям.

Олег: Бритоголовые верят в языческих богов. На самом деле являются в большинстве своем просто олицетворением каких-то героических предков. Допустим, славянский бог Перун - бог войны, бог воинских дружин. Насколько я понимаю, это какой-то предок берсек, грубо говоря, какой-то человек, который хорошо сражался, героически сражался, о котором складывались легенды.

Андрей Бабицкий: Осколком или даже разновидностью христианства бритоголовые считают коммунистическую идеологию, говоря о вечной борьбе в истории красного и коричневого цветов.

Александр: Историю свою оно берет в Германии в начале 20 века. Началось оно с того, что красные силы, которые поддерживал марксизм, как вы знаете, настоящее имя Маркса - это карл Мордехай-Леви, который придумал интернациональное учение, где не будет никаких рас, никакой специфики, ничего. Во время Первой мировой войны они устроили, красные силы, внутренний саботаж, то есть весь триумф воли немецких солдат Первой мировой войны, который шел четыре года, был потерян. В Европе после Первой мировой войны сложилась такая тенденция борьбы красных, как представителей иудо-большевизма и национал-патриотических коричневых сил.

Андрей Бабицкий: Молодые фашисты называют себя язычниками, исповедуя пантеизм и культ предков.

Александр: В конкретной политической жизни это ведет лишь к одному - к согласию всех антропоцентрических процессов, в которых мы находимся, с волей природы. То есть современный мир, основанный на ценностях авраамических, атеистических религий, основан на борьбе с природой и возвышении над ней человека. Человек и природа - это две неотделимые сферы. И человек, бесспорно, это существо, которое должно развиваться постоянно, совершенствоваться. Должно совершенствоваться, скажем так, соизмеряя свои силы в соответствии с природным помыслом, который происходит вокруг него.

Андрей Бабицкий: Бритоголовые открыто объединяют себя с немецкими национал-социалистами.

Александр: Германский национал-социализм - это великое проявление триумфа немецкой воли, триумфа борьбы против тех болезней, которые постигли немецкую нацию. Что касается вождей Третьего рейха, то мы преклоняемся перед ними и просто хотим сказать народу, чтобы они не верили всему тому, что говорит лживая система о том, что творили они.

Андрей Бабицкий: "Холокоста не было", - утверждают рыбинские скинхеды, как и их нацистские соратники по всему миру.

Александр: В Германии в 33 году приняты законы чистоты немецкой крови, но они не подразумевали уничтожение инородных элементов. Отдельно хочется поговорить о так называемых концентрационных лагерях смерти. Это был, тот же Освенцим, это был огромный промышленный центр, специализировался на изготовлении резины. Рабочие, которые содержались там, они находились в таких условиях, которые сегодняшним рабочим, вкалывающим по множеству часов в день за гроши, не мыслились. Там было четырехразовое питание, громадные социальные различные привилегии.

Олег: Концентрационные лагеря - это необходимость. Опять же не лагеря уничтожения, а лагеря, похожие на нынешние зоны, на которой сидит наш соратник. А в плане уничтожения, я бы не стал так раскидываться рабочей силой, как, впрочем, и не делали фрицы. Они их заставляли работать. С таким же успехом можно послать работать на данный момент.

Андрей Бабицкий: Я попробовал поговорит с безмолвными подростками, вникавшими в речи моих основных собеседников. Что- то из этого вышло. Вова, 17 лет.

Вова: Это единственная ячейка, которая сейчас может бороться против этой системы фальшивых ценностей. Поэтому я не хочу быть равнодушным к своему будущему, чтобы какие-то там гости с Кавказа хозяйничали в моем доме.

Андрей Бабицкий: Другой бритоголовый, которому едва исполнилось 16, оказался столь же вразумительным.

Сергей: Понял весь смысл этого движения, понял абсурдность положения в стране, что люди с Кавказа начинают ее заполнять. Местному населению не хватает пустот для реализации своих возможностей. То есть они заняли весь рынок, не дают возможности торговать белому населению. Дело не в том, что они торгуют, они покупают на эти деньги героин и продают его нам же, они отравляют наше общество, они портят его. Наше белое общество не предрасполагает к употреблению наркотиков, привезли кавказцы. Это не должно быть, я считаю это неправильным.

Андрей Бабицкий: Конкретные политические цели рыбинской организации, сказал мне Александр, это прежде всего просвещение, распространение литературы и листовок. Перспективная цель - борьба за власть. Я спросил, как они относятся к избиению и убийству чернокожих и кавказцев, которые совершаются бритоголовыми по всей России. Александр охотно ответил.

Александр: В целом хочется выступить в защиту тех людей, которые организовывают данные акции, поскольку вы все знаете, как современные средства массовой информации преподносят их всех массовому сознанию. Хочется сказать, что эти люди лишь борются с засильем чужеродных элементов, людей, которые пытаются любыми средствами ущемить наши национальное самосознание и достоинство. И хочется сказать народу, что не слушайте лишь то, что говорят о людях современные средства одурманивания сознания и думайте своей головой по поводу того, что происходит в современном мире. Все данные акции имеют под собой какую-то основу.

Андрей Бабицкий: Я также попытался узнать, проводят ли они подобные акции в Рыбинске. "Нет", последовал ответ. "Почему?".

Александр: Это просто некорректный вопрос и не для открытого обсуждения.

Андрей Бабицкий: "Ребята", - спрашиваю я их напоследок, точно зная, каким будет ответ - "а если бы я захотел к вам в организацию". Моим вопросом они, похоже, не просто изумлены, но и скандализированы. "Это бред", - вдруг расслабившись после короткой напряженной паузы, отвечает Олег из Ярославля, - "no comments". Ну бред, так бред. Я, собственно, и рассчитывал на эту реакцию, хотя и вполне доволен, что получил лишнее доказательство - меня не возьмут в скинхеды.

Только что в сети, на страницах "Русского журнала" я прочитал, что скинхеды современной России - это явление почти бесплотное, обретшее свою кошмарную жизнь лишь благодаря бессмысленному и судорожному вниманию к нему со стороны средств массовой информации. Очевидно, что то же самое можно сказать о любой маргинальной доктрины, имеющей немногочисленных последователей, которая отрицает право на существование за этническими, политическими или иными группами людей. Внимание к таким явлениям - это, кажется, всего лишь один из необходимых элементов социальной профилактики, призванной максимально усложнить процесс перехода доктрины в программу конкретных действий, пусть даже и для незначительной кучки недоумков.

XS
SM
MD
LG