Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые российские KIA. Российский Сбербанк: единый или делимый?


Новый автозавод зарубежной компании в России. Бельгийская Interbrew, теперь - крупнейшая пивоваренная компания мира - в России. Место и время. В этой рубрике сегодня - Российский Сбербанк: единый или делимый? Торговые санкции Европейского союза в отношении американского экспорта. Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".

Сергей Сенинский: Выпуск открывает, как обычно, панорама экономических новостей и событий последних дней - Одна неделя года.

"Одна неделя года"

Ирина Лагунина: Европейский союз ввел с 1 марта штрафные санкции на импорт некоторых товаров из США. Торговый спор возник в связи с отказом Вашингтона отменить ряд налоговых льгот, которыми пользуются американские экспортеры. Всемирная торговая организация признала их незаконными. На целый ряд товаров американского экспорта в Европу вводится 5% пошлина, которая будет повышаться на 1% ежемесячно - до тех пор, пока Конгресс США не изменит соответствующие нормы американского законодательства.

Игорь Померанцев: Хорст Кёллер подал в отставку с должности исполнительного директора Международного валютного фонда. Он заявил, что принял предложение баллотироваться на пост президента Германии, в связи с чем, согласно правилам МВФ, должен был объявить о своей отставке немедленно.

Ирина Лагунина: Курс доллара к евро повысился до максимального уровня за последние три месяца. За один день евро подешевел почти на 2,5 цента - это самое крупное падение курса в течение одного дня за все время существования единой европейской валюты.

Последние данные о росте занятости в США вызвали на валютных рынках предположения о том, что процентные ставки в стране могут быть повышены. Со своей стороны, Европейский центральный банк сохранил процентные ставки на прежнем уровне. К концу недели курс доллара к евро составил примерно 1,22.

Игорь Померанцев: Бельгийская Interbrew, 4 в мире пивоваренная компания, объявила о предстоящей покупке 57% акций бразильской компании AmBev. Новая компания становится крупнейшей пивоваренной компанией мира, опережая нынешних лидеров - американскую Anheuser-Busch и британскую SABMiller. В России у компании Interbrew - 9 заводов и примерно 17% рынка. Наиболее известные из российских марок её пива - "Клинское", "Толстяк" и "Сибирская корона". Марки компании, наиболее известные в мире - Stella Artois и Beck's.

Ирина Лагунина: Южнокорейская автомобильная компания KIA, являющаяся подразделением корпорации Hyundai, объявила, что её новый европейский завод будет построен в Словакии. Стоимость проекта - 850 миллионов долларов. Через три года завод сможет выпускать 200 тысяч автомобилей ежегодно.

В России компания KIA начинает с 9 марта сборку своих легковых автомобилей модели Spectra на Ижевском автомобильном заводе. Проектная мощность через три года - 120 тысяч автомобилей.

Игорь Померанцев: В России - уже в нынешнем году - планируется начать строительство новой железной дороги в Восточной Сибири: от Байкало-Амурской магистрали до Якутска и далее - до Магадана. Об этом заявил исполняющий обязанности вице-премьера России Владимир Яковлев.

Сергей Сенинский: Одна неделя года - панорама экономических новостей и событий.

"Новый автозавод зарубежной компании в России"

Итак, в России появляется еще одно автосборочное производство, организованное зарубежной компанией. С 9 марта, как планируется, в Ижевске, на заводе "Ижмаш", начнут собирать легковые автомобили KIA Spectra. Напомним, компания KIA Motors входит в состав южнокорейской промышленной группы Hyundai.

По соглашению, в 2004 году будет выпущена первая тысяча автомобилей, в 2005 - уже 40 тысяч, а к 2007 - годовой объем выпуска может составить уже 120 тысяч автомобилей.

В целом на российском рынке - какова сегодня доля сегмента новых зарубежных автомобилей, но - произведенных в России? И как эта доля менялась в последние год-два? Тему открывает - из Москвы - аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Елена Сахнова:

Елена Сахнова: В течение 2000-2002 годов доля этих компаний была очень незначительной и составляла всего 1-2%. В 2003 году она существенно увеличилась, в основном благодаря производству "Шевроле-Нива" на совместном предприятии General Motors и "АвтоВАЗ", а также производству Ford Focus в Ленинградской области.

В 2004 году мы ожидаем дальнейшего увеличения доли иномарок, производимых в России - примерно до 7%. В основном это будет также обеспечено за счет "Шевроле-Нива" и Ford Focus.

А с 2005 года мы уже увидим влияние машин, произведенных в Ижевске. И доля в целом должна вырасти до 12%...

Сергей Сенинский: А сколько может стоить тот автомобиль KIA, который теперь начнут собирать в Ижевске?

Елена Сахнова: Сегодня модель KIA Shuma, (которая является аналогом KIA Spectra), экспортируемая в Россию, стоит примерно 11-12 тысяч долларов. Компания, однако, еще не объявляла, до какой цены она хочет понизить. Я думаю, вполне реальной будет цена около 8-9 тысяч долларов - с учетом её локализации в России.

Сергей Сенинский: KIA планирует выпускать в Ижевске до 120 тысяч автомобилей в год. Но, по вашим оценкам, достанет ли спроса на такие объемы этих машин? Вячеслав Смольянинов, аналитик финансовой корпорации "НИКойл":

Вячеслав Смольянинов: Я нахожу довольно маловероятным, что, когда завод будет запущен на полную мощность, такое количество его автомобилей можно будет продавать в России.

Мне представляется, что KIA Motors пойдет по пути, схожему с тем, который избрал Ford. То есть имело бы смысл построить завод модульного производства. То есть потенциал наращивания производства у него может быть и до 120 тысяч автомобилей в год, но изначально не следовало бы ориентироваться на такое количество автомобилей - по крайней мере, в следующем или в 2006 году...

Елена Сахнова: Я думаю, что спрос будет, так как KIA не в одночасье увеличит производство до 120 тысяч машин в год, а это будет происходить постепенно. Это будет происходить на фоне роста экономики и доходов населения. Соответственно, будет повышаться спрос на более качественные и более дорогие автомобили.

Сергей Сенинский: Есть ли сведения о том, какую часть - уже на первом этапе нового производства KIA Spectra - могут составить российские комплектующие, по сравнению с ввозимыми южнокорейскими?

Вячеслав Смольянинов:

Вячеслав Смольянинов: Я так понимаю, что KIA идет на этот проект все-таки в каком-то сотрудничестве с группой СОК. И, соответственно, здесь можно ожидать большего использования российских деталей. Или, по крайней мере, больших планов по использованию российских деталей.

Планируется, что ситуация здесь не будет обстоять так, как это было с Ford Focus, когда буквально считанные детали производились в России.

Сергей Сенинский: Российская компания СОК, о которой вы говорите, какие заводы контролирует?

Вячеслав Смольянинов: Компания СОК - Самарская Объединенная Компания - контролирует производство автомобилей "РосЛада", а также владеет достаточно большим количеством заводов, которые поставляют комплектующие на "АвтоВАЗ". Она же владеет и Ижевским автозаводом...

Сергей Сенинский: По вашим оценкам, на каком примерно ценовом уровне находится сегодня в России "верхняя" граница действительно "массового" спроса на легковые автомобили, за которой он начинает стремительно "затухать"? И как менялась эта "граница" в последние годы?

Елена Сахнова: Я думаю, что верхняя граница составляет порядка 7-8 тысяч долларов, думаю - не выше. Конечно, в течение последних нескольких лет она постоянно повышалась. В послекризисные времена - 1999-2000 годы - когда пошло восстановление спроса, я думаю, она была в районе 5 тысяч долларов. А сегодня уже достигла 8 тысяч...

Вячеслав Смольянинов: Я думаю, что на сегодня наиболее реальная граница - 8-8,5 тысяч долларов. Это - максимум. Эта граница, конечно, существенно повысилась за последний год. Росли доходы населения и появлялись новые возможности для финансирования покупок - через некую "проформу" лизинга или покупки автомобиля в кредит и так далее.

Но в дальнейшем, я думаю, в первую очередь, повышать границу массового спроса будут именно возможности покупки автомобиля через различные финансовые схемы. И Россия постепенно движется к тому самому "западному" пути, когда человек не платит всю сумму при покупке автомобиля, а этот платеж растягивается на несколько лет. И тогда само понятие "массового" спроса будет смещаться в сегмент с более высокими ценами.

Сергей Сенинский: Спасибо нашим собеседникам. Напомню, на вопросы программы отвечали в Москве аналитик инвестиционного банка "Объединенная финансовая группа" Елена Сахнова и аналитик финансовой корпорации "НИКойл" Вячеслав Смольянинов.

"Бельгийская компания Interbrew - в России"

На этой неделе было объявлено о предстоящей сделке, в результате которой возникает самая крупная в мире пивоваренная компания. Бельгийская компания Interbrew, главные торговые марки которой - Stella Artois и Beck's, приобретает почти 60% акций бразильской компании AmBev. Сегодня это - соответственно, 4-ая и 5-ая пивоваренные компании мира. А тройку лидеров составляют - американская Anheuser-Busch, британская SABMiller и голландская Heineken. Теперь - крупнейшей, по объемам продаж, становится Interbrew-AmBev.

Как давно бельгийская компания Interbrew представлена на российском рынке? Какие заводы ей принадлежат? Наш собеседник в Москве - аналитик потребительского рынка Наталья Загвоздина, инвестиционная компания "Ренессанс-Капитал":

Наталья Загвоздина: Я думаю, что потребитель уже и не вспомнит, когда появилось пиво производства Interbrew в России. В 1996 году компания уже имела 9% всего российского рынка пива.

Сегодня у Interbrew в России - 9 заводов. Самые крупные из них расположены в Омске, Перми и в подмосковном Клину. Есть также заводы в Курске, Иваново, Саранске, Новочебоксарске, Санкт-Петербурге и Волжском. У компании есть и три завода на Украине - в Николаеве, Харькове и Чернигове.

Сергей Сенинский: А какие марки пива в России принадлежат компании Interbrew?

Наталья Загвоздина: Самое популярное пиво, которое продает Interbrew в России - это "Клинское". Примерно одинаковы по популярности пиво "Толстяк" и "Сибирская Корона". "Сибирская Корона" - это так называемый класс Domestic Premium, то есть это "премиальное" пиво, производимое в России. Также компания Interbrew начала производить Stella Artois на своих российских заводах. А до недавнего времени это пиво импортировалось из Украины, где компания его производила, но какие-то технологические сложности не позволяли этого делать в России.

Также есть "лицензионный" Staropramen. Это пиво, которое не импортируется, но производится компанией Interbrew в России по лицензии. Мы ожидаем, что вскоре появится и пиво Beck's. Наверное, это будет "комбинация" из импортного и местного производства пива. И скоро Beck's начнут варить и в России...

Сергей Сенинский: На долю Interbrew сегодня, по разным оценкам, приходится примерно 16-17% всего российского рынка. А как это соотносится долей рынка компании "Балтика"?

Наталья Загвоздина: "Балтика", как была, так и остается лидером в России. У компании - пять очень мощных и новых заводов по производству пива. Брэнд "Балтика" немного постарел, но компания это вовремя поняла. И сейчас Interbrew занимает порядка 16% рынка, а "Балтика" - 20-21%.

Сергей Сенинский: Напомните, пожалуйста, кому именно принадлежит компания "Балтика"?

Наталья Загвоздина: "Балтика" на 74% принадлежит компании Baltic Beverages Holding. В свою очередь, эта компания на 50% принадлежит английской компании Scotish New Castle, и на другие 50% - датской компании Carlsberg.

Сергей Сенинский: Спасибо, Наталья Загвоздина, аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал", Москва.

The Economist

Наша традиционная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 5 марта. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн: Михаил - КТО??!!!... - примерно такой была первая всеобщая реакция на кандидатуру нового российского премьера, едва о ней было объявлено. Обозреватели надеялись, что выбор Владимира Путина как-то отразит его приоритеты на второй президентский срок. "Силовик" с опытом работы в соответствующих структурах - обороны или безопасности - предполагал бы усиление роли государства, а либерал - продвижение экономических и административных реформ.

Выдвижение Михаила Фрадкова, представителя России в Европейском союзе, похоже, озадачило всех. С одной стороны, его не считают "силовиком". С другой, он не связан ни российскими олигархами, ни с одним из властных кланов. Не исключено, Фрадков может оказаться тем человеком, который позволит г-ну Путину реализовать свои намерения и как государственника, и как реформатора.

Г-н Фрадков возглавлял не так давно службу налоговой полиции, а государство намерено теперь увеличить налогообложение нефтяной отрасли. С другой стороны, Фрадков назвал (или - согласился назвать) своим потенциальным заместителем Александра Жукова, руководителя бюджетного комитета в Государственной Думе. При этом г-н Фрадков намекнул, что вице-премьер может быть один, и говорил о реформировании министерств.

Пять лет назад сам г-н Путин был призван из неизвестности в премьеры. Борис Ельцин остановил на нем свой выбор за умеренность, лояльность и отсутствие явных амбиций. Конечно, мало кто видит

г-на Фрадкова следующим Путиным. Но Россия - полна неожиданностей... заключает "Экономист".

Торговые войны расширяются. Европейский союз ввел с 1 марта дополнительные пошлины на американский экспорт - по объему, они стали крупнейшими за всю историю Всемирной торговой организации. Евросоюз предупреждал об этих санкциях еще осенью, но Конгресс США так почти ничего и не сделал, чтобы их предотвратить.

Главная причина - предстоящие выборы, пишет "Экономист". Протекционистские настроения сегодня сильны в Вашингтоне, как никогда. Особенно - на фоне переноса компаниями в другие страны не только рабочих мест, но и штаб-квартир - чтобы сократить свои налоги.

И Евросоюз, и США стараются приуменьшить значимость торговых разногласий. Брюссель подчеркивает, например, что введенные им с 1 марта санкции затронут лишь 1% американского экспорта в Европу. А США тем временем заключают все новые двусторонние торговые соглашения. Только за последнее время - с Марокко, Австралией, Ассоциацией свободной торговли стран Центральной Америки и Чили.

Двусторонние соглашения противоречат самой идее организации международной торговли на многосторонней основе. Но с другой стороны, торговые представители США фактически пытаются заручиться поддержкой развивающихся стран, чтобы возродить очередной раунд многосторонних переговоров, который с треском провалился в сентябре прошлого года на конференции ВТО в Мексике. Обострение американо-европейских торговых отношений вряд ли будет этому способствовать, заключает "Экономист".

Словакия уже вскоре может производить больше автомобилей - по отношению к численности населения - чем любая другая страна в мире. Volkswagen уже выпускает здесь 300 тысяч своих машин ежегодно. Peugeot-Citroen строит в Словакии новый завод - тоже на 300 тысяч автомобилей ежегодно. А только что южнокорейская KIA, входящая в корпорацию Hyundai, объявила, что свой новый завод в Европе она построит именно в Словакии - на 200 тысяч автомобилей в год. Население Словакии - менее 5,5 миллионов человек. И получается, что на каждую тысячу жителей здесь будет производиться 150 автомобилей. Это в полтора раза больше, чем даже в Бельгии, крупнейшем производителе на сегодня, пишет "Экономист".

Инвестиции в автомобильную индустрию - одна из наиболее успешных историй для многих стран Центральной Европы. Volkswagen стал крупнейшим экспортером в Словакии, Чехии и Венгрии. FIAT и Daewoo - главные инвесторы в промышленности Польши. Все эти компании привлекало сочетание в регионе двух факторов: относительно дешевого труда и гарантированного вступления в Европейский союз.

Новый завод KIA в Словакии вполне может оказаться последним из крупных автомобильных производств в Центральной Европе - на какое-то время. Но тем, которые уже существуют или строятся, фактически на годы гарантированы стабильные инвестиции в смежные производства. Та же KIA полагает, что несколько её крупнейших поставщиков комплектующих в Южной Корее обоснуются теперь и в Словакии.

Когда-то Словакию начнет беспокоить чрезмерная зависимость экономики от одной лишь отрасли. Но пока здесь больше думают о том, как сократить безработицу, которая в прошлом году составила 18%. Поэтому приветствуются любые рабочие места.

Ну, а растущее благополучие словацких рабочих поможет и самим автомобильным компаниям. Они смогут вскоре не только производить много автомобилей, но и много их покупать. Сегодня уровень автомобилизации в странах Центральной Европы вдвое ниже, чем Европы Западной, - заключает "Экономист".

Сергей Сенинский: Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 5 марта.

"Место и время". "Российский Сбербанк: единый или делимый?"

Мы решили обратиться к этой теме после того, как в прошлый уик-энд, на проходившей здесь инвестиционной конференции по России, первый заместитель председателя Центрального банка Олег Вьюгин заявил о том, что в ближайшие несколько лет планируется приватизировать Сбербанк и Внешторгбанк, то есть два крупнейших российских банка, контролируемых государством. Впрочем, о таких планах говорилось в недавнем прошлом уже не раз.

Оговорим сразу, что, в случае Сбербанка, речь следует вести о дальнейшей его приватизации. Ибо Центральному банку - формально - принадлежат лишь примерно 65% акций Сбербанка.

Ну, а сама идея сохранения Сбербанка, как единого целого?... то есть в нынешнем его виде, когда ни один из всех остальных российских банков - в обозримом будущем - не в состоянии даже приблизиться к нему по своим объемам и значимости на рынке, а значит - ни о какой нормальной конкуренции на этом рынке и речи быть не может. Вспоминает председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев:

Павел Медведев: Лет 10-8 назад идея разделения "Сбербанка" обсуждалась очень активно. Причем в обсуждении принимали участие люди разного типа. Мне кажется, что среди них были много недобросовестных, которые хотели "нагреть руки" во время разделения банка на части. Но были и абсолютно добросовестные - например, представители Мирового банка, которые, глядя в "правильные" банковские учебники, возмущались "неоднородностью" банковского рынка России. И предлагали разделить "Сбербанк" для того, чтобы сделать этот рынок более однородным...

Сергей Сенинский: И - как это предлагалось сделать?

Павел Медведев: Я регулярно задавал вопрос представителям Мирового банка: как делить "Сбербанк"? Дело в том, что и тогда и теперь банк в тех районах, где экономическая жизнь бурно развивается, зарабатывает заметную прибыль. А в тех районах, где, к сожалению, экономическая жизнь идет вяло, он может даже терять деньги. Но если он закроет свои отделения в этих регионах, то люди вынуждены будут добираться до ближайшего банка сотни, а иногда и тысячи километров...

Сергей Сенинский: И к какому же выводу пришли - в итоге дискуссий?

Павел Медведев: В конце концов, представители Мирового банка честно сказали, что не видят способа разделить "Сбербанк" на части, и с тех пор этот вопрос "угас", и сейчас он не обсуждается...

Сергей Сенинский: А не обсуждался ли вариант регионального разделения? Скажем, в соответствии с границами семи федеральных округов... Тогда в каждом из них могли бы быть как прибыльные отделения, что в более крупных городах, так и убыточные - в небольших населенных пунктах.

Павел Медведев: Я думаю, что эта идея нереализуема... Конечно, в каждом таком отделении "Сбербанка" будут филиалы, которые получают прибыль, но совершенно очевидно, что этой прибыли не будет достаточно, чтобы покрыть убытки нерентабельных филиалов в этом же регионе.

Сейчас прибыль банка в крупнейших центрах - Москве, Санкт-Петербурге, Свердловской области - идет на то, чтобы поддержать всю эту систему. И в достаточно приличном, надо сказать, состоянии. Но отдельные ее части поддерживать только за счет внутренних ресурсов будет невозможно...

Сергей Сенинский: Каков удельный вес Сбербанка в российском банковском секторе сегодня? Доля "Сбербанка" на рынке частных вкладов в России превышает 60%. А какова его доля в объеме кредитов, предоставленных российскими банками - как физическим, так и юридическим лицам? Тему продолжает банковский аналитик инвестиционной группы "АТОН" Алекс Кантарович:

Алекс Кантарович: Доля "Сбербанка" на рынке кредитов достаточно высока: порядка 40% - в сегменте физических лиц и примерно 30% - в сегменте юридических лиц. И это неудивительно, так как кредиты финансируются при помощи всей той массы депозитов, где у "Сбербанка" опять же - доминирующее положение...

Сергей Сенинский: Основная часть кредитов Сбербанка юридическим лицам на долю какого рода предприятий приходится?

Алекс Кантарович: 80% кредитного портфеля приходится на крупные негосударственные предприятия. Из них в первой десятке - примерно 10-20% всех кредитов. Это такие компании как "Газпром", ""Роснефть", "ТНК", РАО "ЕЭС России", то есть все крупные компании, особенно - в нефтяной промышленности.

Сергей Сенинский: Учитывая "удельный вес" Сбербанка в банковском секторе России (как по частным вкладам, так и по объему выданных кредитов), можно ли говорить о том, что это позволяет банку во многом определять "правила игры" на этом рынке - то есть его, скажем, ставки по вкладам или кредитам становятся определяющими и для других банков... Или это - не совсем так? Наш собеседник - банковский аналитик инвестиционной компании "Проспект" Марат Ибрагимов:

Марат Ибрагимов: Да, "Сбербанк" - это, безусловно, монополист на российском банковском рынке. На него приходится примерно 64% всех частных депозитов. И это позволяет ему в большой степени диктовать условия - как на рынке депозитов, так и на рынке кредитов для предприятий и частных лиц.

Сергей Сенинский: В чем именно это выражается?

Марат Ибрагимов: Это выражается в том, что он может устанавливать более низкие ставки по депозитам, и, соответственно, выдавать юридическим лицам более дешевые кредиты. В прошлом году ставки "Сбербанка" были на 1,5-2% ниже, чем в других банках, которые являются его конкурентами. В середине января банк снизил ставки еще на 1,5-2%. И сегодня его ставки - самые низкие на рынке, в среднем - 4,7%. При том, что ожидаемая инфляция - примерно 10%. То есть клиент "Сбербанка" не может в полной мере "защитить" свои деньги от инфляции. Но, тем не менее, банк вполне может рассчитывать на то, что приток денег не прекратится...

Сергей Сенинский: То есть - не прекратится - даже, несмотря на низкие ставки по вкладам, которые ниже реальных темпов инфляции... Это - потому, что вклады в Сбербанке гарантируются государством или есть какие-то иные причины?

Марат Ибрагимов: Его основное преимущество - не только большая доля рынка, но и разброс филиальной сети. Такого количества филиалов нет ни у одного российского коммерческого банка. Сейчас у "Сбербанка" порядка 20 тысяч отделений по всей России.

И это преимущество дает ему возможность устанавливать более низкие процентные ставки. То есть "Сбербанк" экономит многие миллионы рублей на своем монопольном положении. И он имеет возможность предоставлять не только самые дешевые, но еще и самые "длинные" кредиты.

Сергей Сенинский: Итак, один из главных активов "Сбербанка" (с точки зрения любого потенциального покупателя пакета акций) - его филиальная сеть. Но если, скажем, будут продавать 10, 15 или 20% государственных акций "Сбербанка", каким образом эту "часть" общего контроля над банком экстраполировать на его филиальную сеть?

Алекс Кантарович: В данном случае покупатель приобретает долю от всех активов, включая филиалы. И, естественно, филиальная сеть дробиться не будет. Покупатель пакета акций получает свою долю в финансовых потоках. Он не приобретает какую-то особенную часть активов, включая филиалы. Поэтому говорить о дроблении сети не приходится...

Сергей Сенинский: Вопрос - ко всем нашим собеседникам. Представим себе, что государство действительно выставит на продажу пакет акций "Сбербанка" - скажем, через 2 или 3 года. По вашему мнению, на какого рода покупателя оно будет рассчитывать в первую очередь: а) российский коммерческий банк (или группа банков),

б) крупный иностранный банк (из самых известных европейских или американских), или на финансовые учреждения типа Европейского банка реконструкции и развития? Павел Медведев, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству:

Павел Медведев: Мне кажется, что пока не решен тот вопрос, который мы обсуждали, никакой покупатель не годится. Но лучший покупатель - это Европейский банк реконструкции и развития. Он очень часто входит в капиталы банков, хотя и не только банков. С какой целью? Для того, чтобы сделать работу соответствующей структуры вполне рыночной, а потом свою долю продать кому-либо другому.

Однако для "Сбербанка" это сделать невозможно. Ну, не является он вполне рыночным банком. Он несет очень много нагрузок. Недавно, в очередной раз, вносились поправки в закон о выборах... И, не моргнув глазом, депутаты "навесили" новую нагрузку на "Сбербанк" - поручили ему бесплатно (!!!) открывать и держать счета кандидатов в депутаты. И даже не подумали о том, что за это все надо платить! Ведь это все происходит в номинально "рыночной" экономике. Кому бы мы ни продали "Сбербанк", любой собственник очень удивится, если мы будем "навешивать" такие нагрузки на его банк...

Алекс Кантарович: Сразу хочу сказать, что государство вряд ли захочет продать весь пакет или значительную часть пакета в одни руки. Концентрация собственности в одних руках, с точки зрения государства, видимо, будет представлять риск. Поэтому продажа более мелкими пакетами мне кажется наиболее вероятным вариантом.

Что же касается спроса на акции "Сбербанка", то, видимо, он будет высоким. Поэтому я бы осмелился предположить, что все три категории бы проявили интерес. Но по разным причинам.

Сергей Сенинский: И как вам представляются причины такого интереса?

Алекс Кантарович: Российские банки, скорее всего, покупали бы или в спекулятивных целях, или для того, чтобы оказывать влияние на стратегию "Сбербанка", а также - усиления своих собственных позиций.

Для крупного иностранного банка участие в российском банковском секторе может быть хорошим фактором роста их основной прибыли.

А Европейский банк реконструкции и развития или другие международные некоммерческие структуры, возможно, захотят усилить свое влияние на банковскую реформу в России. Еще раз подчеркну, что спрос на акции "Сбербанка" может быть достаточно сильным...

Сергей Сенинский: Но это - интерес покупателей. А - интерес государства?

Алекс Кантарович: Полагаю, что продажа доли "Сбербанка" российским банкам и/или Европейскому банку реконструкции и развития с политической точки зрения была бы наиболее привлекательной для российского правительства. Традиционно продажа в "иностранные руки" может повлечь за собой как возникновение оппозиции в Думе, так и негативные отзывы в прессе...

Марат Ибрагимов: Если даже правительство будет приватизировать "Сбербанк", а об этом уже было объявлено, на мой взгляд, оно все-таки оставит в своей собственности, как минимум, "блокирующий" пакет акций, чтобы иметь возможность влиять на политику крупнейшего банка страны.

Почему? Потому что "Сбербанк" - это не только крупнейший коммерческий банк, но он осуществляет и "социальную" функцию, поскольку предоставляет банковские услуги в тех местах, где других коммерческих банков просто нет. 62% его структурных подразделений находятся в сельской местности, где ресурсная база гораздо меньше, и востребованность банковских услуг гораздо меньше. Поэтому правительство не заинтересовано в том, чтобы новый собственник "Сбербанка" сократил нерентабельные подразделения, таким образом "отрезав" значительную часть населения от банковских услуг...

Сергей Сенинский: И что из этого следует?

Марат Ибрагимов: Я не думаю, что покупателем может стать российский коммерческий банк. Крупнейшие коммерческие банки страны состоят в каких-либо финансово-промышленных группах. Кроме того, у них нет таких средств, чтобы купить "блокирующий" или хотя бы просто большой пакет акций "Сбербанка".

В принципе, они могут это сделать, если привлекут дополнительные ресурсы финансово-промышленных групп. Но здесь надо помнить, что рентабельность других подразделений финансово-промышленных групп (в основном это - нефтяные и металлургические группы...) больше, чем рентабельность в банковском секторе. И поэтому маловероятно, что руководство этих групп отдаст значительные ресурсы на то, чтобы приобрести крупный пакет акций "Сбербанка"...

Сергей Сенинский: Стало быть, по вашему мнению, покупателями, скорее, могут оказаться зарубежный коммерческий или Европейский банк реконструкции и развития?..

Марат Ибрагимов: На мой взгляд, наиболее желанным кандидатом на покупку пакета акций "Сбербанка" был бы или очень крупный американский или европейский коммерческий банк, или, что еще лучше, Европейский банк реконструкции и развития. Помимо значительных денег, которые государство может выручить за пакет "Сбербанка", новый собственник может принести новые технологии и новый уровень сервиса. И через это повлиять не только на "Сбербанк", но и на всю российскую банковскую систему...

Сергей Сенинский: Мы уже говорили о так называемых "социальных" функциях "Сбербанка", которые он выполняет для государства, чаще - себе в убыток. Но вновь представим себе, что у банка появляется новый крупный собственник... Как быть с социальными платежами: обязать нового собственника их продолжать или - распределить эти функции между другими банками?

Павел Медведев: В рыночной экономике никого нельзя заставить насильственно делать что-то... Если рынок "подскажет", то и без всяких подсказок "сверху" банки начнут выполнять те или иные функции.

Но надо сказать, что сейчас, например, пенсии платит уже не только "Сбербанк". В Москве, например, где пенсионеры очень сконцентрированы, такую услугу оказывают и другие банки. И, по-видимому оказывают ее вполне удовлетворительно, так как эти люди не переходят обратно в "Сбербанк". Но там где концентрация пенсионеров не столь велика, выплата пенсий оказывается весьма затратной услугой и не кажется привлекательной для других банков. И, насколько я знаю, в таких местах эту услугу оказывает только "Сбербанк"...

Сергей Сенинский: Вернемся к началу разговора. Видимо, время дальнейшей приватизации "Сбербанка" придет лишь тогда, когда заработает система страхования вкладов и когда нынешних гарантий государства по вкладам в "Сбербанке" уже не будет. Но, если допустить, что крупный пакет акций "Сбербанка" действительно будет продан, так ли уж изменится (в обозримом будущем) его доля на рынке России и возможность, в той или иной мере, устанавливать "правила игры" на нем? Марат Ибрагимов, инвестиционная компания "Проспект":

Марат Ибрагимов: Способность банка устанавливать правила игры, что в полной мере на данный момент справедливо для "Сбербанка", объясняется не столько его близким положением к государству, а его монопольным положением на рынке и развитостью филиальной сети. Поэтому неважно, кто будет собственником, он сможет в значительной степени оказывать такое же влияние и дальше, как на рынке депозитов, так и на рынке кредитов...

Сергей Сенинский: Но эта доля - Сбербанка на рынке банковских услуг в России в целом - меняется в последние годы...

Марат Ибрагимов: Доля "Сбербанка" на рынке депозитов физических лиц составляет сейчас 64% - при том, что всего год назад она составляла 68%. То есть за один год эта доля сократилась на 4%. И я уверен, что эта тенденция сохранится.

По мере роста экономики будут расти и доходы населения, а по мере роста доверия к этим банкам, население будет нести все больше денег в банковские учреждения, и доля других коммерческих банков на рынке депозитов будет расти.

Сергей Сенинский: И последний вопрос. Другой первый заместитель Центрального банка России - не Олег Вьюгин, с заявления которого о возможности дальнейшей приватизации "Сбербанка" мы начали сегодняшний разговор, а - Андрей Козлов заявил на днях о том, что первые банки в только формируемой в России системе страхования частных вкладов могут появиться уже в мае-июне нынешнего года. Какова дальнейшая процедура? Как скоро вклады в этих банках начнут страховаться? Павел Медведев, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству:

Павел Медведев: Как только первый банк будет принят в систему страхования, для вкладчиков этого банка начинает работать закон о страховании вкладов. Дело в том, что деньги, которые реально необходимы для гарантирования вкладов населения, уже существуют. Уже есть 3 миллиарда рублей, перечисленные в фонд страхования. Это - государственные деньги.

Тот банк, который будет принят в систему страхования, тут же начинает платить взносы. Конечно, его деньги будут накапливаться очень медленно. Но, тем не менее, он будет полноправным членом системы страхования, и его вкладчики могут рассчитывать на то, что для них, в случае кризиса банка, закон о страховании сработает!..

Сергей Сенинский: Спасибо всем нашим собеседникам. Напомню, в программе участвовали - председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев и - банковские аналитики: Алекс Кантарович, инвестиционная группа "АТОН", и Марат Ибрагимов, инвестиционная компания "Проспект". В рубрике "Место и время" мы говорили с ними сегодня о российском "Сбербанке".

"Торговые санкции Европейского союза в отношении американского экспорта"

С 1 марта Европейский союз впервые ввел штрафные санкции в отношении ряда товаров американского экспорта в Европу. В целом они затронут примерно 1% общего его объема. Эти санкции выражаются в дополнительных 5%-ых импортных пошлинах, которые будут увеличиваться на 1% ежемесячно - до тех пор, пока Конгресс Соединенных Штатов не изменит некоторые нормы американского законодательства, предоставляющие налоговые льготы американским экспортерам. Именно против них выступает Европейский союз, а арбитраж Всемирной торговой организации признал их экспортными субсидиями, что противоречит правилам ВТО.

В суть проблемы? Как долго длится уже этот торговый спор? На вопросы нашего корреспондента в Вашингтоне Владимира Дубинского отвечает сотрудник вашингтонского Института международной экономики, профессор университета штата Мэриленд Мэк Хестлер:

Мэк Хестлер: Этот вопрос обсуждается уже на протяжении тридцати лет, сам закон принимал различные формы. Но суть проблемы - а, на мой взгляд, закон этот весьма несуразный - вот в чем: Соединенные Штаты считают, что они вправе компенсировать американским компаниям потери в виде налога на добавленную стоимость, которым их товары облагаются, скажем, в Европе. Но в то же время они возражают против того, чтобы другие страны компенсировали бы своим компаниям уплаченные ими налоги в США.

Быть может, когда эти правила принимались, они выглядели резонными, но сейчас очевидно, что законы Всемирной торговой организации - явно не на стороне США. Как на эту проблему ни смотри - Соединенные Штаты субсидируют свой экспорт!

В Конгрессе США это понимают, и законодатели пытаются найти пути, как отменить эти правила, но сделать это таким образом, чтобы американские компании не понесли бы чрезмерных потерь.

Сергей Сенинский: Доля экспорта в общем объеме экономики Соединенных Штатов составляет примерно 11%. Это - в 2,5-3 раза меньше, чем в ведущих странах ЕС. На долю каких именно стран приходится большая часть американского экспорта? И какая его часть приходится на долю стран Европейского союза, вместе взятых?

Мэк Хестлер: Если вместе взять двух североамериканских соседей США - Канаду и Мексику, то большая часть американского экспорта приходится на долю именно этих двух стран, тогда как страны Европейского союза, вместе взятые, вторые - среди крупнейших импортеров американских товаров.

В прошлом году, например, Соединенные Штаты экспортировали в страны ЕС товаров на общую сумму 150 миллиардов долларов, а объем европейского экспорта в США составил 210-215 миллиардов долларов.

В целом же доля стран Европейского союза составляет примерно 20% американского экспорта вообще.

Сергей Сенинский: Вы сказали, что Конгресс США собирается пересмотреть действующее законодательство, чтобы Европа отменила санкции, но пока сделать этого не удается...

Мэк Хестлер: Попытки отменить это законодательство действительно предпринимались не один раз. Кроме того, эти нормы менялись и принимали разные формы, но европейцы всякий раз находили эти меры неадекватными и успешно отстаивали свою точку зрения во Всемирной Торговой организации.

Сейчас этот вопрос вновь внесен на повестку дня законодателей, но удастся ли отменить закон в ближайшее время, неизвестно. Демократы в Конгрессе пытаются политизировать дебаты, обвиняя обладающих большинством в обеих палатах республиканцев, а также администрацию президента Буша в том, что, дескать, их политика в области международной торговли привела к ослаблению американской экономики.

Есть и другая проблема. Многие конгрессмены признают, что этот закон необходимо отменить, однако среди них есть серьезные разногласия по поводу того, как именно это сделать таким образом, чтобы, с одной стороны, не пострадали американские компании, а с другой, чтобы потери не понесла государственная казна. Так что проблема эта - далеко не простая.

Конечно, можно задаться вопросом, а почему просто не отменить этот закон раз и навсегда? Знаете, если бы это зависело лично от меня, я бы так и сделал! Но так как отмена этого закона по-разному отразится на различных американских компаниях, конгрессмены и пытаются найти устраивающий всех вариант, а сделать это, оказывается, далеко не просто.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы программы отвечал сотрудник вашингтонского Института международной экономики, профессор университета штата Мэриленд Мэк Хестлер. С ним беседовал наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Дубинский...

XS
SM
MD
LG